elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Category:

Сильмариллион. Айнулиндале

Айнулиндале. Песнь Айнур

Был прежде Эру, Единый, кого в Арда зовут Илуватаром. И создал он Айнур, Праведных, отпрысков мысли своей, что стали спутниками ему прежде всего и всех. Он говорил им, рассказав каждому его мелодию, и они пели Единому, радуя его. Долго ещё они начинали поодиночке или по нескольку вместе, а остальные умолкали, ибо сначала мало понимали друг друга, представляя собою лишь отдельные части мысли Илуватара. Айнур медленно и постепенно учились понимать брат брата и начинали петь всё слаженнее.
И случилось так, что Илуватар собрал единожды всех Айну вместе и раскрыл им суть песни могущественной и прекрасной, что не была им известна ранее. И великолепие начала, и мощь завершения были столь восхитительны, что Айнур смолкли и склонились пред Единым.
Илуватар обратился к ним так:
— На ту мелодию, что теперь раскрыл я вам, все вместе вы начнёте Великую Песнь. Я разжёг в вас Пламя Неугасимое, чтобы каждый из вас силою своею раскрыл и украсил Песнь сообразно своему образу и мысли. А я отныне смолкну, ибо рад видеть, что чрез вас великая красота обратилась в музыку.
И тогда голоса Айнур, словно арфы и флейты, словно горны и трубы, словно скрипки и орга́ны, и вместе с тем словами тысячи голосов распели мелодию Илуватара по всему миру, сплетая каждый свой отдельный, но вместе с тем и единый ритм в Песнь, что разошлась от глухих глубин Земли к необъятной вышине неба в Пустоту великую, что оттого прекратила быть пустотой. Никогда снова Айнур не вернули эту Песнь к первозданному могуществу. Сказано лишь, что гораздо сильнее и величественнее сам Илуватар с хором Айнур и своих Потомков возобновит её, но после Окончания Времён. Тогда мелодия будет спета снова верно, а Сущее станет на высшую свою ступень, когда Илуватар каждому покажет его в нём участие, научит понимать всех остальных и заново разожжёт прежнее Пламя.
Но до тех пор молчит Илуватар.
Он сел и стих тогда, и слушал долго, и нравилась ему Песнь без единой ошибки и фальши. А затем Мелькор замыслил петь по-своему, не в согласии с Илуватаром. Давно искал он возможности взрастить свою силу, ибо среди всех Айну Мелькору было дано мудрости и воли более других, и от даров Илуватара каждому Айну Мелькор получил некоторую часть. Дотоле часто он уходил в Пустоту искать Неугасимое Пламя, поскольку жаждал создать своё Сущее и тяготился невниманием, которое, как Мелькору казалось, Илуватар уделил Пустоте. Но ничего он не нашёл, ибо Пустота ничего не содержит, а Пламя всегда с Илуватаром. Бродя долго в одиночестве, Мелькор стал отличен от братьев своих и думал иначе.
Свою мысль Мелькор вплёл в Песнь, и страшно поразила она других Айну. Они испугались, мысли их смешались, а голоса затихли. Но иные вслушались в новый мотив и согласились с ним. Буря поднялась от Мелькора, и прежняя Песнь потонула в ней. Илуватар же сидел и молчал, пока вокруг него везде не стало казаться, будто тёмные воды бурного Моря с неизбывной яростью бросаются друг на друга.
Поднялся тогда Илуватар, улыбаясь, и простёр левую руку. Среди грозы появилась новая музыка, чуть похожая на первую, но и отличная от неё в силе новой и неизведанной прежде красоты. С грохотом ответил Мелькор, и его песнь соединилась со второй мелодией, став ещё страшнее и жёстче. Многие Айну в испуге стихли, и Мелькор стал главенствующим.
Снова во весь рост стал Илуватар, и суров был его взор. Он поднял правую руку, и третья мелодия раздалась посреди бурного великолепия, совсем иная, чем предыдущие. Мягко и сладко началась она, негромко, слабо и отрывисто, но неодолимо. Своя была в ней мощь и собственная повесть. Пред троном Илуватара теперь сошлись две Песни, совершенно различные. Одна огромна, безмерна и медленно глубока, но вместе с тем соединена с такою же безмерной печалью, где и питался источник её красоты. Другая оформилась теперь совершенно, но грохотала пусто и однообразно, словно тысяча трубачей играли всего три ноты, стараясь утопить другую мелодию в жестокой буре звука. Но самые пронзительные и бравые ноты Мелькора сплетались его соперником в спокойный и торжественный узор.
Посреди состязания, когда чертоги Илуватара звенели, а Тишина пропала отовсюду, Илуватар поднялся в третий раз, и страшно и невозможно взглянуть на него было. Поднял он обе руки, и в единый миг на половине ноты от Бездны до Небесного Свода всё стихло.

1.

И Илуватар сказал:
— Вы могучи, Айнур, и сильнейший среди вас — Мелькор. Но знай, Мелькор, и помни, каждый Айну, что я, Илуватар, покажу вам всё, что доселе пропели вы, дабы ясно стало вам, что вы совершили. Ты, Мелькор, поймёшь тогда, что нет мелодии, коя питалась бы не от меня, и не будет звучать песнь, которая мне неприятна. А осмелившийся перечить сознает тогда, что он сам — только моё орудие, и его силой без его ведома могу создать я что-то, ему недоступное и непонятное.
Испугались Айнур неясных и суровых слов, а Мелькор устыдился. А от стыда вырос в нём гнев, тайный пока. Илуватар покинул Красоту, созданную для Айнур, и направился вместе с ними в Пустоту.
— Смотрите и наблюдайте Песнь свою!
Из пустоты, где прежде были лишь звуки, показался им Мир, шарик посреди общего Ничто. Смотрели Айнур, и Мир стал раскрывать им свою историю, расти и изменяться. Затем Илуватар заговорил снова:
— Вот ваша Песнь! Вот всё, что сочинили вы, каждому будет там удобно среди того, что я создал для вас прежде, и найдёте вы созданное вами. А ты, Мелькор, откроешь там, что даже самые тайные помыслы твои есть лишь часть Целого, которая послужит его славе.
Немало ещё рассказал Илуватар Айнур тогда. Из этих слов, из собственных пропетых замыслов Айнур узнали многое из того, что Было, что Есть, что Будет. Но не всё. Ни по отдельности, ни вместе Айнур не могли узнать всего, что приготовил Илуватар. В каждое время прибывали новые и непредвиденные события, что не могли быть рассчитаны из прошлого. Айнур увидели и тех, о ком не думали, кого не создали — Потомков Илуватара, которым Мир и был предназначен. А потом Айнур поняли, что пропели Историю этого Мира, хотя и не знали, что единственной Целью была Красота. Потомки Илуватара появились с третьей мелодией, и ни один Айну не принял в них участия. Посему Айнур и полюбили Потомков, ибо увидели созданий иных совершенно, необычных и свободных, по-новому отразивших замысел Илуватара и получивших от него совсем другую Мудрость.
Да, Потомки Илуватара — Эльфы и Люди, Перворождённые и Последовавшие. Из Просторов, Чертогов и Огней Илуватар избрал им Временны́е Глубины среди Бесчисленных Звёзд. Можно, конечно, счесть их малой частицей, особенно если замечать лишь величие Айнур, не видя остроты их мысли. Представьте себе гору, основанием занимающую всё необъятное поле Арда, но столь высокую и острую, что издали кажется лишь иглой. Вообразите невероятный простор Мира, что до сих пор ещё не принял окончательной формы, замысленной Айнур, и забудьте тогда их ежесекундное внимание к малейшей песчинке, чтобы отнестись к Временным Глубинам столь пренебрежительно.
Когда Айнур увидели Мир и Потомков Илуватара, самые могущественные среди них направили всю мысль свою туда, и более всех — сильнейший Мелькор. Перед собою он оправдывался намерением определить и упорядочить Мир для Эльфов и Людей, особенно жар и холод, что были Мелькору подвластны. Но подчинялся он больше чувству зависти к Потомкам, к Знанию, которым одарил их Илуватар. Мелькору хотелось повелевать слугами, называться Властелином и править волей других.
Иные Айнур посмотрели вглубь и увидели простор того, что Эльфы называют Арда, Землёю, и обрадовались теплу, свету и разноцветью, а грохот Моря обеспокоил их. Всё исследовали они — воздух, составные земли — железо, камни, серебро и злато, и более всего им понравились Воды. Элдар говорят, что только Воды и сохранили в Арда отголосок Песни Айнур. Потомки Илуватара часто в беспокойстве слушают Море, но немногие знают, что слышат.
Айну, называемый Эльфами Ульмо, и обратился к Водам. Его Илуватар в своё время обучал музыке больше остальных. Самый почитаемый, Манве, озаботился ветрами и воздухом. Ауле, которому от Илуватара досталось силы и искусства почти наравне с Мелькором, обратился к земле. Он могуч, но удовольствие находит не во владении, не в господстве, а лишь в созидании. Ничего не копит он, а создаёт и раздаёт тут же, ничем не обладая и переходя сразу к новому замыслу.
Илуватар сказал Ульмо:
— Видишь, как Мелькор и в этом малом мире решил воевать с твоею вотчиной? Он вообразил неизбывный холод, но не может разбить красоту моих озёр. Как прекрасен снег и как хитры узоры мороза! Мелькор разжёг жар и огни, но не иссушил голоса воды. Видишь в вышине безмерное величие облаков и разнообразье переменчивых туманов под ними? Слышишь голос дождя? Твои искусства съединились теперь с силами Манве, твоего друга.
— Верно, — ответил Ульмо. — Вода стала прекрасней моего воображения, ни единой нотой я не замышлял снегопадов и не мог придумать дождя. Мы с Манве теперь всегда будем вместе к моей радости!
С самого начала Ульмо и Манве в дружбе и союзе лучше всех остальных Айнур следовали замыслу Илуватара.

2.

Но не успел ответить Ульмо, как от всех Айну скрылся Мир прочь за завесой Тьмы, которой они ещё не изведали наяву, лишь подозревая в глубине мысли. Красота Мира пленила их и разбудила желание раскрыть его снова. История была неполна, витки Времени ещё не выковались до конца, когда видение пропало! Они решили, что Мир скрылся много раньше, чем исполнилось предзнаменование о Правлении Людей и закате Перворождённых, и посему Валар, хотя и составили Песнь, не увидели Поздние Века и Окончание Времён.
Айнур взволновались, но Илуватар созвал их и произнёс:
— Вижу ваши сердца и знаю ваше желание осуществить, что видели вы. Не только чтобы существовало оно в нашей мысли, но в действительности, как вы и я. Посему я говорю: Да будет так! А в Пустоте да появится Неугасимое Пламя, сердце этого Мира. Мир станет Сущим, и вы сможете быть в нём.
И вдруг увидели Айнур далёкое облако света с пламенным сердцем, уже не видение, но Сущий Мир.
Одни Айнур остались с Илуватаром за пределами Мира, а другие, самые прекрасные и могучие, сошли в него, попрощавшись с Единым, который поставил им единственное и необходимое условие: сила их отныне будет связана с Миром и не выйдет более из его границ во веки веков, пока Мир не завершится. Они стали жизнью Мира, а Мир — их жизнью. Назывались они с тех пор Валар — Силы.
Когда Валар вошли в Мир, они были поражены, ибо ничего из увиденного ими ещё не было, они наблюдали до того одни только предсказания, несформированные и несуществующие. Темно вокруг было. Великая Песнь в Залах Тишины — одна лишь Мысль и предвестье, и Время ещё не началось. Валар поняли, что должны теперь достигнуть своим могуществом того, что было ими предспето и предвидено.
В неизмеренных и неизвестных пространствах Мира начался их великий труд в позабытых веках До Начала Истории, пока посреди пустых Временных Глубин не появились Потомки. Чтобы они могли там жить, больше всех сделали Манве, Ульмо и Ауле, хотя с самого начала был рядом с ними Мелькор, чтобы приложить свою руку ко всему, в чём видел свою пользу. И он разжигал всюду огонь. Молодая земля горела вся и сама по себе, и Мелькор провозгласил тогда:
— Объявляю всё моим владением!
Но по замыслу Илуватара Манве был Мелькору братом, и был Манве также главной силой Второй Мелодии Илуватара, что противостояла сперва буре Мелькора. Могучие и не очень Силы прибыли на поля Арда в помощь Манве, чтобы Мелькор не иссушил Землю прежде, чем она расцветёт, и не прервал навеки исполнение пророчеств.
— Не будет эта страна твоею только, — ответил Манве, — ибо другие создали здесь больше тебя.
Валар приняли бой с Мелькором, и он сбежал в другие страны, чтобы править ими. Но он не оставлял желания обладать Арда.
Валар затем обрели форму. Они пришли в Мир из любви к Потомкам Илуватара, и посему Валар приняли их облик, отличаясь лишь красотой и благородством. Что важнее, облик свой они приняли скорее по видению, а не по сути, как мы надеваем одежду. Если Валар захотят, они могут быть сами по себе, невидимы нам притом. Даже Элдар не могут их заметить. Валар принимают облик мужской или женский сообразно своему желанию. У нас, например, мужчину можно отличить от женщины по одежде, но не одежда это определяет. Так и у Валар. Они похожи на простых владык среди Потомков, но Великих всегда отличить можно, когда они облекаются мощью своего разума и духа и предстают вдруг в неожиданном и устрашающем величии Силы.
У Валар появились и спутники, иные из которых оказались почти равны им в могуществе. Все они продолжили воплощать Землю и обуздывать её стихии. Мелькор увидел теперь, что Валар стали зримы, красивы и владетельны. Земля, обустроенная и плодородная, стала садом, цветущим к радости Валар. Зависть Мелькора росла, и он также принял видимый облик, но тёмный, горящий ненавистью и потому пугающий. Он низринулся в Арда, словно гора, неожиданно упавшая посреди глубокого бурного моря, и всё же вершиной своей подпирающая облака, и в мир прибыл вновь сильнейший из всех Айну в короне дыма и огня, горя взором, но и пронизывая вместе с тем смертельным холодом.
О той, первой битве Валар с Мелькором за Арда, Эльфам ничего почти не известно. Всё, что они знают, рассказали Валар, когда учили Эльфов в Валиноре, но о первых войнах, что были до Эльфов, Силы говорили очень неохотно. Элдар известно, что Валар одерживали верх и неустанно готовили Мир для Перворождённых. Они создавали землю, а Мелькор её разрушал, Валар рыли долины, а Мелькор обращал их в холмы, Валар поднимали горы, а Мелькор низвергал их лавиной на равнину и засыпал едва образованное море. Всё, что Валар создавали трудом, Мелькор успевал уничтожить или повредить. Но зря ничто не пропало. Хотя Земля не знала мира и спокойного развития, хотя Валар нигде не достигли полного исполнения своих замыслов, хотя они видели свой Мир иначе, он постепенно и размеренно обретал вид и форму жилища Потомков, что во Временных Глубинах среди Бесчисленных Звёзд.

Tags: Сильмариллион
Subscribe

  • Властелин Колец (6, 1 б)

    — Порядок теперь, — заметил Снага. — Но всё-таки я поднимусь и посмотрю, как у тебя дела. Снова скрипнули петли, Сэм, выглянув…

  • Властелин Колец (3, 6 а)

    Глава VI. Король Золотого Зала Гандальф ехал в течение сумерек и ранней ночью. Когда он решил сделать привал для нескольких часов сна, даже Арагорн…

  • Властелин Колец (3, 5 б)

    Путник был слишком проворен. Он вскочил на вершину большого камня, словно вырастая. Отбросил обноски, и оказался в сияющем белом. Он поднял жезл,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments