elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Квента Сильмариллион. Глава VIII

Глава VIII. О том, как померк Валинор

Манве решил, что Мелькор намерен уйти в свои старые вотчины на Севере Средиземья, куда и поспешили Ороме и Тулкас в надежде догнать его. Но ни следов, ни известий о Мелькоре они не нашли. Последними видели врага Телери, а дальше к Большим Льдам земли были пусты. По северным берегам Амана удвоили стражу, но бесполезно. Мелькор, едва миновав Телери и пропустив погоню вперёд, повернул на юг и скрылся, поскольку во всём уподобился к тому времени Валар и мог менять облик или обходиться вовсе без него. В должное время он эту способность потерял, но не тогда.
Невидимым враг прибыл в тёмный Аватар, что южнее залива Эльдамар за восточными подножиями Пелори. Его долгие лишённые света песчаные берега плоско тянутся на неизведанные мили. Там, у крутых скал и тёмного холодного Моря лежали самые плотные и глубокие тени мира, и в Аватаре скрылась Унголиант. Элдар неизвестно, откуда она. Говорят, что очень давно, когда Мелькор впервые с завистью посмотрел в страну Манве, она снизошла с ним из Окружающей Арда Тьмы, будучи одним из испорченных Врагом созданий. Затем она отказалась от власти Мелькора и стала служить самой себе, пытаясь наполнить владением свою пустоту. Валар приходили на Север, там же охотился Ороме, и Унголиант скрылась на незамечаемом юге, приблизясь к Валинору, чьего света она, ненавидя, так желала.
Унголиант поселилась в ущелье в виде огромного паука, сплетшего свои сети над расселиной. Она собрала весь свет в своём жилище и обратила его в эти мрачные сети, и ни один луч не достигал её. Унголиант стала голодать.
Мелькор, прибыв в Аватар, отыскал её. Сам Враг в то время снова обрёл облик высокого и грозного Тёмного Властелина Утумно, в котором и остался. В глубочайшем мраке, непроницаемом даже для глаз Манве, Мелькор и Унголиант планировали месть. Унголиант поначалу колебалась между жадностью и страхом перед неизвестным ей Аман и чересчур изведанными силами Великих, и не пожелала выходить. Мелькор тогда с обыкновенной своей лёгкостью, смеясь и ехидничая в душе, дал обещание:
— Прошу твоей помощи. И если будешь голодна даже когда мы завершим, я отдам тебе всё, чего пожелаешь. О да, охотно, из обеих рук!
И перепоручил ей таким образом немалую часть своих забот.
Унголиант соткала для себя и Мелькора покрывало тьмы, и, даже и не тьма их окружила, а Не-свет, в котором пропадает всё, и ничьи глаза не видят, ибо в основе своей он — Пустота. Затем она изготовила прочные сети, неспешно, верёвка за узлом поднимающиеся со скалы на скалу на вершину Хьярментира — самой высокой вершины в этой части гор, гораздо южнее Таникветила. Валар там не наблюдали, поскольку западнее Пелори находятся пустынные и сумеречные земли, а восточные крутые склоны опускаются прямо в Море, не считая забытого Аватара. Унголиант сплела лестницу и сбросила её Мелькору. Враг поднялся и взглянул вместе с чудовищем вниз в Ограждённое Королевство. Леса Ороме лежали под ними, западнее были золотые в свете поля Яванны. Мелькор же смотрел на север, где посреди сияющей равнины серебрились в свете Лорелина и Тельпериона стены Валмара. Мелькор расхохотался и легко сбежал вниз, сопровождаемый Унголиант и Не-светом.
Мелькор прекрасно знал, что прибыл ко времени праздника. Внутри Валинора по желанию Валар времена года были иные — зима не губительна — но, несмотря ни на что, в Арда невозможно скрыться от Времени Эа, текущего по нотам Эру до последнего из задуманных им аккордов. Валар, как известно из Айнулиндале, решили быть в облике Потомков Эру, и также наслаждаться пищей и питьём. Яванна тогда установила сроки цветения и созревания плодов Валинора, и первый сбор Манве решил считать большим празднованием в честь Эру с песнями и пиром на Таникветиле.
Манве решил устроить самый богатый пир, какой был со времён прибытья Элдар в Аман. Какие бы горести и раны для Арда ни предвещал побег Мелькора, Манве решил прежде сгладить неприязнь между князьями Эльфов и объединить их снова, разорвав лживые сети Врага, так что на Таникветил были приглашены все: Ваньяр, Нольдор из Тириона, Майар и Валар в полном блеске величавого совершенства. Гости пели в чертогах Манве и Варды на горе или танцевали на зелёных её склонах, обращённых к Древам. Валмар был пуст, Тирион молчал, весь Валинор мирно почивал. Телери тем временем праздновали сами по себе на берегах Моря, поскольку мало замечали времена года, равнодушно относились к заботам Повелителей Арда и тени, омрачавшей Валинор, но их не достигшей. Ещё не достигшей.
И единственным, что не удалось тогда Манве, и стал сбор всех Нольдор. Фёанор явился на празднование, поскольку был приглашён именной вестью, но из Форменоса с ним никто не пришёл. Финве передал на словах:
— Пока длится изгнание моего сына, я не король и не согласен встречаться с народом Тириона.
Фёанор прибыл в обычной одежде без украшений, серебра и золота, и Сильмарилы остались в форменосской сокровищнице, поскольку Эльф не пожелал показывать их ни Валар, ни Элдар.
Тем не менее, с Финголфином он встретился, и перед троном Манве брат, подняв руку, низложил обиду и угрозу оружием, говоря:
— Я обещал. Прощаю тебя и забываю раздор.
Фёанор принял рукопожатие молча. Финголфин добавил:
— Сводный по крови, буду я тебе родным в семье. Веди, и я повинуюсь. Пусть ничто нас больше не разлучит.
— Будет так, — ответил Фёанор, но оба тогда ещё не знали, в чём клянутся.
Известно, что в тот же час, когда брат мирился с братом пред Манве, оба Древа засияли, и Тельперион, и Лорелин, озаряя пустой Валмар серебром и золотом. И в тот же час Мелькор и Унголиант пересекли поля Валинора и подошли к зелёному Эзеллохару. Не-свет Унголиант поднялся до вершины холма, и в нём Мелькор взбежал к корням Древ и поразил их чёрным копьём своим до сердцевины. Сок полился, словно кровь, на неведавшую того Землю, и Унголиант собрала его. Затем она железными челюстями высосала оба Древа и отравила их своим первородным ядом Смерти, от которого Тельперион и Лорелин иссохли от корней до листьев и погибли. В прежней жажде Унголиант подошла и к Колодцам Варды и выпила их до дна, испуская тёмный пар и раздуваясь до такой устрашающей величины, что Мелькор сам испугался.

1.

Тьма пала на Валинор. Элеммире из Племени Ваньяр оставил известную всем Элдар Альдудение — повесть обо всём, что произошло в тот день. Но ни слова, ни голос не способны передать полно ужас этого мгновения. Свет пропал, но Не-свет[1], пришедший за ним, был не просто отсутствием света. Мрак этот — не ущербное явление, а самодостаточный плод разума, никогда не знавшего Света, Великая Тьма, способная проникать в душу, сковывать волю.
Варда взглянула вниз с Таникветила, и увидела, как заполняется Валинор Мраком, поднимающимся столбами. Валмар пропал, а потом и Старшая Гора осталась единственным островком над потонувшим миром молчания. Единственный звук поначалу донёс до них холодный восточный ветер из Прохода — вопль Телери, похожий на крик чайки. С Моря также надвигалась ночь. Манве посмотрел вниз, и только его глаза могли проникнуть во Мрак, пока не встретили непроницаемую Тьму — огромную, но уже далёкую, мчащуюся на север тень Мелькора.
Во мгновение собралась погоня. Земля вздрогнула под ногами Ороме и его друзей. Искры с копыт Нахара стали первым светом в том Валиноре. Охотники настигли Унголиант, но в её облаке ослепли и испугались, рассеявшись, не зная пути. Валарома не в силах был пробудить воздух, а Тулкас вслепую и безвредно молотил воздух ненужной теперь силой. Тьма прошла, но лишь когда Мелькор ушёл, куда пожелал, достигнув всех своих целей.


[1] для краткости, связи с Властелином Колец и вслед за подлинником в дальнейшем использую Тьму или Великую Тьму вместо слова Не-свет. (прим. перев.)

Tags: Сильмариллион
Subscribe

  • Текущее, а точнее, не текшее

    Не обнаружив в кране воды, сделал неочевидное: поставил на ночь обогреватель и дверь совсем закрыл. Жопыт и интуиция, интуиция и жопыт: котельная…

  • Текущее - IT

    Вот думаю — если я поставлю на last.fm лайк How much is the fish — он же не поймёт, даже с учётом предыдущего наслушанного Was wollen wir…

  • All-in-all we just-a other bricks in the Wall

    Смотрю английскую документалку 1941 года о школах. Началка, столовая для тех, кто не ланчует дома — едят со скатертей ножом и вилкой, молоко…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments