elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:
  • Music:

Квента Сильмариллион. Глава I

Ежели чьё любопытство ожиданьем испытал чрезмерно, простите. Весна, дел много.

История Сильмарилов

Глава I. О Начале Времён

Мудрым известно, что Первая Война началась ещё раньше, чем полностью образовалось Арда. Ещё не было первых жителей Земли, а Мелькор уже долгое время одерживал верх. Но среди боя на помощь Валар прибыл дух огромной силы и стойкости, услышавший снаружи, что в Малом Королевстве война. Смех его разнёсся по всему Арда от края до края.
Так прибыл Тулкас Могучий, и его гнев пронёсся над землёю, словно сильный ветер, гоня прочь облака и Тьму, пока Мелькор не бежал от ярости Тулкаса и оставил Арда, где надолго воцарился мир. Тулкас остался и стал одним из Валар, а Мелькор был на время изгнан во Внешнюю Тьму. Он возненавидел Тулкаса навсегда.
Валар привели в порядок моря, равнины и горы, а Яванна наконец посадила давно созданные семена. Огни в то время были покорены и засыпаны землёй, и было темно. Тогда Ауле изготовил две огромные лампы, и Манве водрузил их на высочайших горах посреди Окружающих Средиземье Морей, когда Варда наполнила лампы светом. Одну поместили севернее Средиземья, назвав Иллуин, а вторую — Ормал — поставили на юге. Средиземье под светом Ламп Валар погрузилось в День, что был Прежде всех Дней.
Семена Яванны под благодатным светом стали быстро прорастать и набивать почки, а затем в короткое время на земле появились бесконечным разнообразием мхи, травы, кусты и огромные деревья, первые, чьи вершины кутались в облака, словно пики гор. В ярких лугах, в долинах речек и сумрачных лесах появились звери. Только певчих птиц и цветов ещё не было, поскольку Яванна их только задумала к тому времени. Её воображение богаче любого другого, и особенно щедро развернулось оно посередине Земли, под светом обеих Ламп, где в Великом Озере на острове Альмарен было первое жилище Валар, когда мир был молод. Юная трава и первые деревья казались чудом даже самим их создателям, и Валар надолго успокоились, довольные собой.
Пока Валар отдыхали и любовались ростом и развитием плодов своего воображения и труда, Манве замыслил большой праздник для всех Валар и их союзников. Ауле и Тулкас были утомлены больше всех, поскольку их сила и изобретательность были необходимы всем и постоянно. Мелькор знал обо всём через своих шпионов, которых уже было немало среди Майар, и, изгнанный во Тьму, полнился завистью и злобой к созданиям братьев, которые мечтал подчинить себе. Он собрал по своим областям Мира рабов и счёл, что стал силён. А затем, сочтя, что пришло время, вернулся в Арда и исполнился ещё большей ярости, увидев, как прекрасна первая Весна.
Валар тем временем были на Альмарен, угрозы они не боялись, а свет Иллуина помешал им заметить собравшуюся на севере Тьму, что выслал вперёд Мелькор, ставший теперь тёмным, словно Пустота. Насколько известно, именно на Весеннем Пиру Тулкас взял в жёны Нессу, сестру Ороме.
И Тулкас заснул наконец, сражённый усталостью, но довольный, а Мелькор понял, что настал его час. Он миновал Стены Ночи и на далёком севере Средиземья, где Валар его не заметили, стал копать и строить огромную и глубокую крепость, под сенью северных гор, где Иллуин светил слабо и неверно, начал воздвигать твердыню Утумно.
Валар не видели этого, но заметили, как ненависть и злоба Мелькора стали разливаться по земле и уродовать Первую Весну. Зелень стала умирать и гнить, реки застлали водоросли и затянул ил, озёра претворились в гнилые, зловонные и гиблые болота, рассадники мошки, а леса помрачнели и стали опасными приютами Тьмы и страха, где звери становились острозубыми чудовищами, напрасно заливающими кровью землю. Тогда Валар стали искать убежище Мелькора.
Враг же, почуяв свою силу и крепость Утумно, выступил в поход неожиданно, пока Валар не были готовы, овладел горами Иллуин и Ормал, разбил лампы и разрушил горы, отчего поднялись огромные волны, а земля пошла трещинами. Низвергнутые лампы подожгли её снова, и первозданные красоту и совершенство Арда не удалось с тех пор восстановить.
В темноте и буре Мелькор услышал вдруг голос разгневанного Манве, ужаснулся топота Тулкаса, под которым земля содрогнулась, и бежал в Утумно прежде, чем Валар нагнали его. И они не могли извлечь его оттуда, поскольку их силы недоставало на одновременную войну и спасение Земли от штормов разрушения. Они боялись оставлять Арда на произвол судьбы, поскольку не знали, где и когда придут Потомки Илуватара.

1.

Весна Арда завершилась. Альмарен запустел, и для Валар не осталось больше места в Средиземье. Они ушли в Аман, что на западном краю земли, чьи внешние берега омывает Окружающий Океан (называемый Эльфами Эккайа). Кроме Валар, никому не известно, сколь он широк, а за Океаном — Стены Ночи.
Восточные берега Аман ограничивают Большое Западное Море (Белегайр по-эльфийски), за которым в Средиземье и жил Мелькор. Валар не могли его победить и потому укрепили свою страну по восточным рубежам Горной Стеной Аман, иначе Пелори, самым высоким хребтом в Арда, и на высочайшем пике его восседает Манве. Эту гору Элдар позднее называли многими именами, в числе которых Таникветил, Ойолоссе — Вечно Белая, Элеррина — Коронованная Звёздами, а Синдар на позднейших диалектах говорили Амон Уйлос. Манве и Варда с высоты своих окон смотрят в Арда до самого дальнего Востока.
За стенами Валар создали свою страну Валинор, выстроили свои дома, посадили сады и воздвигли башни. В огороженной стране Валар собрали со временем много света, красоты и мудрости, там укрылось то, что уцелело в Средиземье, иное было создано уже в Валиноре, и стал он ещё красивее, чем Весна Средиземья. В Благословенной Стране живут Бессмертные, там ничто не блёкнет, не тает, цветы и листья беспорочны, живущие там не знают болезни и слабости, самые камни и воды там священны.

2.

Когда Валинор был устроен, посередине равнины за стеной Валар построили свой звенящий город Валмар. Перед его западными воротами холм Эзеллохар (называемый также Короллайре). На этом холме Яванна долго и торжественно пела, собрав воедино всю свою силу и всё богатство созданного ею живого мира. Рядом с нею стояла Ньенна молча, слёзы её капали на землю, а все Валар слушали вместе, собравшись на тронах в Кольце Совета и Судьбы, Маханаксар, что у золотых ворот Города. Яванна Кементари пела, а они наблюдали.
На холме взошли два тонких ростка, и среди безмерной тишины, ибо всё, кроме Яванны, смолкло, они стали расти высоко и ровно, а потом зацвели. Так в Мире появились Два Древа Валинора, самые известные творения Яванны. Вокруг них сплетена вся история Древних Времён.
Глубоко зелёные листья одного Древа были с обратной стороны серебряны, а с бесчисленных цветов стекал наземь свет, блестящий среди танцующих у ствола теней. У другого зелень была светлее, как свежие берёзовые листья, а края их — золотые. Кистями жёлтого пламени горели на нём цветы теплом, разбрызгивая золотые росы. Первое — Тельперион Валинора, Сильпион, Нинквелоте, и иначе для Эльфов. Второе — Лорелин, а в песнях Малинальда и Кулуриен, не считая других имён.
За семь часов каждое Древо расцветало и меркло, и снова начинало цвести спустя час после того, как осыплется соседнее. Дважды в день в Валиноре наступало время, когда оба они сияли серебром и золотом, соединяясь в блеске. Тельперион было чуть старше и раньше выросло и зацвело, и Когда, подобно лунному рассвету, оно засияло, Валар не известно, ибо до тех пор Времени не было. Открывшимся Часом был назван час первого цвета Тельпериона, и с того времени ведётся в Валиноре счёт времени и Истории.
На шестой час Первого Дня, и в тот же час во все дни, пока не угас Валинор, Тельперион заканчивало цвести, а на двенадцатый расцветало Лорелин. Таким образом, день Валар содержал двенадцать часов, оканчиваясь вторым Съединением, когда угасало Лорелин и зацветало Тельперион. Свет их длился долго, пока не рассеивался в воздухе или не впитывала его земля. Росу Тельпериона и Лорелина Варда собирала в огромные чаны, размером каждый с озеро, чтобы освещать и питать Валар светом.
Так пошёл отсчёт Благословенных Веков, и так отмечено Начало Времён.

3.

Время шло, но пока не пришёл час, назначенный Илуватаром для Потомков, Средиземье пребывало в сумерках под звёздами, созданными ещё прежде Весны Вардой. А Мелькор укрывался во Тьме, и выходил в облике Силы и Страха, рассыпая лёд и огонь от вершин гор до глубочайших пропастей. Всё, что изобретено жестокого и смертельного в те дни, создано им.
Валар редко удалялись от красоты Валинора в Средиземье, обратив заботы свои и любовь на Благословенное Королевство, защищённое Пелори. Сердце Валинора было вотчиной Ауле, который работал там долго и тщательно, открыто и тайно, творя красоту. От него все Знания недр земли и ремёсел пошли и для тех, кто желает лишь понимать искусства из любопытства и интереса, и для тех, кто овладевает ремёслами ткача, плотника, столяра, кузнеца; землепашцы и пастухи также переняли многое от Ауле, хотя, справедливости ради, не следует забывать, что Яванна — основной источник Знания о живых существах.
Ауле был назван Другом Нольдор, поскольку из всех Эльфов племя Нольдор самое искусное. Знание Ауле они присовокупили к дарам Илуватара: страсти понимать, говорить со всем и всеми, писать, вышивать, прибавив влеченье к живописи и скульптуре. А от Валар Нольдор научились искать и обрабатывать драгоценные камни, из которых самые красивые — потерянные Сильмарилы.
Тем временем Манве Сулимо, глава Валар, живя у границ Аман, не оставлял внешние страны без своего внимания. Таникветил вырастает из самого Моря, а с вершины горы непрестанно разлетались ястребы и орлы — обличье духов — смотреть в самые тайные глубины, даже на морское дно и в подземные пещеры. Почти всё, что происходило в Арда, становилось известно Манве, но не всё — Тьма Мелькора оставалась для него непроницаемой.
Манве не гордится силой и не принуждает, правя к всеобщему миру. Из всех Эльфов ему ближе всего Ваньяр, которых Манве одарил способностью к песне и стиху, поскольку музыка самого Манве заключена в словах. Старший Король носит синюю одежду, глаза его глубокие и синие, и скипетр, подарок Нольдор, сапфировый. Манве — правитель Валар, Эльфов и Людей, наместник Илуватара, Щит против Мелькора. С ним живёт красивейшая из всех Варда, среди Синдар — звёздная Эльберет, Королева, и с ними полк духов.
Ульмо всегда один, и не живёт в Валиноре, а приходит туда изредка и только для принятия важных решений. С самого начала Арда он поселился во Внешнем Океане, откуда правит водой — приливами, реками и ручьями, росой и дождём во всех странах, что под небесами. На глубинах его песнь звучит, мощна и сурова, и отголосок её слышен по всей земле печалью и радостью одновременно, поскольку как бы радостно не играл родник на солнце, питают его бездны горестей у подножия Земли. Больше других от Ульмо переняли Телери, чья музыка потому печальна, но полнится необоримым очарованием. В Арда вместе с Ульмо прибыл Салмар, изготовивший рога, чей голос не забыть никому, кто услышит, и ещё Оссе и Уинен, правящие волнами и течениями Внутренних Морей, не считая других духов. Сила Ульмо струится даже под Тьмой Мелькора, и потому там возможна жизнь и земля не гибнет. Для тех, кто заходит туда, далеко от света Валар, слух Ульмо всегда чуток. Что бы ни произошло в Средиземье, какие бы разрушения и перемены не претерпела земля, Ульмо не устанет обращаться к ней в мысли и не прекратит смотреть в Средиземье до конца времён.
В те Тёмные Времена и Яванна не могла забыть Средиземье, поскольку ей дорого всё, что растёт, особенно начатые, но испорченные Мелькором труды во Внешних Странах. Она время от времени покидала Ауле и цветущий Валинор, чтобы залечивать наносимые Мелькором раны. Возвращаясь, она с новой силой убеждала Валар пойти войной на врага и завершить его господство раньше, чем появятся Перворождённые.
Ороме Зверолов также покидал Валинор и устремлялся верхом на серебряном коне Нахаре в тёмные леса на охоту за чудовищными зверями, разя их копьём и стрелами. Равнины Арда трепетали под золотыми копытами, а от звука могучего рога Валарома эхо прокатывалось от гор до гор, злые духи разбегались, а Мелькор содрогался в Утумно от страха перед гневом Охотника. Но Ороме проходил, а рабы Мелькора собирались плотнее и тень и отчаяние не покидали Средиземье.

4.

Вот сказано всё о Земле и её правителях, каковы были они на заре веков, и с тех пор мир известен Потомкам Илуватара. Ибо Эльфы и Люди его Потомки. Хотя они сами и мало понимают ту музыку, согласно которой вошли в Мир, Айнур не смеют ничего добавлять к их сущности от себя. Валар для Потомков — старшие братья, но не правители и не хозяева, и если Айнур когда-либо, не преуспев в убеждении Потомков, вели их куда силой, это ни разу не завершилось добром, как бы ни казались хороши намерения. Да и общались Айнур больше с Эльфами, поскольку Илуватар создал Эльфов более близкими Валар, хоть и не столь могущественными, а Людям Единый даровал совсем странные для Старших способности и Знания.
Сказано, что Илуватар после того, как отбыли Валар, Эпоху провёл в молчании и раздумьи, а потом сказал:
— Я люблю Землю, что должна стать владением Квенди и Атани. Квенди будут лучшими из земных созданий, поскольку наделю я их красотой, и способностью постигнуть красоту и умножить её сверх всех моих Потомков. Атани же получат нечто иное. Совсем иное.
И он решил так, что сердца Людей будут вечно смотреть наружу Мира и искать иного, не находя покоя, но вместе с тем Люди смогут вести свой путь вне судьбоносной для других Песни Айнур, и всё созданное ими будет существовать — и вещи, и поступки, и мысли — завершатся полностью.
Илуватар, разумеется, понимал, что Люди при таких способностях часто станут блуждать, используя свой дар неверно. И добавил:
— Они тоже увидят в конце, что всё, что ими сделано, послужит славе моего замысла.
Эльфы, тем не менее, считают, что Манве, знающему большую часть того Замысла, Люди причиняют немало горя, поскольку они больше всех Айнур и Перворождённых вместе взятых склонны присоединяться к Мелькору, который Людей, правда, также ненавидит и боится.
С этим же даром свободы и связан короткий век Людей, чей конец не могут предвидеть даже Эльфы, кто сами живут до окончания времён. Посему любовь Эльфов к Миру горше, и тем сильнее горечь, чем больше проходит лет. Эльфы пребывают живы, пока существует Мир, если только не гибнут от оружия и не пропадают в печали, чему особенно подвержены. Возраст не отнимает их силу — разве что кого-то утомят десять тысяч веков. Умирая, они уходят в Залы Мандос в Валиноре, откуда вернутся в должное время. Но Люди умирают действительно, покидая Мир, за что и названы Гостями или даже Чужаками. Их судьба — Смерть, и в ней заключается Дар Илуватара, который замыслил так, чтобы со временем даже Валар стали Людям завидовать. Только Мелькор накрыл и этот замысел своею Тенью, перевернув добро во зло и выпестовав вместо надежды страх. Но ещё в Валиноре Валар открыли Эльфам, что Люди присоединятся ко Второй Мелодии Айнур, а вот что Илуватар готовит после Конца для Эльфов, неизвестно даже Мелькору.

Tags: Сильмариллион
Subscribe

  • О Кольцах Власти и Третьей Эпохе. (4, 5, 6, 7)

    4. И началась в Средиземье Третья Эпоха, после Древних Времён и Чёрных Лет следующая, пора надежд и славы, когда ярки были в памяти времена Союза,…

  • О Кольцах Власти и Третьей Эпохе. (0, 1, 2, 3)

    Поскольку вчерашний день ознаменовался трёхчасовым ожиданием научруководителя, часть „О Кольцах Власти“ выправлена была по недостатку…

  • Акаллабет (2, 3, 4, 5)

    2. В малой скорлупке отплыл Амандил с тремя лишь самыми верными спутниками, сначала на восток, а потом на запад повернув. Все четверо домой не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments