elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:

Незавершённые Сказания Средиземья и Нуменора. (Предисловия)

Предисловия

Весьма трудны для разрешения задачи, стоящие перед тем, кто ответствен за наследие ушедшего писателя. Иные могут избрать в такой ситуации простейший путь, придав черновикам сколь-нибудь годный к опубликованию вид, за исключением, может быть, тех работ, кои на момент смерти автора были практически завершены. С первого взгляда такой путь кажется верным и по отношению к ненапечатанному наследию Дж. Р. Р. Толкина, поскольку сам он, въедливо редактировавший и шлифовавший свои работы, едва ли дозволил бы явить свету и более согласные отрывки, нежели те, что есть под этой обложкой. С другой стороны, форма и содержание его произведений даже эти отложенные и частью отвергнутые отрывки ставят в очень неоднозначное положение. У меня не было сомнений в том, что „Сильмариллион“ так и останется неизвестным, учитывая срок его беспорядочного и трудного написания и редактуры. Посему я, колеблясь некоторое время, всё же решил опубликовать его не в виде исторической редкости, не суммою отрывочных текстов, сопровождённых комментариями, но связным и полным произведением.
В этой книге собраны истории, действительно покоящиеся на различных основаниях. Все вместе они не составляют и тени единого, являясь собраньем отрывков о Нуменоре и Средиземье, несоизмеримых в своей полноте, стиле, цели написания (да и в лично моём к ним отношении). Тем не менее, публикация их столь же необходима, хотя и не столь настоятельна, как публикация „Сильмариллиона“. Те, кто видят Мелькора и Унголиант, глядящих в низ с вышины Хьярментира на „золотые в свете поля Яванны“, острые тени армии Финголфина, павшие от первой Луны; кто знает Берена, лежавшего пред троном Моргота в обличье волка, Свет Сильмарила, вспыхнувший в сумеречном Нельдорет, те найдут неменьшую силу и красоту в речах Гандальфа, дразнившего гордого Сарумана на Белом Совете 2851 Т. Э. Не менее интересно будет знать, почему Гандальф отправил Гномов на чай в Тупик, каков стал Минас Тирит после Войны Кольца, как Ульмо вышел из вод в Виньямаре, как Маблунг скрывался, словно мышь, среди развалин Моста при Нарготронде, как Изильдур погиб в топком иле Великого Андуина...
Многие отрывки из этого собрания изложены коротко в других книгах. Сразу же скажу, что немало будут вознаграждены читатели „Властелина Колец“, которые, понимая, конечно, что История в той книге способ и средство, но не цель изложения, тем не менее интересуются подробностями, тем, к примеру, как Всадники Рохана стали союзниками Гондора, или откуда произошли Дикие Люди Леса Друадан. Отец ни в коей мере не порицал желания таких читателей, и в марте 1955, перед выходом Книги Третьей „Властелина Колец“ писал:
„как же теперь жаль мне того, что обещаны “Послесловия”! Я полагаю, что сжатое и усечённое их явление так никого и не удовлетворит. Меня же особенно. Из невероятного количества писем становится ясно, что читатели „героического романа“ видят в отрывочных экскурсах лишь часть „литературного стиля“, и, по всей вероятности, эти Послесловия отвергнут.
Я не считаю правильным отношение к моей работе как к невероятно огромной и притягательной игрушке. Видимо, это плата за тот интерес, который вызывает история, основанная на тщательнейше разработанных географии, хронике, языке. Поэтому многие требуют Знания.

На следующий год он писал:
“... Как и ты, многие требуют карт, другие геологических данных; хотят учебники Эльфийских языков, сведения по их фонетике и стихотворным размерам... Музыкантам необходимы мелодии и ноты; археологам сведения о керамике и металлургии; ботаники желают точных описаний маллорна, эланора, нифредила, альфирина, маллоса и симбелмайна. Историки интересуются обществом и организацией власти в Гондоре. Другие хотят знать о Колесничих, Хараде, Гномах, Мертвецах, Беорнидах и двоих (из пяти) Кудесниках.
Как бы то ни было, многие, в том числе и я, находят нечто большее, нежели удовлетворение простого любопытства в том, чтобы выяснить, что на шестисотом году Второй Эпохи именно Вёантур Нуменорид привёл в Серые Гавани свой корабль Энтулессе („Возвращение“); что могила Элендила Рослого устроена Изильдуром на вершине Маяка Халифириен; что Всадника, встреченного Хоббитами в тумане на Переправе Баклбери звали Хамулом, и он являлся главой Рабов Кольца в Дол Гулдуре; и даже то, что безнаследие Тараннона (двенадцатого Короля Гондора, что изложено в Послесловии) связано с тайной королевы Берутиэль.„

Собрать эту книгу было трудно. Отрывки все „незавершённые“, но каждый по-своему. Каждый из них я хочу немного пояснить ниже, а здесь сделаю несколько общих замечаний.
Важен весьма был вопрос „содержательности“, наилучшим образом проявляющийся в „Истории Келеборна и Галадриэль“. Это очень „Незавершённое сказание“, которое не обрубается ранее конца, как „О Туоре и явлении его в Гондолине“, не состоит из кусочков, как „Кирион и Эорл“, а является так и не разработанной до совершенства большой частью Истории Средиземья. Поэтому публикация этих отрывков подразумевает принятие этих историй как не выросших авторских замыслов, но никак не ясных реальностей. Автор подверг их своей беспощадной критике, отверг публикацию, так что сведения об Истории Средиземья здесь могут противоречить тому, что уже известно читателю. Новые сведения могут относиться даже не к истории открытого мира, но к истории его открытия. Я принял это как данность. Более того, за исключением конкретных имён (дабы не вызывать неоправданной путаницы), я ничего не исправлял ради связи с известными книгами, порой даже подчёркивал имеющиеся разногласия и разночтения. „Незавершённые сказания“, таким образом, в корне отличны от Сильмариллиона, где я редактурой стремился достигнуть согласия как внутри сюжета, так и со внешними книгами. Я ориентировался на уже изданные отцом книги, когда делал очень порой трудный выбор между множеством равнозначных авторских версий.
Для этой книги я собрал отрывки размышлений и описаний Средиземья и Аман, невзирая на противоречия. Расположил их в наиболее удобной хронологической последовательности по Трём Эпохам, хотя и получился некоторый анахронизм с легендой об Амроте в „Истории Келеборна и Галадриэль“. Четвёртая часть является по сути Послесловием, как бы ни было оно неуместно в „Незавершённой“ книге, не содержащей вдобавок связного сюжета. „Друэдайн“ следовало бы включить в „Историю о Камне Клятвы“. Там же я счёл уместным рассказать об Истари и Палантири, вызывающих немалое любопытство.
Важно знать также и то, что автор в последние свои годы писал множество вещей сразу, переплетая их между собой, и не вина редактора в неясностях изложения. Множество материала, приведённого в примечаниях, заставило меня вписать их отдельно по каждой части, но не заполнять общего Послесловия страницами перекрёстных ссылок.
Также я полагался на базис знаний моего читателя, особенно из „Властелина Колец“, чтобы не переполнять книгу объяснениями и пояснениями, утомительными для осведомлённых. Краткие сведения собраны в Перечне, чтобы читателю не приходилось непрерывно листать другие книги. Если же что-то покажется неясным или ошибочным в моей работе, обратитесь к удивительному „Справочнику Средиземья“ мистера Роберта Фостера, которым я сам пользовался с удовольствием.
Ссылки на „Сильмариллион“ даны по последнему изданию, на „Властелин Колец“ по Части, Книге и Главе. Также заметки библиографического характера присутствуют при отдельных частях.

К Части Первой

I О Туоре и Явлении его в Гондолине

Не единожды отец говорил, что „Падение Гондолина“ из всех преданий Первой Эпохи было написано первым. В 1964 году он писал, что „выдумал его в отпуске из войск по болезни в 1917“, потом датировал его 1916-17 годами. В 1944 в письме он говорил, что „начал писать [Сильмариллион] в тесных армейских палатках под шум патефонов“. Несколько строк стихов, содержащих Семь Имён Гондолина, нацарапаны на обороте бумажки, на которой напечатан „порядок командования батальоном“. Первая рукопись сохранилась. Это две школьные тетрадки, изначально написанные карандашом и многажды правленые чернилами. Вероятно, в 1917 году мать переписала их набело, а отец снова стал править. Когда, неизвестно. Может быть, в 1919-20 гг., когда он был в Оксфорде и занимался не завершённым ещё Словарём. Весной 1920 года его пригласили прочесть что-нибудь в факультетском клубе критиков. До наших дней дошли даже слова, коими он предварил чтение, извиняясь за то, что так и не написал критического эссе: „Поэтому я прочту нечто готовое, Легенду, до сих пор не видевшую ещё света... Множество событий в Стране Эльфов всплывают в моей памяти. Кое-что я записал... Из всех легенд эта наиболее готова и исправлена настолько, что я даже решаюсь прочесть её.“
Легенда „О Туоре и Изгнанниках из Гондолина“ (как первоначально называлось „Падение Гондолина“) пролежала недвижно много лет. Отец касался её в 1926-30 гг., написав укороченную версию как часть Сильмариллиона (это название появилось в его письме в „The Observer“ от 20 февраля 1938), которую исправил для того, чтобы согласовать с другими частями книги. Ещё позднее он занялся полной переработкой истории, известной как „О Туоре и Падении Гондолина“. Видимо, это произошло в 1951, когда „Властелин Колец“ был готов, но ещё не опубликован. Глубоко изменился стиль изложения, но часть легенды, написанной в юности, сохранилась. Должна была появиться история, в подробностях раскрывающая всё то, что мимолётно известно нам из 23 главы Сильмариллиона, но, к большому сожалению, работа оборвалась на том моменте, когда Человек и Эльф достигли последних ворот Гондолина, и Туор увидел впервые Тумладен. Ничего неизвестно о причинах этого обрыва.
Чтобы не обманывать читателя, я озаглавил эту легенду как „О Туоре и Явлении его в Гондолине“, поскольку о падении города в ней нет ни слова. Как и у всех произведений отца, у неё существует множество вариантов, и даже короткий эпизод о том, как Туор и Воронве пересекли Сирион, имеет несколько редакций.
Замечательно то, что более или менее подробная история пребывания Туора в Гондолине, союза его с Идриль Келебриндаль, рождения Эарендила, предательства Майглина, гибели и спасения — событий, которые отец считал центральными во всей Первой Эпохе — была написана в его далёкой юности, и только. Притом тот вариант для настоящей книги совершенно не подходит. Он написан в присущем тогда отцу архаичном стиле, неустранимо противоречит „Властелину Колец“ и „Сильмариллиону“, и принадлежит скорее, с ранними черновиками вместе, к „Книге Утраченных Сказаний“, которая будет отдельной серьёзной работой, заинтересующей, может быть, людей, жаждущих знать, как созданы книги о Средиземье.

II Повесть о Детях Хурина

Развитие легенды о Турине Турамбаре из всех частей Истории Первой Эпохи, пожалуй, наиболее длительно и запутанно. Как и повествование о Туоре, она восходит к ранней прозе („Утраченные Сказания“), и на ту же тему отец написал аллитерационным стихом незавершённую поэму. В отличие от сказания о Туоре, „полный“ и поздний вариант легенды о Турамбаре в конце концов появился под названием „Нарн и хин Хурин“, и в данной книге он и издан.
На протяжении этой длинной легенды хорошо заметны смена стиля изложения и формы. Заключение (От возвращения в Дор-Ломин до гибели Турина) не потребовало от меня вообще никакой редактуры, а первые части (до Дориата) пришлось тщательно просмотреть, вычистить, свести и даже кое-где сжать, поскольку текст казался очень разрозненным и порой бессвязным. Середина же (Турин среди отверженных, в жилище Мима Малого Гнома в Дор-Куартол, гибель Белега и поселение Турина в Нарготронде) принесла другую трудную задачу. Здесь повествование Нарн, хотя в целом она завершена, порой утоняется до набросков сюжетной линии. Отец занимался серединой как раз тогда, когда бросил работу над Нарн, а ведь её окончания ждала и сокращённая версия для Сильмариллиона. Таким образом, готовя Сильмариллион, я принужден был взять для главы о Турине этот запутанный многовариантный текст.
Для первых глав этой самой середины, примерно до поселения Турина на Амон Руд у Мима, мне удалось собрать из существующего материала текст, согласный с Нарн (с единственным провалом), но оттоле и до появления Турина у Иврин после разгрома Нарготронда сделать подобного не удалось. Пропуски в Нарн оказались чересчур велики, и заполнять их текстом из Сильмариллиона нельзя.
Третья часть Нарн согласна с текстом из Сильмариллиона вплоть до отдельных фраз. Два пространных отрывка из лежащего перед вами текста мною исключены, поскольку они существуют в Сильмариллионе. Объяснить это переплетение можно с разных точек зрения. Отец очень любил излагать одну и ту же историю на разные лады. Некоторые эпизоды кратких версий не нуждались в развёрнутом изложении для полной. Пока легенда не обрела законченный вид, части её всплывали и тонули в различных своих вариантах, и, возможно, в Сильмариллион вошло кое-что из полного сказания. С другой стороны, согласно внутренней логике, такие легенды очень давно передавались изустно в стихах (Нарн и хин Хурин Дирхавеля), и при создании поздних выжимок (которой и является Сильмариллион) наиболее сильные и значимые места, например, обращение Турамбара к своему мечу, вошли в эти своды дословно.

К Части Второй

I Описание острова Нуменор

Описание Нуменора включено в эту книгу для того, чтобы создать и представить природу, окружающую легенду об Альдарионе и Эрендис. В 1965 году оно уже существовало, и написано, вероятно, незадолго до того. Оказалось, что отец сделал лишь один набросок карты Нуменора, который я перечертил, не добавляя ничего свыше оригинала. Лишь на ней показана вторая кроме Андуние гавань в заливе Андуние. Название её прочесть очень трудно. Наиболее вероятное — Алмайда. Более упоминаний о ней нигде нет.

II Альдарион и Эрендис

Из всего собрания под этой обложкой легенда об Альдарионе и Эрендис самая недоработанная. Мною даже овладевали сомнения в целесообразности её публикации, но всё же отдельная история, единственная из сохранившихся легенд о Нуменоре (кроме Акаллабет, рассказывающей о самом конце славного королевства) среди произведений отца уникальна и достойна увидеть свет.
Обосновывая необходимость редактуры, следует упомянуть о привычке отца тщательно датировать все события вплоть до того, что иные черновики представляют собой как бы отрывки из сжатой летописи. Существует, таким образом, не менее чем пять в разной степени полных хроник, нередко сильно несогласных одна с другой как в основных мыслях, так и в деталях. Затем постепенно эти датированные заметки разрастаются, обычно путём вставок прямой речи, и в пятом варианте легенда об Альдарионе и Эрендис достигает объёма в шестьдесят рукописных страниц. Чтобы сохранить единство произведения и не чувствовать слишком уж жёстко путь такого развития, я переработал начало. Изменения не коснулись главных мыслей, но лишь слов. Последняя „хроника“, которой я следовал, озаглавлена как „Тень Тени“, „Легенда о жене морехода“ или „Легенда о королеве-пастушке“. Рукопись обрывается, и неясны причины того, почему отец не стал завершать её. Перепечатана она была в январе 1965, и существует ещё две страницы машинописи, кои я считаю началом окончательной и полной редакции. Она озаглавлена „Индис и Кирьямо — “Жена Морехода”, рассказ о древнем Нуменорё[3], когда впервые стало слышно о Тени“.
В конце я привожу те немногие указания, что есть в моём распоряжении относительно возможного конца истории.

III Род Эльроса: Короли Нуменора

Суть хроника династии, эта часть включена мною как важнейший документ истории Второй Эпохи, о которой более всего станет известно именно из этой книги. По форме своей это рукопись с датами жизни и правления Королей и Правящих Королев Нуменора, не раз переправленная и переписанная, из которой я вытащил последние версии. В ней есть несколько хронологических противоречий, но поправлены те ошибки, которые вкрались в Послесловия к „Властелину Колец“.
Родословное древо старшей линии Рода Эльроса взято из нескольких таблиц, относящихся к тому же времени, что и обсуждение наследных законов в Нуменоре. Есть небольшие разночтения в именах малозначительных членов: Вардилме называем также Вардилие, Явиен — Явие. Позднейшими и окончательными я считаю имена из таблицы м).

IV История Галадриэль и Келеборна

Эта глава отличается от других (как и Четвёртая Часть) тем, что в ней нет единого текста, а лишь собрание цитат. Это вынужденная мера, поскольку История Галадриэль суть история становления и развития воззрений отца на Историю в целом, и незавершенность её состоит именно в этом. Я сознательно ограничил материал, который будет опубликован, и отказался от обсуждения вопросов о глубинной подоплёке его произведений, поскольку за тем неизбежно потребуется полный разбор взаимоотношений Валар и Эльфов, с самого начала (описанного в Сильмариллионе), когда они решили созвать Элдар в Валиноре. И многое другое последует, чего отец касался в своих записях, выпадающих из рамок этой книги. История Галадриэль и Келеборна столь перевита с множеством других событий, произошедших и в Лотлориене, и среди Сильван, с Амротом и Нимродель, с Келебримбором и Кольцами Власти, в войне против Саурона и при высадке Нуменоридов, что разделить их нельзя. Вместе со всеми примечаниями в Истории Галадриэль и Келеборна содержатся почти все материалы, касающиеся Второй Эпохи в Средиземье. Летопись, данная в приложениях к „Властелину Колец“, говорит: „Это Тёмные Века для Людей Средиземья, но время расцвета Нуменора, и о событиях, произошедших в Большом Мире сохранилось мало сведений, и даты их часто даны лишь приблизительно“.
Даже то немногое, что сохранилось из истории Второй Эпохи Средиземья, представляет собой живую ткань замыслов отца, и при редактуре я снова не стремился устранить противоречия, но показывал их. Варианты легенд не заслуживают быть оцененными лишь по их согласью и „важности“. Отец видел здесь особенность древних преданий, которые передаются среди разных народов многими Знающими (ведь шестьдесят веков миновало от времени, когда Галадриэль перешла Синие Горы до момента, когда встретил её Фродо).
О них двоих много рассказывают, но что из того правда — знают лишь Мудрые, но нет их давно, ушли.“
В последние годы отец много писал о происхождении имен, и среди его пространных заметок вкраплено немало значимых сведений, которые следовало освободить от филологических корней и основ. Поэтому и получилась эта глава отрывочной и в коротких цитатах, расширенных в примечаниях.

К Части Третьей

I Разгром на Полях Радости

Это „поздний“ рассказ. То есть, мне неизвестна точная дата, но знаю, что он принадлежит к тому же периоду, что и главы „Кирион и Эорл“, „Битва на Переправах Изена“, „Друэдайн“ и филологические штудии, но не ко времени публикации „Властелина Колец“ или близким к нему годам. У него есть две версии, ранняя печатная и поздняя, оборванная в том месте, где Элендур убеждает Изильдура бежать. Править здесь было нечего.

II Кирион и Эорл, и дружба Рохана и Гондора

Полагаю, что этот рассказ относится к тому же времени, что и Разгром, когда отец заинтересовался ранней историей Гондора и Рохана. Несомненно, он разрабатывал источники для сокращённых версий, представленных в Послесловиях. К сожалению, это всё первые наброски, короткие, многовариантные и разрозненные, порой мимолётные и неразборчивые.

III Поход на Эребор

В 1964 году отец написал мне:
Существует, конечно, множество неочевидных связей Хоббита с Властелином Колец, все их я написал и разработал, но вымарал ради сокращения объёма многое о Гандальфе, его странствиях, отношениях с Арагорном и Гондором, выбросил рассказ о Голлуме и его скитаниях к Мориа, и многое другое. Я написал всё, что случилось до „Непредвиденной Вечеринки“ как бы от лица Гандальфа, что должно было бы войти в один из ретроспективных диалогов в Минас Тирите. Но, к сожалению, и оттуда тоже пришлось это извлечь и коротко поместить в Послесловии, а трудности взаимоотношений Гандальфа и Торина совсем опустить.
Здесь приведён этот фрагмент.

IV Охота на Кольцо

В этой главе приведены события 3018 Т. Э., известные из Летописи и докладов на Совете Эльронда, описание которых упомянуто и в приведённом выше письме. Заголовок дан мною. Рукопись невероятно путаная, датировка её, вместе с „Касаясь Гандальфа, Сарумана и Шира“, всё же может быть с достаточной долей достоверности определена. Я полагаю, что все эти части были написаны после издания „Властелина Колец“, поскольку содержат ссылки на страницы издания, но даты событий в них и Послесловиях различны, поскольку, вероятно, написаны они были после выхода „Братства Кольца“, но ранее „Возвращения Короля“, где напечатаны Послесловия.

V Битва на Переправах Изена

Вместе с описанием военной организации Рохиррим и историей Изенгарда эта глава принадлежит к поздним историческим погружениям. Редактура её была незначительной, и незавершённость здесь проявляется в самом прямом смысле.

К Части Четвёртой

I Друэдайн

В конце жизни отец написал подробнее о Диких Людях Леса Друадан и статуях Пукел по дороге в Дунхарроу. Здесь приведены история Друэдайн Белерианда в Первую Эпоху, и рассказ о „Верном Камне“, вытащенные из длинного расплывчатого и так и не законченного эссе о взаимоотношениях языков Средиземья. Разумеется, это следовало бы поместить ранее, но в каноническом Сильмариллионе нет и следов Друэдайн.

II Истари

Вскоре после публикации „Властелина Колец“ издатели предложили сделать справочник, поместившийся бы в третьем томе, и отец, по всей видимости, стал работать над ним весной 1954 года после выхода первых двух томов. В 1956 он писал:
Будет перечень имён, который вместит также Эльфийский словарик... Несколько месяцев я работал над ним, просмотрев второй и первый тома, задержал выход третьего, и понял, что размеры его просто удручающи.
Так и не появилось такого перечня до второго издания в 1966 году, но работа отца не пропала втуне. Я взял её за основу Перечня к Сильмариллиону, приводя переводы имён с краткими пояснениями. Пояснения же к Истари были столь объемлющи, что не вписались в оба Перечня — что в этой книге, что в Сильмариллионе — зато вошли отдельной главой, и точно характеризуют и демонстрируют стиль работы отца.
Ссылки на даты даны, сколь возможно.

III Палантиры

Ко второму изданию Властелина Колец (1966) отец сделал поправки к „Палантир“ — Главе XI Книги Третьей части Две Твердыни, и связанные с ними исправления в „Костёр Денетора“ — Главе VII Книги Пятой части Возвращение Короля. Здесь я собрал сведения о Палантирах в связный текст.

К карте Средиземья.

Сперва я собирался приложить к этой книге карту, вышедшую с „Властелином Колец“, лишь добавив в ней новые названия, но потом счёл нужным переделать её, воспользовавшись возможностью внести исправления мелких недостатков (переправить крупные не в моих силах). Поэтому я перечертил её в полуторакратном масштабе, слегка сузив рамки, из-за чего потерялись лишь гавань Умбар и Мыс Форохель[1], зато местности оказались крупнее вычерчены, и появилась возможность обозначить их крупным шрифтом и с большей подробностью.
Разумеется, вписаны и названия, упомянутые только в этой книге, как, например, Лонд Дайр, Друвайт Иаур, Эделлонд, Мелководья, Грейлин, и те, что следовало бы подписать на прежней карте: Харнен, Карнен, Аннуминас, Истфолд, Вестфолд, Горы Ангмар. По ошибке вписанный единственным Рудаур теперь соседствует по праву с Кардоланом и Арт-эдайном, появился на северо-востоке островок Химлинг, бывший на набросках отца. Химлинг то же, что и Химринг, тот холм, где построил свою крепость Майдрос Сын Фёанора, и, очевидно, вершина его осталась над волнами, потопившими Белерианд. Ещё западнее от него остров Тол Фуин, вершина Таур-ну-Фуина. В подавляющем большинстве случаев я пользовался синдаринскими названиями, но для часто используемых даю и переводные. Следует пояснить, что „Северная Пустыня“ на старой карте соответствует Фородвайт[2] на новой.
Я пожелал также нанести на карту Старую Дорогу Арнор-Гондор, хотя местоположение её от Эдораса до Переправ Изена сомнительно (как и точное расположение Лонд Дайр и Эделлонда). Я хотел бы подчеркнуть, что рисунок, сделанный мною наспех четверть века назад, частью не соответствует действительности. К сожалению, отец так и не заменил карту своей, а напротив, пользовался ею в дальнейшем как основой, несмотря на несообразности и ошибки. Те кусочки, которые он чертил сам, вошли в мою карту и являются теперь лишь частью черновиков Властелина Колец. Таким образом, пусть останется мой старый рисунок, поскольку он теперь хорошо иллюстрирует все книги.


[1] Не сомневаюсь теперь, что „Ледовая бухта Форохель“ на первой моей карте лишь малая толика большого залива, в Послесловии охарактеризованного как „необъятный“. Он продолжается на северо-восток. На одной из карт-набросков отца северные берега Средиземья продолжаются на Ост-Норд-Ост и высшая точка их милях в семиста севернее Карн Дум.

[2] Фородвайт упоминается во Властелине Колец единожды, при пояснении о древних обитателях Севера, кто остались как Снежные Жители Форохеля. Синдаринский корень -(г)вайт- может относиться и к местам, и к населению этих мест. Отец в одном месте переводит Фородвайт как „Северная Пустыня“, а в другом просто „Северные Земли“.

[3] е с точками в конце оставлено для различения „Нуменорё“ оригинала от предложного падежа слова „Нуменор“, склоняемого по-русски (прим. перев.).

Tags: Незавершённые Сказания
Subscribe

  • О Кольцах Власти и Третьей Эпохе. (4, 5, 6, 7)

    4. И началась в Средиземье Третья Эпоха, после Древних Времён и Чёрных Лет следующая, пора надежд и славы, когда ярки были в памяти времена Союза,…

  • О Кольцах Власти и Третьей Эпохе. (0, 1, 2, 3)

    Поскольку вчерашний день ознаменовался трёхчасовым ожиданием научруководителя, часть „О Кольцах Власти“ выправлена была по недостатку…

  • Акаллабет (2, 3, 4, 5)

    2. В малой скорлупке отплыл Амандил с тремя лишь самыми верными спутниками, сначала на восток, а потом на запад повернув. Все четверо домой не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments