elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:

Квента Сильмариллион. Глава XVII

Глава XVII. О прибытии на запад Людей

Три века с лишком прошло с прибытия Нольдор в Средиземье. В одно из лет Долгого Мира правитель Нарготронда Финрод Фелагунд путешествовал восточнее Сириона и охотился там с Майдросом и Маглором. Травля ему надоела, и Финрод один направился к видным издали горам Эред Линдон. По Дороге Гномов он пересёк Гелион у Сарн Атрад и вверх по Аскару поднялся в северный Оссирианд.
В долине среди низких предгорий чуть ниже истоков Талоса вечером увидел Финрод искру света и услышал пение, чему очень сильно удивился, поскольку Зелёные Эльфы Семиречья огнём не пользуются и не поют по ночам. Сначала он заподозрил отряд орков и приблизился, но потом понял ошибку — язык песни был неведом Финроду совершенно. Ни Эльфов, ни Орков, ни Гномов. Фелагунд замер в тени опушки выше огня и присмотрелся.
Он нашёл стоянку Людей рода Бёора Старого, как вождя стали называть позже. В течение жизни нескольких поколений Люди шли с Востока, пока не пересекли под началом Бёора Синие Горы и спустились в Белерианд первыми из всех Племён Людей. Они пели, поскольку радовались удачному концу путешествия и, как им казалось, избавления от многих опасностей в чудной стране.
Фелагунд наблюдал за Людьми из укрытия, пока они не заснули. Тогда Эльф спустился к огню, за которым никто не следил, нашёл там весьма топорно сделанную арфу Бёора и начал играть мелодию, которой Люди до того не слышали, ибо их никто ещё не учил искусствам, кроме Тёмных Эльфов. Люди проснулись и стали слушать его музыку и песню, словно во сне, пока не заметили, что их спутники тоже не спят и молча слушают, заворожённые красотой мелодии и слов. Мудрость Эльфов пел им Фелагунд, и Люди стали слушать о создании Арда и красоте страны Аман, что за Морем, и слова становились видением пред их глазами, а язык Старшего Племени каждый понял сообразно своей мудрости.
Среди этих Людей короля Фелагунда стали называть Ном, что на их языке обозначало „мудрость“, а Эльфов они назвали Номин, то есть Мудрые. Сначала Люди даже сочли Финрода одним из Валар, о которых до них дошли слухи от Эльфов. Им говорили, что Валар живут на западе, и, может быть, потому это племя Людей и отправилось за солнцем. Фелагунд провёл с ними довольно много времени, рассказал, что знал, а Люди признали его своим главой, и к роду Финарфина с тех пор относились очень дружественно.
Элдар восприимчивы к языкам больше других Племён, а Финрод заметил к тому же, что та мысль, которую Люди хотят ему сказать, Эльфу становится ясна без слов, и Фелагунд легко смог перевести речь Людей. Говорят также, что племя Бёора ещё на Востоке переняло множество слов от Тёмных Эльфов. Язык Квенди, как известно, несмотря на все поздние расхождения, един, и Финрод хорошо его понимал, а вскоре и мог поддерживать разговор. Он много говорил с Бёором, но тот лишь касался происхождения Людей, поскольку сам знал немного. Отцы мало рассказывали сыновьям, и Бёор отвечал на расспросы так:
— Тьма позади нас, и мы ушли прочь от неё, и не хотим возвращаться даже в воспоминания. Нас всегда тянуло на запад, потому что мы верим, что найдём Свет.
Элдар потом догадались, что когда Люди появились в Хильдориене на первом рассвете, шпионы Моргота не спали, и новость прибыла в Ангбанд скоро. А ещё позже Эльфы узнали кое-что и о том, что Враг будто бы за необыкновенной важностью этого события оставил Ангбанд и руководство войной Саурону, а сам отправился на Восток к Людям. Что он им говорил, и говорил ли, Элдар не знают, но Тень в сердцах Людей Нольдор, как Резню и Проклятие Мандоса в собственных душах, видели даже у Друзей Эльфов. Главным направлением мысли Моргота всегда было разрушение и порча всего разумного, что появлялось в Арда (поскольку сам он не мог создавать), и, несомненно, он преследовал одной из целей обращение Людей во врагов Эльфов. Возможно, Враг хотел с помощью нового Племени разбить Белерианд, но Людей было очень мало, а Эльфы к тому времени усилились настолько, что Моргот возвратился в Ангбанд, а на Востоке оставил нескольких своих подручных, не столь властных, хитрых и терпеливых. Посему Морготу ни сразу, ни потом не удалось обратить на свою сторону всех Людей.

1.

Фелагунд также узнал от Бёора, что не одно Племя Людей идёт на Запад с той же целью.
— Мои родичи пересекли Горы и сейчас где-то неподалёку, а Халадин — род, от которого мы довольно давно отделились, остаются на восточной стороне, ожидая от нас известий. Есть ещё Люди, близкие нам, и ранее опередившие нас на пути. Но их много, все они держатся вместе под главенством Мараха, и потому идут медленно. Мы их обогнали.
Зелёные Эльфы сразу обеспокоились прибытием нового Племени, а когда узнали, что среди Людей оказался Князь из-за Моря, отправили Фелагунду вестника со словами:
— Повелитель, если имеешь влияние на пришельцев, верни их восвояси или убеди продолжать путь на запад. Мы не хотим видеть в своей стране чужих, которые рубят деревья и убивают зверей. Они недруги нам, и если Люди не покинут наши земли, Эльфы станут вредить им настолько, насколько смогут.
Тогда Фелагунд посоветовал Бёору собрать все свои отряды и перейти Гелион, расположившись по восточным берегам Келона южнее Нан Эльмот близ Дориата, в стране Амрода и Амраса. Их земли назвали Люди Эстоладом, что на их языке означало „Бивак“. Год прошёл, и Фелагунд решил возвратиться в Нарготронд, а Бёор попросил у Эльфа разрешения следовать за ним. До конца жизни он оставался при Короле, и имя получил Бёор, что значит „Вассал“, а до того он звался Баланом. А вождём тех Людей остался его старший сын Баран. Сам Беор в Эстолад не возвращался.

2.

Вскоре после того, как Фелагунд вернулся в Нарготронд, Горы перешли другие Племена Людей, и первыми — Халадин. Эльфы Семиречья встретили их недружественно, и Халадин повернули на север, в Таргелион, номинально принадлежащий Карантиру. Нольдор не обратили на них большого внимания.
На следующий год пришли Люди Мараха, высокие, сильные и воинственные. Они шли организованными отрядами, и Зелёные Эльфы побоялись им препятствовать и по привычке спрятались. Марах же, узнав, что Бёор нашёл плодородную и просторную страну, отправился по Дороге Гномов и обосновался южнее и восточнее Барана сына Беора, прочно с ним подружившись.
Фелагунд часто посещал Людей, и другие Эльфы (и Нольдор, и Синдар) ездили в Эстолад к Эдайн, чьё появление давно уже было предсказано. В Валиноре Второму Племени было дано имя Атани, но в Белерианде оно превратилось в Эдайн. И слово это стало обозначать только те Три Племени, что стали Друзьями Эльфов.
Финголфин, являясь Старшим среди всех Князей Нольдор, также отправил своих гонцов, а некоторые люди уехали к Эльфам. Малах сын Мараха прожил в Хитлуме сорок лет, овладел языком Эльфов совершенно, и называли его там Араданом.
В Эстолад Эдайн недолго прожили спокойно. Они хотели идти дальше на запад, но перед ними были границы Дориата и непроходимые болота Сириона. Тогда Князи Нольдор, желая укрепиться Людьми, решили, что всякий, кто пожелает, может жить среди Эльфов. Переселение началось одиночками, а потом из Эстолад стали выходить целыми семьями и родами. Через пятьдесят лет число переселенцев достигло нескольких тысяч. Чаще всего Люди отправлялись на север, хорошо изучив дорогу разведочными путешествиями. Род Бёора переехал в Дортонион к роду Финарфина. Род Арадана (его отец Марах остался в Эстоладе) переселился западнее, в Хитлум, а меньшей частью, под главенством Магора сына Арадана — по Сириону в Белерианд, на южные скаты Эред Ветрин.
Известно также, что кроме Финрода, никто не спрашивал совета Тингола, и Король Белерианда поэтому был обижен. Вдобавок, сны тревожили его ещё до прибытия Людей, и Тингол решил, что Люди не будут жить южнее его страны, а Князи Нольдор, которые возьмут их под управление, будут и отвечать за Людей полностью. И добавил:
— В Дориат, пока я правлю, ни один Человек не войдёт, даже из тех, что будут вместе с Финродом.
Мелиан промолчала, но потом сказала одной только Галадриэль:
— Мир скоро скатывается к большим событиям. Один Человек, притом именно из рода Бёора, придёт, и не будет ему препятствием Пояс Мелиан, ибо приведёт его судьба сильнее моей власти. А наследники его выдержат, даже когда Средиземье переменится.

3.

Люди оставались и в Эстоладе, и жили там до разгрома Белерианда, когда часть их погибла, а часть отступила обратно.
Там, среди тех, кто решил завершить странствия, оставались и Люди, склонные к путешествиям, а ещё и Люди, боявшиеся ярких глаз Элдар. Среди Эдайн начались споры, в чём видна рука Моргота, знавшего, разумеется, о прибытии Людей в Белерианд и о дружбе их с Эльфами. Во главе недовольных стали Берег из рода Бёора и Амлах, один из внуков Мараха. Они говорили:
— Мы очень долго шли из Тьмы Средиземья от его опасностей, поскольку услышали, что на Западе есть Свет. Теперь нам известно, что Свет за Морем, где живут Боги, куда мы не можем достигнуть. Один из Богов здесь, и тот Тёмный Властелин. Элдар мудры, но и опасны, и они воюют с ним без мира. Говорят, Тёмный Властелин на севере, и нам туда не дорога, где смерть, от которой мы бежали.
Тогда собрался большой совет, на котором Друзья Эльфов ответили Берегу:
— Несомненно то, что мы бежали от зла, принесённого Тёмным Властелином. Он ищет власти над всем Средиземьем. Где мы тогда укроемся от него? Хорошо было бы покорить его или хотя бы удержать в границах Осады. Доблесть Элдар держит его, и, должно быть, на помощь им мы шли сюда, сами того не понимая.
— Пусть Элдар и продолжают, — ответил Берег. — Наши жизни и без войны коротки.
Но тогда поднялся с места один, похожий на Амлаха сына Имлаха, и поразил всех своими словами:
— Вы говорите точно словами Эльфов, готовых обмануть всякого неосторожного пришельца. Где берега Моря? Кто их видел из вас? Моря нет. Нет на Западе Света! Кто из вас видел хоть одного Бога? Кто видел Тёмного Властелина на Севере? Если кто и ищет власти над Средиземьем, то это Элдар. Это они в погоне за богатством стали копать землю и выгонять оттуда разгневанных жителей земли, и дальше Элдар будут делать только так. Пусть у Орков будет своя страна, а у нас наша. Мы найдём своё место, если Эльфы нам позволят!
Изумились Люди, в душу многим закрался страх, и они захотели покинуть страны Элдар и поселиться от них как можно дальше. Но уже после совета Амлах говорил, что его не было в собрании, и что подобных слов он никогда никому не говорил. Теперь Людьми овладели сомнения, и Друзья Эльфов тогда сказали:
— Верьте, по крайней мере, тому, что Тёмный Властелин есть на самом деле! Среди нас его следопыты и посыльные. Он боится нас, боится силы, которую мы подарим его врагам.
А им отвечали, притом довольно разумно:
— Он ненавидит нас больше. И ненавидит тем сильнее, чем дольше мы живём здесь, вмешиваясь безо всякой для себя пользы в его ссору с Королями Элдар.
Тогда из Эстолад вышла тысяча людей Племени Бёора под командой Берега, они ушли на юг и надолго пропали из песен. Амлах остался, разгневанный, и, поклявшись:
— Теперь у Властелина Лжи со мной будет счёт, который я буду закрывать до конца дней своих, — ушёл на север к Майдросу.
А его Племя, оставшись, избрало себе нового вождя, который увёл его обратно в Эриадор в полное забвение.

4.

Тем временем Халадин жили в Таргелионе спокойно и свободно. Моргот, увидев, что ложь не может разбить союз Людей и Эльфов, решил подействовать силой и нанести Людям такой вред, какой могут орки. Отряд их вышел с востока, избежав Окружения, и осторожно подобрался с восточной стороны Эред Линдон. Орки прошли перевалами по Дороге Гномов и атаковали Халадин по южным рубежам из лесов на границах Земли Карантира.
Тогда Халадин больше не жили ни вместе, ни даже помногу близко друг от друга. Верховного правителя у них не было, далёкие друг от друга общины занимались своими делами и землями самостоятельно. Собирать их вместе было бы долго и трудно. Однако был один, называемый Хальдад, человек храбрый и властный. Собрав всех, готовых сражаться, он отступил в угол Гелиона и Аскара, и на самой стрелке построил тын от воды до воды. За укреплением они спрятали женщин и детей, сколько нашли их по пути. Осада длилась, пока не стали истекать запасы.
У Хальдада были близнецы — дочь Халет и сын Хальдар, и оба они доблестно оборонялись, поскольку Халет была сильна и храбра наравне с братом. Уже в конце осады Хальдад погиб при вылазке, а Хальдара, отправившегося отбивать у голодных орков тело отца, убили там же. Тогда Халет сплотила оставшихся, ибо иные из них в отчаянии стали топиться в реке, и продержалась ещё неделю, пока при последнем штурме, когда орки уже проломили ограду, с грохотом под рёв труб не прибыл с севера полк конницы Карантира. Нольдор вогнали орков в реки, где враги потопли.
Карантир воздал Халет почести и понял, наконец, сколько силы и доблести досталось Эдайн:
— Если вы согласитесь переехать севернее, в свободные земли, где вас защитят Элдар, наша дружба будет крепка.
Халет, впрочем, как и все Халадин, была горда и не терпела бы над собой власти. Она вежливо и твёрдо ответила:
— Повелитель, я уже решила для себя, что нужно покинуть тень этих Гор и уйти на запад вслед за теми, кто уже там.
Халадин собрались, сколько их осталось, укрывшихся в лесах, сочли, сколько им оставили провианта в обгорелых домах Орки, провозгласили Халет вождём и направились в Эстолад. Они так и остались обособленным Племенем Халет, которая была их вождём до конца дней. Замуж она не выходила, а наследником был её племянник Хальдан сын Хальдара. Долго в Эстоладе Халет не усидела, и, хотя не все были согласны, она повела своё Племя ещё дальше сама, без помощи Элдар. Они переправились через Келон и Арос, а потом пересекли и страну между Горами Страха и Поясом Мелиан. Даже тогда те равнины были не столь ужасны, как стали ещё позднее, но открытой дороги Смертному там не было ни в какие времена. Халет провела их лишь силой своей железной воли и убеждения через все трудности и потери. Они перешли, наконец, Бритиах, и многие сожалели о путешествии, но возврата не было. Они обустроились привычно в новой стране и стали жить семьями в лесистом Талат Дирнен за Тейглином, а иные зашли даже в страны, управляемые Нарготрондом. Те, кто пожелал оставаться с Госпожой Халет, отправились с нею в лес Бретил, меж Тейглина и Сириона. А в злые годы, наставшие довольно скоро по меркам Эльфов, туда переселились почти все потомки её Племени.
Бретил, однако, номинально принадлежал Тинголу, хотя и не находился внутри Пояса Мелиан. Может быть, Король и запретил бы Людям там жить, если бы Финрод Фелагунд не заступился за них. Тингол, узнав, что вынесло Племя Халет, даровал ей Бретил на единственном условии: оборонять Переправы Тейглина от всякого Врага Элдар и не допускать в лес орков, на что Халет ответила довольно резко:
— Что стало с Хальдадом и Хальдаром? Если Король Дориата действительно опасается моего союза с убийцами моей семьи, я поверю, что Элдар так сильно отличны от Людей, как говорят.
Она провела остаток своих дней в Бретиле. Над могилой её Люди насыпали высокий холм Тур Харета — Курган Девы, что на языке Синдар будет Хауд-эн-Арвен.
Так и стали Эдайн жить в странах, принадлежащих Элдар, здесь и там, кочевьями и деревнями, а кое-где и небольшими народами. Они быстро переняли язык Синдар, чтобы легко говорить между собой и изучать Знание, принадлежащее Эльфам. Со временем, правда, Короли Эльфов заметили, что никому не становится лучше от подобного смешения, и решили, что Люди должны жить в отдельных областях под управлением своих вождей, которые и будут владеть Эдайн и руководить их армией в союзе с Эльфами. Те Люди, кто желал, жили среди Элдар столько, сколько им позволяли, а в юности многие воины просили позволения служить при Королях.
Хадор Лориндол сын Хатола сына Магора сына Малаха (Арадана) служил в полку Финголфина с юности, и Король его возвысил. Финголфин отдал ему Дор-Ломин, где Хадор собрал большое Племя и стал самым могущественным среди вождей Эдайн. Его род перешёл на Язык Эльфов, но и собственное их наречие не потерялось, став корнем Общего Языка Нуменора. В Дортонионе над племенем Бёора в области Ладрос главенствовал Боромир сын Борона внука Бёора Старого.
У Хадора были сыновья Гальдор и Гундор. Сыновья Гальдора — Хурин и Хуор. От Хурина пошёл Турин, называемый Проклятием Глаурунга, а от Хуора — Эарендил Благословенный. У Боромира был сын Брегор, а у того — Бреголас и Барахир. Сыновья Бреголаса — Барагунд и Белегунд. Дочь Барагунда — Морвен — мать Турина, а дочь Белегунда — Риан — мать Туора. А сын Барахира — Берен Однорукий, тот, кого полюбила Лютиен дочь Тингола, тот Берен, кто вернулся из мёртвых. Их дочь Эльвинг — жена Эарендила и мать всех Королей Нуменора.
Все они оказались в сети Судьбы Нольдор, и вместе с Элдар совершили подвиги бессмертные, которые до сих пор Элдар почитают среди Истории своих Королей. Сила Людей притекла к силе Нольдор, а Моргот оказался крепко заперт и серьёзно озабочен, поскольку народ Хадора оказался удивительно стоек к холоду и долгим путешествиям. Люди не боялись заходить далеко на север и оттуда наблюдать за Врагом. Три Племени росли. Мощнее всех были Люди Хадора Златоволосого: высокие, сильные, решительные, могучие в приступе и крепкие в осаде, скорые на смех и быстрые в гневе, первые среди Потомков Илуватара, пока Люди были молоды. Волосы у этого Племени светлые, а глаза голубые. Только Турин отличался, поскольку мать его из Племени Бёора. Этот народ темноволос, темноглаз, и из всех Племён Людей внешне и духовно ближе к Нольдор, за что Нольдор их полюбили. Потомки Рода Бёора любопытны, руки их искусны, память долга. Их легче подвигнуть на сожаление, чем на насмешку. Ближе к Племени Беора было Племя Халет, но лесники не столь рослые и не такие любознательные. Язык их беднее, они не любят большого скопления людей, а многие предпочитают свободное и совершенное одиночество, бродя вольно в лесах и открывая новые чудеса Стран Эльфов. На Западе они провели короткое и печальное время.
Когда Эдайн прибыли в Белерианд, их годы, сообразно отпущенным Людям, удлинились. Бёор Старый умер в возрасте трёхсот девяноста лет, из коих он жил при Фелагунде всего сорок четыре. И когда он умер, не от раны или болезни и не от печали, всего лишь низложенный старостью, Элдар впервые узнали, как коротка жизнь Людей, и насколько властна над ними Смерть Усталости, неведомая Эльфам. Они печалились, видя, как уходят друзья. Бёор же, что было Эльфам совершенно внове, покинул жизнь свободно, мирно, по своей воле и желанию, и Элдар долго не могли понять Судьбу Человеческую, о которой им неизвестно, чьё завершение им недоступно. И не понимают её по сей день.
Эдайн в древности скоро переняли у Эльфов доступные им Искусства и Знания, и в мудрости превзошли всех других Людей, которые жили на Востоке, Гор не переходили и не знали Элдар — тех, кто воочию видел Свет Валинора.

Tags: Сильмариллион
Subscribe

  • О Кольцах Власти и Третьей Эпохе. (4, 5, 6, 7)

    4. И началась в Средиземье Третья Эпоха, после Древних Времён и Чёрных Лет следующая, пора надежд и славы, когда ярки были в памяти времена Союза,…

  • О Кольцах Власти и Третьей Эпохе. (0, 1, 2, 3)

    Поскольку вчерашний день ознаменовался трёхчасовым ожиданием научруководителя, часть „О Кольцах Власти“ выправлена была по недостатку…

  • Акаллабет (2, 3, 4, 5)

    2. В малой скорлупке отплыл Амандил с тремя лишь самыми верными спутниками, сначала на восток, а потом на запад повернув. Все четверо домой не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments