elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:

О Кольцах Власти и Третьей Эпохе. (4, 5, 6, 7)

4.

И началась в Средиземье Третья Эпоха, после Древних Времён и Чёрных Лет следующая, пора надежд и славы, когда ярки были в памяти времена Союза, а Белое Древо, вновь сохранённое Изильдуром, цвело в Королевском Дворе Минас Анора в память об Анарионе. Изильдур отправился на Север в королевство отца.
Хотя рабы Саурона были рассеяны, а орки безжалостно истреблены, свести их на-нет не удалось. Одни Люди перешли к Нуменоридам, под власть Рода Элендила, а другие сохранили в сердцах преданность Саурону, ненависть к Пришельцам. Чёрную Башню снесли, но вырвать из исторгнутого Ородруином шлака её корни оказалось слишком трудно. Мордор стали охранять, но никто не выказывал желания жить под угрозой Огненной Горы, на мрачной и суровой засыпанной сплошь золой и пеплом равнине Горгорот. И Эльфы, и Нуменориды, и другие Люди из их союзников в ходе Битвы и Осады вынесли страшные потери, и хуже всего была гибель ещё до победы Элендила Рослого и Гил-галада Старшего Князя Нольдор, ибо позднее Элдар и Люди вновь разделились, и Союз тот не зря был назван Последним, поскольку подобной армии в Средиземье больше не бывало. Эльфы убыли, а Люди выродились.
Что же касается Кольца Власти, его судьба в первые годы Эпохи скрылась из глаз Мудрых, но не прервалась. Изильдур забрал его себе, не послушав совета Эльронда и Кирдана, которые вдвоём только из всех Мудрых и видели поражение Саурона. Эльфы советовали бросить его в Огонь, откуда Единое вышло, пока Ородруин был близко. Только тогда Саурон был бы разгромлен окончательно, обратившись в бессильную тень беззубой злобы. А Изильдур ответил:
— Не я ли нанёс Врагу смертельный удар? Значит, оно будет моим наследством, взамен жизней отца и брата.
Да, казалось ему Кольцо Власти удивительно красивым с виду, столь прелестным, чтобы отказаться от его уничтожения. Сначала он вернулся в Минас Анор, посадил там Белое Древо, а потом, поручив Южное Королевство племяннику Менельдилу сыну Анариона, отправился по следам отца на Север, чтобы воцариться в Эриадоре, дальше от Чёрной Страны. Кольцо же он сделал своей фамильной драгоценностью.
Орки настигли Изильдура, поскольку большой их отряд прятался в Туманных Горах. Меж Зелёного Леса и Великой Реки, на Лойг Нинглорон — Полях Ирисов попался Изильдур. Бивак свой король, уверенный в разгроме врагов, оставил без охраны и разведки, и орки напали на него врасплох. Почти все Люди до единого были убиты, и с ними старшие сыновья Короля — Элендур, Аратан и Кирион (жену с младшим сыном Валандилом Изильдур оставил в Имладрисе). Силой Кольца, сделавшего его невидимым, Изильдур ускользнул, но орки выследили его по отпечаткам ног и запаху, пока не пригнали к Великой Реке. Изильдур бросился вплавь, и тут Кольцо показало свою предательскую сущность и отомстило, соскользнув с пальца. Изильдура заметили и убили, хотя почти десяток стрел понадобился, чтобы сразить его. А из отряда Изильдура выжили лишь трое. После тяжёлого и долгого путешествия они пришли в Имладрис. Один из них Охтар — оруженосец Короля, которому доверены были обломки Нарсила.
Меч Элендила оказался, таким образом, в руке юного Валандила, но Хозяин Эльронд восстанавливать погасший клинок не разрешил, сказав, что Нарсил будет выкован заново лишь тогда, когда найдётся Кольцо Власти и вернётся Саурон. А Люди и Эльфы после того надеялись, что Нарсил навечно останется переломленным.
Валандил в своё время заступил на помост в тронной зале Аннуминаса, но править в границах деда ему не хватало людей. И Нуменоридов, и Эриадоррим[1] на Дагорлад, Полях радости и в Мордоре полегло немало. И после седьмого Короля Эарендура Северное Королевство распалось на три малых и слабых куска, уничтоженных врагами постепенно. Века прошли, и слава Дунедайн на Севере осталась только в курганах и развалинах, а сами Дунедайн превратились в странное и бродячее Племя, о котором ничего не знали — ни где их дома, ни каковы их цели — а потому им не доверяли. Только в Имладрисе помнили, что за Бродяги странствуют в пустыне. И, как бы ни терзала судьба их страну, наследники Элендила по прямой линии от отца к сыну передавали обломки Нарсила — свой знак и грядущую свою судьбу.
На юге же процвёл Гондор, и сила его только прибывала поначалу, пока богатство и слава Королей Юга не сравнились с Нуменором. Строили они башни и крепости, огромные порты и флоты из тяжёлых кораблей, а Крылатая Корона властвовала не страхом, но почтением над племенами десятков языков. И век за веком расцветало на вершине Минас Анора Белое Древо, лишь несколькими поколениями отстоявшее от прекрасного Галатилиона, хранившего тень красоты Истинного Света.
Летели годы, и, как всему в Средиземье должно завершать свой путь, стал близок и закат Гондора. Кровь Нуменоридов смешалась чересчур с меньшими племенами, мудрость и сила их растворились, ушло былое долголетие, и Род Анариона прекратился. Ещё при Королях ослаб надзор за Мордором. Телемнар — Двадцать Третий Король — погиб от чумы и мора, посетивших Гондор. Также умерли от болезни и его дети. Крепости пограничья Мордора лишились гарнизона, Минас Итиль вымер, жалкие остатки жителей его бежали, и в Страну Мрака стали возвращаться прежние её жильцы; словно холодные ветры подняли пепел с Горгорота, гонимый тёмными тенями. Это были Улайри, называемые Назгул — Девять Призраков, Рабов Кольца, долго прятавшихся от Гондора, но теперь возвратившихся готовить место восставшему Хозяину.
При Короле Эарниле Назгул нанесли первый и мощный удар — перешли Горы Тени и заняли Минас Итиль, превратив его в такое страшное место, что и смотреть не решались на Город Призраков. Стал он Минас Моргулом — Башней Колдовства — вечным врагом другой столицы. А имя Анора вышло из обихода надолго, сменившись на Минас Тирит — Башня Стражи. Осгилиат, подорванный ещё давней Усобицей, был также покинут и брошен в развалинах, где живое существо встретить было трудно. В Минас Тирите на вершине Цитадели воздвигли высокую белоснежную башню — наблюдательный пост, а Белое Древо цвело, хотя это и было уже второе, посаженное из плода первого, засохшего после смерти Телемнара. Нуменориды защищали страны за своей спиной, держали оборону от Моргула, орков и злых Остерлингов.
Эарнур Последний сын Эарнила прекратил и боковую линию наследников Анариона. Один он пришёл к воротам Моргула на вызов Короля Призраков, сошёлся с ним в единоборстве, но, разумеется, обманутый, был взят в плен Девятью. Его жестоко пытали, пока Эарнур не умер. Полагают, что умер, ибо никто из живых с тех пор его не видел. Но, хотя и пресеклась линия Королей, оставленный Эарнуром наместник Мардил Верный, оруженосец Короля, продолжил власть Белой Башни. Род Правителей сел в простое мраморное кресло у подножия самоцветного Трона, и просидел в нём несколько веков. В их время в одной из частей старого Гондора, в Каленардоне, поселились пришельцы с Севера — Рохиррим, Народ Коневодов, союзники Правителей в многочисленных войнах. Совсем севернее, за Аргонатом, охраняли Гондор силы древние и Людям неизвестные, но действенные. Только сам Саурон мог бы сокрушить тех неведомых защитников. И до конца Эпохи не выходили из своего города Назгул, Андуин не пересекали и в видимом облике Людям не показывались.

5.

После смерти Гил-галада всю Третью Эпоху Хозяин Эльронд провёл в Имладрисе. Эльфов мудрых и могучих собрал он вокруг себя, и другие светлые силы Средиземья, храня в течении лет неверной человеческой жизни Красоту. В его Доме хранилось сокровище Знания и Совета, и каждый мог найти там отдых, если Мрак не давал передышки иначе. И там же вступали в мир или покидали его в старости Наследники Изильдура, коль скоро собственная их страна погибла. Эльронд был их далёким родичем, и полагал, что в его Доме из этого рода появится Человек, которому суждено Эпоху завершить, каков бы конец ни оказался. И хранил теперь Эльронд Сломанный Меч.
Для Старших Эльфов главной крепостью Эриадора был Имладрис, но и в Линдоне оставались Элдар из королевства Гил-галада. Они отправлялись порой вглубь материка, но жили постоянно на берегу, где строили корабли для тех Эльфов, кто, устав от жизни в Средиземье, отправлялся на Запад. И не последним среди Мудрых был вождь Линдона Кирдан Кораблестроитель.
О Трёх Кольцах Мудрые вслух не говорили. Даже среди Элдар немногие посвящённые знали, что их удалось сохранить, но без дела теперь Кольца не покоились. После того, как Саурон лишён был Единого, Элдар с помощью Трёх старались сохранить часть своей земли непокорной Тьме и вечно юной. Тогда стали понимать самые чуткие, что в Имладрисе, где звёзды удивительно ярки, хранит Эльронд Сапфировое. А Алмазное было в Лориене на руке Госпожи Галадриэль. Хотя правила она Лесным Племенем, женой была Келеборна Дориатского из Синдар, но сама была последней Княжной Нольдор в третьем всего поколении от Перворождённых, прибыла она из Валинора, и в Средиземье Эльфа красивее и могущественнее Галадриэль не было. Но кому доверено Алое Кольцо, знали лишь Эльронд, Галадриэль и Кирдан, и даже догадаться другие не могли.
И в двух этих странах, Имладрисе и Лотлориене, в течение всей Эпохи время замерло в своём разрушительном беге, оставив лишь умножающую свою способность. Под звёздным светом цвёл Ривенделль, и в золотых цветах новой Скрытой Страны меж Келебранта и Андуина ни один орк не ступал. И также Эльфы понимали, что вечно так продолжаться не может — либо Саурон обретёт своё Кольцо Власти, либо враги одного Врага найдут его и уничтожат, но в обоих случаях Три потеряют свою силу, всё, защищённое ими, истает, Эльфы уйдут в Сумерки, как суждено им, и начнётся Господство Людей.
Так и произошло: и Одно, и Семь, и Девять уничтожены, а Три пропали на Западе, с их уходом завершилась Третья Эпоха, и История Элдар в Средиземье завершилась. Так и назвали те годы — Время Увядания, когда осень и затем зима пришли к Эльфам, оставшимся восточнее Моря. Ещё были тогда в Наших Землях славные Нольдор — Красота и Власть, и Сила — и Смертные знали их. Оставались рядом с ними создания удивительные, и были тут же жуткие твари Врагов — Орки, Тролли, Драконы. В лесах жили существа совсем древние, мудрые, но мало кому известные. В Горах терпеливой своей и бесконечной работой занимались Гномы, кого никто в ремесленном искусстве работы с металлом и камнем не мог обойти. Но готовилось одновременно с тем Господство Людей, текли исподволь перемены, пока в Чернолесе не объявился Тёмный Властелин.
Прежнее имя того массива было „Великий Зелёный Лес“, приют обширнейший для диких зверей и певчих птиц под владычеством эльфийского короля Трандуила. Когда миновала приблизительно треть Эпохи, с юга в тот Лес стали пробираться Тьма и страх, мгла души и сумрак под чёрными кронами, убежище зверей кровожадных и жестоких разумных существ.
Потому и назвали его Чернолесом, в знак того, что глубокая тень стала над ним, не пуская путников одним слухом о себе. Проходить Лес насквозь теперь отваживались только в северной половине, близ пещеры Трандуила, где Эльфы держали оборону. Но откуда пришла та Тень, не знали, и нескоро догадались об источнике её Мудрые. Саурон пришёл. Из самых дальних пустынь Востока он вернулся в густой и плотный Зелёный Лес, нашёл в нём холм и устроил подземный дом. Чернокнижником из Дол Гулдура его называли, боялись, но недостаточно.
Когда появились над Лесом первые признаки Тени, появились и в Средиземье Истари — Кудесники. Один Кирдан знал, откуда, и только Эльронду и Галадриэль он рассказал, ибо прибыли они из-за Моря. Эльфы сочли, что Короли Запада отправили их в помощь Средиземью на тот случай, когда Саурон вновь поднимет голову, чтобы Эльфы и Люди не сидели праздно, а под руководством Истари боролись со злом храбро и честно. Облик они приняли стариков из Племени Смертных, седых, но поразительно сильных, подвижных, кипучих и деятельных. Годы были над ними невластны, и даже тяжёлые труды, лишения и печали их почти не старили. Остр их ум, чутко сердце, беспокоен разум, велики Мудрость и Знание, не считая навыка в ручной работе и владения оружием. Путешествовали они среди племён Эльфов и Людей, даже зверей и птиц подвигали на дела, а никто их настоящих имён так и не узнал, и потому окрестили их по-разному. Самые сильные из всех были Митрандир и Курунир, людьми называемые на Севере Гандальфом и Саруманом. Курунир был старше и в Средиземье появился раньше, а после него прибыли Митрандир и Радагаст, а другие Истари в этих книгах не упомянуты. Ближе всех общался с птицами и зверьми Радагаст, среди Людей был Саруман, искусный оратор и любитель техники, а с Эльрондом и Эльфами более всех согласовывал действия Митрандир, путешествуя чуть ли не по всему свету, кроме Крайнего Востока, и нигде надолго не задерживаясь. Курунир отправился через Горы, а потом поселился в Ортанке, построенном, как известно, Нуменоридами.
Наиболее непоседливым был Митрандир, и вместе с тем самым подозрительным к Зелёному Лесу. Другие думали найти там Девятерых Рабов, но Кудесник чувствовал нечто большее. Однажды он отправился туда и Чернокнижника выгнал, но Колдун вновь вернулся через некоторое спокойное время. Тень его плотнела, и тогда впервые собрался Белый Совет Мудрых. Кирдан там был, Эльронд, Галадриэль, ещё кое-кто из родовитых и сильных Элдар, а от Кудесников Митрандир и Курунир. Курунира и избрали Главой Совета, после чего он стал именоваться Саруманом Белым. Его избрали потому, что он долго и тщательно изучал искусства Врага, хотя Галадриэль считала Митрандира достойнейшим. Но Гандальф отказался сам, ценя прежде свободу от любой власти, призыва или связи союзной, кроме власти пославших его. Саруман принялся мирно исследовать Историю Колец, как они были созданы и применены, но, гордый и властолюбивый, схизмы Галадриэль и Митрандиру не простил.
Тень плотнела неумолимо, Эльронд беспокоился, Митрандир был тревожен. Снова он отправился в опаснейшее путешествие — в Дол Гулдур, в самые глубины подземелий Чернокнижника, и узнал, кто он есть.
Вернувшись, он сказал Эльронду:
— Алас! мы правы. Это не Улайри, как многие сочли. Саурон сам появился, создал себе облик, а теперь умощняется с каждым днём. Все Кольца под его рукой, кроме Единого, и сильнее всего жаждет он новостей о нём и о Наследниках Изильдура, есть ли они ещё на Севере.
— В тот же час, когда отказался Изильдур уничтожить Кольцо, — ответил Эльронд, — тогда было это возвращение решено.
— Тем не менее, — ответил Митрандир, — пока потеряно Одно, мы сильны над ним, можем его обуздать и изгнать, если не опоздаем.
Они собрали Белый Совет, на котором Митрандир горячо советовал начать дело незамедлительно, но Курунир оказался против, и ничего по-прежнему не происходило. Саруман сказал тогда:
— Я не верю, что Единое найдётся в Средиземье. Давно уже кануло оно в Андуин, давно скатилось в глубины Моря, и там ему лежать до Конца, пока Мир не перевернётся, и глубины его с сушею не поменяются.
И снова Совет погрузился в спокойное наблюдение.
Только Эльронд не удержался и сказал Митрандиру однажды:
— Я знаю, что Единое найдут, и тогда снова будет война, чтобы завершить эту Эпоху. И война закончится властью Тьмы, если какой-то случай, мною не предусмотренный, не спасёт нас.
— Много неожиданностей хранит Мир, — ответил Гандальф. — Порой помощь нам, Мудрым, но бессильным, приходит от слабой и неизвестной дотоле руки.
Знающие тогда обеспокоились, но ещё никто не подозревал в Курунире отступника, хотя в душе своей он их уже предал. Курунир решил, что найти Кольцо должен он, и никто иной, чтобы подчинить его и устроить мир по своей воле. Слишком долго изучал Саруман искусства Саурона, чтобы остаться с одною лишь ненавистью к Врагу. Зависть пришла к Волшебнику незаметно, и желание поставить себя на место Властелина Колец. Саруман понимал, что пока Саурон открыто присутствует в Средиземье, Кольцо будет искать своего Хозяина, а иначе спрячется снова. Тогда Курунир решил поиграть с огнём и оставить Врага в покое, чтобы потом уберечь Кольцо и от Хозяина, и от Мудрых, самому стать Властелином.
У Полей Ирисов Саруман стал искать и следить, но скоро обнаружил там рабов Дол Гулдура, обшаривающих Реку. Волшебник понял, что история гибели Изильдура Саурону уже известна, и испугался, вернулся в Изенгард и стал его укреплять. Одновременно он вновь углубился в тайны Колец, их свойства и способы изготовления, скрываясь в этом от Совета и надеясь узнать о Едином первым. В распоряжении его оказался большой выбор соглядатаев, особенно из птиц Радагаста, который без всякой задней мысли отрядил их для надзора за Врагом.
А в Дол Гулдур стекались злые создания из всех тёмных углов мира, соединялись там вновь под умной и расчётливой рукой, направляясь организованно против Нуменоридов и Эльфов. Снова собрался Совет, на котором всё Знание о Кольцах разобрали и обсудили. Митрандир сказал:
— Знаем мы, где Кольцо, или не знаем, то неважно! Пока оно цело, жива сила, создавшая его, душу туда вложившая. Саурон будет наращивать могущество и ждать своего времени, он может терпеть. А мы не можем, ибо Эльфы слабеют, а Друзья Эльфов не растут. Скоро Враг даже без Единого будет для нас слишком силён. Все Девять у него, а из Семи — три! Мы должны бить первыми.
В последний раз тогда помог Совету Курунир, поскольку он теперь решил прогнать Саурона дальше от Реки, чтобы искать там свободно и тщательно. Силою Совета Дол Гулдур был на время очищен, а Лес на несколько лет стал гораздо приятнее.
Опоздали Мудрые. Саурон предвидел их действия и приготовился, а Улайри давно уже действовали в русле его планов. Посему бегство Саурона оказалось притворным, и Мудрым не удалось упредить его возвращения в Мордор. А там уже он быстро поднял вновь Барад-дур. В тот год Белый Совет собрался в последний раз, а Саруман с тех пор, запершись в Ортанке, советовался лишь с самим собой.
Орки готовились, собирались на Востоке дикие, жадные и жестокие Люди. А на волне страха пред этими приготовлениями сбылось и слово Эльронда — нашлось Единое, притом образом настолько необычным, что даже Митрандир не сообразил сразу. И Курунир не узнал ничего, и Саурон, ибо давным-давно, ещё при Королях в Гондоре, покинуло оно Реку на руке Полурослого из народа тихих и незаметных рыболовов, и этот Полурослый забрал его в тёмное убежище у самых корней Туманных Гор. И нашёл его там именно в год последнего Совета другой беспечный путник, загнанный в тоннели без света и надежды орками, и унёс в далёкую страну Перианнат — Малого Народа, или Полурослых, живущих едва ли не на самом западе Эриадора. Племя это Эльфы знали плохо, Люди — едва ли лучше, а Мудрые совсем не брали в расчёт, и из всего былого Совета лишь Гандальф кой-чем о них интересовался.
Удача и наблюдательность открыли Митрандиру правду раньше, чем узнал о Кольце Саурон, но Гандальф, ошеломлённый, погрузился в сомнения по уши. Сила этой вещи оказалась чрезмерной и опасной для любого из Мудрых. Единственное, что ему и другим в таком случае предназначено — стать новым Тёмным Властелином в своём обличии, как уже решил для себя Курунир. Но Эльфы не могли Кольцо уничтожить, и тогда Митрандир, дружный с Дунедайн Севера, снова потянул время, доверив им охрану страны Полурослых, а сам отправился на разведку. А у Саурона, как известно, слишком много ушей в распоряжении, чтобы долго скрываться от пытливого внимания Врага. Узнал он о Едином предмете всех своих помыслов, и Назгул послал на поиски. Началась Война, и Третья Эпоха завершилась так же, как и началась — в борьбе с Врагом.

6.

О тех делах славных и доблестных рассказано много и подробно в Истории Войны Кольца, и оттуда же узнает каждый, как она завершилась нежданной победой и давно предвиденным поражением. Упомянем лишь, что на Севере открылся Наследник Изильдура, в Имладрисе перековали обломки Меча, с которым он и отправился на войну как Вождь Людей, ибо Арагорн сын Араторна — тридцать девятый наследник в прямой линии Рода Изильдура — оказался к Элендилу ближе всех своих предков, вместе взятых. Бой в Рохане он выиграл, с тайной и неожиданной помощью низвергнув предателя Курунира, страшный бой принял в Гондоре перед воротами Города, где даже и без участия прославленного Меча нашёл свою судьбу Король-Колдун из Моргула, глава Назгул. И Наследник Изильдура повёл армию свою к Чёрным Вратам Мордора.
В том бою на Зубах Мораннона были Митрандир, сыновья Эльронда, Король Рохана, гондорская знать, Дунедайн Севера и Наследник, и все они смерти и поражению в лицо посмотрели, доблестию и могуществом своим бессильные, ибо Саурон был для них Врагом, стальным оружием непобедимым. И надёжными в тот час оказались лишь давние слова Митрандира о Мудрых и слабых. Как много пели потом, победу и свободу принесли Средиземью мирные Перианнат, невидимые из высокой травы своих лугов.
По просьбе Митрандира и своему желанию Полурослый Фродо взял Кольцо и вдвоём с другом и садовником своим прошёл все опасности на пути в Чёрную Страну, несмотря на все препоны Саурона достиг Роковой Горы, где в родном своём Огне успокоилось наконец и исчезло Кольцо Власти.
Тогда погиб Саурон и пропал из Мира навсегда, лишённый вида, власти и силы, слабая тень своей зависти и былой угрозы. Барад-дур развалился, и земля дрожала тогда под его низвергнутой тяжестью. Долгий мир настал после того в Средиземье и новая Весна, когда в Гондоре и Арноре Королём стал Наследник Изильдура, и Дунедайн возродились, а в Королевском Дворе Минас Анора вновь расцвело Белое Древо, ибо, как знал Митрандир и Королю показал, семечко его издревле сохраняли на горе Миндоллуин в камнях у границы вечных снегов. А пока цвело оно, Короли не забывали Древние Времена.

7.

Всё то достигнуто было неутомимой деятельностью Митрандира, его мудростью и удачей. В последние дни Эпохи он показался наконец в подлинном величии Белого Волшебника, но лишь когда пришёл его день покинуть Средиземье, узнали другие, что он носил Кольцо Алое и Огненное. Кирдану оно было поручено в своё время, но, чувствуя, откуда вышел и к чему придёт Митрандир, старый Эльф передал Нарья ему:
— Возьми Кольцо, — сказал он. — Твои труды будут самыми тяжёлыми, и пусть оно тебе поможет и сохранит от усталости. Это Кольцо Огненное, чтобы горели сердца, хладные ныне, горели прежней силой и доблестью Древнего Мира. Без надобности оно мне. Я в Море душой, и на седых уже берегах останусь вечным стражем в Гаванях, пока не отплывёт корабль последний. Я буду ждать тебя.
Долго строил Кирдан белый корабль, долго ожидал он своего времени, но, когда завершилось всё, а Наследник Изильдура принял власть над Людьми, и благоволение Королей Запада пошло чрез него, стало ясно, что Три Кольца обессилели, а Перворождённым Средиземье представилось, как Кирдану — старым и седым по сравнению с Древностью. И Нольдор отплывали из Гаваней в тот год, а Властители Колец — последними из них. В осенних сумерках взошли Хозяин Эльронд, Госпожа Галадриэль и Гандальф Кудесник с другими кое-кем на Корабль, и он ушёл из Митлонда Прямым Путём. Склонились под килем моря Согнутого Мира, пропали из парусов ветра его, и в Средиземье Элдар — Нольдор — остались лишь в песнях и легендах.


[1] прошу прощения за придуманное самостоятельно слово (прим. перев.)

Текст Сильмариллиона закончен. Перечень имён, следующий за ним, я, скорее всего, помещать здесь пока не буду, перечень корней эльфийских языков тоже. Грядут „Незавершённые сказания Средиземья и Нуменора“.

Tags: Сильмариллион
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments