elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:
  • Music:

Квента Сильмариллион. Глава XI

Глава XI. О Солнце, Луне и сокрытии Валинора

Говорят, что после бегства Мелькора Валар долго ещё сидели в Кольце Судеб молча, но, как бы там ни думал опрометчиво Фёанор, они не сложили руки. Валар действуют мыслью порой лучше, чем руками, и могут молча совещаться друг с другом. Они бдительно осмотрели померкший Валинор и обратились мыслью к Концу. Тем не менее, ни могущество, ни мудрость не помогли им облегчить горе, притом не о погибших Древах, но по Фёанору, поскольку Мелькор не мог измыслить зла больше, чем отвратить от Валар сильнейшего из Элдар. Силой тела и духа, выносливостью, красотой, умением искусных рук и Знаниями изобретательного ума Фёанор превышал любого Потомка. Какую славу принесли бы Арда плоды его внутреннего пламени, даже Манве не мог предвидеть. Ваньяр были позади Валар, и они рассказали, что когда посланники передали Манве ответы Фёанора, Вала склонил голову, и по лицу его скатились слёзы, но при последних словах, о том, что Нольдор совершат бессмертные подвиги, Манве поднялся и произнёс:
— Пусть будет так! Дорого будут те подвиги оплачены, но не зря. Иначе не бывает. Эру говорил нам, что непостижимая и непредвиденная нами красота будет в Эа, и даже зло послужит общему замыслу.
— Оставшись, тем не более, злом, — добавил Мандос. — Жду я Фёанора скоро.
А когда Валар узнали, что Нольдор действительно покинули Аман и возвратились в Средиземье, они наконец поднялись с кресел и стали осуществлять свой план смягчения причинённых Мелькором бед. Манве просил Яванну и Ньенну приложить все усилия, доступные им, ко Древам. Слёз Ньенны недовольно было исцелить смертельные раны, а песнь Яванны, одинокая и настойчивая, казалось, не принесла результатов. Но вдруг, когда она сбилась и замолчала, Тельперион выбросил на голой ветви серебряный цветок, а Лорелин — золотой плод.
Сорвала их Яванна, а Древа совершенно умерли. Их стволы до сих пор стоят в Валиноре — знак былого счастья, что невозвратимо. Цветок и плод, благословлённые Манве, Яванна передала Ауле, который сделал для них прозрачные ларцы, и оставил Варде. И Варда решила сделать из них Светила Небесные (как рассказано в Нарсилионе — Песни о Солнце и Луне), близкие к Арда, по сравненью с древними звёздами, и посему яркие. Варда определила им нижние слои Ильмен и прочертила дороги, чтобы огибать Землю с Запада на Восток и возвращаться.
Поступили Валар так, ибо сумерки над Валинором были теперь таковы же, как и ночь над всем Арда, и они пожелали осветить Средиземье и сдержать таким образом Мелькора, не забывая притом об Авари, оставшихся у вод их рождения, не бросая совсем Нольдор и предвидя отчасти близость часа пробуждения Людей. Так же, как Валар пошли войной на Мелькора за Квенди, так они и подготовили появление Хильдор — Последовавших — Младшего Племени Илуватара. Средиземье много потерпело при осаде Утумно, но Валар опасались последствий худших, ибо Хильдор смертны, то есть слабее Квенди в противостоянии бурному и страшному миру. К тому же, Манве не знал, ждать ли Людей с Севера, Востока, или Юга. Тогда Валар не только осветили Средиземье, но и укрепили свою страну.
Ваньяр назвали тогда Луну — Цветок Тельпериона — Сияющим Исилем, и Анаром — Огненным Золотом — назвали Солнце, плод Лорелина. Нольдор называли их Рана — Переменчивый, и Васа — Огненное Сердце, что, очнувшись, поглотит их, ибо знак то был появления Людей и заката Эльфов, память о которых сохранит Луна.
Вести Солнце должна была Майа Ариен, а Луну — Тилион. При Цвете Древ Ариен смотрела за золотыми цветами садов Ваны, поливая их росой Лорелина. Тилион был охотником из отряда Ороме, вооружённый серебряным луком. Он любит серебро, и, отдыхая, отправлялся в Лориен и спал там близ прудов Эсте под сверкающими ветвями Тельпериона, посему его попросили следить за последним цветком Древа. Ариен могущественнее Тилиона. Она изначально дух Огня, не поддавшийся соблазнам Мелькора, и потому не боится огня плода Лорелина и не страдает от него. В своё время взор Ариен был столь ярок, что даже Эльфы не могли смотреть ей в глаза, а теперь, покидая Валинор, она рассталась и с обликом, оставив лишь пламенную свою природу.
Первым поднялся в небо Исиль, старший светоч, как было старшим Тельперион. Лунный свет пришёл в Арда, и прислужники Моргота устрашились даже его. Пробудились частью ото сна плоды трудов Яванны. Эльфы радостно встретили Луну, а Финголфин при первом его восходе протрубил в серебряный рог и начал поход в Средиземье, и долгие чёрные тени лежали у ног каждого Нольдо.
Семижды пересёк небо Тилион, оказавшись на самом дальнем востоке, и к тому времени приготовили и Ариен. Анар во славе восстала над землёй, словно пожаром объяв Пелори, горяча туманы Средиземья и сверкая в его водопадах. Моргот испугался, скрылся в самой глубине Ангбанда, отозвал орков и покрылся плотным пологом дыма и копоти Тангородрима, дабы скрыть свою страну от яркого Дня.
Варда решила, что светила должны постоянно пересекать Ильмен, не встречаясь, чтобы исходить из Валинора на восток, пока другое следует на Запад. Первые дни так и считали, как при Древах — во мгновение, когда оба светоча соединяются в зените. Но Тилион не отличался точностью и не держал нужную скорость, стремясь приблизиться к Ариен, хотя Анар обжигала его, затемняя часть Луны.
Таким образом из-за своенравия Тилиона и, что важнее, по просьбам Эсте и Лориена, говоривших, что из мира исчез отдых и сон, и звёзды скрылись, Варда переменила решение и установила время сумерек. Анар тогда отдыхала в Валиноре у холодных берегов Внешнего Океана, и вечер был в Валиноре самым ярким и радостным временем. Ульмо затягивал под землю Анар, и незримо она проходила там на восток. Вскипячённое и горящее Море освещало Валинор некоторое время, но потом свет мерк, и Валар и Эльфы печалились, вспоминая утрату Лорелина. Анар, миновав спешно подземные глубины, снова поднималась на небо, чтобы слуги Врага не обретали при луне большой силы. А рассвет был самым печальным временем в Аман, где долгие тени Ограждающих Гор лежали на земле.
Варда решила, что и Луна должна путешествовать тем же образом, восходя, когда заходит Солнце, но Тилион не изменил привычки — он медлил или спешил в подземельях, поднимался в разное время, так что порой и Луна, и Солнце были одновременно на небе, а порой, притягиваемый прежнею страстью к огню, Тилион застил Анар.
По Анар считали Валар дни свои до Перемены Мира. Тилион редко задерживался в Валиноре, а миновал Аман, Араман или Аватар поспешно, дабы скрыться в пропасти и пещерах подножия Арда. Там он нередко плутал, не показываясь одну ночь.
После Долгих Сумерек Арда в Валиноре всё же свет был богаче, чем в Средиземье, поскольку Ариен задерживалась там ближе к земле. Но ни Солнце, ни Луна не могут вернуть того света, что был источаем Древами, не тронутыми ядом Унголиант. Только Сильмарилы сохранили его.
Моргот новые светочи возненавидел. Поначалу непредвиденный удар Валар ошеломил его, а потом Моргот осадил Тилиона в Ильмен при помощи своих духов, но Тилион отбился. Ариен Моргот боялся превыше всех, не смея показываться ей и приближаться, ибо он ослаб, распуская с ложью, злобой и зверями также и свою силу. Всё прочнее Моргот привязывался к глубинам и подолгу не выходил из подземелий. Взора Ариен ни Моргот, ни рабы его не могли переносить, и он скрывался от Солнца, окружая свои земли извечным облаком дыма.

1.

При атаке на Тилиона Валар были в сомнениях, боясь, что Моргот по-прежнему сможет своей хитростью бороться с ними. Но они не желали теперь идти в Средиземье с войной. Помня о гибели Альмарена, Валар тогда укрепили Валинор заново, подняв Пелори на ужасающие высоты острыми пиками, покрытыми снегом. Выходящие на север, восток и юг отвесные их стены были гладки и тверды, словно стекло, а на скалах была бессонная стража. Ни единого прохода, кроме Калакирья, в Валинор не стало. Ущелье это, тем не менее, Валар закрывать не решились, поскольку верные им Элдар по-прежнему жили — Нольдор в Тирионе под рукою Финарфина, и Телери оставались на побережье. Даже Ваньяр и Ингве должны были время от времени выходить к Морю и вдыхать воздух своей далёкой родины. В Калакирья поставили прочные стены, бастионы и башни, близ устья ущелья, ведущего в равнины к Валмару, наготове всегда была армия, чтобы ни птица, ни зверь, ни Человек, ни Эльф не вошли в Валинор.
В это время, называемое песнями Нуртале Валинорэва — Сокрытием Валинора — были расставлены Очарованные Острова, тенистые и странные. Их раскинули сетью по Морю с севера на юг на расстоянии одного дня плавания от Тол Эрессёа. Едва ли могло пройти между ними судно в извечных бурунах среди острых скал. В сумерках на моряков нападала усталость и отвращение к Морю, а те, кто высаживался на острова, засыпали до Перемены Мира. Так всё и было, как Мандос говорил в Арамане: Благословенная Страна закрылась от Нольдор, и ни один гонец, поворачивавший парус на запад, не достиг Валинора. Ни один, кроме самого сильного в песне.

Tags: Сильмариллион
Subscribe

  • Текущее - люди странные

    В ФБ вот зашёл разговор, и ответ на процитированные ниже тезисы я хочу вынести сюда на вечное хранение. Классическое воспитание было направлено на…

  • Полы и подытог

    Ремонт, в отличие от серии постов, нельзя закончить, можно только прекратить, и я его прекратил. Поклеил вдоль плинтуса малярный скотч и покрасил…

  • Полы и шкаф

    Дело не в том, что прежний линолеум мне не нравится или его невозможно отмыть от последствий ремонта стен и потолка. Дело в том, что пропитывает…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments