Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

JRRT&Shklyar

Содержание

Суть картинкой
Disclaimer! В правой колонке у меня теперь два списка категорий. За тот, что сверху и побольше, несу ответственность я, потому что это tags, а тот, что снизу и поменьше, составляет искуственно интеллектуальный козёл, и за его причуды с меня спрашивать не надо.

Предмет зависти
Экспонаты
Reparare
Записки лютье
Панорамы

    Статьи, если можно так выразиться, программно-теоретические
    Collapse )


    Псевдокраеведение и прочее рытьё по архивам:
    Collapse )


    Зарисовки разной степени художественности
    Collapse )


    Общерадиолюбительские иллюстрированные процессы
    Collapse )


    Ламповые посты
    Collapse )


    Переплётное дело
    Collapse )




    Столярные посты
    Collapse )


    Инструмент и уход за ним
    Collapse )


    Фотографии, которые я по каким-либо причинам считаю примечательными
    Collapse )




Переводы Толкина в редакции 2011−12 годов
Collapse )
JRRT&Shklyar

Текущее - о съедобном

Завариваю чай и думаю, возможно ли в нынешнем нежно-розовом мире, где „выхода нет“ меняют на „нет выхода“, продавать продукт под названием „душица“?

---

Высыпал вот безжалостно в ведро кофий натуральный высшего сорта без цикория (но с сушёными личинками домашнего кофееда) 1981 г. вып., а чай со слоном рязанской чаеразвесочной фабрики (г. вып. неизвестен, но по госту — не ранее 1973) оставил, ибо не распечатан, можно будет спробовать культурное наследие, а можно и подождать — до антиквариата осталось не так уж долго.

---

Загадочная штука эти наши смеси органических субстанций (и я не о форме существования белковых тел, ошибочно называемой сапиенсом). Вот, например, по морозу с юго-восточным ветром в подоконном холодильнике застыло оливковое масло в двух бутылках. Одну я просто достал, а вторую на батарею поставил. Так вот та, что на батарее — полностью же оттаяла, до прозрачности, а в той, что до обычной комнатной температуры догрелась, долго была муть. Гистерезис, однако.

А застывшее оливковое масло очень напоминает, кстати, результат синтеза фурфурилиденциклогексанона, когда его в холодильник ставишь, прежде чем избыток циклогексанона выгнать. ФЦГ на холоду частично кристаллизуется, и можно потом отделить и перекристаллизовать, не перегоняя, потому что ФЦГ даже под 2 мм вакуума гонится плохо.
JRRT&Shklyar

ВЛ ЧС ССИ 2020, в круге втором

Начало здесь.

Бой 13 — Бирюков, Маркелов, Лазарев
Бой 14 — Эльронд, Иванов, Философов
Бой 15 — Зотов, Быстров, Томашевский

[Spoiler (click to open)]Вопрос за десять в первой теме оказался типа „прочитайте запись числа римскими цифрами“, на него бились, вероятно, все девятеро, выиграли кнопки быстрые Лазарев, Майк и Зотов, но дальше из этой темы взяли только тридцатку Бирюков и Быстров, а я придумал, но побоялся, и в нашем бою просто промолчали остаток темы — и бессмысленный сороковник, и зубодробительный факт за пятьдесят.

Вторая тема тоже началась так себе — назовите немецкого бактериолога, но не Коха, а по матрице. Я протормозил, Майк схлопал, взяли и Зотов с Маркеловым. За двадцать спросили факт номиналом на добрых сорок, результат — Бирюков реабилитируется. На тридцатке ошиблись Маркелов и Томашевский, Зотов подобрал, а меня Майк, разумеется, обжал. За сорок опять несколько вариантов, но под матрицу подходит только один, нажимаю и беру, а больше никто и не пытается, я тоже несколько реабилитируюсь, репутация человека, берущего дорогие вопросы, у меня когда-то была, но за пятьдесят опять тяжёлый факт, который не покоряется никому.

В третьей теме десятка на рефлексы, берут — кто бы мог подумать! Лазарев, Майк и Зотов. Бой с Лазаревым на этом замыкается в молчании до конца темы, а двадцатку я придумываю и беру, как и Зотов. Тридцать я в норме должен тоже придумывать, но не мой день, берёт проснувшийся после двух с половиной тем Игорь, а в соседнем бою — Зотов. Сороковка — игра слов, как обычно, не особенно смешная, но такое надо брать, правда, никто даже не пытается. Полтинничек за Майком, мне он абсолютно мимо.

В четвёртой теме десяточка про кино, мы молчим, берут закономерно Лазарев и внезапно (потому что при живом Быстрове) Томашевский, а вот нелёгкий факт за двадцать молчат все. Тридцать взяли все культурные, Бирюков, Зотов и Майк, причём Майк, небось, там и был, моя версия была верной только с точностью до страны, а вот сорокет я схлопываю довольно быстро, потому что он достаточно простой, странно, что не опередили. Больше за сорок никто не бьётся, а культурку за пятьдесят опять берёт Майк. Итак, полбоя прошло, а у меня уже неожиданно сто — то ли проветрился за межкруговой перерыв, то ли поел, то ли просто темы чуть поближе попались. У Майка, правда, вдвое больше.

Пятая тема инициальная, снова десятка на рефлексы, рефлексы не изменяют всё тем же, я торможу. Двадцать берут Лазарев, Майк и Томашевский, я же слишком девствен для основополагающего факта этого вопроса. Тридцать придумываю, опять довольно быстро, наряду с Лазаревым и Томашевским. На вопросе за сорок я выключился уже на слове „командообразование“, оно, видимо, оказалось слишком длинным для моего процессорного кеша в такую погоду, а вот Быстров очнулся после более чем трёх тем безмолвия и взял. Полтинник я жал с мотивацией „ну это же за пятьдесят, значит, просто“, потому что факт мне казался ну очень известным, и, забегая вперёд, закончил на этом бой с результатом 180. Также полтинник взяли Маркелов и Томашевский.

У шестой темы простая десятка, берут Маркелов и Майк, Быстров обжимает Зотова, но в минус. Я торможу. На двадцатке тоже торможу, её берут Лазарев, Майк и Быстров, тридцать за Майком, это кино, про которое он знает, сорок и пятьдесят все молчат, хотя полтинник я придумываю, но и боюсь, и не чувствую, что поможет.

Седьмая и восьмая тема снова того мерзкого вида, которые пишутся по категориям в Википедии, причём по категориям, создаваемым по формальному признаку ботами. Десятка, несмотря на довольно явно торчащее ключевое слово, оказалась коварной, на ней ошибаются Майк и Зотов, подбирают Быстров и Игорь, Лазарев просто взял. Я придумал снова поздно. Двадцать берёт только Игорь, я придумываю, но недостаточно уверенно, чтобы нажать. На остаток темы никто не изъявляет желания отбиться, хотя тридцать я придумал, и факт знал, но чего-то испугался.

К последней теме в нашем бою разрывы выглядят, судя по игре и пакету, неотыгрываемыми: Майк упокоился на отметке в двести семьдесят, я на ста восьмидесяти, Игорь на шестидесяти, он пробует отыграться, обжимает меня и на двадцать, и на тридцать, но сорок не за ним, последний полтинник не может помочь, но Игорь нажимает и его, минус — остался при своих. В других боях ситуация складывается забавнее — семьдесят у Маркелова, восемьдесят у Томашевского, по девяносто — Бирюков, Лазарев и Быстров, Зотов лидирует, но не слишком уверенно — сто пятьдесят. Ни Зотов, ни Лазарев не жмут. Маркелов берёт двадцать и устраивает тройную ничью, но Бирюков в попытке вырваться ошибается на сорока и падает на третье место. Быстров может если не догнать, то хотя бы закрепить преимущество, но ему достаётся только десятка, а Томашевский двадцаткой уравнивает. В итоге этот кнопочный двадцатник приносит Томашевскому и Маркелову по половине зачётного очка.

Бой 13 — Бирюков 50, Маркелов 90, Лазарев 90
Бой 14 — Эльронд 180, Иванов 270, Философов 60
Бой 15 — Зотов 150, Быстров 100, Томашевский 100


Бой 16 — Бирюков, Быстров, Философов
Бой 17 — Маркелов, Зотов, Иванов
Бой 18 — Эльронд, Лазарев, Томашевский

[Spoiler (click to open)]Десятка в первой теме оказалась чрезвычайно красной — на ней проиграли все участники шестнадцатого боя, Майк и Зотов, а взял только Томашевский. Меня вопрос как повергал в недоумение, так и продолжает повергать. Двадцатка, впрочем, достаточно очевидная, берут Философов, Зотов и Томашевский, я начинаю снова превращаться в слишком овощ. Тридцать у Зотова, сорок и пятьдесят, вроде бы придумываемые, никто не нажимает.

В следующей теме Бирюков погружается ещё чуточку, Быстров и Майк на киношечке выходят в нули, начинает Лазарев. За двадцать я мысленно назвал все буквы, но не сложил слово, а Игорь, Маркелов и снова Лазарев смогли. Производную производной за тридцать я не знал, в отличие от Томашевского, а во втором бою за чемпионство на этом вопросе Маркелов вышел вперёд, а Серёжа подошёл к равенству с Майком не с той стороны, с какой ему, подозреваю, хотелось бы. Сорок и пятьдесят проходят в тишине, хотя полтинничек вполне себе Христенко-стайл: „знание за тридцать и немного подумать“.

В третьей теме достаточно очевидная десятка, берут Быстров, Зотов и Лазарев, двадцать меняет местами результаты Бирюкова и Быстрова, и наконец беру я. Каким образом я немедленно сделал минус тридцать, я уже не помню, но протокол свидетельствует. Также ошибся Быстров, а Майк взял. Сорок и пятьдесят снова молчим, хотя со стороны Зотова и возможно было взятие.

Четвёртая тема снова из категории в Википедии, но хоть не совсем бессмысленная, пару возможных ответов мог заготовить, пожалуй, любой. В десятке было понятно, куда глядеть, но, поскольку это „куда“ составляло солидную часть глобуса, легко было ошибиться. Игорь и Серёжа взяли, в нашем бою молчание. На двадцатке ошиблись Зотов и Лазарев, и тема, таким образом, стала самой прибыльной для Майка, который взял факт за сорок и небольшое преимущество как в своём бою, так и по всем с результатом семьдесят против шестидесяти у Томашевского. Это за четыре темы в туринире, в котором типичный результат топов в былые годы был от двухсот пятидесяти на восьми.

В пятой теме очевидная десятка, берут Бирюков, Маркелов и Томашевский, я слишком медлен. Очень плохая шутка за двацать лишь утапливает Быстрова, тридцать логичная, но у нас ответа нет, Майк с Быстровым взяли, сорок и пятьдесят за Зотовым, который уравнялся с Майком на отметке в сто, Бирюков же полтинником утопился окончательно и более попыток изменить свой результат не предпринимал.

Десятку в шестой теме берёт только Игорь, и на этом тоже замолкает до конца боя. Двадцать у Томашевского, Зотова и Быстрова, у меня опять провал в памяти на этом вопросе. За тридцать ещё одна несмешная шуточка, на этот раз минус у Маркелова. Сороковник логичен, но никто не берёт, пятьдесят — факт тяжёлый обыкновенный, тоже ничей. Зотов сто двадцать, Майк — сто.

В седьмой теме минус десять у Михаилов Маркелова и Лазарева, а Игорь почему-то не берёт. Двадцать достаточно очевидны для меня, и для разнобразия, я нажимаю и беру. Берёт Маркелов, берёт Быстров. Вообще, в своём бою эндшпиль проводит Быстров в одиночку, и не особенно удачно — минус сорок в этой теме, несмотря на плюс десять и сорок в последней, не позволяют ему обойти Игоря. Тридцать и пятьдесят в седьмой теме не отвечает никто, сорок за Томашевским, потому что его профессиональное.

К последней теме с двадцатью очками разницы подходят Зотов и Майк, у меня ровно с Лазаревым — по десять после семи тем. Лазарев берёт десять и сорок, оставляя меня с двадцаткой по киношечке, которую я смотрел, в нулях по зачётным очкам. Майк взял десять, но на этом кончился, а Зотов закрепил преимущество тридцаткой.

Что же получилось по итогам чрезавычайно малорезультативных боёв этого раунда? Игорь продолжает выкапываться из турнирной таблицы, а Бирюков по-прежнему лежит на дне. У лидеров ровно по личным встречам, но за Майком преимущество в очках, Томашевский продолжает набирать очки на мне. Знакомая ситуация — в первой своей вышке я при помощи переходного боя вытеснил Вилкова, но он так же вошёл обратно из-за отказа.

Бой 16 — Бирюков −40, Быстров 20, Философов 50
Бой 17 — Маркелов 40, Зотов 150, Иванов 110
Бой 18 — Эльронд 30, Лазарев 60, Томашевский 130


Бой 19 — Бирюков, Иванов, Томашевский
Бой 20 — Маркелов, Эльронд, Быстров
Бой 21 — Зотов, Лазарев, Философов

[Spoiler (click to open)]В этой тройке боёв, казалось бы, результаты не так чтобы очень непредсказуемы, и по таком раскладу намечается пятый чемпион.

Бой открывает страшно кнопочный вопрос за десять в довольно обширной теме, его берут Майк, Маркелов и, для разнообразия, не Серёжа, а Игорь. В двадцатке несложная логика и факт... ну, для меня совершенно неподъёмный, но Быстров берёт. Майк тоже берёт, а вот что Игорь, что Миша Лазарев делают минуса, любопытно, с какими версиями? Тридцатка, казалось бы, моя, потому что про типографику, и Майка, потому что про программирование. Не знаю, что там с Майком, я-то просто уже сварился и никчёмен, а взял только Зотов. Сорок и пятьдесят, как нередко в этом пакете, проходят в молчании.

Следующая тема тоже не то чтобы узкая, но может оказаться моей, пытаюсь собрать слизь в кучку, но на десяти и двадцати проигрываю кнопку Быстрову, в соседних боях это берут Зотов и Бирюков. Следующий вопрос брейнового формата: „найди слово, которое тут ключевое“, — приносит очки лишь Майку и то в минус. Сорокет таки оказывается соответствующим теме в узком смысле её названия, я торможу — этот элементарный для меня ответ надо хлопать уже на слове „статистика“, но я дожидаюсь, когда меня совсем уже ткнут носом в конденсат, к счастью, никто не обжимает. Майк и Лазарев тут тоже подчищают свои минуса с прибытками. Политнник тоже узко по теме, но для меня просветительный, на нём лишь минус у Зотова.

Следующая тема — это что-то с чем-то... Уже о десятке в ней я не имею никакого понятия (ну то есть слова такие слышал, но не более), но Майк, Быстров и Игорь берут. Двадцатка, напротив, раскруточная, берёт Игорь, ошибаются Бирюков, и, как ни странно, Зотов. Тридцатка совсем мимо меня, но на этот раз не меня одного — берёт только Игорь. На сороковнике Зотов спускается уже к минус пятидесяти, больше никто не отвечает, а вот последний вопрос темы взял Игорь и обеспечил себе по этому пакету немалое преимущество.

В следующей теме я дал за десять какой-то неправильный ответ (ва-аще не помню, ну надо же), Маркелов подобрал, взяли Майк и Серёжа. Двадцатка очевидная, берут Игорь, Бирюков и, для разнообразия, я. За тридцать я знаю почти всю фактуру для раскрутки, но оказываюсь не в силах выкрутить, впрочем, всё равно никто не отвечает. Сороковником Зотов выбирается в нуль, пятьдесят, как и тридцать, тоже крутимо и понятно, про что, но в конце своячный пуант, все молчат.

Пятая тема матричная, и, как ни странно (навязчивое словосочетание при описании этого раунда, не правда ли?), не блистает взятиями. Быстрая десятка у Жени, Жени и Серёжи, минус тридцать у Маркелова, за которым подчистил Быстров, и всё — ни двадцатка про комикс не покоряется Зотову, ни сороковка про оперу — Майку. Географический полтинник мною берётся, но не в тот день, не в тот час... К этому моменту ситуация презабавная — минус десять у Маркелова, десять у Томашевского и Зотова, двадцать у Лазарева, который молчит третью тему подряд, тридцать у Бирюкова, я в кои-то веки недалёк от Майка, потому что у него шестьдесят, а у меня пятьдесят, но он-то лидирует, а у меня сидит Быстров со ста двадцатью. Сто двадцать и у Игоря.

На шестой теме, с виду общей, Маркелов выходит в нули, Игорь и Томашевский берут по десятке, и как оказывается, на этом и закругляются, но претенденты на трон продолжают борьбу, взяв по двадцать на довольно забавном факте. Тридцать ни у кого, мозаику из литературы и техники за сорок я не успеваю перед Быстровым, также берут Майк и Лазарев, полтинник для ранних миллениалов тоже никому не покоряется, хотя уж кого-кого, а ранних миллениалов в вышечке немало.

В седьмой теме десятку взяли Бирюков, Лазарев и я, двадцатка связана с темой через один хоп, отвечает только Зотов и неверно. Тридцать про кино, берут, кто бы мог подумать, Быстров и Зотов, сороковник только у Быстрова, полтинник, как сегодня часто — ничей. Перед последней темой результаты не сказать чтобы катастрофически изменились. У нас всё понятно — Быстров с двумястами тридцатью, и, судя по пакету, Маркелов из нуля не догонит мои жалкие шестьдесят, если я не буду валять дурака, но я не способен даже на это, и довольно спокоен. Майковы сто двадцать тоже выглядят хорошим отрывом от сорока и двадцати у Бирюкова и Томашевского соответственно. В третьем бою Игорь со ста тридцатью выглядит чуточку более достижимо для Лазарева на семидесяти, и Зотов с сорока имеет некоторые шансы отыграться хотя бы до второго места, тогда у него будет двенадцать очков, а у Майка (о победе которого в бою он ещё не знает, но может догадываться) только одиннадцать, да и в турнирной перспективе у Серёжи остаётся бой проходной, против меня и невнятного в этом году Бирюкова, а у Майка — вполне живые и успешно трепыхающиеся Быстров и Лазарев.

Восьмая тема приносит по несложных десять Бирюкову, Быстрову и Зотову, двадцать — поп-культура и спиртное — кто бы сомневался, Быстрову, тридцать ничьи, на сороковке минусуют Маркелов, которому, видимо, всё же хочется догнать, и Быстров, которому всё равно. Полтинник не без укура, ничей, и в результате оказывается, что блеснувшая было надежда на пятое за двадцать лет имя в списках чемпиона Саратова по ССИ, угасла, первым и в этом году будет Майк, и последний раунд решит только, по какому именно показателю. За всё люблю круговые системы, кроме вот этой частой определённости результата раньше конца.

Бой 19 — Бирюков 50, Иванов 120, Томашевский 20
Бой 20 — Маркелов −40, Эльронд 60, Быстров 220
Бой 21 — Зотов 50, Лазарев 70, Философов 130


Бой 22 — Быстров, Лазарев, Иванов
Бой 23 — Бирюков, Зотов, Эльронд
Бой 24 — Маркелов, Философов, Томашевский

[Spoiler (click to open)]22-й бой интересен тем, что в нём не было дано ни одного неверного ответа.

Впрочем, не будем забегать вперёд. На десятке в первой теме Бирюков обжимает меня, но в минус, набираю десять очков и (блин, дожил...) радуюсь! Также берут Быстров и Философов. Ответ на вопрос за двадцать даёт медик Лазарев (вероятно, сразу), я думаю, выбираю, прошу соперников, кажется, вслух: „Ну отсеките, пожалуйста!“ — не отсекают, обращаюсь к подсказке, которая всегда под руками, беру двадцать очков, опять радуюсь, но, как оказалось, рано — вопрос за тридцать с подставой, мы с Бирюковым минусуемся, „Малый круг,“ — не без ехидства замечает мне Зотов (имея в виду 0+10+20-30=0), но тут же сам падает в минус сорок, которые я тупо и обидно не придумываю. Минус сорок и у Игоря. Зотов, впрочем, тут же поправляется на полтиннике (я опять обидно не придумываю), Томашевский тоже берёт полтинник — его профессия обязывает.

В ответах второй темы, судя по названию, нет самой распространённой в словах русского языка буквы, что, конечно, сужает поле перебора, но вообще хочется там видеть именно отсечки от дуальных ответов. К чести автора, так оно и оказалось, знать бы только, что именно отсекать в каждом случае... Десятка на самом деле очень простая, но, видимо, не я один уже сварился — отвечает только Быстров. Двадцать опять несложны, но — молчание. Тридцать из области особого интереса Зотова, но у него снова осечка, в нашем бою забавная ситуация — я лидирую перед Бирюковым и Зотовым, причём их минус сорок и минус двадцать соответственно явно указывают на то, что они на бой пришли. Томашевский тоже сделал минус тридцать, а я просто убедился в том, что читай — не читай, заполняй пробелы — не заполняй, если тема не интересует — всё равно ничего не запомнишь. Сорок промолчали дружно, полтинник по восточной литературе достаточно предсказуемо за Игорем, который уравнивается с Томашевским.

Третью тему, классического вида, мы с Майком молчим (вторую подряд), но остальные как раз достаточно активно разыгрывают: минус десять у Зотова, плюс столько же — Маркелов, Бирюков и Лазарев. Двадцатка из неблизкой мне культурки — снова Маркелов и Лазарев и примкнувший к ним Зотов, тридцать — Лазарев, Бирюков, Философов. Какой-то невообразимый для меня факт за сорок берут Быстров, Бирюков и разыгравшийся в этой теме Маркелов, из полтинника торчит рожном ключевое слово, но я не знаю фактуры, Зотов знает, на чём ошибся Томашевский — мне неизвестно, но он погружается в минус тридцать.

Четвёртая тема обещает быть про цифирь, но быстрым устным счётом там оказывается можно лишь проверять версии, а не придумывать их. Десятка у Быстрова и Томашевского, двадцать у Быстрова и Бирюкова, на сверхтяжёлых элементах проснулся Майк, в их бою теперь счёт 90-80-70, дорогие вопросы ничьи.

Пятая тема тоже обещает быть — на сей раз на быструю соображалку безальтернативно, это своеобразный подвид матрицы. Беру десятку (вместе с Мишами Маркеловым и Лазаревым), двадцать у Зотова и Быстрова, тридцать все знаем, никто не придумал, сороковка с разрывом, на ней продолжает погружение Томашевский. Вопрос за пятьдесят с явным редакторским браком — авторский ответ там тоже с разрывной матрицей, но содержательно тот же ответ, но с другим порядком слов, можно дать и по другому условию, которое соответствует матрице несколько хуже, не без натяжки, и я даю именно этот ответ, но его засчитывают — безумству храбрых поём мы песню, я уравнял с Бирюковым и Зотовым, мы начинаем борьбу за три темы до конца теперь не с нуля, а с шестидесяти.

Шестая тема встречена практически гробовым молчанием — два ответа, и все в одном бою, кажется, по той причине, что в ней такие могучие факты за десять и двадцать, после которых относительно них простые тридцать и сорок просто не нажмёшь из страха. Десятку взял Томашевский, на раскруточном полтиннике попытался выйти в лидеры Игорь, но упал в нуль.

Седьмая тема тоже таблицы не озеленила. Десятку взял Майк, почти догнав Лазарева, взял Бирюков, вырвавшись, так сказать, вперёд, и взял Маркелов, подкрепив преимущество. Довольно, на мой взгляд, познавательные двадцать ничьи, а достаточно несложная раскрутка за тридцать — всё равно ничья. И сороковка для меня простая, но Зотов обжимает, теперь лидирует он, и уже по этому пакету заметно. Полтинник, который было бы интересно сыграть в брейне, тоже никто не отвечает.

Последняя тема турнира началась с десятки на реакцию — Лазарев, Бирюков, Томашевский. Крутимый двадцатник (хотя я всё же поставил бы его подороже) взял Зотов, и, несмотря на берябельность оставшихся вопросов, больше в этой вышечке не было дано ни одного ответа.

Бой 22 — Быстров 110, Лазарев 100, Иванов 80
Бой 23 — Бирюков 80, Зотов 120, Эльронд 60
Бой 24 — Маркелов 90, Философов 0, Томашевский −40


Итак, в последнем раунде Томашевский так и не всплыл и мы с ним остались при своих, Маркелов и Философов определились, кто займёт пятое, а кто шестое место, Быстров отбился от Лазарева, а Майк, видимо, решил оказать Серёже небезъехидственную любезность, закончив по очкам ровно, а дальше — по личным встречам у них 1-1, по очкам в личной встрече 2+1=1+2, и только по результатам боёв 170+110=280>240=90+150. Таким образом, формальное расхождение составило сорок игрорвых очков, а в реальности от золота Зотова отделил недобор 30 очков в 21-м бою, в котором он сделал −130.

Таблица выглядит так:

1. Иванов — 13
2. Зотов — 13
3. Быстров — 10,5
4. Лазарев — 8,5
5. Философов — 8
6. Маркелов — 7,5
7. Томашевский — 4,5
8. Эльронд — 4
9. Бирюков — 3

Ну что ж, у меня из 10 лет карьеры (2011–2020) 9 переходных боёв, чего бы не сыграть и десятый, юбилейный и, видимо, последний — небо падает на землю, меняется сама схема ЧС ССИ.

Анализ разнообразных статистических показателей (боги мои, это же надо будет думать, а что как не эти посты лучше показывает, насколько я на это неспособен) воспоследует.
JRRT&Shklyar

Текущее - об эмпирическом знании и верификации теорий

Однажды пришел к Мудрому Старику Страшный Человек. „Когда я вижу ребенка — разрываю его на части и громадную радость при этом ощущаю! — вскричал он, рыча и исходя пеной, — когда я достаю рукой до чужой головы — бью рукой, если же ногой — бью ногой, ибо страшен в гневе... Если же кто-то раздражает меня, то я просто убиваю его и чувствую громадное облегчение!!!“
Тогда Мудрый Старик достал из-под циновки пищаль и метким выстрелом сразил наповал Страшного Человека, страшными его мозгами циновку испачкав при том изрядно. Однако пару минут прождавши, чувства громадного облегчения не испытал, посему счел гостя в оном вопросе неправым и от учения своего, добро и всепрощение проповедующего, не отступился.

JRRT&Shklyar

Незавершённые Сказания Средиземья и Нуменора. (I, 2, i-ii)

II Нарн и Хин Хурин

Повесть о детях Хурина.

Детство Турина

Хадор Золотоволосый был и вождём Эдайн, и другом Элдар. Жил он под властью Финголфина, пожаловавшего ему обширные земли в той части Хитлума, что зовут Дор-ломином. Дочь свою Глоредель он выдал замуж за Хальдира сына Хальмира властителя Бретила, и в тот же день сын его Гальдор Рослый женился на Харет дочери Хальмира.
У Гальдора и Харет было двое сыновей, Хурин и Хуор. Хурин на три года старше, но ростом меньше, как будто вышел из племени матери, а в остальном похож очень на Хадора — светловолос, силён и разумен. Велика была мощь его воли, сдерживавшая горячий нрав. Из Людей Севера больше всех он знал о планах и замыслах Нольдор. Хуор отличался ростом очень высоким (из всех Эдайн превзойдён он был лишь сыном своим Туором). Бегал он быстро, но на дальнем расстоянии легко обходил брата Хурин, стойко державший шаг и в начале, и в конце пути. Редко расставались братья в юности.
Хурин женился на Морвен дочери Барагунда сына Бреголаса (из рода Бёора), близкой родственнице Берена Однорукого. За красоту и стать, и взор яркий прозвали её люди Эледвен, то есть эльфийски красивая. Горда она была, тверда разумом, и немало потерпела уже в изгнании. После Браголлах Род Бёора вытеснен был из Дортониона, и пришла она в Дор-Ломин.
Старший сын их Турин родился в тот же год, когда Берен в Дориате встретил Лютиен Тинювиэль. Следующей родилась у них дочь, названная Урвен, а по прозванию Лалайт — Смех. Коротка оказалась её жизнь.
Collapse )

JRRT&Shklyar

Квента Сильмариллион. Глава XXI (1, 2, 3)

Глава XXI. О Турине Турамбаре

Риан дочь Белегунда — жена Хуора сына Гальдора — вышла замуж лишь за два месяца до Нирнайт Арнойдиад. Когда истекли последние сроки ожидания вестей о битве, она бежала из Хитлума к Серым Эльфам Митрима. Когда родился Туор, Эльфы усыновили его, а Риан ушла к Хауд-эн-Нденгин и уморила себя там голодом.
Морвен дочь Барагунда была женой Хурина Вождя Дор-Ломина, и сын Турин родился у них в тот же год, когда Берен Эрхамион встретил Лютиен в лесу Нельдорет. Также дочь у них была Лалайт (то есть Смех), но когда ей было три года, на Хитлум из Ангбанда повеяло чумой, и девочка умерла.
Collapse )

JRRT&Shklyar

Властелин Колец (6, 8, а)

Глава VIII. Освобождение Шира

Уже после заката промокшие и усталые путешественники достигли Брендивейна. Дорога была перекрыта. Мост перегорожен большими воротами с гвоздями поверху, а на другом берегу реки показались двухэтажные недавно построенные дома с прямыми окнами, совершенно не Ширские по духу.
Они долго грохотали в ворота и кричали. Послышался рог, а в окнах зажёгся свет. Из темноты выкрикнули:
— Кто там? Прочь отсюда! Вы не войдёте. Разве не видите объявление: „От заката до рассвета не приходить“. Collapse )

  • Current Music
    Apocalyptica "Faraway"
  • Tags
JRRT&Shklyar

Властелин Колец (6, 7)

Глава VII. Дорога домой

Хоббиты направились домой. Они с нетерпением ждали увидеть Шир, но первые дни ехали медленно. Фродо был нездоров. На Переправе Бруинен он остановился и едва заставил себя въехать в поток. Взгляд его казался пустым, словно он не замечал ничего вокруг. Было шестое октября. — Болит? — заботливо спросил Гандальф.
— Да. Плечо. Рана горит, а Тьма не покидает меня. Прошёл ровно год.
— Алас! не все раны заживают навсегда, — ответил кудесник.
— Со мной так и произошло, — сказал Фродо. — Возврата не будет. Шир не будет тем же, поскольку я сам изменился. Я поражён ножом, мечом, ядом, своей ношей. Где же мой покой?
Гандальф смолчал.
Collapse )

  • Current Music
    Мурлыканье
  • Tags
JRRT&Shklyar

Властелин Колец (6, 6)

Глава VI. Расставания

Время шло, крепло желание расходиться по домам. Однажды Фродо нашёл Арагорна у фонтана. Арвен там же пела о Валиноре у пышно цветущего Древа. Они приветствовали Фродо, поднявшись.
— Знаю, что хочешь сказать, Фродо, — произнёс Арагорн. — Ты желаешь возвратиться домой, а дерево, как известно, растёт лучше в своей почве. Ты будешь принят другом во всех странах Запада. Ваш народ занял мало места в легендах, но отныне хоббиты будут прославлены более многих держав.
Collapse )

  • Current Mood
    awake
  • Tags
JRRT&Shklyar

Властелин Колец (4, 6)

Глава VI. Запретное Озеро

Фродо проснулся, когда Фарамир склонился над ним, и, резко отстранившись, сел.
— Бояться нечего.
— Уже утро? — Фродо зевнул.
— Нет. Ночь только тянется к концу, а луна заходит. Послушайте! Есть кое-что, в чем я не могу разобраться сам, хотя мне жаль вас тревожить.
— Хорошо, — Фродо поднялся, поёживаясь после тепла постели. В пещере было холодно, и в ночной тишине вода текла довольно шумно. Фродо завернулся в плащ.
Collapse )

  • Current Music
    Мурлыканье Котовского
  • Tags