elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Квента Сильмариллион. Глава II

Глава II. Об Ауле и Яванне

Известно, что Гномы были созданы изначально Ауле, ещё в тёмном Средиземье, ибо Ауле столь страстно желал видеть Потомков и передать им своё искусство ремёсел, что не нашёл терпения дождаться, когда исполнятся замыслы Илуватара. Посему Ауле создал Гномов такими, каковы они до сих пор, поскольку облика Потомков Вала не знал, но во времена господства Мелькора хотел видеть их, прежде всего, сильными и стойкими. Ауле опасался, что другие Валар осудят его за нетерпение, и создал Семерых Предков Гномов в тайне глубоко под землёй, внутри Гор Средиземья.
Илуватар узнал обо всём только тогда, когда дело было уже завершено — или только тогда подал вид, что знает, то неизвестно. Ауле был доволен и уже стал учить Гномов изобретённой самостоятельно речи, когда Илуватар обратился к Ауле, и тот притих, слушая:
— Зачем сделал? Зачем посягнул на творение, тебе непостижимое, вне твоей силы, вне твоей власти? Я даровал тебе одну волю, и все созданные тобою будут лишь ею жить, и двигаться туда, куда ты решишь, и замирать в бездействии, когда ты позабудешь. Ты этого желал?
— Не желаю такой власти! — ответил Ауле. — Я хотел видеть отличных от меня, чтобы учить их и показать красоту Эа, что ты обещал нам. Я думаю, что в Арда довольно места для многих созданий, но чертоги её пока пусты и мертвы. Лишь нетерпение свело меня с дороги. Стремление создавать владеет мною с того момента, когда ты сам меня создал. Неразумный ребёнок, подражающий занятиям отца, не помышляет о насмешке над ним. Как поступить мне теперь, чтобы не быть с тобою навеки в ссоре? Как сын отцу, я передаю тебе созданных моими руками. Поступай, как знаешь. Не должен ли я разбить своё нетерпеливое творенье?
И Ауле занёс над Гномами свою большую кувалду, хоть и со слезами. Илуватар же вполне понял чувства Ауле и его страсть, а Гномы отстранились от удара и низко поклонились, прося пощады.
— Принимаю дар твой, каков он ни есть! Видишь, теперь они живут своей жизнью и говорят своими голосами. Иначе они не уклонились бы от удара, как не препятствовали бы любому другому твоему желанию.
Ауле бросил молот и благодарил Илуватара, добавив:
— Эру, благослови мой труд и заверши его!
— Как воплотил я все мысли Айнур в Мире, так же я потакаю твоему желанию и нахожу для него подобающее место. Я ничего не буду исправлять или завершать — как ты сделал, так с ними и оставайся. Но я не позволяю им действовать раньше, чем будут мои Перворождённые, дабы не потакать непотребному твоему нетерпению. И сколько бы до того не прошло времени, жди! В должное время я пробужу и твоих. Только не раз враждовать теперь будут мои родные и приёмные...
Тогда Ауле оставил Семерых Предков в недосягаемой глубине Средиземья и вернулся в Валинор ожидать.
Поскольку в то время Мелькор был в силе, Ауле создал Гномов крепкими и выносливыми. Они тверды, словно гранит, упрямы, крепки в дружбе и памятливы во вражде, стойки к голоду, ранам и невзгодам больше всех других Племён, и живут гораздо дольше Людей, хотя и не вечно. Эльфы Средиземья позднее считали, что, умирая, Гномы обращаются в камни, из которых они созданы, но сами Гномы так не думают. Ауле Создатель (называемый среди них Махал), по мнению Гномов, собирает их всех в отдельных залах Мандос, поскольку Предкам обещано благословение Илуватара и собственное место в Конце. Тогда Гномы будут помогать Ауле восстанавливать Арда после Последней Битвы.
Ещё Гномы считают, что Семь Предков возвращаются время от времени под своими именами. Самый известный из них — Дьюрин, отец племени Гномов, самого дружного с Эльфами, строитель Хазад-дум.

1.

Ауле трудился тайно, но после завершения работы открылся Яванне и рассказал, что было и чему быть назначено.
— Эру добр, — ответила Яванна. — Я вижу, как рад ты, получив не только его прощение, но и награду. Но раз уж ты скрывал их от меня, твои потомки едва ли полюбят мою вотчину. Им суждено ценить прежде всего изделия собственных рук, как и тебе. Они будут рыть землю, не замечая, что растёт на ней. Не одно дерево узнает безжалостную их сталь.
— Также, как и будут поступать потомки Илуватара, — ответил Ауле. — Всем нужно будет есть и строить дома. Твои плоды ценны сами по себе, без Потомков, но Илуватар сделает их старшими, и они будут брать в Арда всё, что найдут полезным, хотя и, разумеется, не забывая воздавать тебе благодарности.
— Если только Мелькор не овладеет их сердцами, — заметила Яванна.
Неспокойно у неё было на душе, и Яванна боялась будущего. Она отправилась к Манве, но тайны Ауле не открыла, а лишь спросила:
— Король Арда, ответь, верно ли то, что говорил мне Ауле? Что Потомки будут владеть всеми моими плодами и распоряжаться ими?
— Верно это. Но зачем спрашиваешь? Разве не довольно слова Ауле?
Яванна тогда задумалась и ответила нескоро:
— Я беспокоюсь. Мне дороги все мои труды. Неужели мало того, что Мелькор уже успел повредить? Неужели всё моё будет под чьей-то властью?
— Тогда ответь, чего ты желаешь? Что дороже тебе всего в твоей вотчине? — отозвался Манвё.
— Ценны все, и прежде всего дорог каждый связью своей с остальными. Келвар могут бороться и убегать, а олвар недвижны. Дороже всех мне деревья, что растут медленно, но быстро падают. И если не приносит дерево богатого плода, никто о нём не опечалится, как я думаю. Пусть деревья говорят от имени всех растущих и наказывают рубящих зря!
— Странно, — ответил Манве.
— В Песне так было. Пока ты и Ульмо в небесах сгоняли ветром облака и лили дождь, я укрылась внизу под огромными деревьями и слышала, как они поют Илуватару.
Манве помолчал и подумал в свою очередь, зароненные Яванной слова разрослись в его сердце, и Илуватар их услышал и повторил видение: вокруг Манве снова зазвучала Песнь, и Король узнал вновь голоса многих, о ком прежде не задумывался. Видение стало не далёким и смутным, а свежим, словно Манве сам оказался внутри него, а Илуватар раскрыл ему немало того, что таили сердца Айнур.
Манве очнулся и спустился с Яванной вместе на Эзеллохар. Они сели у подножия Двух Древ и Манве сказал:
— О Кементари, вот что сказал Эру: „Неужели Валар сочли, что я не слышал и не помню всей Песни до последнего голоса? Когда потомки покажутся, оживёт и мысль Яванны, соберёт иные души для келвар и олвар, и они будут жить на Земле в уважении, и опасаться будут их гнева. На время. Пока сильны Перворождённые и молодо Второе Племя“. Но не забывай, Кементари, что не одна ты была. Наши с тобою мысли не раз встречались крылом к крылу в небесах среди облаков, и прежде Потомков посему полетят на крыльях ветра Орлы Королей Запада.
Обрадовавшись, Яванна поднялась и, простирая к небесам руки, воскликнула:
— Высоки же станут мои деревья, чтобы Орлы гнездились там!
Манве поднялся также, но столь высоко, что голос его донёсся, будто с вершины Таникветил:
— Нет, только Ауле может вырастить достаточно рослые для Орлов деревья. В горах станут жить Орлы и слушать тех, кто взывает к нам. А в леса пойдут Пастухи Деревьев.
Тогда Яванна и Манве расстались, и Яванна вернулась к Ауле. Тот работал в кузнице, разливая сталь в изложницы.
— Эру щедр. Пусть остерегутся твои потомки Лесной Силы, которую они будут сердить к погибели своей!
— Тем не менее, им нужны будут брёвна, — невозмутимо ответил Ауле, выковывая из заготовки первый топор.

Tags: Сильмариллион
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments