Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

JRRT&Shklyar

Содержание

Суть картинкой

Disclaimer! В правой колонке у меня теперь два списка категорий. За тот, что сверху и побольше, несу ответственность я, потому что это tags, а тот, что снизу и поменьше, составляет искуственно интеллектуальный козёл, и за его причуды с меня спрашивать не надо.

Предмет зависти
Экспонаты
Reparare
Записки лютье
Панорамы

    Статьи, если можно так выразиться, программно-теоретические
    Collapse )
    Псевдокраеведение и прочее рытьё по архивам:
    Collapse )
    Зарисовки разной степени художественности
    Collapse )
    Общерадиолюбительские иллюстрированные процессы
    Collapse )
    Ламповые посты
    Collapse )
    Переплётное дело
    Collapse )
    Столярные посты
    Collapse )
    Инструмент и уход за ним
    Collapse )
    Фотографии, которые я по каким-либо причинам считаю примечательными
    Collapse )

Переводы Толкина в редакции 2011−12 годов Collapse )

Циркуль и угольник

Ремонт справочника токаря-фрезеровщика

Этот справочник я приобрёл за какие-то гроши ещё в барахольном магазине в бывшей мельнице Богословского у Полиграфкомбината, потому что состояние явно изобличало в нём очень хорошую и полезную книгу.
01. Исходное состояние

Collapse )

Старые корки обрезал и расслоил, наклеил на новые, истёртое золотое тиснение подкрасил акриловой краской при помощи тончайшей кисточки.
07. Конец

JRRT&Shklyar

Текущее - о переводах

„For he is little — you know — M!“ — подразумевается mad. И вот как это переводить? Нет у слова „сумасшедший“ в русском языке синонимов с этим М-м-м в начале, которое можно было бы многозначительно протянуть, сказав этим всё.
Это я читаю Bleak House из того соображения, что неча читать в переводах тот художественный текст, что можешь читать в оригинале. Как бы плохо я ни знал английский язык, перевод будет ещё хуже. А ведь в этом романе есть прямо-таки аллитеративная проза на абзац-другой.

JRRT&Shklyar

Текущее - аутолитературоведение

Вот возникло у меня в голове сейчас одностишие:

„Бьёт молотом инкуба Тор“.

Это меня не ломает от отсутствия ЧГКшечки, это, в общем-то, просто та способность нести чушь и играть словами, благодаря которой я и в ЧГКшечку играю.

Но конкретно у этого одностишия есть вполне конкретный текст-источник: „Пшеницы много увезёт сжатой Воз-дух“. Он из советской книжки научно-популярной, где Волька с Хоттабычем не как в нормальной литературе взаимоотношения строят, а дивятся на волшебства технического прогресса. Это я совершенно точно знаю, но, если бы я этого сейчас не написал, никто бы этого не узнал, потому что ни библиотеки той уже нет, ни в мой формуляр книжка не записана, и в формуляр книжки я тоже не попал. И вот представляем ситуацию — я таки стал признанным автором, опубликовал (видимо, посмертно) офигенные книжки и сборники, и стали меня литературоведать вдоль и поперёк, разбирая источники и смыслы. Что в это одностишие вчитают — страшно даже представлять.

JRRT&Shklyar

Текущее - о непрочитанном

Перечитываю лекции Набокова о нескольких произведениях мировой литературы (формально перечитываю, а по делу как вновь читаю), одни из них („Превращение“, „Странная история д-ра Губелла и мистера Тайна“) я читал и с Набоковым могу согласиться или нет, другие (Остен, Диккенс) — не читал и могу таким образом любопытствовать и пополнять список под названием „прочитать“ (даром что он с прошлого года не движется), а из поисков утраченного времени Пруста Набоков приводит огромные цитаты. И вот по этим цитатам судя, надо мне таки не убояться катастрофических размеров этого гептакнижия и попробовать его осилить, потому что отрывки эти, кажется, созвучны тому, как я сам пишу. А именно — я не умею писать и страшно завидую, скажем, умеющей это silbern_drachen (не говорю о толпе покойных классиков, им завидовать странно и бессмысленно), зато, пожалуй, умею описывать. Возможно, это связано с общим складом ума, я тривиальный и практически лишённый фантазии человек и не способен что-то живое создать, но окружающее читаю, как книгу, и вижу, как оно дошло до жизни такой, откуда вышло и каким путём пришло, что происходило так, что перед глазами моими теперь именно эти последствия. То есть, тоже занимаюсь восстановлением утраченного времени, и может быть, мне стоит усовершенствоваться в этом с помощью Пруста, нежели укоряться за то, что не стану никак ёжиком.

Впрочем, у меня никогда не получалось подавить желание делать то, что я не умею или не могу.

JRRT&Shklyar

Текущее - общественно-политическое

Перечитываю в очередной раз „Гибель империи“ гайдаровскую, ибо после неё уже всякая художественная „остросюжетность“ — детский лепет и ерунда на палочке. Да и хоррор, в общем-то, тоже теперь вызывает разве что улыбку.
***
Люблю слушать Зубаревич, во-первых, потому что умная, во-вторых, за интонацию радостной обречённости, с которой она говорит об объективных социальных процессах.
***
За что Шульман люблю слушать — это за её ехидство сетевого старожила, за луркоязную в лучшем смысле слова „луркоязность“ мелочь, какие-нибудь „чуть более, чем полностью“ — и вот оно, есть контакт, сигнал прошёл.

JRRT&Shklyar

De librorum

Это не текущее, потому что событие знаменательное — я дочитал „Словарь Ламприера“. Знаменательно оно тем, что начал я читать этот роман не то чтобы прямо в прошлой жизни, но давно, кажется, в 2014-м году... Поздней осенью было темно, сыро, „Книжная лавка“ была на углу Чапаева и Московской, оттуда я уезжал поздно вечером из школы туда, где думал, что мой дом, и в лавку зашёл, и там вытащил эту книгу. Почему? Потому, что silbern_drachen в 2013-м подарила мне „Носорог для Папы римского“. А тут такое дело, что вот, например, кажется, sirryf давал мне „Смиллу и её чувство снега“, с удовольствием прочитанную, lengvar подарил мне весьма понравившийся „Кетополис“, не помню уж, кто посоветовал дважды перечитанный „Террор“, и спасибо им, но ни у Хёга, ни у Симмонса, ни у Грина я не прочитал больше ничего. Да, кажется, Грин — это коллективный псевдоним, и больше может и не быть, но у меня не возникло даже желания поискать. А вот у Дракона какое-то удивительное умение есть наводить меня на книжки авторов, которых я потом пойду читать дальше. Эко, Норфолк, Бёлль, Аберкромби (его, правда, я совсем мариную — в нынешнем состоянии читать о Канедиасе мучительно) — попадают они в меня почему-то.

О самой же книге... Когда-то я сравнил Мартина с коробкой-хламовником для всякой железной пересортицы, которую мне даже не хочется разбирать, а вот те вещи, которые плетёт Норфолк (и которые заплетены, кстати, схожим образом и в „Кетополисе“, и отчасти в „Терроре“, (хотя эти два романа куда ближе друг к другу) — видимо, это уже поджанр такой), мне разбирать интересно. Притом здесь не детективное желание распутать всё раньше сыщика, это меня как раз обычно не привлекает (отчасти потому, что любимые мои Холмсиана и Мегрэзиана — с неполной информацией, не знаю я пепла ста сорока сортов трубочного, сигарного и сигаретного табака и не обладаю психологическим чутьём гениального полицейского, а Кристи как-то простовата, уже много лет назад я определил убийцу в „Десяти негритятах“, хотя и не разгадал всех деталей трюка с инсценировкой смерти), а именно свойство ума стремиться проследить и привести в порядок причудливо тасуемую колоду событий, хотя не могу сказать, что я в этом деле сильно преуспеваю (может быть, потому и люблю Холмсиану да Мегрэзиану больше агатников, что не преуспеваю). Но, читаючи, например, Мартина, я не могу отделаться от чувства, что „я тоже так могу“. А вот Эко, Норфолк, Бёлль, Булгаков, де Квинси, наконец Толкин — да много их — вот так я не могу. Дело не в фантазии сюжетообразования, не в мастерстве разработки, не в проникновении в реальность и владении её фактами, а в самом способе думать.

(Перечитывая все эти оговорки, on the other hand и уточнения в скобках, я кажется, начинаю понимать, насколько вредно разъяснять всех сов в тексте с точки зрения получения на него обратной связи — не с чем спорить. Хотя, может быть, это и просто неинтересно.)

JRRT&Shklyar

Текущее - пара листочков

20 21/II 20 пятница

Заканчивается последняя старая свеча.

Из творческих успехов сегодня — переделанное для YouTube-реставратора my_mechanics:

Not all that is brass does not glitter
Not all those old things are lost
Strong that is old does not wither
Deep roots are not reached by the frost

From ashes the fire can be woken
Light from the polish shall spring
Renewed shall be part that was broken
Crownless again shall be king

И опять — рисунок латиничной графики, разнообразный и динамичный — совсем не то, что кириллический унылый штакетник, который так и хочется хоть чем-нибудь разнообразить.

А вот ... не писал, ну да ладно, пусть мысли бродят, потому как в общих чертах я понимаю, что в прошлом, с чего началось и куда придёт, но детали пути надо обдумыватью И объём прикинуть — как-то уже много запланировано.

Читаю чудаковское Жизнеописание Михаила Булгакова.

20 25/II 20 вторник

Ничего не писал в дневник, потому что не писал об ... , и стыдно было признаваться в этом. Стандартная для меня ситуация — всё подготовить, обдумать и ничего не делать. Собственно, это единственное, что стоило писать в дневник за весь этот год, а не заниматься ерундой, подсчитывая прочитанные книжки и глупые стишата.

Впрочем, предыдущий абзац иллюстрирует ту же проблему рекурсивно — самобичевание, мысленное или записанное, тоже ни к чему не приведёт, разве что к очередному упражнению в самобичевании.

Удивительная всё-таки эта черта характера — рефлексирование без действия, пожалуй, хуже действования без рефлексии.

Событийно же за выходные не произошло ничего. ... Читал. Опять тысячу потратил на книги — ничего не могу с собой поделать, после полутора лет озверелой экономии ( ... ) наступила такая вот реакция. Даже переплётом Гардинера не занимаюсь — всё время, что не работаю, кто-то есть за плечом — зверею. Ненавижу.

Вот такой сегодня образ мыслей

Под катом желающие могут посмотреть, как отличается почерк, когда есть что сказать, от почерка вымучивающего хоть что-нибудь, дабы заполнить лист.

Collapse )

Так и раскачиваюсь. Плохо без дома, работу не люблю, тем что люблю — не могу заниматься.

JRRT&Shklyar

Текущее - описки, очитки, ослышки, одумки

Читая плохо распознанные книги, начинаю лучше понимать толкиновскую мысль о том, что весь этот мир — результат плохо распознанных мыслей и misheard lyrics.
***
В самом слове „антилехт“ уже есть что-то протестующее.
***
„Возвращайся в харчевню Наври там что-нибудь“ — долгонько же я соображал, что в этом французском романе просто распознавальщик точку пропустил.
***
В писомые мною вопросы регулярно попадает новый химический элемент комменатрий. Надо бы его уже открыть, что ли.

JRRT&Shklyar

О литературе вообще и фантастической в частности

Вот раз я достаточно недоспал, чтобы не заниматься бесконечным копанием чужого продукта информационного, а обдумывать свой, попробую и упорядочить результаты этого обдумывания.

Если принять, что основная цель художественной литературы — познание другого в онтологическом смысле этого слова, то наиболее общо литературу можно разделить на реалистическую и фантастическую в несколько ином, нежели привычное, значении этих слов. Другой в литературе реалистической будет другим, но всё-таки человеком, отчего в эту же категорию пойдут басни, часть мифов, и многое-многое другое, в чём дофигищща „фантастического допущения“ вроде существования богов или говорящих животных, но сделано это лишь для того, чтобы антропоморфировать их и оперировать обыкновенными человеческими образами, не желая по какой-то причине воплощать их в человеческие же тела.

Фантастика в таком подходе получит более чёткие очертания, чем в определении с „фантастическим допущением“, потому что хотя бы один из других в ней окажется существом нечеловеческого порядка, совсем другим, скажем так, и как чтение, так и писание фантастики станет упражнением в познании совсем другого. Тут, кстати, лыком в строку станет надоедливое мнение „фантастика — низкий жанр“ или вовсе „не литература“, которое нельзя объяснить неприятием фантастического допущения теми, кто эти мнения высказывают — в других жанрах-то они его вполне принимают и усваивают. В такой концепции разделения фантастического и реалистического объяснить это популярное заблуждение становится легко.

Если же применить этот подход к анализу произведений (кого бы вы подумали) Толкина, да ещё вспомнить, что он занимался созиданием языков, а мир появился по ходу дела как среда для них, то, поскольку созидание языков и есть по сути созидание мышления, а языки эти, хотя и имеют присущие и реальным языкам черты (вроде закономерных фонетических соответствий между Квенья и Синдарином), хотят быть языками совсем другими, постольку и появление фантастических литературных произведений становится не какой-то необъяснимой прихотью, а неизбежным следствием. Такая заданность формы содержанием, кстати, является признаком большого стиля в искусстве и высокого мастерства творца.