elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Квента Сильмариллион. Глава VI

Глава VI. О Фёаноре и освобождении Мелькора

Три Племени Эльфов собрались в Валиноре, а Мелькор был скован цепью. Так прошёл полдень Благословенного Королевства, расцвет его славы и блеска, длившийся долгие годы, но едва приметный, если рассказать о событиях. Элдар выросли в красоте телесной и силе разума, Нольдор обретали всё больше и больше Знания, а годы эти прошли в поисках и изобретениях чудесных и полезных вещей. Нольдор и письмо изобрели, сделал это Румиль из Тириона — Знающий, кто впервые начертал знаки, подобающие для записи речи и песни — одни для резьбы по камню и металлу, другие для кисти и пера.
Тогда в Тирионе во дворце Финве родился старший и самый любимый сын короля, названный Куруфинве, но мать нарекла его Фёанором, что значит Огненный Дух.
Мать его была Мириэль по прозвищу Серинде, которое было ей дано за совершенное владение челноком и иглой. Её самую тонкую работу по ткани никто из Нольдор не мог превзойти. Финве и Мириэль полюбили друг друга уже в Благословенном Королевстве. Но, выносив сына, Мириэль почувствовала, что должна отдохнуть от жизни, и, назвав сына, сказала Финве:
— Больше у меня детей не будет, поскольку сила многих досталась одному Фёанору.
Финве был печален, поскольку во времена лишь рассвета Нольдор желал иметь нескольких детей. Он тогда сказал:
— Неужели нет исцеления в Амане? Здесь всякая усталость уходит!
Мириэль промолчала. Финве просил совета у Манве, и Вала поручил заботы о Мириэль Ирмо. Финве нелегко далось прощание с женой, покидающей первенца на заре его детства, хотя и считал король эту разлуку недолгой.
— Это несчастливая доля, — сказала Мириэль, — но я от изнеможения не могу и плакать. Не вини меня во всём, что произошло и может случиться.
Она отправилась в Лориен, чтобы там спать. Дух её отделился от тела и перешёл в Мандос, и, хотя Эсте и сохранял её тело неприкосновенным времени, Мириэль не вернулась. Финве горевал долго, и не раз приходил в Лориен, где под серебряной листвой ив лежало тело Мириэль, и звал её, тщетно. Один во всём Валиноре был он безрадостен. А потом прекратил приходить в Лориен.
Вся любовь Финве осталась Фёанору, а тот рос быстро, словно тайный огонь разгорался в нём. Фёанор стал высок, красив, властен. Волосы тёмные, как вороново крыло, глаза блестящие и проницательные, дух несгибаемый. Его замыслы едва могли изменить советом, и никому не удавалось препятствовать Фёанору силой. Ещё в юности он исправил буквы Румиля, создав Фёаноров шрифт, которым Элдар пользуются до сих пор. Первым среди Нольдор он открыл способ изготавливать драгоценные камни много больше и удивительнее, чем ископаемые. Первые его кристаллы были бесцветны, но при звёздах они сияли голубыми и серебряными гранями ярче Хеллуина. В других камнях можно было смотреть далеко, но ясно, словно глазами Орлов Манве. Деятельный ум и искусные руки Фёанора редко бывали праздны.
Довольно рано он женился на Нерданель, дочери умелого кузнеца Махтана, ближе всех знакомого с Ауле. (От Махтана Фёанор перенял до тонкостей работу по металлу и камню). У Нерданель была столь же сильная воля, только терпения больше. Она скорее желала понимать чужие мысли, чем властвовать ими. Поначалу она сдерживала чересчур загоравшегося Фёанора, но потом его дела стали источником печали Нерданель, и они стали друг другу почти чужими. Среди семерых сыновей Фёанора некоторые унаследовали частицу мудрости матери, но не все.
Пришло время, и Финве женился во второй раз на Индис Прекрасной из близкого Ингве рода, высокой, стройной и светловолосой — в общем, совсем не похожей на Мириэль. Финве был счастлив, но, разумеется, не забывал и Мириэль, и Фёанора, который занимал бо́льшую часть его дум.
Фёанор не был особенно рад женитьбе отца, не был близок ни к Индис, ни к сводным братьям. Он либо исследовал Аман, либо изобретал и работал руками, в чём находил особенное удовольствие.
В тех несчастливых событиях, что произошли позже именно по вине Фёанора, многие видели след разобщения его с Финве. Многие считали также, что король должен был принять утрату и воспитать одного сына, что стоил восьмерых по духу, и тогда Фёанор поступал бы иначе. Не произошло бы многое зло, а так запомнившаяся междоусобная борьба в роду Финве не началась бы. Но все эти „бы“ повторяются и в ином течении событий: сыновья и внуки Индис оказались могучи и славны, и без них история Элдар много бы потеряла.

1.

А пока Фёанор и Нольдор с ним работали охотно, не видя предела своим возможностям, сыновья Индис росли и мужали, а Полдень Валинора завершался. Как и назначили Валар, Мелькор завершил свой срок, проведя в одиночестве в Мандосе три эпохи. Как и решил Манве, Мелькора снова привели пред Валар. Он увидел их блаженство, и позавидовал ему, увидел Потомков рядом с Могучими, и возненавидел их, заметил богатство драгоценностей, и пожелал обладать им. Но Мелькор скрыл свою мысль и сдержался.
Снова Мелькор простёрся перед Манве и просил прощения, обещая, что даже став самым последним землекопом в Валиноре, но свободным, он будет рад помочь Валар где угодно, особенно в восстановлении своих же ран Арда. Ньенна заступилась за Мелькора, а Мандос молчал.
Манве даровал Мелькору прощение, но Валар не пожелали отпускать его из Валинора, далеко от их надзора. Мелькору приказали жить здесь же, у ворот Валмара.
Тогда Мелькор стал приносить пользу всем: и Валар, и Элдар ценили его советы, если искали их. Со временем Мелькор получил свободу ходить по всему Валинору, где пожелает, а Манве решил, что зло из него ушло.
Манве был свободен от зла и не понимал Мелькора. Он только знал, что в Начале, в замысле Илуватара, Мелькор был равен, а может статься и превосходил его, и, не видя глубин души брата, Манве и не заметил, что всякие любовь и привязанность Мелькора покинули теперь. Не был сбит с толку один лишь Ульмо. Тулкас также, поскольку был нескор на гнев, но и крепок на вражду, сжимал кулаки, едва видя Мелькора. Тем не менее, они подчинились Манве, поскольку если повинуешься — повинуйся во всём.
Мелькор ненавидел сильнее всего Эльфов за их красоту и довольство во-первых, а во-вторых за то, что Элдар стали причиной войны Валар и его собственного падения. И, соответственно, тем сильнее он искал их дружбы и стремился вовлечься во все сколь-то значительные дела Эльфов. Ваньяр жили в свете Древ и были тем довольны, держа Мелькора под подозрением. На Телери сам Мелькор не обращал внимания, как на Эльфов слишком слабых для него и бесполезных. Нольдор же были в восторге от глубин Знания, что раскрывал перед их ногами Мелькор, а некоторые прислушивались к словам, кои никому из Эльфов не было бы безопасно слушать.
Кстати, и Фёанора Мелькор называл своим тайным учеником, и говорил, что именно он принял участие во всех его главных замыслах, что ему Фёанор обязан своими силой и Знанием. Это ложь из зависти. Среди всего Элдалие не было Эльфа, который отвергал бы Мелькора полнее, чем Фёанор, впервые назвавший его Морготом. Фёанор попал в сети хитроплетений Мелькора против Валар, но никогда с ним не сообщался и ничего у Мелькора не просил, работая быстро и всегда своей силой и в одиночку, не ища ничьих советов, хоть у малых, хоть у Великих, кроме тех редких случаев, когда он обращался к мудрости Нерданель.

Tags: Сильмариллион
Subscribe

  • Властелин Колец (6, 1 б)

    — Порядок теперь, — заметил Снага. — Но всё-таки я поднимусь и посмотрю, как у тебя дела. Снова скрипнули петли, Сэм, выглянув…

  • Властелин Колец (3, 6 а)

    Глава VI. Король Золотого Зала Гандальф ехал в течение сумерек и ранней ночью. Когда он решил сделать привал для нескольких часов сна, даже Арагорн…

  • Властелин Колец (3, 5 б)

    Путник был слишком проворен. Он вскочил на вершину большого камня, словно вырастая. Отбросил обноски, и оказался в сияющем белом. Он поднял жезл,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments