elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Властелин Колец (6, 8, б)

Он выхватил кинжал, зажал покрепче дубину и бросился на Мерри, размахнувшись для полновесного удара, и получил четыре стрелы. Остальных разоружили, связали всех вместе, отвели в казарму и, плотно упаковав верёвками, оставили под охраной. Труп их начальника закопали поодаль.
— Неплохо, мистер Мерри, — сказал Коттон. — Легче, чем даже казалось. Я же говорил, мы их приструним, был бы способный вождь. Вы вернулись вовремя, мистер Мерри.
— Предстоит много, — возразил Мерри. — По вашим же расчётам мы приструнили меньше десятой части. Темно. Утром вызовем вашего „Шефа“ на второй удар.
— Почему бы не сейчас? — сказал Сэм. — Нет и шести. Я хотел бы увидеть Гаффера. Мистер Коттон, как он?
— Не слишком хорошо, но и не дурно. Когда они ещё не только жгли и грабили, а вдобавок и строили, Бэгшот Роу был выселен в новые дома и перекопан. В миле от деревни им построили бараки. Твой старик приходит ко мне время от времени, и я вижу, что кормят его сносно. Что против Правил, разумеется. Я забрал бы его к себе, но запрещено.
— Благодарю вас, мистер Коттон! Но я бы хотел его найти сейчас. Босс и Шарки, о котором столько говорили, могут сделать что-нибудь ещё до утра.
— Тогда возьми двоих и отведи его ко мне, — сказал фермер. — В Хоббитон не ходи. Джолли тебе другую дорогу покажет.
Сэм ушёл. Мерри назначил охрану на подступах и заслоны на баррикадах. Потом трое перешли на ферму Коттона, где им на тёплой кухне задали из вежливости несколько вопросов о путешествии. Ответы слушали невнимательно, поскольку Коттонов занимали больше местные события.
— Прыщавый всё затеял, — сказал фермер. — Сразу после вашего ухода, мистер Фродо. Весь был полон забавных идей — владеть всем вокруг и приказывать остальным. Выяснилось, что он уже владеет слишком многим, и всё умножает богатство. И никто не понимал, откуда он берёт деньги на покупку мельниц, солодовен, трактиров, ферм, полей с Листьями. По-видимому, он выкупил мельницу у Сэндимана ещё раньше, чем поселился в Тупике.
Ну, разумеется, в Южной Четверти ему остались от отца большие угодья, а последние пару лет он, видимо, тайком продавал лучшие Листья. В конце прошлого года он стал высылать товары телегами — не только Листья, но и многое другое. Нам стало не хватать продуктов к зиме, и в округе стали горячиться. Но теперь прибывали Люди. Одни уводили телеги, другие оставались, и не успели мы опомниться, как во всём Шире они стали рубить деревья, срывать дома и строить уродливые казармы по своему усмотрению. Сначала Прыщавый платил ущерб, но потом они стали хозяйничать сами по себе.
Мы стали возмущаться, но слишком слабо. Глава решил идти в Тупик поговорить, но старого Уилла перехватили по дороге и заперли в туннелях Майкл Дельвинга. До сих пор он там сидит. Произошло это вскоре после Нового Года. Главы не стало, а Прыщавый назвался Шефом Шерифов, для краткости Шефом, стал приказывать вовсю, а „выскочки“, по их выражению, отправлялись в гости к Уиллу. Дальше — больше. Курить — только Людям, пиво варить — для них же, трактиры закрыли. Недостатка мы не имеем лишь в Правилах, и должны прятать своё собственное имущество от разбойников, „собирающих для общей пользы“ по их словам. То есть их общая польза соблюдена, а нам остаётся лишь то, что вы, может быть, пробовали в казармах Шерифов. Это трудно назвать съедобным. И было-то плохо, но когда появился Шарки, началось полное разорение!
— Кто такой Шарки? — спросил Мерри. — Разбойники о нём говорили.
— По-видимому, из них самый большой и рослый, — ответил фермер. — Около урожайной поры, в конце сентября он появился, и поселился в Тупике. Мы его не видели, но настоящий Шеф с тех пор он. Он приказывает чужакам. И приказывает ломать, жечь и рубить, а теперь доходит и до убийств! Всё шло прахом, они без нужды срубали деревья, жгли дома и не строили больше.
Вот Прыщавый, например, купил мельницу Сэндимана и разобрал её по камешку. Потом привёл очень чёрных и грязных Людей, которые построили огромный дом и устроили там большие колёса и странные механизмы. Это понравилось только дурню Тэду, и он теперь натирает салом все эти железные колёса, и это вместо своего отца, который сам был Мельник и хозяин себе и наёмным батракам! Прыщавый говорил, что хочет мелить быстрее, и переделал и другие мельницы. Но молоть нужно ведь зерно, а для новых жерновов работы ещё меньше, чем для старых. А когда пришёл Шарки, молоть совсем перестали. Только стучат кувалдами, коптят, в Хоббитоне от этого спать по ночам перестали. Всё нижнее течение Воды запачкали какой-то гадостью до самого Брендивейна. Они очень хорошо умеют превращать Шир в пустыню, и только. И у Прыщавого не хватит ума для этого. Шарки всем руководит.
— Верно! — вклинил слово Том Младший. — Прыщавый очень любил мать, но они забрали Лобелию! В Хоббитоне это видели. Она, как всегда, со старым зонтиком, спускалась по улице, а разбойники везли огромную телегу.
„Куда идёте?“ — она спрашивает.
„В Тупик.“
„Зачем?“
„Построить сараи для Шарки“
„Да кто вам позволил?!“
„Шарки позволил, так что прочь, старая ведьма!“
„Ну, я вам покажу Шарки, воры и разбойники!“ — и Лобелия подняла зонтик и стала наступать на командира, который её вдвое выше. И несмотря на почтенный возраст, её уволокли в Темницы. Конечно, мы по другим скучаем гораздо больше, но ей не отказать в уважении за силу духа.
Тут вошли Сэм и его отец. Гаффер Гамджи не слишком постарел, и слышать стал, судя по всему, получше.
— Добрый вечер, мистер Баггинс! Рад вас видеть. Но, смею сказать, у меня на вас зуб! Я ведь отсоветовал вам продавать Тупик, верно? С этого и началось. Сэм говорит, вы в далёких странах пировали с королями и преследовали Чёрных, хотя и не уточняет, зачем. А в это время перекопали Бэгшот Роу и затоптали мой картофель!
— Простите, мистер Гамджи, — ответил Фродо. — Я всё поправлю.
— Да уж, лучше не скажешь, — отозвался старик. — Я всегда говорил, что мистер Фродо — настоящий джентльмен, что бы ни болтали в округе. Надеюсь, мой Сэм заслужил что-то за своё путешествие?
— Всё, что только мог, — ответил Фродо. — Поверьте, он теперь один из самых известных в любой стране, о нём сложили песни отсюда до самого Моря и Великой Реки.
Сэм смутился, но был благодарен Фродо. Рози смотрела на Сэма, улыбаясь.
— Много надо будет принять на веру, — ответил Гаффер. — Он попал в странную компанию, как я вижу. И я не одобряю железную одежду, пусть даже неспроста надетую.

На ферме встали рано. Ночью не произошло ничего, но утро обещало быть жарким.
— Тупик будто опустел, — сказал Коттон, — но с Перекрёстка могут придти в любой момент.
После завтрака прибыл полный радости гонец из Тукленда.
— Тайн начал общее наступление, и разослал вести по всем направлениям. Окружавшие нас бандиты сбежали на юг. Сбежали те, кто уцелел, если быть точным, и Тайн преследует их, чтобы заняться большой бандой в Южной Четверти. Мистер Перегрин со всеми, кого можно было оставить, спешит сюда.
Вторая новость была не столь приятна. Мерри, всю ночь занимавшийся приготовлениями, прискакал на ферму около десяти
— В четырёх милях многочисленный отряд. Ядро прибыло с Перекрёстка, а к ним присоединились бродившие в округе просто так. Их не меньше сотни. Жгут всё на пути, будь они прокляты!
— Значит, говорить с ними не о чем, — сказал Коттон. — Мистер Фродо, они станут убивать, а не слушать. Придётся принять бой. Если Туки не придут скоро, мы спрячемся и перестреляем их молчком.
Но Туки не заставили себя ждать. Под командой Пиппина из Такборо и Зелёных Холмов пришли сто, и у Мерри оказались достаточные силы. Разведка донесла, что разбойники держатся вместе, зная, что поднято восстание, и хотят раздавить его в зародыше, то есть в Той Стороне Воды. Но каковы бы ни были их намерения, исполнить их по-военному бандиты не могли. Они явно были неопытны и не знали местности. Мерри быстро составил план.
Разбойники протопали по Восточной Дороге и свернули к Той Стороне Воды. Дорога там идёт в глубоком овраге, увенчанном с обеих сторон живыми изгородями. За первым же крутым поворотом, в фурлонге от Восточной Дороги, хоббиты устроили завал из опрокинутых на бок телег. Банда задержалась. Подняв головы, они увидели плотные ряды хоббитов, поднимающиеся из-за изгороди, а позади них с поля вытолкнули ещё несколько телег. Мерри громко сказал:
— Вы в ловушке! Гарнизон Хоббитона попался так же, один мёртв, остальные в плену. Сложите оружие! Потом отойдите на двадцать шагов и сядьте наземь! Кто будет двигаться резко, получит стрелу в спину!
Кое-кто действительно решил сдаться, но остальные их разубедили. Двадцать стали оттаскивать телеги. Застрелить удалось шестерых, остальные, убив двух хоббитов, вырвались и побежали к Лесистой Окраине. Двое не успели. Мерри громко протрубил, и ему издалека пришёл ответ.
— Далеко не убегут, — сказал Пиппин. — Там сплошь наши охотники.
Больше восьми десятков Людей пытались оседлать склоны. Их пробовали сдерживать выстрелами, но вскоре хоббитам пришлось пустить в ход и топоры. На западной стороне пробились самые сильные разбойники, и они теперь желали не спасения, а мести. Хоббиты дрогнули, но Мерри и Пиппин спустились с восточной стороны, пересекли овраг и контратаковали. Мерри зарубил вождя, здорового и очень уродливого, почти орка. Затем он отвёл пехоту, а разбойниками занялись лучники.
В конце концов в плен попали двенадцать бандитов, семьдесят были убиты. Хоббиты потеряли девятнадцать, ранены были трое. Людей вывезли в брошенные разработки и закопали в песке. Позднее это место стали называть Боевым Карьером. Хоббитов похоронили на склоне холма, а потом поставили большой памятный камень и рассадили парк.
Так прошла в 1419 году Битва у Той Стороны Воды, последняя в Шире, вторая после Битвы на Зелёных Полях, прошедшей в Северной Четверти ещё в 1147. Счастливо, что обошлась она небольшой кровью, но в Алой Книге битве посвящена отдельная глава, имена всех, кто принял участие, были записаны в большой Свиток, а историки Шира выучивали их наизусть. Коттоны после этих событий сильно выросли в глазах округи. Увенчивали Свиток, разумеется, Мериадок Брэндибак и Перегрин Тук.
Фродо тоже был там, но меча так и не обнажил. Он счёл своей задачей сдерживать гнев хоббитов, чтобы он не обрушился на тех, кто уже сложил оружие и сдался в плен.
Четверо путешественников вместе с Коттонами пообедали на ферме. Фродо со вздохом сказал:
— Что ж, пора к Шефу.
— Чем скорее, тем лучше, — добавил Мерри. — Не будь только слишком мягок, Фродо. Он привёл разбойников и потому ответствен за всё.
Коттон подобрал им сопровождение из двух дюжин самых рослых хоббитов, пояснив:
— Может быть, Тупик и незащищён, а может быть, и нет.
Фродо, Сэм, Мерри и Пиппин во главе колонны выступили пешком.
Это был один из худших дней в жизни каждого из них. Впереди высилась высокая труба, а между вновь построенными уродливыми домами они рассмотрели всю закопчённую устрашающую громаду новой мельницы. Вода из неё вытекала грязная и дурно пахла. Вдоль дороги не осталось ни единого дерева.
Пересекли мост, подняли головы. Ужас пробрал каждого. Даже Сэм, видевший кое-что в Зеркале, был ошеломлён. Старый Амбар был снесён, а вместо него построены несколько чёрных сараев, каштаны вырублены, заборы снесены. Поле было вытоптано догола и заставлено в беспорядке фургонами. Бэгшот Роу превратился в отверстое устье песчаного карьера, обсыпанное щебнем. Бараки совершенно скрывали Тупик из виду.
— Срубили Прощальное Дерево! — воскликнул Сэм, указывая на пень того дерева, под которым Бильбо говорил речь. Огромный ствол лежал бесполезно на земле. Сэм расплакался, но неожиданный смех заставил его сдержаться.
Хоббит с закопчённым лицом и совершенно чёрными руками стоял, опираясь на ограду мельницы и смеясь.
— Не обрадован, Сэмми? Хотя ты всегда был соплёй! Я думал, что ты уже давно в своих кораблях плывёшь, плывёшь, плывёшь. А если уж вернулся, то посмотри, что нам в Шире есть занятия полезнее.
— Разумеется, — ответил Сэм. — Особенно подпирать забор, не удосужившись умыться. Послушай-ка, Сэндиман, у меня в деревне дело, и не тебе мне мешать. Если будешь меня задерживать своими насмешками, получишь награду, слишком тяжёлую для твоей спины.
Сэндиман сплюнул.
— Гарн! Ты меня не тронешь. Я друг Босса. А он тебя тронет особенно, если не заткнёшь пасть.
— Сэм, не трать слова попусту, — сказал Фродо. — Очень надеюсь, что таких хоббитов мало. Они — худший ущерб Ширу.
— Ты грязный предатель, Сэндиман, — добавил Мерри. — И просчитавшийся к тому же. Мы поговорили с Людьми, а теперь идём выгонять вашего Босса.
Мерри поманил хоббитов, и сопровождающие перешли мост. Тэд подумал немного, потом опрометью бросился в мельницу и выскочил оттуда, громко трубя.
— Береги щёки! — насмешливо бросил Мерри, поднимая серебряный рог. В ушах зазвенело. Весь Хоббитон собрался на его зов и, приветственно шумя, стал подниматься за четверыми на Холм.
У ворот сада хоббиты отстали, а Фродо со спутниками вошёл первым. Двор был заставлен сараями, заслонявшими даже гордость прежнего дома — круглые окна. Повсюду груды мусора, дверь ободрана, цепочка оторвана от звонка. Стучали безрезультатно. Дверь оказалась не заперта, внутри были вонь, всё тот же мусор и грязь. По-видимому, жилище стояло пустое уже несколько недель.
— И где же Лото? — сказал Мерри.
Обыскали каждую комнату. Нашли только крыс.
— Может, обыскать и сараи?
— Здесь хуже, чем в Мордоре! — сказал Сэм. — Потому что дома. Я помню дом другим, настоящим.
— Это и есть Мордор, — сказал Фродо. — Его ипостась. Саруман всегда работал за Мордор, даже когда считал, что осуществляет свои планы. И так же все, кого он обманул, например Лото.
Мерри осматривал комнаты с отвращением.
— Давайте выйдем. Если бы я знал, что он сделает, я сам перерезал бы ему горло.
— Конечно, конечно, но тогда я не смог бы поздравить вас с возвращением домой, — Саруман стоял на пороге, уже не такой тощий и вполне довольный.
— Шарки! — воскликнул Фродо, вдруг догадавшись.
— Вы уже слышали? — усмехнулся Саруман. — В Изенгарде меня все так называли, в знак уважения, видимо. Но вы не думали застать меня здесь, верно?
— Я должен был догадаться, — сказал Фродо. — Гандальф предупреждал, что вы ещё способны немного спутать планы.
— О, способен! И даже не немного. Вы доставили мне удовольствие смотреть, как вы, лордики, гордо шествуете с по-настоящему великими людьми. Вы решили, что сделали всё верно и можете теперь мирно отдыхать дома? Саруман будет изгнан, дом его разрушен, а ваш останется цел? Конечно, Гандальф обо всём позаботится! — Саруман снова рассмеялся.
Не надейтесь! Когда для него что-то сделано, он спокойно выбрасывает свои орудия. Но вы хотели по-прежнему болтаться на его хвосте и дать крюк вдвое дольше, чем необходимо. Ну и я решил, что полезно будет поспешить и дать таким дуракам урок. Зло возвращается злом. Будь у меня чуть больше времени и людей, я был бы доволен совершенно. Но и так я сумел воздать вам столько, сколько вы за свою жизнь не восстановите и не вернёте. И мне приятно воздать так за мой дом.
— Если вы находите удовольствие лишь так, — ответил Фродо, — мне жаль вас. Ведь от того останутся лишь воспоминания. Уходите, и не возвращайтесь никогда!
Хоббиты из-за ворот видели Сарумана, выходившего из барака, и подступили за ним к самым дверям. Услышав Фродо, они сердито заговорили:
— Не отпускай его! Убейте его! Он злодей и убийца! Убейте!
Саруман ухмыльнулся, осмотрев рассерженные лица, ехидно заметил:
— Убить! Пробуйте, милые хоббитцы! Если сочли, что вас достаточно, — Саруман расправил плечи и властно посмотрел вокруг тёмными глазами. — Только не забудьте, что вместе с богатством я не потерял силу! Тронувший меня будет проклят, а если моя кровь прольётся в Шире, ваша страна будет мертва вовеки!
Хоббиты отстранились, но Фродо сказал:
— Не верьте! У него остался лишь голос, которым он может запугать или обмануть вас, если вы позволите. Я запрещаю трогать его! Месть не воздаяние, она не лечит. Уходи, Саруман, самой короткой дорогой!
— Гнилой! — позвал Саруман. Из сарая вышел Гнилословец. Двигался он почти на четвереньках, словно собака. — Нам снова в дорогу, Гнилой! Эти господа нас выгоняют. Пойдём!
Саруман повернулся, Гнилословец следовал за ним. Когда колдун прошёл мимо Фродо, блеснул кинжал, и он нанёс мгновенный удар. Лезвие взвизгнуло по кольчуге, хоббиты повалили Сарумана, а Сэм выхватил меч.
— Нет, Сэм! — сказал Фродо. — Запрещаю трогать его даже сейчас. Ведь он меня не ранил. Да и не должно быть так, чтобы он умер сейчас. Когда-то он был одним из Великих, и мы не смели бы поднять на него руку. Он пропал, мы не можем излечить его, но не можем и решить судьбу.
Саруман поднялся и пристально взглянул Фродо в глаза в яростном удивлении.
— Вырос ты, Полурослый! Вырос к мудрости быть жестоким и уметь отравить сладость мести горечью жалости. Ненавижу тебя! Я уйду, чтобы не беспокоить тебя никогда более, но не пожелаю жить долго и счастливо. Не будет так, хотя здесь я не приложил своих рук. Я лишь вижу.
Хоббиты расступились перед Саруманом, но сжимали кулаки на оружии до побеления костяшек. Гнилословец поколебался следовать.
— Гнилословец! — сказал Фродо. — Зачем? Мне ты не вредил. Можешь остаться здесь и окрепнуть, чтобы найти свою дорогу. Грима остановился и посмотрел через плечо.
— Не навредил? — мгновенно хмыкнул Саруман. — Да, разумеется, по ночам он выходит лишь смотреть на звёзды. Кстати, кто-то спрашивал о вашем Лото? Гнилой, ты знаешь. Расскажи!
— Нет, нет! — всхлипнул Гнилословец, сгибаясь.
— Придётся самому. Гнилой убил вашего Шефа, милашку Босса. Зарезал ночью. Надеюсь, потом закопал целиком, несмотря на голод. Гнилой не так хорош, как вам показалось, так что оставьте его со мной.
Глаза Гнилословца налились кровью, и он прошипел:
— Ты мне велел. Ты заставил меня!
— Гнилой, ведь ты всегда выполняешь то, что приказывает Шарки! И я говорю: За Мной!
Саруман пнул его в лицо и развернулся. Слишком.
Гнилословец вскочил, выхватил нож, бросился Саруману на спину, схватил за волосы и в одно движение распорол горло от уха до уха, потом взвыл и бросился бежать. Фродо не успел предотвратить выстрелы. Три стрелы попали точно.
Хоббиты поразились, видя, что тело Сарумана окутывается серой пеленой, всевозрастающей, словно дым сырого костра, над Холмом, оборачиваясь на запад. И порыв холодного западного ветра со вздохом развеял фигуру. Фродо с ужасом наблюдал, как труп становится таким, словно много лет смерти прошли над ним: из почерневшей разложившейся кожи проступил белый череп. Фродо подобрал плащ Гнилословца, накрыл им труп и отвернулся.
— Вот всё и закончилось, — сказал Сэм. — Отвратительно! Лучше бы я и не видел. Хотя воздаяние достойно.
— И Война теперь окончена, надеюсь, — сказал Мерри.
— Надеюсь также, — вздохнул Фродо. — То был последний её удар, и я не ожидал, что он падёт на порог Тупика. Я никогда и мысли не допускал о таком финале.
— Это не финал, — печально сказал Сэм. — Мы должны навести порядок, и столько сил уйдёт на это!</p>
Tags: tlotr
Subscribe

  • Властелин Колец (6, 1 б)

    — Порядок теперь, — заметил Снага. — Но всё-таки я поднимусь и посмотрю, как у тебя дела. Снова скрипнули петли, Сэм, выглянув…

  • Властелин Колец (3, 6 а)

    Глава VI. Король Золотого Зала Гандальф ехал в течение сумерек и ранней ночью. Когда он решил сделать привал для нескольких часов сна, даже Арагорн…

  • Властелин Колец (3, 5 б)

    Путник был слишком проворен. Он вскочил на вершину большого камня, словно вырастая. Отбросил обноски, и оказался в сияющем белом. Он поднял жезл,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments