elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Властелин Колец (6, 8, а)

Глава VIII. Освобождение Шира

Уже после заката промокшие и усталые путешественники достигли Брендивейна. Дорога была перекрыта. Мост перегорожен большими воротами с гвоздями поверху, а на другом берегу реки показались двухэтажные недавно построенные дома с прямыми окнами, совершенно не Ширские по духу.
Они долго грохотали в ворота и кричали. Послышался рог, а в окнах зажёгся свет. Из темноты выкрикнули:
— Кто там? Прочь отсюда! Вы не войдёте. Разве не видите объявление: „От заката до рассвета не приходить“. — В темноте, конечно, не видим, — ответил Сэм. — И если, согласно какому-то плакату, хоббиты из Шира должны оставаться на дороге мокрой и холодной ночью, я первым делом найду тот плакат и порву его.
Окно с грохотом захлопнули, с левой стороны из дома вышли хоббиты с фонарями. Они открыли внутренние ворота и пересекли мост. Вид путешественников их испугал.
— Ну-ка! — воскликнул Мерри. — Хоб Хейворд, пора бы меня узнать! Я Мерри Брэндибак, и желаю знать, что ты делаешь здесь, хотя всегда был на Полевых Воротах Бакленда.
— Ого! Хозяин Мерри весь одет по-боевому! — воскликнул Хоб. — А говорили, что вы погибли! Потерялись в Старом Лесу, судя по всем следам! Хорошо, что вы живы.
— Вот и открывай ворота без лишних разговоров, — ответил Мерри.
— Мастер Мерри, у нас приказы.
— Чьи?
— Шефа из Тупика.
— Шефа? — спросил Фродо. — То есть мистера Лото?
— Да, мистер Баггинс. Теперь мы его называем коротко „Шеф“.
— Неужели?! — отозвался Фродо. — Рад, что он перестал быть Баггинсом. В самое время семья поставила его на место.
За воротами стихли.
— Нельзя так говорить! Он всё узнаёт. Если будете так шуметь, разбудите Большого Человека от Шефа.
— Мы и его самого разбудим самым оригинальным образом, — ответил Мерри. — Если вы имели в виду, что прелестный Шеф нанял себе разбойников с пустошей, я скажу, что мы не слишком рано явились домой.
Мерри соскочил с пони, нашёл объявление, отодрал его и забросил за ворота. Хоббиты отпрянули, открывать явно не собираясь.
— Эй, Пиппин! Иди сюда. Тут работы для двоих.
Мерри с Пиппином перелезли через ворота. Хоббиты разбежались. Протрубили ещё раз. В дверях правого дома, что был побольше, показался толстый рослый силуэт.
— В чём дело? — человек рявкнул и двинулся вперёд. — Ворота ломаете? Я вам сверну шеи, если не исчезнете отсюда!
Он вдруг остановился, заметив стальной блеск.
— Билл Ферни! — резко сказал Мерри. — Если ты в десять счётов не откроешь ворота, пожалеешь об этом крепко. Открыв, ты выйдёшь в них вон и никогда больше не вернёшься, бандит и разбойник!
Ферни кругом обежал его и отпер ворота.
— Ключ мне! — скомандовал Мерри. Ферни швырнул ключ ему в лицо и выскочил. Один из пони едва не поймал разбойника зубами, не успев лишь чуть-чуть. Ферни взвизгнул и пропал навсегда.
— Славно сделано, Билл, — похвалил Сэм пони.
— Вот всем вашим Большим Людям! — сказал Мерри. — А потом мы и шефа повидаем. Пока мы ищем ночлега. Поскольку вы, как я вижу, снесли Мостовой Трактир, приютите нас в этом отвратительном доме.
— Простите, мистер Мерри, но запрещено, — ответил Хоб.
— Что запрещено?
— Говорить с теми, кто не подчиняется, есть больше, чем положено, и прочее, — сказал Хоб.
— Что случилось? — спросил Мерри. — Неурожайный год разве? Не поверю, лето было прекрасное.
— О, год был отличный, — ответил Хоб. — Мы вырастили необъятное количество, но не понимаем, куда оно пропадает. Бродят всякие сборщики и считальщики, всё записывают и свозят в большие амбары. Они собирают больше, чем подсчитывают, а увезённое в амбары мы больше не видим.
— Неважно! — зевнул Пиппин. — Ночью думать обо всём так утомительно! У нас в мешках есть своё. Дайте нам комнату. Обещаю счесть её гораздо лучшей, чем многие, в которых мне приходилось ночевать.
Хоббиты оставались мрачны. По-видимому, было нарушено важное правило, но они не смели прекословить решительно настроенным путешественникам, особенно тем двоим из них, которые были необычно высоки. Фродо запер ворота и приказал их охранять, напомнив про бродячих разбойников. В сторожке путешественникам было не слишком уютно. В гостиной, если можно так назвать пустую и мерзкую комнату, очень маленькая вязанка хвороста не позволяла развести хороший огонь. В верхних комнатах стояли рядами жёсткие кровати. На каждой стене листки с Правилами, которые Пиппин немедленно ободрал. Ни капли пива, еды очень мало. Своими припасами хоббиты поужинали неплохо, а Пиппин нарушил Четвёртое Правило, бросив в огонь почти весь завтрашний паёк дров, сказав:
— Ну, а теперь покурим и поговорим, что произошло в Шире.
— Листьев больше нет, — ответил Хоб. — Выдают только людям Шефа. Ни фунта из прежних запасов не осталось. Мы слышали, что трубочную траву огромными телегами вывозили через Переправу Сарн по старой дороге из Южной Четверти. В конце прошлого года, после вашего отъезда. А ещё раньше возили втихомолку. Этот Лото...
— Закройся, Хоб! — перебили его остальные хоббиты. — Сам знаешь, что так говорить нельзя. Шеф всё узнаёт, а нам потом беда будет.
— Он услышит, только если здесь есть шпионы, — отрезал Хоб.
— Ладно вам! — сказал Сэм. — Уже достаточно. Я и слушать больше не желаю. Входить нельзя, пива нет, курить нечего, всюду листы Правил и орочий говор. Я надеялся на отдых, но вижу впереди достаточно работы. Давайте спать.
Шеф, несомненно, был хорошо осведомлён. От Моста до Тупика сорок миль, но путешественники вскоре обнаружили, что некто миновал их очень быстро.
Вообще же у Фродо, Сэма, Мерри и Пиппина особого плана не было. Они намеревались сначала отдохнуть в Долине Ручья, но, видя произошедшее, решили сразу направиться в Хоббитон. На следующий день после происшествия у ворот они неспешно, но быстро ехали по дороге. Ветер пропал, но серые облака никуда не исчезли. Пейзаж заброшен и печален, как и полагается ему быть первого ноября, в самом конце осени. Но вокруг поднималось слишком много дымов, а над Лесистой Окраиной копоть повисла целым облаком.
Вечером они достигли Фрогмортона, деревеньки на дороге, миновав за день двадцать две мили. Ночь планировали провести в хорошем трактире под вывеской „Топляки“. На восточной окраине их встретил толстый шлагбаум с надписью „Прохода нет“, за которым толпились Шерифы с палками в руках и перьями на шляпах, важные и испуганные одновременно.
— В чём дело? — спросил Фродо, решив сдерживать смех.
— Дело, мистер Баггинс, вот в чём, — ответил старшина с двумя перьями. — Вы арестованы за Штурм Ворот, за Уничтожение Правил, за Угрозы Страже, за Нарушение Границ, за Ночлег Без Разрешения и за Подкуп Стражей пищей.
— А ещё? — подбодрил его Фродо.
— Долго говорить, — ответил старшина.
— Могу помочь, — заметил Сэм. — Ещё за Называние Шефа Настоящим Его Именем, за Желание Въехать Кулаком в Его Прыщавую Рожу и за Мысли о том, что вы, Шерифы, Круглые Дураки.
— Хватит, мистер! Шеф приказывает вам идти мирно. Мы должны проводить вас По Ту Сторону Воды и передать его Людям. Когда Шеф будет судить, тогда скажете, но я бы на вашем месте не желал оставаться в Темницах дольше, чем возможно, и помолчал бы.
К замешательству шерифов все четверо расхохотались.
— Не говорите чушь! — сказал Фродо. — Я буду ездить, где хочу и когда хочу. И мне случилось ехать в Тупик по своему делу, а раз вам по пути, присоединяйтесь.
— Хорошо, мистер Баггинс, — ответил старшина, отодвигая шлагбаум. — Не забывайте только, что вы арестованы.
— Никогда не забуду, — ответил Фродо. — Но, может статься, прощу вас потом. Если вы препроводите меня в „Топляки“, будет лучше всего.
— Невозможно, мистер Баггинс. Трактир закрыт. В дальнем конце деревни наша казарма, и я проведу вас туда.
— Хорошо, ведите.
Сэм пристально рассматривал шерифов.
— Эй, Робин Смолбероу! Подойди-ка, поговорим!
Старшина был разгневан, но препятствовать не осмелился, и взглядом позволил тому говорить.
— Послушай, Малиновка[1]! — сказал Сэм. — Ты коренной Хоббитонец, и тебе следовало бы подумать крепко, прежде чем перечить мистеру Фродо. А трактир почему закрыли?
— Все сейчас закрыты. Шеф не позволяет варить пиво. Под каким-то предлогом, но я вижу теперь, что его Люди получают всё, что хотят. И он не позволяет никому ходить из деревни в деревню без объяснений шерифам.
— Стыдись замешиваться в такие дела! — укорил его Сэм. — Ты сам никогда не оставался за воротами трактира, пока можно было войти, по делу иль нет.
— И до сих пор заходил бы, Сэм. Не суди строго. Что ещё было делать? Сам знаешь, я шериф уже семь лет, и стал им в нормальные времена. Я и хотел свободно бродить вокруг, пробовать эль в каждом трактире, первым узнавать все новости. А теперь всё не так.
— Так брось, если шериф больше не полезная профессия, — сказал Сэм.
— Не разрешено!
— Если ещё пару раз так скажешь, я разозлюсь, — ответил Сэм.
— И я буду рад, — тихо заметил Робин. — Если мы все сразу разозлимся, сможем кое-что сделать. Дело всё в Людях Шефа. Они бродят везде, и если мы, Малый Народ, напираем на свои права, нас забирают в Темницы. Сначала забрали старика Амбарщика, потом Уилла Уитфута, Главу. Дальше — больше. Теперь арестованных бьют.
— Так почему ты на них работаешь? — сердито сказал Сэм. — Кто вас послал в Фрогмортон?
— Никто. Мы всё время здесь, в казармах. Первый Отряд Восточной Четверти теперь называемся. Теперь шерифов сотни, и требуется ещё больше, поскольку число Правил сильно возрастает. Большинство забрали в шерифы против воли, но не всех. В Шире всегда были охотники повелевать и вмешиваться в чужие дела. И, что хуже, появились шпионы.
— А! Вот откуда вам о нас известно!
— Да. Письма теперь запрещены, но Мгновенная Почта осталась, и специальные гонцы. Один прибежал из Уитфароуз с „тайным сообщением“. Передал другому, который дежурит здесь. А в полдень сегодня прибыл приказ арестовать вас и отвести По Ту Сторону Воды, а не сразу в Темницы. Шеф, по-видимому, хочет видеть вас сразу.
— Ну, он утратит пыл, когда мистер Фродо наведёт порядок, — ответил Сэм.
Казарма во Фрогмортоне отличалась от примостовой только тем, что построена была в один этаж из очень неумело сложенного сырого кирпича. Внутри было так же сыро и неуютно. Окна очень узкие. Стол для ужина не скоблён недели. Что, впрочем, соответствует еде. Поэтому путешественники охотно покинули ночлег. До Той Стороны Воды оставалось восемнадцать миль, вышли в десять часов. Можно было, конечно, собраться и раньше, но было приятно злить старшину задержкой.
Западный ветер повернул к северу, прекратив дожди, но стало холоднее.
Шествие было довольно забавное, хотя немногие хоббиты, вышедшие посмотреть на него, не знали, разрешено ли смеяться. Дюжина шерифов была назначена эскортом, но Мерри заставил их идти впереди „арестантов“. Мерри, Пиппин и Сэм ехали и весело болтали, а шерифы шагали пешком, стараясь казаться очень важными и значительными. Фродо среди этого карнавала один оставался задумчив и даже печален.
Последним на пути оказался крепкий старик, подпиравший ограду. Он встретил шествие хохотом.
— Привет! Кого арестовали?!
Два шерифа тут же направились к нему.
— Старшина! — резко сказал Мерри. — Прикажи своим парням вернуться, пока я сам ими не занялся.
Старшина скомандовал, и шерифы вошли в строй.
— Вперёд! — бросил Мерри.
Пони путешественников, разумеется, могли идти гораздо быстрее пеших шерифов. Вышла солнце, и, несмотря на холодок, те вскоре взмокли.
У ТрёхЧетвертного Камня стража отстала. Было три часа, миновали четырнадцать миль с короткой передышкой лишь в полдень. Шерифы сбили ноги и сильно проголодались.
— Придёте в своё время, — сказал им Мерри. — А мы спешим.
— До свидания, Малиновка! — добавил Сэм. — Встретимся у ворот „Зелёного Дракона“, если ты не позабыл к нему дорогу. Не бездельничай только по пути!
— Вы нарушаете приказ! — гневно воскликнул старшина. — Я за вас не отвечаю больше!
— Мы много ещё нарушим, — ответил Пиппин, — и, к твоему счастью, ни за что с тебя не спросим. Удачи!
Когда солнце стала заходить за Белые Холмы, путешественники подошли к Той Стороне Воды, где речка разливается широким озерком. Удар был тяжёл. О своей родине Сэм и Фродо беспокоились больше, чем о всякой другой стране. Знакомые дома частью исчезли. Некоторые из них были сожжены. На северном берегу заводи переулок со старыми норами был совершенно разорён, дома разрыты, а приятные садики, сбегавшие к самой Воде, заросли сорняками. Гораздо печальнее было видеть ряд отвратительных вновь построенных домов там, где Хоббитонская Дорога шла близко к берегу. Раньше там была аллея деревьев. Была. А поодаль, за Тупиком, поднималась высокая кирпичная труба, увенчанная чёрным дымом. Сэм был вне себя.
— Я же говорил, мистер Фродо! И где мой Гаффер?
— Сэм, сейчас важнее узнать, в чём дело, — сказал Мерри. — Не сомневаюсь, что у Шефа под рукой банда головорезов. Надо найти кого-то, кто расскажет нам события.
В деревне все окна и двери были крепко закрыты. Никто не выходил. Причина обнаружилась скоро: забор Зелёного Дракона, теперь запущенного и с выбитыми стёклами, подпирали косоглазые желтолицые уродливые Люди. Их было полдюжины.
— Как один похожи на приятеля Ферни, — заметил Сэм.
— И на тех, которых я видел в Изенгарде, — добавил вполголоса Мерри.
Вооружены они были плетьми, а у пояса были привешены рога. Когда хоббиты приблизились, Люди перегородили дорогу.
— Куда идёте? — спросил самый злобный на вид. — Дальше вам нельзя. Где милые Шерифы?
— Мило спешат следом, — в тон ответил Мерри. — Боюсь, со сбитыми ножками. Мы обещали им ждать здесь.
— Гарн! — прохрипел главарь своим разбойникам. — Я же говорил Шарки, что нечего доверять полурослым дурням. Мы должны были идти сразу.
— Смею поинтересоваться, — заметил Мерри, — какова тогда была бы разница? Мы не привыкли видеть здесь разбойников, и знаем, как с ними поступать.
— Разбойников? Смените-ка тон, пока не пришлось учить вас. Вы, ошмётки, чересчур задрали головы в последнее время. Нечего рассчитывать на доброту Босса! Шарки здесь, и Босс без него не делает и шагу.
— А каковы шаги Шарки? — спокойно осведомился Фродо.
— Эту страну надо поднять из сна и привести в порядок, чем Шарки и занялся. И если нужно, приходится и действовать грубо. Вам нужен Босс, мыслящий масштабнее! И если будут неприятности, он у вас появится до окончания года. И тогда, отродье крысиное, вы кое-что узнаете.
— Несомненно, — продолжил Фродо. — Я хотел бы позвать мистера Лото послушать. Ему будет интересно.
Бандит хохотнул.
— Лото уже знает! Не беспокойтесь, он согласен с Шарки. Ведь если Босс ищет неприятностей, он скоро сменяется, верно? А если полурослый народ лезет не в своё дело, ему помогают найти верную дорогу. Ясно?
— Ясно очень многое, — ответил Фродо. — Вы немного опоздали и не слышали последних новостей. На Юге слишком много событий вы прозевали. Ваши времена, и дни всех разбойников закончены. Чёрная Башня разрушена, в Гондоре правит Король. Изенгард повержен, а ваш хозяин бродит нищий в пустошах. Я его встретил по пути. По Зелёной Дороге приедут посланники Короля, а не полки Изенгарда.
Человек помолчал, потом ухмыльнулся.
— Нищий в пустошах? Неужели? Собака лает, ветер носит. Она не прогонит нас из жирной страны, в которой вы давно забыли о труде! — он щёлкнул перед носом Фродо пальцами. — Это для Короля! Сначала я увижу его посланцев, а потом посмотрю.
Пиппин снова оказался мыслью на Кормалленском Поле. Оскорбление было страшным. Пиппин сбросил плащ, открыв Чёрное и Серебро Цитадели, и выхватил меч.
— Я посол Короля, и друг его! И я известен достаточно в странах Запада! На колени! Проси милости, пока я не коснулся тебя клинком!
Сэм и Мерри тоже обнажили яростные в солнце мечи. Фродо и бровью не повёл. Люди отшатнулись. Их привычным делом было пугать жителей Бри или принуждать к повиновению ошеломлённых хоббитов. Хоббиты бесстрашные, с блестящими мечами и хмурыми лицами были им внове.
— Прочь отсюда! — крикнул Мерри. — Если вы появитесь ещё раз в деревне, то пожалеете.
Разбойники на бегу трубили в рога.
— Да, мы не поторопились, — сказал Мерри.
— Ни единым днём, — подтвердил Фродо. — А для Лото приехали уже поздно. Мне жаль этого дурня.
— Спасать Лото? — удивился Пиппин. — Мы ехали уничтожить его!
— Пиппин, ты не понял. Лото и не думал, что его авантюра зайдёт так далеко. Хитрый дурачок, вот он кто, а теперь ещё и попавшийся на крючок. Разбойники брали, что желали, и делали, что хотели, его именем. А теперь даже и не его именем. Я думаю, его запугали и заперли в Тупике. Нужно попробовать его спасти.
— Я, честно говоря, ошеломлён, — сказал Пиппин. — Биться и спасать от полуорков Прыщавого Лото я совершенно не рассчитывал.
— Биться? — протянул Фродо. — Может статься и так, но тогда не забывайте, что ваши мечи не тронут ни единого хоббита, даже если он будет на враждебной стороне. Я имею в виду тех, кто запуган разбойниками, а не по-настоящему перешедших на их сторону. И даже тех мы тронем в крайнейшем случае. Намеренно за всю нашу историю ещё ни один хоббит другого не убивал, так нечего и начинать. А если возможно, не должен быть убит вообще никто. Держите себя в руках.
— Но если их много, — ответил Мерри, — будет драка. Ты не спасёшь ни Шир, ни Лото, милый Фродо, если останешься поражённым и опечаленным.
— Конечно, — добавил Пиппин. — Во второй раз их не напугать. Мы застали их врасплох, но рога орали неспроста. Значит, вокруг ещё разбойники есть. И, собравшись вместе, негодяи станут храбрее. На ночь нужно где-то укрыться. Несмотря на вооружение, нас лишь четверо.
— Послушайте, — сказал Сэм, — давайте спустимся по Южной Улице на ферму Тома Коттона. Сам он не робкого десятка, а его сыновья все мои приятели.
— Не стоит скрываться, — возразил Мерри. — Так тут поступали целый год, и разбойники были рады. Они атакуют нас в лоб, зажмут в угол и либо выкурят, либо сожгут. Нужно действовать сразу.
— Как? — спросил Пиппин.
— Весь Шир на голову поставить, — ответил Мерри. — Немедленно! Все всё ненавидят. Исключение — капля дурных хоббитов и глупцов, желающих стать значительными. В Шире так долго ничего не происходило, что никто не знает, что делать. Но все хотят что-то сделать, и нужно лишь раздуть искры. Люди Шефа понимают это прекрасно, и затопчут их, то есть нас, быстро. Нам надо опередить их.
— Ты, Сэм, мгновенно — одна нога здесь, другая там — сбегаешь на ферму Коттона. Он очень уважаем в округе. А я займусь музыкой, которой здесь никогда не слышали — протрублю славу Рохану.
Они отошли к середине деревни, откуда Сэм послал пони галопом. Внезапно до самых небес поднялся звонкий клич, эхом отзываясь во всех холмах. Сэм на его призыв едва не развернулся, а его пони поднялся на дыбы и заржал.
— Вперёд, вперёд, успеем вернуться!
Мерри оборвал возглас и сотряс всю округу Большой Тревогой Бакленда:
— Подъём! Опасность! Враги! Огонь!
Сэм за спиной услышал многоголосый гул и грохот дверей, везде зажигались огни, злились собаки и топали ноги. Коттон выскочил ему навстречу с тремя сыновьями: — Томом Младшим, Джолли и Ником. Все были вооружены топорами.
— Нет, — заговорил фермер. — Это не Человек. По росту хоббит, только одет странно. Эй! Кто ты, и в чём дело?
— Это я вернулся, Сэм Гамджи.
Коттон присмотрелся.
— Ого! Голос-то я признал сразу, да и на вид ты не хуже, чем был. Только просто так на улице я тебя, Сэм, и не узнал бы. Вы из дальних краёв, судя по одежде. Мы вас давно сочли мёртвыми.
— Ни в коем случае! — воскликнул Сэм. — Мы все вернулись, и я, и мистер Фродо, и его друзья. Они решили подогреть Шир и выгнать разбойников вместе с Шефом. Прямо сейчас.
— Прекрасно! Я пробовал весь год поднять шум, но все слушали и молчали. Ещё, конечно, о жене приходилось думать, и о Рози тоже. Этим бродягам есть куда надавить. Но раз вся Та Сторона Воды раскачалась, мы не останемся в стороне, парни!
— А миссис Коттон и Рози? — спросил Сэм.
— С ними Нибс, — фермер сощурился. — Можешь повидать их.
Коттоны побежали в деревню, а Сэм на ферму. На пороге большой круглой двери стояли миссис Коттон, Рози, а перед ступеньками Нибс с вилами.
— Это я, Сэм Гамджи! Осторожнее с вилами, Нибс! Хотя, на мне ведь кольчуга.
Сэм взбежал на крыльцо. Молчание.
— Добрый вечер, миссис Коттон! Привет, Рози!
— Привет, Сэм! Говорили, что ты погиб, а я не верила. Я ждала тебя с весны. Вы не торопились.
— В общем-то, да, — пробормотал Сэм смущённо. — А теперь я спешу. Мы хотим выгнать разбойников, и я должен быть с мистером Фродо. Я решил, конечно, забежать спросить, как вы поживаете.
— Благодарю, хорошо, — ответила миссис Коттон. — Было бы хорошо, если бы не бродяги и воры.
— Не задерживайся, — сказала Рози. — Если ты помогал мистеру Фродо, нельзя бросать его в опасности.
Сказано было слишком обширно, требуя либо недели объяснений, либо молчания. Поэтому Сэм вскочил в седло. Рози спустилась с крыльца.
— Торопись, Сэм! Береги себя! Возвращайся скорее!
Сэм развернул пони.
Вся деревня была поднята на ноги. Не считая молодых парней, собрались сто здоровых хоббитов с топорами, молотами, самыми длинными кухонными ножами и просто с толстыми палками. Подкрепление было из нескольких охотничьих луков. С ближних ферм спешили их хозяева и работники.
Посередине главной улицы развели большой костёр, отчасти как знак для прибывающих и отчасти в пику запрещениям Шефа. По окраинам Мерри велел поставить баррикады. Шерифы, подойдя к одной, долго ничего не могли понять, а потом повыдергали из шляп перья и перешли в деревню.
Когда Сэм вернулся, Фродо, Мерри и Пиппин расспрашивали Коттона, а остальные хоббиты, собравшись кругом, удивлённо ожидали.
— Что же дальше? — спросил Коттон.
— Не знаю, — ответил Фродо. — Я не знаю, сколько вокруг бродяг.
— Сразу и не скажешь, — ответил фермер. — Они всё время переходят из деревни в деревню. В Хоббитоне казармы на пятьдесят человек, но они постоянно ходят и, по их словам, „собирают и складируют“, хотя это обыкновенное воровство. Под руками у их Босса всегда не меньше двадцати. Шеф сидит в Тупике. Сидел, по крайней мере. Его уже довольно долго никто не видел, недели две, по меньшей мере. Люди никого не подпускают близко.
— Их много не только в Хоббитоне, верно? — спросил Пиппин.
— К сожалению, да. В Долгой Низине есть, у Переправы Сарн, в Лесистой Окраине и в казармах у Перекрёстка. И ещё в Темницах, как они называют старые склады в Майкл Дельвинге, где пленили всех непокорных. Судя по разговорам, во всём Шире их не больше трёх сотен, и хоббиты вместе могут легко их одолеть.
— Оружие у них есть? — спросил Мерри.
— Плети, кинжалы и дубины, чего пока им было достаточно. Но я думаю, что для настоящей драки у них будет и настоящее снаряжение. Двоих хоббитов уже застрелили из луков.
— Ну вот, Фродо! — заметил Мерри. — Я и говорил, что будет бой. Они первыми стали убивать.
— Нет, я бы так не сказал, — возразил Коттон. — Стрелять первыми стали Туки. Отец мастера Перегрина никогда не соприкасался с Лото, и говорил, что если и должен кто-то главенствовать, так это Тайн, и никто другой. И Люди не сумели переменить его мнение. Туки удачливы, весь Зелёный Холм изрыт Большими Туннелями, откуда их не достать и не выкурить. И в свои земли они бродяг не пускают. Они застрелили троих, пытавшихся воровать, и после этого чужеземцы стали обращаться с нами ещё хуже. Тукленд окружён плотным присмотром, и никто не пересекает границ.
— Слава Тукам! — воскликнул Пиппин. — Но так больше нельзя! Кто со мной в Такборо?
Пиппин отбыл в Туннели с дюжиной хоббитов на конях.
— Скоро увидимся! По полям всего четырнадцать миль! Утром здесь будет полк Туков.
Когда отряд скрылся в темноте, Мерри протрубил им вслед для поднятия боевого духа.
— Всё-таки я не желаю убийств, — сказал Фродо настойчиво. — Даже этих пришлецов, если это будет возможно, и хоббиты все будут сохранены.
— Хорошо! — согласился Мерри. — Только я ожидаю парадного визита из Хоббитона, и он будет не разговора ради. Нужно готовить худшее, и у меня есть план.
— Хорошо, — согласился Фродо. — Займись тогда.
Прибыли разведчики, посланные в Хоббитон.
— Идут! Не меньше двух десятков! Двое полями побежали на запад.
— К Перекрёстку, — сказал Коттон. — За подкреплением. Пятнадцать миль в каждый конец, поэтому не стоит тревожиться сейчас.
Мерри быстро отдал приказания. Коттон услал всех жителей по дворам, оставив только вооружённых взрослых. Долго не ожидали. Громкие голоса, потом стук железных подков. У баррикады раздался смех. Люди не ожидали сопротивления против двадцати сразу. Хоббиты освободили дорогу.
— Благодарствую! — ехидно заметил начальник. — Бегите по домам и выспитесь перед поркой! — Люди пошли вдоль улицы, громко командуя:
— Тушить огни! Всем по домам! Носа не высовывать! Пятьдесят заберём в Темницы на год! Босс теряет терпение!
Им не повиновались. С привычной бесшумностью хоббиты в темноте смыкались позади разбойников. У Большого костра их встретил Коттон, спокойно гревший руки.
— Кто такой? Что делаешь?
Коттон спокойно взглянул на них.
— Сначала ответьте вы. В чужой стране вы не нужны.
— А ты нужен, — рявкнул начальник. — Ребятки, заткнуть рот и отвести в Темницы!
Шаг вперёд и резкое замешательство. Коттон был вовсе не один. Громко шумя, хоббиты вышли в круг света от костра, числом в две сотни и с оружием.
— Я, кажется, предупреждал тебя, — сказал Мерри. — В свете огня мы неплохо стреляем. Сложить оружие!
Начальник посмотрел вокруг, увидел западню, но не испугался. Он зря дотоле не интересовался характером хоббитов, и потому решил начать бой.
— На них!


[1] По-английски имя Робин и название птицы малиновки совпадают (прим. перев.).

Tags: tlotr
Subscribe

  • Текущее - азъ есмь

    Если так фундаментально посмотреть, я отчего-то всячески лезу к людям, которым я на деле нахер не сдался, а вот людей, которым я нужен, которые,…

  • (no subject)

    Что-то то ли рубашки садятся, то ли я решил расти лет через пять после того, как обычно закрываются ростовые зоны...

  • (no subject)

    Посты про ремонт у меня тут сильно отстают, а на деле я уже помалу расставляю и раскладываю, из-за чего освобождается вторая комнатка. Компутерный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments