elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

  • Music:

Квента Сильмариллион. Глава III

Глава III. Об Эльфах и пленении Мелькора

Долгие века Валар жили в мире и довольстве в свете Древ за горами Аман. Средиземье оставалось в сумерках, лишь при звёздном свете. Пока были Лампы, всё росло, но теперь прекратило в темноте. Успели умножиться к тому времени старейшие из живых существ — водоросли и огромные деревья, а в долинах среди облечённых ночью холмов жили древние и могучие существа. Валар редко бывали там, только Яванна и Ороме покидали Валинор охотно. Яванна бродила под деревьями в печали, поскольку обещанная Весна Арда приостановилась. Яванна убеждала заснуть тех, кто очнулся весной, чтобы они не состарились прежде должного времени.
На севере растил свою силу Мелькор, не засыпая, смотря бдительно, трудясь неустанно, рассылая по всей земле злые создания своих рук, пока спящие леса не захватили устрашающие чудовища. В Утумно он собрал своих духов, примкнувших к нему ещё в благородную жизнь Мелькора, и потому разрушенных в равной с ним степени: души их горят огнём, но плоть их — Тьма, свита — ужас, оружие — огненные хлысты. Бальрогами называли их в Средиземье позднее. Тёмные Века дали миру таких зверей и чудовищ, которые долго ещё тревожили мир. Страна Мелькора ползла неуклонно по Средиземью на юг.
Ещё Мелькор построил крепость и арсенал у северо-западных берегов моря, дабы принять там первый удар из Аман, если он будет. Крепостью той, Ангбандом, командовал Саурон, лейтенант Мелькора.

1.

Валар собрали однажды Совет, поскольку вести Яванны и Ороме из Внешнего Мира не оставили их безучастными.
— Мы — Силы Арда, — сказала Яванна. — Видение, что показал Илуватар, было коротко, и мы посему не можем определить точно назначенный им час. Но он близок. В этой Эпохе появятся Потомки, и неужели мы оставим им страну запустелую, полную зла? У нас свет, и мы оставим их во Тьме? Мелькора им называть Королём, когда на Таникветиле восседает Манве?
— Нет! — воскликнул Тулкас. — Устроим снова войну! Кажется, мы слишком долго отдыхали, и силы наши восстановлены! Что же ему — одному противостоять всем нам?
Манве попросил, и слово произнёс Мандос:
— Верно то, что в этой Эпохе появятся Потомки Илуватара, но пока их нет. И суждено Перворождённым появиться во Тьме, увидев прежде всего звёздный свет. Яркий день будет на их убыль. Варда — их светоч.
Тогда Варда покинула Совет и обозрела с высоты Таникветила тёмное Средиземье под слабыми и далёкими звёздами. И тогда Варда начала воплощать самый грандиозный замысел с тех пор, как Валар пришли в Арда: брызгами росы Тельпериона она стала создавать новые и крупные звёзды для Перворождённых. К имени её древнему, что с основания Эа известно — Тинталле, Зажигающая — Эльфы добавили потом Элентари, Королева Звёзд. В то время появились Карнил и Луинил, Ненар и Лумбар, Алькаринкве и Элеммнере, а изначальные звёзды Варда собрала на небосводе в знаки для Арда: Вильварин, Телумендил, Сороньюме, Анаррема и опоясанный сиянием Менельмакар, чтобы не забывали о Последней Битве в Конце. А высоко над севером над головой Тьмы Мелькора Варда разместила Семь ярчайших Звёзд — Серп Валар, Знак судьбы.
И сказано, что когда Варда завершила долгий труд, и первым поднялся Менельмакар, а потом синий огонь Хеллуина сверкнул среди туманов на горизонте, тогда и проснулись Дети Земли, Перворождённые. У залитого звёздным светом моря Куйвиенен, у Вод Пробуждения поселил их прежде всего Илуватар, и увидели они тогда в небесах звёзды, полюбив их навсегда. Из всех Валар больше всего Перворождённые с тех пор почитают Варду Элентари.
В переменчивом мире с того времени лик земли не раз был разрушен и восстановлен, пропали прежние горы, переменили русла реки, Куйвиенен не сохранился. Только говорят Эльфы, что это был залив Внутреннего Моря далеко на северо-востоке Средиземья. Залив этот был там, где некогда вырастали корни Иллуина, уничтоженного Мелькором. С восточных гор туда стекали многие ручьи и речки, и услышали Перворождённые прежде всего звон текущей воды и пение каменистых водопадов.
Они немало времени прожили там, в Первом Доме у воды в сумерках, в удивлении бродя в окрестностях. Они создали свою речь и стали называть всё и вся. Своё племя они назвали Квенди, обозначая так всех, у кого есть речь и голос, не зная ещё других говорящих или поющих.
А затем произошло так, что Ороме, охотясь, прибыл на далёкий восток, а потом по берегам Хелькар поднялся на север под тень Орокарни, Восточных Гор. Нахар под ним вдруг громко заржал и замер, как камень. Ороме удивился, но тоже замер и прислушался, заметив далеко в темноте молчащих земель пение.
И, как и было суждено, случайно Валар обнаружили тех, кого давно уже ждали. Ороме увидел Эльфов и изумился, ибо были они для него существами нежданными, непредвиденными и необычными, как и для всех Валар. Так всё в Мире — он предсказан Песнью, замечен в Видении, но из глубин Эа каждый вновь приходящий выглядит ново и необычно.
Старшие были в то время гораздо сильнее и властнее, и величественнее, чем Потомки, но в красоте Валар не равнялись Эльфам, ибо совершенство Квенди превыше всего, чему позволил существовать Илуватар, и оно до сих пор сохранно на Западе, обогащённое мудростью протекших с тех пор бед и печалей. Ороме назвал Квенди на их же языке народом Элдар, Племенем Звёзд, хотя и сохранилось это имя лишь за теми, кто потом следовал за Ороме на Запад.
Как бы то ни было, немало Квенди испугались Ороме, и виной был Мелькор. Несомненно, что он был гораздо чутче и наблюдательнее Валар, поскольку жил в Средиземье, а не за Морем, и первым узнал Квенди и послал к ним духов зла следить и путать планы. Замечено было, что уже несколькими годами раньше прибытия Ороме Эльфы, уходившие далеко малым числом, не возвращались, и Квенди подозревали в том Охотника. Самые древние песни Эльфов, от которых кое-что всё же сохранилось сквозь века и Эпохи, упоминают тёмные фигуры, бродящие в Куйвиенен или заслоняющие временами звёзды, и Тёмного Всадника на бешеном коне, хватающего странников в плен. Мелькора действительно приводили в ярость охоты Ороме, и он, боясь встречи Валар с Эльфами, то ли разослал своих прислужников на конях, то ли распустил ложь, дабы Квенди испугались и не приняли Ороме.
Так и произошло — когда Нахар заржал, а Ороме затем отыскал Эльфов, немало из них спрятались или разбежались, и о тех с того времени неизвестно. Самые храбрые остались и, присмотревшись, поняли, что не от Тьмы большой пришелец, а свет Аман на его лице. Первые среди Эльфов приняли Ороме.
О тех бессчастных, кого захватил Мелькор, едва ли есть что сказать правдиво, ибо кто из живущих спускался в подземелья Утумно? Кто изведал чёрные глубины замыслов Мелькора? Как считают в Эрессеа Мудрые, те Квенди, кто попали в Утумно до его разрушения, оказались там заперты надолго под медленными и жестокими пытками, сломлены и разрушены. Из них Мелькор вывел жуткое Племя Орков — из зависти к совершенству Эльфов и в издёвку над ними. Орки и Эльфы с тех пор — извечные враги. Орки живут и плодятся, как Потомки Илуватара. Как говорят Мудрые, ещё до Начал, взбунтовавшись в Айнулиндале, Мелькор потерял возможность создавать нечто живое, что-либо даже подобное свободной воле. В глубине своей чёрной души Орки ненавидят своего господина, которому служат только из страха. Ведь Мелькор лишь изуродовал их, совершив самое страшное своё злодеяние, самое отвратительное Илуватару.

2.

Ороме немного времени провёл среди Квенди, а потом вернулся за сушу и Море в Валинор, рассказав там о потомках и Тенях, что бродят и тревожат Куйвиенен. Валар обрадовались, но и сомнения возникли у них. Долго они спорили, как лучше оградить Квенди от Мелькора. Ороме тем временем вернулся в Средиземье и был среди Эльфов.
Манве медлил на вершине Таникветила, ища совета Илуватара, потом вернулся в Валмар и собрал Валар в Кольце Судьбы, и даже Ульмо явился из Внешнего Моря.
— Вот как я понимаю план Илуватара, — сказал Манве. — Мы должны овладеть Арда вновь любою ценой, чтобы избавить Квенди от Тени и Мелькора.
Тулкас был рад, но Ауле казался печален, понимая, какие раны вновь потерпит земля в бою. Валар вышли из Амана к войне осадить крепости Мелькора и закончить борьбу. Мелькор с того времени не оставлял мысли о том, что Эльфы стали причиной его падения, хотя и не приняли в том участия. Как на заре Времён, Запад в Силе бросился против Севера, Элдар неизвестно.
Мелькор встретил атаку Валар на северо-западе Средиземья, которое было порядком разрушено. Но бой Запад выиграл скоро, и слуги Мелькора бежали в Утумно. Валар миновали всё Средиземье, оставили охрану на Куйвиенен, и посему Эльфы Большой Битвы Могущества не видели. Только земля дрожала и стонала под их ногами, вода беспокоилась, а на северном горизонте поднималось зарево огромного огня. Осада Утумно и битвы пред её воротами были долги, а сильны настолько, что Средиземье изменилось, великое Море, отделявшее Аман, выросло вширь и вглубь, разрушило берега и промыло огромный залив на юг. От этой Большой Бухты до далёкого северного Хелькараксе остались многочисленные меньшие заливчики. На Севере, у Хелькараксе, Аман и Средиземье близки друг к другу, и там образовался Залив Балар, куда впала крупная река Сирион, стекающая с вновь поднятых северных холмов Дортониона и тех гор, что вокруг Хитлума. А самый север запустел с того времени, ибо Утумно там была прорыта очень глубоко и обширно и полна огня и рабов Мелькора.
Ворота Утумно были в конце концов разбиты, бастионы лишились крыш, а Мелькор укрылся в самой дальней и глубокой яме. Тулкас, в руках сильнейший среди Валар, вышел с ним на поединок, и швырнул Мелькора ничком. Ауле сковал демона цепью Ангайнор, и Валар пленили Мелькора, принеся в Мир несколько эпох мира.
Тем не менее, Валар не нашли всех подземелий Ангбанда и Утумно, где залегли, ожидая своего часа злые создания Мелькора, когда другие сбежали ждать в пустыни. И Саурона не нашли.
После Битвы с севера поднялись огромные облака и укрыли звёзды. Валар перенесли скованного Мелькора вслепую в Валинор и бросили в Кольцо Судеб. Он пал ниц и просил у Манве прощения. Его не стали слушать, но приговорили запереть в Мандос, откуда не выйдет недозволенно ни Человек, ни Эльф, и даже Вала[1]. Крепки стены Чертогов Мандос на западе Амана. Мелькору суждено было ожидать там три Эпохи, дабы произошёл потом новый суд, если он опять будет просить извинений.
Валар снова собрались на совет и снова разошлись в планах будущего. Ульмо с некоторыми счёл, что Потомки должны остаться сами по себе жить на просторах Средиземья, осваивая земли и восстанавливая порядок, насколько дано им силы и умения. Большинство же Валар опасались за Квенди посреди большого и сумрачного мира. Они вдобавок привязались к Эльфам и хотели видеть братство Старших и Потомков. Посему Валар пригласили Квенди в Валинор, чтобы жить там рядом с силой в свете Древ вечно. Мандос произнёс: „Так должно быть“. И от того приглашения последовали затем большие беды.
Эльфы поначалу и не приняли приглашения, поскольку видели до того Валар, кроме Ороме, яростными воинами. Эльфы боялись их. Ороме тогда забрал от Перворождённых послов доброй воли в Валинор: Ингве, Финве и Эльве (впоследствии Короли). Они сами захотели увидеть Валинор, а прибыв, исполнились почтения к Валар и пожелали всегда видеть красоту Древ. Ороме вернул их на восток к Куйвиенен, где они втроём советовали Эльфам переселиться на Запад.
Так произошло Первое Разделение Эльфов. Род Ингве целиком и немалая часть племён Финве и Эльве согласились следовать за Ороме. Они впоследствии и известны как Элдар. Остальные отказались, предпочтя свет знакомых уже звёзд над обширью Средиземья смутному слуху о Древах. Они названы Авари, Несогласные, и разделились они с Элдар на долгие годы.
Элдар стали готовы к большому переходу с востока на Запад от прежних своих домов к будущим, и собрались в три отряда. Меньший и первый повёл Ингве, самый благородный среди Эльфов. Он остался в Валиноре и воссел чуть ниже Силы, Эльфы его почитают. Но Ингве не вернулся в Средиземье и даже ни разу с тех пор туда не взглянул — не суждено. Его народ — Ваньяр, Прекрасные Эльфы под рукою Манве и Варды. Едва ли Люди говорили с ними.
Вторые — Нольдор, Мудрые, Народ Финве, Эльфы Глубин, ученики Ауле, самые прославленные в песнях, ибо в древности они много воевали и работали на Севере.
Самый большой отряд и последний — Телери, которые мешкали в пути и не все считали, что желают видеть именно Валинор. Они больше любят воду, так что те, кто достиг в конце концов западных берегов, надолго были очарованы Морем. В Аман они стали Морскими Эльфами, Фалмари, поющие под музыку волн. Их было столь много, что главенствовали над ними двое — Эльве Синголло (то есть Серый Плащ) и брат его Ольве.
Эти три Племени Элдалие, пришедшие на Крайний Запад во времена Древ, именуемы с тех пор Калаквенди — Эльфы Света. Были и те, кто вышел в дорогу, но заплутал по пути, отделился, ушёл в сторону, задержался или осел на морском берегу. Больше всего было таких в отряде Телери. Они жили на побережье или бродили в горах и лесах Средиземья, готовые, однако, уходить на Запад. Среди Калаквенди их называли Аманьяр, не видевшими Аман, Благословенного Королевства; вместе с Авари их причисляют к Тёмным Эльфам, не видевшим Света, Что Был Прежде Луны и Солнца.

3.

Известно, что когда Элдалие расстались с Куйвиенен, вёл их Ороме верхом на белом подкованном золотом Нахаре. Севернее, у Моря Хелькар, они повернули на запад, а перед ними по-прежнему висела пелена облаков над разрушенным Севером, и звёзд не было видно. Немало Эльфов испугались, отвернулись от дороги, и ничего с тех пор о них не известно.
Элдар шли на запад медленно. Неисчислимы пространства Средиземья, тяжелы, бездорожны они были в то время. И сами странники не спешили, бродя вокруг, удивляясь разнообразию мира, исследуя равнины, холмы и реки. Некоторые и находили больше удовольствие в задержках, поскольку боялись не пути, а неизвестной цели. Поэтому, когда у Ороме находились неотложные занятия, и он уезжал, все отряды немедленно останавливались, даже на лигу не желая сделать перехода.
Несколько лет прошло в таком пути, пока Элдар не миновали гигантский Лес и не увидели широкую Реку, самую большую из всех, до того встреченных, а за ней — острые и высокие Горы. Река, насколько известно, была именно Великим Андуином, навечной границей Запада. А горы позади него — Хитайгле, Туманные Башни на страже Эриадора. В те годы они были гораздо выше и путанее. Мелькор воздвиг их, дабы препятствовать охоте Ороме. Телери надолго остались на восточных берегах Реки, а когда Ороме увёл Ваньяр и Нольдор через горные перевалы, Телери стали смотреть на мглистые пики со страхом.
В отряде Ольве, самом отстающем, один, называемый Ленве, отбросил переселение на Запад и увёл многочисленное племя на юг, вниз по течению Великой Реки. На долгие годы они отделились от сородичей, став Племенем Нандор, сильно отличавшимся от Телери, и сходны они лишь любовью к воде, рекам и водопадам. Из всех Эльфов Нандор больше других были осведомлены о растениях, зверях и птицах. Позднее Денетор сын Ленве, всё же обратился на запад и с частью Племени пришёл в Белерианд раньше восхода Луны.

4.

Ваньяр и Нольдор тем временем миновали Эред Луин, Синие Горы, границу Эриадора и самой западной части Средиземья, позднее названной Эльфами Белериандом. Первые отряды пересекли долину Сириона и сошли к берегам Великого Моря между Дренгистом и Бухтой Балар. Но многие Эльфы не смогли совладать со страхом, что внушило им Море, и они частью вернулись в привычные леса Белерианда. Ороме тогда отбыл в Валинор за советом к Манве.
Телери всё же пересекли Туманные Горы по настоянию Эльве Синголло, хотевшего скорее вернуться в Валинор к Свету. Он не хотел разделиться с Нольдор, будучи в крепкой дружбе с Финве. Таким образом, через несколько лет Телери также оказались в Белерианде перед Эред Луин, где поселились за рекой Гелион.


[1] единственное число от Валар, как Айну от Айнур. (прим. перев.)

Tags: Сильмариллион
Subscribe

  • Властелин Колец (6, 1 б)

    — Порядок теперь, — заметил Снага. — Но всё-таки я поднимусь и посмотрю, как у тебя дела. Снова скрипнули петли, Сэм, выглянув…

  • Властелин Колец (3, 6 а)

    Глава VI. Король Золотого Зала Гандальф ехал в течение сумерек и ранней ночью. Когда он решил сделать привал для нескольких часов сна, даже Арагорн…

  • Властелин Колец (3, 5 б)

    Путник был слишком проворен. Он вскочил на вершину большого камня, словно вырастая. Отбросил обноски, и оказался в сияющем белом. Он поднял жезл,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments