elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Квента Сильмариллион. Глава XV

Глава XV. О Нольдор в Белерианде

Рассказано уже, как Тургон из Невраста с помощью Ульмо открыл спрятавшуюся долину Тумладен, что, как потом узнали, восточнее верховьев Сириона скрывается в окружении рослых и крутых гор, где дотоле лишь Орлы Торондора пролетали. Но был, был уже путь глубокий, тайный, проделанный водою ещё в Сумеречное Время. Тургон нашёл этот путь и поднялся на зелёную равнину и увидел посередине бугор — гладкую скалу. Когда-то там было озеро, которое сошло в Сирион через проход. Тургон нашёл то, о чём мечтал, и решил построить город на холме, похожий на Тирион на Тьюна. Он возвратился в Невраст, но ничего не сказал, и скрытно обдумывал, как осуществить своё решение.
После Дагор Аглареб беспокойство, вселённое Ульмо, разгорелось, и Тургон собрал Эльфов верных и умелых. Он тайно провёл их в Тумладен и оставил строить город, а в горах вокруг поставили наблюдателей, чтобы никто не нашёл их. Сила Ульмо укрывала Эльфов. Тургон оставался в Неврасте, пока скрытый город не был готов, через пятьдесят два года упорного труда. Название ему было определено на языке Валинора Ондолинде — Скала Поющей Воды, поскольку в нём было много фонтанов. А Синдар пересказали по-своему, превратив в Гондолин — Скрытая Скала. Тургон приготовил отъезд и решил совсем покинуть Виньямар, что у Моря. Ульмо тогда вышел и говорил ему:
— Пора, пора тебе, Тургон, в Гондолин. Будет моя сила в Сирионе и во всех притоках его, чтобы никто не помешал переезду, и потом никто против твоей воли не найдёт сокрытого входа. Дольше всех королевств Элдалие устоит Гондолин против Мелькора. Советую только — не преклоняйся пред искусством своих рук, не полагайся слишком на свои замыслы. Помни — надежда для Нольдор на Западе. С Моря придти ей!
Ульмо остерёг Тургона и от Судьбы, предсказанной Мандосом, которую не в его силах было снять:
— Может статься, что Проклятие Нольдор отыщет тебя, и предательство взрастёт внутри твоих стен. Огонь пригрозит им. Но если опасность приблизится, из Невраста может прибыть твоё спасение, а после огня и разгрома к Эльфам и Людям придёт надежда. Оставь здесь броню и меч, чтобы в должное время Он их нашёл, а ты узнал Его.
И Ульмо сказал Тургону, какого размера и вида должны быть шлем, кольчуга и клинок.
Вала возвратился в Море, а Тургон снял с мест весь свой народ — третью часть Нольдор отряда Финголфина и ещё больший полк Синдар. Отряд за отрядом они скрытно прибывали под Эред Ветрин и незримо вошли в Гондолин. Никто не знал, куда все пропали. Последним молча Тургон вошёл в ворота, закрылись они и заперлись.
Годы никто не входил в Гондолин, кроме Хурина и Хуора, а армии Тургона не выходили из гор до самого Года Стенаний, всего лет триста пятьдесят. В окружении гор Эльфы умножились, возросли в умениях непревзойдённо, а Гондолин на Амон Гварет мог бы сравниться, пожалуй, даже с заморским Тирионом. Высокие белые стены, полированные полы, прочная королевская Башня. Блестели на солнце играющие фонтаны, а в королевском дворе стояли изображения Древ, выкованные самим Тургоном с достойным Эльфов искусством. Золотое Древо называли Глингал, а цветущее серебряное — Белтил. А прекраснее всех чудес Гондолина была Идриль, дочь Тургона, Идриль Келебриндаль — Серебряная, золотоволосая, как Лорелин. Тургон жил долго и счастливо, а Невраст оставался пуст до самой гибели Белерианда.

1.

Пока тайно строили Гондолин, а Финрод Фелагунд копал в Нарготронде, сестра его Галадриэль жила в Дориате. Не раз Мелиан и Галадриэль говорили о Валиноре, но через рубеж гибели Древ Галадриэль не переступала, не желала рассказывать. И Мелиан однажды произнесла:
— Какая-то беда постигла тебя и твой род, как я вижу, хотя остальное всё скрыто. Ни сном, ни мыслью я не могу теперь достигнуть Запада — тенью укрыт Аман, и далеко та мгла простирается над Морем. Расскажи!
— Беда прошла, — ответила Галадриэль, — и я хочу радоваться, сколько суждено, не тревожа память. А пока вокруг красиво, кто поручится, что та беда не обернётся снова?
Долго смотрела ей в глаза Мелиан, а потом заметила:
— Я не поверила, когда заговорили о том, что Нольдор посланы Валар, пусть даже прибыли вы в должный час. Вы не говорите о Валар, а Тинголу не пришло вести ни от Манве, ни от Ульмо, ни даже от брата его Ольве, хотя могут его Эльфы переправиться через Море. Галадриэль, почему изгнали вас из Амана? Какое проклятие лежит на сынах Фёанора, таких высокомерных и вспыльчивых? Или, может быть, я не права?
— Права во многом, — ответила Галадриэль. — Разве что ошибаешься в том, что нас не изгнали, а ушли мы по своей воле, против Валар. Грозили они нам опасностями, но Нольдор вернулись мстить Морготу и возвратить украденное им.
Галадриэль рассказала о Сильмарилах и о гибели Финве, но ни словом не упомянула Клятву, Резню и Лосгар.
— Немало ты рассказала, но больше скрываешь. Неясен и темен путь ваш от Тириона, зло на нём. Стоит знать о том Тинголу.
— Но не от меня, — ответила Галадриэль.
И Мелиан более того разговора не касалась событий, произошедших за Морем. Но Тинголу о Сильмарилах рассказала всё, добавив:
— Они значимы безмерно, гораздо больше, чем думают Нольдор. Свет Аман и судьбу Арда запер в них Фёанор, мелькнувший у нас лишь искрою. Я вижу, что не силой Элдар они будут возвращены, и мир будет перекроен в войнах с Морготом. Он убил Фёанора и многих ещё, а первым погиб друг твой Финве, когда Моргот бежал из Амана.
Тингол опечалился, помолчал и ответил:
— Теперь понятно мне появление здесь Нольдор. Не могли они прибыть нам на помощь, поскольку всех в Средиземье Валар оставили жить так, как смогут, и обратятся сюда Силы лишь в крайнем случае. Нольдор прибыли к мести и оплате счетов. Мы можем быть вдвойне уверены, что они будут в союзе с нами против Моргота, и никогда не предадут.
— Верно это, — ответила Мелиан, — но не единственна их цель. Берегись сыновей Фёанора. Гнев Валар на них, и кровь на их руках пролита ещё в Амане, и кровь родичей, подозреваю я! Усобица спит среди Князей Нольдор.
— А что нам? — сказал Тингол. — Фёанор для меня — имя и рассказ, по которому его действительно можно счесть великим. Немного добра мне доставляют его потомки, но нельзя отрицать, что они жесточайшие враги нашего Врага. — Мечи и слова обоюдоостры, — ответила Мелиан, и больше о том не упоминала.

2.

Недолго ждали Синдар, прежде чем шёпот стал передаваться среди них о Нольдор, о том, что сделали они по пути в Белерианд. Известно, откуда он начался. Правда сурова, но, подогретая ложью, ещё и жестока. Синдар были доверчивы, и Моргот избрал их, разумеется, поскольку они не знали своего Врага. Кирдан первым обеспокоился этими слухами, и мудрость показала ему, что правда то или ложь, распущены они злобой и завистью к Князям и их странам. Кирдан послал вести Тинголу, чтобы Король всё узнал.
И случилось также, что сыновья Финарфина были тогда у Тингола, приехав к Галадриэль. И Тингол, рассердившись, сказал Финроду:
— Родич, не дружественно ты умолчал от меня столь важные вести. Только теперь я узнал, сколько зла сделали Нольдор!
— В чём же моя вина? — ответил Финрод. — Сколько зла причинили Нольдор твоему королевству? Ни родичам твоим, ни народу твоему мы зла не причинили и не замышляли.
— Чудно мне видеть тебя, сына Эарвен, севшего за стол родича своего с кровавыми руками после убийства племени своей матери. И ни раскаяния, ни оправдания не слышу!
Финрод не мог возразить иначе, как очернив братьев, а этого перед Тинголом ему делать очень не хотелось. Поэтому Финрод промолчал. Но Ангрод, вспомнив грубые слова Карантира, воскликнул:
— Король, я не знаю, чью ложь вы слышали! Но мы не залиты кровью! Обвинить нас можно, наверное, лишь в глупости, поскольку мы послушали про́клятого Фёанора, который словно опоил нас до безумия в те дни. Мы не творили зла по дороге, а сами стерпели обиду: нас называли болтунами и предателями Нольдор, переметнувшимися к тебе. Несправедливо, ибо мы молчали, брат за брата, и тем заслужили твой гнев. А теперь пусть ничто нас не держит, и знай всю правду!
Ангрод гневно обличил сыновей Фёанора и рассказал и о Резне при Альквалонде, и о Судьбе, произнесённой Мандосом, и о пожоге в Лосгаре, а завершил словами:
— Неужели тех, кто пережил Плавучие Льды, сочтут предателями?!
— Мандос и о вас говорил, — ответила Мелиан, а Тингол думал долго, прежде чем сказать:
— Идите прочь, пока я в гневе. Если захотите, вернитесь позднее, ибо я не запру для вас свои двери, для родичей, которые повинны лишь в безучастии. С родом Финголфина я в мире, поскольку они довольно получили уже взамен. Все усобицы должны быть отброшены перед тем, кто всему виной. Но помните! Никогда больше я не должен слышать слов языка тех, кто при Альквалонде убивал моё племя! Пока я в силе власти, нигде в моём королевстве не будут говорить на языке Нольдор, и всем Синдар под своею рукой я запрещаю говорить и отзываться на слова вашего наречия! А те, кто не подчинится, будут наравне с убийцами и нераскаявшимися предателями.
Братья уехали из Менегрота с тяжким ощущением, что слова Мандоса навечно сделали всех Нольдор, ушедших за Фёанором, проклятыми наравне с ним. Так и стало, как говорил Тингол: все Синдар Белерианда отказались от языка Нольдор и порицали говоривших на нём вслух, и Изгнанным пришлось использовать в обиходе только язык Средиземья. Высокая Речь Запада осталась в обычае только среди Князей, но для записей и книг, как язык мудрости, использовали её везде, где жили Нольдор.
Когда Нарготронд был готов, а Тургон ещё жил в Виньямаре, сыновья Финарфина оказались вместе на празднике, и Галадриэль была с ними, поскольку гостила в Нарготронде. У Финрода Фелагунда до того времени не было жены, и Галадриэль спросила, почему. Финрод ответил, словно видя будущее:
— Надо мною тоже клятва. Я должен быть свободным, чтобы её выполнить, а затем уйти. Ничего от моего королевства не останется, что бы сын мог наследовать.
Эти суровые слова, однако, не владели им изначально. В Валиноре он любил Амарие из Племени Ваньяр, но, как известно, из Ваньяр в Изгнание не отправился ни один Эльф.

Tags: Сильмариллион
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments