elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Category:

Властелин Колец (Послесловие А)

iv. Гондор и род Анариона

После Анариона, погибшего под стенами Барад-дура, в Гондоре правил ещё тридцать один Король. Никогда не прекращалась пограничная война, но Гондор, тем не менее, почти тысячелетие процветал и на суше, и в море. Атанатар II увенчал это время титулом Алькарин — „Великолепный“. И тогда же появились приметы упадка: Дунедайн Юга поздно брали жён, и детей у них было немного. Из бездетных Королей первым был Фаластур, а вторым Нармакил I, внук Алькарина.
Седьмой Король, Остохер, перестроил Минас Анор, в котором он и его наследники проводили лето охотнее, чем в Осгилиате. Тогда же стали нападать Дикари Востока. Сын Остохера, Таростар, разбил вторгнувшихся и взял имя Ромендакил, то есть „Востокобоец“. В одном из последующих нашествий он погиб. Его сын Турамбар отомстил за отца и отвоевал земли на востоке.
Двадцатый Король — Тараннон — стал первым из „Корабельных Королей“, высылавших морские суда для завоевания берегов Моря на запад и на юг от устья Андуина. Коронован Тараннон был под именем „Фаластур“ — Владетель Берегов.
Его наследник — племянник Эарнил I — перестроил старый порт Пеларгир, собрал огромный флот и осадил с моря и суши Умбар, взял его и превратил в крепость Гондора[1]. Праздновать триумф Эарнилу не пришлось. Его с немалой частью флота и армии потопил шторм. Его сын Кирьяндил продолжал строить корабли. Харад, поднятый изгнанными из Умбара вождями, огромными силами осадил крепость. Король погиб в битве с Харадвейт.
Умбар осаждали и штурмовали, но ещё долго не могли взять из-за длившегося морского могущества Гондора. Кирьяхер сын Кирьяндила сначала тянул время, а потом обрушился по суше и морем на Харад с такой силой, что и перешёл реку Харнен, и заставил потом вождей Юга долго помнить главенство Гондора на всём Юге (1050 год). Кирьяхер получил имя Хьярмендакил — „Югобоец“.
После этого до конца своего долгого правления (сто тридцать четыре года — второе по продолжительности) Хьярмендакил не видел врагов у границ. В его время Гондор был на своей вершине. На севере он достигал Серебряной и Южного Чернолеса, на западе — Серой Реки, на востоке — Моря Рун, на юге — реки Харнен и дальше по берегу — Умбара. Люди на севере Долины Андуина признавали власть Короля, а Харад не поднимал головы и присылал в залог верности наследников вождей в Осгилиат. Пустой Мордор был огорожен крепостями.
Корабельные Короли закончили правление. Наследник их Атанатар Алькарин почивал на лаврах, не заботясь об укреплении Гондора, в котором теперь говорили: „Драгоценные камни больше не драгоценны — ими играют дети“. Оба сына Короля были весьма на него похожи, посему закат Гондора начался ещё до смерти Атанатара, и первыми его заметили враги королевства. Дозор за Мордором прекратился совершенно. Самый сокрушительный удар Гондор потерпел, тем не менее, только при Валакаре, в Усобицу, ущерб которой не был потом преодолён никогда.
Миналькар сын Кальмакила был очень деятельным человеком, и Нармакил, чтобы совершенно себя не заботить, сделал его в 1240 году регентом, и правил он с того времени и до вступления на трон вслед за отцом. Более всего он был занят Северянами.
Северянам мир, принесённый им Гондором был очень полезен. Короли оказывали им предпочтение, поскольку они вели род от тех древнейших племён, от которых же потом произошли Эдайн, то есть числились среди Вторых Народов (по Фарамиру) ближе всего к Дунедайн. Короли предоставили Северянам обширные земли между Андуином и Великим Зелёным Лесом, чтобы получить пояс обороны от Востока. Дикие люди обыкновенно вторгались в Гондор между Внутренним Морем и Пепельными Горами.
При Нармакиле I эти набеги возобновились, хотя и малыми силами поначалу. Регент узнал, что Северяне не всегда верны Гондору, и порой присоединялись к Диким Людям из-за добычи или в стремлении увеличить свой удел за счёт соседских. В 1248 году Миналькар выступил к Внутреннему Морю с большой армией и между Рованьоном и Рун разбил Дикарей Востока, уничтожил все их стойбища восточнее Моря. Впоследствии эта победа дала ему право именоваться Ромендакилом.
Возвращаясь, Ромендакил укрепил западный берег Андуина до самого впадения Лимлайта и запретил чужеземцам самовольно спускаться по Реке ниже Эмин Мюиля. В это же время по приказу регента был построен Аргонат у ущелья Нен Нитоэль. Нуждаясь в воинах и стремясь плотнее связать Северян с Гондором, Ромендакил стал принимать их в войска, и некоторым дал высокие чины.
Наибольшее доверие Ромендакил оказал Видугавии, который помог Гондору в войне. Этот самый сильный из северских Князей даже назывался Королём Рованьона, хотя собственные его земли лежали лишь между Зелёным Лесом и рекой Келдуин[2]. В 1250 году сын Ромендакила Валакар был отправлен послом к Видугавии изучать язык, обычаи и настроения Северян. Валакар сильно отступил от плана отца, влюбившись и в Север, и в Видумави, дочь князя. У Видугавии в гостях Валакар пробыл несколько лет, а женитьба его впоследствии стала поводом к Усобице.
"Люди Гондора относились к северянам с подозрением, а случая, чтобы наследник или даже младший королевский сын взял жену из меньшего Племени, в стране и представить не могли. Во время правления Валакара в южных землях произошло восстание. Его королеве не могли отказать в благородстве и красоте, но её век был короток, как и до́лжно в Средиземье, и в Гондоре опасались, что теперь в этом роду долголетие Нуменоридов будет потеряно. И, разумеется, сына её на троне видеть не желали. Хотя он и звался Эльдакаром, рождён был в чужой стране и назван на чужом языке — Винитарья его первое имя.
Таким образом в Гондоре разразилась Усобица и Война. Но Эльдакара оказалось непросто отрешить от Короны. К крови Гондора он присоединил бесстрашие Северян, силу и решительность, а старел он не быстрее своего отца. Когда восстали боковые ветви Рода, он противостоял им до последней черты. Превосходящими силами его очень долго осаждали в Осгилиате, пока Король не был вынужден голодом покинуть город и сжечь его, уходя. Пожара и штурма не выдержала Каменная Башня, и при её обрушении был потоплен Палантир Осгилиата.
"Эльдакар ускользнул и собрал в Рованьоне Северян, а в северных провинциях и верных Дунедайн. Гондорцы частью признавали его законным наследником, а частью шли в бой против узурпатора Кастамира, внука Калимехтара — младшего брата Ромендакила II. Он был не самым близким к Короне по крови, но за ним шла бо́льшая часть восставших. Кастамир был Адмиралом, и его поддержало побережье, Пеларгир и Умбар.
Кастамир не усидел на троне долго, оказавшись королём высокомерным, скупым и жестоким. Его кровожадность проявилась уже при взятии Осгилиата, а потом он приказал казнить пленённого Орнендила, старшего сына Эльдакара, и наложил на Города чрезмерно тяжкие наказания. В Минас Аноре и Итилиене это помнили долго, а далее нелюбовь к королю усилили его потакание флотским превыше земледельцев и намерение перенести трон в Пеларгир.
„Десять лет Эльдакар выжидал своё время, и наконец сошёл с севера со своей армией, пополнив её в Каленардоне, Анориене и Итилиене. На Перекрёстке Эруи в Лебеннине прошла большая битва, в которой, алас! пресеклись многие благородные фамилии Гондора. Эльдакар в единоборстве убил короля, отмстив за сына, но наследники Кастамира со своими сторонниками и матросами долго ещё обороняли Пеларгир.
„Собрав все свои силы, восставшие отплыли в Умбар, поскольку у Эльдакара не было флота, чтобы им препятствовать. В Умбаре стали принимать всех врагов Короля и собрали собственное независимое разбойничье королевство, пиратствуя на торговых путях. Война Гондора с Умбаром длилась потом веками, пока Элессар не подчинил крепость и не прекратил постоянные битвы с пиратами за Побережье.“
„Потеря Умбара была для Гондора очень тяжкой не только из-за уничтожения пункта обороны от Харада, но и из-за памяти о том, что в этой большой гавани некогда Ар-Фаразон Золотой вышел на берег и укротил Саурона. Несмотря ни на какие последовавшие злодеяния, наследники Элендила сохраняли память о тех могучих флоте и армии Нуменора, установив на вершине самого высокого из обрамлявших бухту холмов белую колонну с большим хрустальным шаром. Кристалл умножал свет солнца и луны, и его в ясную погоду было видно с побережий Гондора далеко на западе. Памятник простоял вопреки всем войнам до второго взлёта силы Мордора, и когда Умбар покорился Саурону, шар сбросили, а колонну разбили.“
С возвращением Эльдакара кровь Нуменора в Гондоре стала перемешиваться с Северской. В Усобице погибли несколько самых древних родов, а опустошение сердцевинных земель в ходе братоубийства вынудило Короля заселять Юг из Рованьона в знак признательности северянам за помощь.
Как бы ни боялись в Гондоре быстрого упадка могущества, он не произошёл сразу. Дунедайн Юга продолжали двигаться к своему закату прежними небольшими, но мерными шагами. Несомненно, причиной тому было само Средиземье и убыль силы Знаков Нуменора после падения Звёздной Страны. Эльдакар прожил двести тридцать пять лет, и правил пятьдесят восемь, из которых десять провёл в изгнании.
Самое страшное зло посетило Гондор при двадцать шестом Короле, Телемнаре. Отец его, Минардил сын Эльдакара, погиб в бою с пиратами в Пеларгире (ведомыми Анагамайте и Сангахьяндо, правнуками Кастамира). В самом начале правления страну посетила чума, пришедшая с востока, от которой наравне с подданными погибли и сам Король, и все его дети. Запустел Осгилиат. Недостаток людей повлёк за собой упразднение надзора за Мордором и опустошение крепостей.
Как обычно бывает, уже задним числом было замечено, что одновременно с чумой над Зелёным Лесом поднялась Тень и вторглись злые существа, появились признаки возрождения Саурона. Однако, пострадали от мора все Племена: и союзники Гондора, и враги, и лишь поэтому королевство не было покорено. Саурон не торопил события. Он долго ждал открытия Мордора, и это наконец произошло.
Когда умер Телемнар, Древо Анора высохло. Племянник Короля принял Корону и посадил в Цитадели сохраняемое семя. При нём трон был перенесён в Минас Анор постоянно, поскольку Осгилиат был опустошён, начал разрушаться, а убежавшие в Итилиен и на запад его жители не стремились возвращаться в старый город.
Тарондор сел на трон молодым и правил дольше всех других Королей. Ему удалось заново обустроить Гондор и медленно нарастить его силы. Его наследник Телумехтар очень близко к сердцу принимал гибель Минардила и, к тому же, беспокоился за побережья, по которым нашествия пиратов докатывались до самого Анфаласа. В 1810 году он собрал войска и разгромил Умбар, прекратив правление наследников Кастамира и снова ненадолго подчинив порт Короне. Телумехтар принял титул Умбардакила, но позднее Гондор сильно потрепали бури войн и времени, и Умбар был завоёван Харадом окончательно.
Третьей бедой стал набег Колесничих с Востока, столетие истощавших Гондор войной. Это Племя, скорее даже племенной союз, Людей сильных, хорошо вооружённых, передвигавшихся в больших повозках, а вожди сражались на колесницах. Стало ясно позднее, что их подбивал на неожиданное нападение Саурон. Нармакил Второй погиб в битве с ними за Андуином (1856 год). Восточный и южный Рованьон был порабощён, а границы Гондора откатились к Великой Реке и гряде Эмин Мюиля. [Предположительно в это время Призраки вошли в Мордор снова].
Калимехтар поднял Рованьон восстанием и отомстил за отца победой над Колесничими на Дагорлад в 1899 году, на некоторое время отвратив опасность. Когда на Севере правил Арафант, а на Юге Ондохер сын Калимехтара, два королевства впервые за долгие годы молчания и отчуждения стали обмениваться вестями, поскольку поняли, что все их беды исходят из одного источника. Арведуи сын Арафанта женился на Фириэль, дочери Ондохера (1940). Но посылать друг другу войска Дунедайн не могли, поскольку Ангмар бил нещадно по Арт-Эдайн в то же самое время, что Колесничие по Гондору.
Колесничие после разгрома перешли южнее Мордора и соединились там с Хандом и Ближним Харадом. Под натиском с севера и юга Гондор едва устоял. В 1944 году Ондохер с обоими сыновьями, Артамиром и Фарамиром, погиб в бою, произошедшем севернее Мораннона. Враги вторглись в Итилиен. Эарнил, Глава Южной Армии, дал бой перешедшим реку Порос Харадрим в Южном Итилиене, разгромил врагов и поспешил, собирая по пути остатки Северной Армии. На стоянке Колесничие в это время пировали, решив, что им осталось лишь войти в разгромленный Гондор и взять добычу. Эарнил разогнал бивак, сжёг повозки и вогнал Людей в Болота Смерти.
"После гибели Ондохера Корону требовал Арведуи по праву наследника Изильдура по прямой линии и мужа дочери Короля. Ему отказали, в чём главную роль сыграл Оруженосец Ондохера и Правитель Гондора.
„Совет Гондора выслал такой ответ: „Корона и трон Гондора принадлежат неизменно наследникам Менельдила сына Анариона, которому наше королевство уступил Изильдур. В Гондоре власть передаётся от отца к сыну, и нам неизвестно, чтобы и в Арноре сей обычай был нарушен“.
„Арведуи повторил: „У Элендила было два сына, и старшим был Изильдур. Нам известно, что в Гондоре до сего дня Элендил возглавляет род Королей по праву Главенствующего над всеми Дунедайн. При его жизни Югом правили сыновья, а после смерти Изильдур отправился на Север, оставив в Гондоре, по примеру отца, племянника в качестве наместника, не отказываясь от власти над Югом и не разделяя Королевство Элендила.
К тому же в древнем Нуменоре был закон наследования Скиптра от отца к старшему ребёнку, пусть даже к женщине. Не смеем отрицать, что в Изгнании, постоянно тревожимом войнами, этот закон не соблюдали, но видя Ондохера, оставшегося без потомков, мы желаем обратиться к закону предков[3]“.
На это послание Гондор не ответил ничего и передал Корону победителю — Эарнилу, который ко всему прочему был королевского рода — сын Сириондила сына Калиммакила сына Аркирьяса, брата Нармакила II. Арведуи не настаивал, поскольку не имел ни силы, ни права повелевать Дунедайн Гондора, поддержавшими Эарнила. Но это требование потом не забывал ни один Вождь Севера.
„Арведуи, как и гласит его имя, был Последним Королём. При его рождении Мальбет Пророк пришёл к Королю и сказал: „Назовёте его Арведуи, поскольку в Арт-Эдайн он будет последним. Ждёт Дунедайн распутье, и если изберут они путь, кажущийся безнадёжным, обретут великое Королевство, и сын твой переменит имя. А на другом пути ждут их печаль, горести и века разгрома, пока снова Дунедайн не восстанут и съединятся“.
„В Гондоре за Эарнилом последовал только один Король. Могло статься, что объединённые Корона и Скиптр укрепили бы власть и отвратили беды. Но, хотя Эарнил был мудр и нисколько не заносчив, слишком многим в Гондоре Север казался благородной, но слишком малой пешкой. Арведуи Эарнил известил, что принял Корону по закону и обычаю своего королевства, а добавил так: „я не могу всё же забыть союз Арнора и наше родство, и не могу разъединять королевство Элендила. Если вы будете нуждаться в помощи, я вышлю её, пока буду способен это сделать“.
Как бы то ни было, Эарнил нескоро счёл Гондор достаточно защищённым, чтобы своё обещание выполнить. Натиск Ангмара слабеющими силами сдерживал ещё Арафант, и также поступал Арведуи. Осенью 1973 года в Гондоре стало известно, что Колдун готовит решающий удар. Наследник Короны Эарнур отправился морем с экспедиционными силами. Поздно, разумеется. Колдун выиграл войну и изгнал Арведуи из Арт-Эдайна раньше, чем Эарнур достиг Линдона.
"В Серых Гаванях прибытию Эарнура не могли не удивиться ни Люди, ни Эльфы, поскольку его корабли были столь велики, что не всем нашли место причалить. Небольшая часть Флота Гондора едва уместилась на побережье и Харлиндона, и Форлиндона, а сошедшая армия Северу казалась огромнейшей, хотя из Гондора прибыл лишь летучий отряд. Более всего были рады коннице Рованьона на лошадях из долины Андуина. Кирдан собрал все силы Линдона и Арнора и через залив отправил на Ангмар.
"Король-Колдун в это время праздновал в Форносте, наполненном теперь злыми существами. Правил он именем Королей, на что не имел никакого права. Он был настолько ослеплён победой, что не стал ожидать приступа в крепости, а вышел навстречу с намерением сбросить войска, как и ранее, в залив Лун.
"Запад скатился на него с Холмов Эвендим, и на равнине между Ненуйал и Северными Холмами пало главное сражение. Ангмар уже начинал отступать в Форност, когда конница, обогнув холмы, прошла по вражеской пехоте волной и полностью разбила её и рассеяла. Колдун с остатками войск решил бежать на север, где его встретил Глорфиндель с войсками Ривенделля. Ангмар потерпел полный разгром, и западнее Гор после этого не осталось ни злых Людей, ни орков.
"Но сказано также, что перед окончательным поражением сам Колдун появился перед войском Запада на чёрном коне в чёрном плаще и маске. Все, кто видели его, устрашались и отступали. Всю свою ненависть направил он на Вождя Гондора, разыскав его в рядах в одно мгновение, и с воплем направившись к нему. Эарнур был достаточно силён противостоять Королю, но его конь не выдержал и в страхе ускакал далеко.
"Колдун рассмеялся столь ужасающе, что никто потом не смог забыть этого голоса. В этот момент на него набросился Глорфиндель на эльфийском скакуне, и с тем же смехом Король исчез в ночной темноте. Найти его потом не могли.
„Когда Эарнур вернулся, Глорфиндель остановил его со словами: „Не ищи его! Сюда ему больше не возвратиться. Судьба его слишком ещё далеко, и не рукой воина она будет явлена“. Эти слова потом вспоминали многие. Эарнур был очень рассержен из-за того, как ему казалось, позорного поступка.
„Ангмар был разрушен Эарнуром, вождём Гондора, и он же таким образом стал главным врагом Колдуна. Проявилась его ненависть, тем не менее, лишь через несколько лет.“
Как позднее было выяснено, именно в годы правления Эарнила Король-Колдун с Севера бежал в Мордор, собирая там остальных своих Призраков. В 2000 году они вышли со своими силами через Кирит Унгол и осадили Минас Итиль. Взят город был в 2002 вместе с Палантиром. До конца Третьей Эпохи не удавалось очистить город, ставший страшным местом, переименованным в Минас Моргул. Некогда густо населённый, Итилиен почти опустел.
„Эарнур оказался больше своего отца в доблести, но меньше в мудрости. Он был очень силён и вынослив телом, а характером резок и горяч. Он не женился, поскольку считал приятными лишь битвы и поединки. С тем оружием, которое он предпочитал, победить Короля не мог ни один воин Гондора, и Эарнур был в этом отношении скорее могучим рядовым, но не вождём. Его силы и ярость не охладевали с годами“.
Получив Корону в 2043 году, Эарнур получил и вызов на поединок от Короля Моргула. Колдун насмехался над „малодушием, проявленным на Севере“. Мардил Оруженосец в тот раз сумел укротить гнев Короля. Минас Анор, со времён Телемнара столица Королевства, был переименован в Минас Тирит — Город несменной Стражи от Моргула.
На седьмой год правления Эарнуру вновь пришёл вызов из Моргула, в котором Колдун просил „не прибавлять к юношескому малодушию стариковской слабости сил“. Мардилу сдержать Короля не удалось, и Эарнур с немногочисленным отрядом гвардейцев подъехал к воротам Моргула.
Больше их никто не видел. В Гондоре сочли, что бесчестный враг захватил Короля и замучил его пытками. Но поскольку неоспоримых вестей о гибели Эарнура не пришло, его именем продолжал править Мардил Оруженосец.
Потомков Королей было мало. Род очень сильно сократился в Усобице, а после этого короли стали подозрительны к ближайшим родственникам. Иные, не выдержав унижения, бежали в Умбар, присоединяясь к восставшим. Иные отказывались от родства, взяв жену не из Нуменоридов. После Эарнура не осталось претендентов на Корону, чистой крови Дунедайн и одинаково приемлемых для всех. Усобица отпечаталась слишком болезненной памятью, чтобы вновь пойти на риск уничтожения Гондора, и Правитель Мардил оставался главой Гондора, а Корона Элендила покоилась века напролёт в Склепе на коленях Эарнила, где её оставил Эарнур.

Правители

Род Правителей называли также родом Хурина, потомками Оруженосца Короля Минардила (1621-1634), Хурина из Эмин Арнен, кровного Нуменорида. С того времени оруженосцы Королей были только из этого рода, и традицией стало наследование должности так же, как и Короны — от отца к старшему сыну или ближайшему родичу.
Каждый Правитель приносил присягу „именем Короля содержать его трон и государство в порядке до его возвращения“. Со временем, затвердив присягу, на эти слова перестали обращать внимание, Правители взяли в свои руки всю полноту власти. Многие ожидали возвращения Короля когда-то, а некоторые не забывали и о второй ветви древнего рода, которая, судя по смутным известиям, не увяла ещё в тени Севера. Сами Правители даже в глубине души таких надежд не питали.
Как бы то ни было, Оруженосцы не смели занимать трон, носить Корону и поднимать флаг с Древом и Звёздами. Знаками их были белый жезл и чисто белый флаг над Башней. Королевское же знамя — торжественно-чёрное с цветущим Белым Древом и Семью Звёздами, хранилось в сокровищнице, пока не истлело.
Мардилу Воронве полностью наследовали двадцать четыре Правителя, а двадцать шестым и последним стал Денетор II. Сначала годы проходили в Напряжённой Тишине, когда Саурон не смел противостоять Белому Совету, а Призраки не выходили из Моргула. Со времён Денетора I Гондор мира не знал. Годы, обошедшиеся без крупных войн, не проходили без постоянных рейдов по границам.
В последние годы правления Денетора I из Мордора впервые вышли Уруки — большие и сильные чёрные орки. В 2475 году они прошли Итилиен и взяли Осгилиат. Боромир сын Денетора (в его честь назван Боромир из Отряда Девяти) отбил и город, и Итилиен. Осгилиат с тех пор был совершенно опустошён, а Большой Каменный Мост разрушен. Боромира опасался сам Колдун. Он был красив и благороден лицом, силён телом, могуч волей и мудр. Но в той войне он получил отравленную рану, мучавшую его до конца дней, истощавшую силы, и скончался Боромир через двенадцать всего лишь лет после отца.
Его наследник Кирион правил поэтому очень долго. Он был достаточно осторожен и расчётлив, ибо рука Гондора стала коротка. Сил хватало только отражать удары и держать щит границы, пока враги (или их главная организующая Сила) создают новый план и новый неупредимый удар. Берега по-прежнему опустошали пираты, но главная опасность грозила с севера. Рованьон от Чернолеса до Бегущей заселили свирепые Люди, управляемые Дол Гулдуром. Сквозь Лес они навещали часто долину Реки до тех пор, пока не разорили всё южнее Полей Радости. Называли их Бальхот. Их число никогда не уменьшалось, поскольку с востока постоянно прибывали новые силы, а народа Каленардона почти не стало. Кириону едва удавалось держать оборону по западному берегу Андуина.
"Кирион предвидел бурю и послал искать помощи на север. Казалось, что он опоздал. В том же году (2510) Бальхот на бесчисленных лодках и плотах переправились через Реку и сбросили оборону берега. Главные силы были отрезаны, загнаны на север за Лимлайт и неожиданно поставлены между наковальней Дикарей и молотом горных Орков.
„Вдруг с севера прибыла помощь, которой никто не ожидал: впервые рога Рохиррим зазвучали в Гондоре. Эорл Молодой со своими Всадниками разбил врагов и прогнал их через весь Каленардон, пока не уничтожил. Кирион в награду отдал ему все эти пустые земли, а Эорл дал клятву выслать Гондору при необходимости или по зову помощь.
При девятнадцатом Правителе Берене ещё одна смертельная угроза настигла Гондор. Из Умбара и Харада прибыли три больших флота, давно подготовленных для захвата побережий, и пираты высаживались даже около устья Изена. В это же время Рохиррим были обложены врагами с запада и востока и принуждены укрываться в Белых Горах (2758 год). Зима этого года была необыкновенно длинной, с севера и востока пришли небывалые холода, а снег лежал пять месяцев. В той войне погибли Король Хельм, его сыновья и немало народа Эриадора и Рохана. Гондор, защищённый Белыми Горами, пострадал от морозов не так сильно, и ранней весной Берегонд сын Берена разгромил захватчиков и сразу же отправил подкрепление Рохану. Он был полководцем, равным Боромиру, и получив власть после отца (в 2763 году) стал твёрдой рукой восстанавливать военную мощь Гондора. Но Рохан был разбит слишком сильно, чтобы быстро возродиться. Поэтому, чтобы не потерять важную крепость, Правитель Берен передал Саруману Ключ Ортанка в 2759 году.
Вскоре в Туманных Горах произошла большая война Гномов с Орками (2793-9), о которой до Юга дошли лишь слухи и орочьи банды с Нандухириона, желавшие поселиться в Белых Горах. С ними битвы на перевалах продолжались несколько лет.
Со смертью Белектора II (двадцать первого Правителя) засохло Белое Древо Минас Тирита. Где семя искать, не знали, и умерший ствол оставили „ждать возвращения Короля“.
Во времена Турина II по границам снова стали двигаться враги. Саурон достаточно возвысил своё могущество, чтобы вскоре вновь войти в Мордор. В Итилиене, постоянно прочёсываемом орками, оставались лишь самые стойкие и храбрые. Турин для охранных отрядов стал строить тайные убежища, из которых дольше всего прослужило Хеннет Аннун. По приказу этого Правителя стали укреплять Кайр Андрос[4] для защиты Анориена.
Харадрим в это время заняли Южный Гондор, а на реке Порос шли жестокие бои. Когда Южане вошли в Итилиен, Король Фольквин Роханский выполнил Клятву Эорла и возвратил оказанную Берегондом помощь. Вместе с Рохиррим Турин разбил Харадрим на переправах через Порос. В том бою погибли сыновья Фольквина, братья-близнецы. Их похоронили по обычаю Рохиррим, в очень высоком кургане, названном Хауд-ин-Гванур, который потом Южане долгое время не осмеливались миновать.
Турину наследовал Тургон, главным событием чьего времени стало возвращение Саурона в Мордор за два года до конца его Правления. Саурон открыто назвался и стал отстраивать Барад-дур, что было для него давно подготовлено. Роковая Гора разгорелась, а из Итилиена ушли последние жители. После смерти Тургона Саруман объявил Изенгард своим владением и стал его заново укреплять.
"Эктелион II сын Тургона был весьма мудр. Своей властью он стал наращивать силы Гондора перед угрозой Мордора, стал призывать всех людей разных племён под своё знамя, и возвышал оправдавших доверие. У него оказался мудрый и деятельный советник Торонгил, вождь Людей и на суше, и на море. Его так называли в Гондоре — Орёл, осенённый Звездой — за стремительность, зоркий взгляд и серебряную Звезду, вышитую на плаще. Настоящего имени и племени его никто не знал. Торонгил пришёл в Гондор из Рохана, где он был советником Тенгеля, но происхождением он был не Рохиррим. Торонгил неожиданно покинул страну ещё до конца правления Эктелиона.
„Торонгил всегда советовал Правителю опасаться Умбара, который будет смертельной угрозой для южных берегов страны, если Саурон решит воевать открыто. С позволения Правителя он собрал небольшую флотилию, ночью вторгся в гавань Умбара, сжёг почти все корабли и победил Коменданта Крепости в битве один-на-один на мостках пристани. Вернулся Торонгил с малыми потерями в Пеларгир, но навстречу славе своей в Минас Тирит явиться не пожелал, отправив Эктелиону такую записку:
„Правитель, меня ждут иные дела, и если мне суждено вновь прибыть в Гондор, это произойдёт нескоро. и в час великой беды“.
"Не знали ни о его трудах, ни о том, какая весть вызвала его, и только видели, куда Торонгил ушёл. Он переправился на лодке через Андуин, попрощался с гребцами и один направился к Тёмным Горам.
В Городе при этом известии стали печальны. Один Денетор, готовый уже принять жезл Правителя, не горевал по советнику. Четыре года спустя он занял кресло отца.
"Денетор II был горд, высок, храбр и похож на Короля более, чем несколько поколений его предков. Он был и мудр, Знающ, проницателен и подробнейше знаком с Историей. С Торонгилом они были похожи, словно братья, но отец и все Дунедайн вслед за ним помещали Денетора вторым после чужеземца. Многие даже сочли исчезновение Торонгила преждевременным, решив, что иначе советник сам стал бы Правителем. Несомненно, правда, то, что Торонгил никогда не ставил себя выше своей должности и не противоречил Денетору. Их мнения расходились только в одной точке: Торонгил не советовал Правителю доверять Саруману Белому, а приглашать чаще Гандальфа Серого. Денетор и Гандальф друг друга едва переносили, и после смерти Эктелиона Серого Скитальца в Минас Тирите не ждали. Позднее многие считали, что Денетор благодаря своей проницательности узнал, кто такой Торонгил, и решил, что советник с Гандальфом хотят Правителя подчинить себе.
"Став Правителем в 2984 году, Денетор показал себя властным и всеобъемлющим повелителем. Он говорил мало, выслушивал каждого и поступал по-своему. Женился он в зрелом возрасте (в 2976) на Финдуилас, дочери Адрахила из Дол Амрота. Она была очень красива, но в Минас Тирите видели, что за двенадцать лет жизни в огороженном Городе она иссохла, словно цветок, высаженный на скале. Она с содроганием смотрела на Тень на востоке и оборачивалась чаще к югу, где осталось Море. Денетор очень любил её (по-своему, как и всё остальное), а после преждевременной смерти нашёл утешение в старшем сыне и наследнике.
"Денетор после смерти жены стал ещё мрачнее и молчаливее. Он долгие часы оставался в Башне, размышляя и видя постоянно, что Мордор пойдёт на приступ в его время. Впоследствии стало ясно, что в гордыне своей железной воли он стал черпать знание из Палантира Минас Анора, чего не делали не только Правители, но и Короли Эарнил и Эарнур с тех пор, как Камень Итиля (иначе Палантир Изильдура), теснее всего связанный с Палантиром Анора, попал в руки Врага.
"Денетор получил огромную осведомлённость и о своём Королевстве, и о многих других странах, что считали чудом. Но обрёл он это знание дорого: старостью прежде времени от борьбы с Сауроном, гордыней и отчаянием, которые затмили его разум до такой степени, что везде он стал видеть лишь личное дело Правителя Белой Башни со Властелином Барад-дура, ни во что не ставя всех тех, кто боролся с Сауроном отдельно от Гондора.
"Время шло, дети Правителя росли. Боромир был пятью годами старше и очень похож на Денетора внешне и доблестью своей, за что отец любил его больше. Но в остальном они были очень различны. В Боромире словно возродился Эарнур. Он не стремился жениться и был охоч прежде всего до состязаний, бесстрашен, но не интересовался нимало историей, кроме песен о древних битвах. Фарамир был на него похож внешне, но отличен образом мысли. Он был равен отцу в искусстве читать между слов, но узнанное чаще подвигало его к жалости, а не к желчи. Его трепетное отношение к музыке и мягкая речь породили мнение, что Фарамир слабее брата. Это оказалось неверно. Младший лишь, в отличие от старшего, не искал напрасного кровопролития. Фарамир всегда старался учиться у Гандальфа, когда кудесник приходил в Минас Тирит и оказывался в хорошем настроении (события мало совместимые), и тем также вызывал неудовольствие Денетора.
„Как бы то ни было, братья с детства любили друг друга. Боромир в то время защищал Фарамира, а позднее между ними не возникло ни соперничества, ни зависти к отношению отца или жителей Города. Фарамир не считал возможным ни для кого состязаться с Боромиром, Вождём Белой Башни и наследником Денетора, а Боромир думал совершенно также. При проверке вышло, что все трое ошиблись. О всех них подробно рассказано в книге. После Войны Кольца Правящие Оруженосцы завершили своё правление, а над Башней Эктелиона вновь поднялось Древо — стяг наследника Изильдура и Анариона.


[1] гавань Умбар и укрытое её побережье издревле были вотчиной Нуменора, но населяли их Чёрные Нуменориды, сбитые с пути Сауроном. Потомков Элендила они ненавидели сильнее всего. После первого падения Саурона они быстро растворились среди народов Юга Средиземья, передав им без уменьшения одну только ненависть к Гондору. Таким образом, Умбар был лишь очень дорогой ценой возвращён.

[2] то есть река Бегущая.

[3] „Этот закон был, как нам рассказал Король, установлен в Нуменоре после того, как шестой король Тар-Альдарион оставил после себя лишь дочь, ставшую таким образом Правящей Королевой Тар-Анкалиме. До того подобный закон не использовали. Четвёртому Королю Тар-Элендилу наследовал сын Тар-Менельдур, хотя старшей была королевская дочь Сильмариен. Сильмариен была праматерью Элендила.“

[4] Название значит „Долгопенный Корабль“, поскольку остров и в самом деле похож на большой корабль, повёрнутый высоким носом на север, где об острые скалы шумит и пенится Андуин.

Tags: tlotr
Subscribe

  • Текущее - IT

    Судя по тому, как активно верифицируются и опровергаются все подряд цитаты из Бисмарка, он, похоже, был немой. *** Вообще, лайки — хорошая…

  • (no subject)

    Натолкнувшись на очередную историю в духе „хотел пить, схватил стакан, а там оказалось налито не то“, подумал, что в каком-то смысле…

  • Текущее - о съедобном

    Завариваю чай и думаю, возможно ли в нынешнем нежно-розовом мире, где „выхода нет“ меняют на „нет выхода“, продавать продукт…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments