elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Category:

Властелин Колец (6, 4 )

Как ни удивительно, продолжаем разговор...

Глава IV. На поле Кормаллен

Море армии Мордора поднималось вокруг Вождей Запада. Солнце покраснела, а тени Назгул — тени смерти упали на землю. Арагорн недвижно стоял у своего знамени, словно потерявшись в воспоминаниях или далёких землях и древних временах. Чем темнее становилось вокруг, тем ярче сияли звёздным светом его глаза. Гандальф, белый и ледяной, ожидал на вершине холма, неуязвимый для тени. Голоса врагов смешивались в единый рокот с ударами оружия.
Гандальф увидел что-то, очнулся от задумчивости и обернулся на север, к чистому небу. Вдруг он поднял руки и прокричал во весь голос: „Орлы летят!“ Войска Гондора подхватили его крик, а Мордор на мгновение замер, недоумевая, что значит этот клич.
Прибыли Гваихир Повелитель Ветров и брат его Ландроваль, величайшие в Средиземье, потомки Торондора, гнездившегося на вершинах Окружающих Гор, когда мир был молод. Гонимое ветром, за ними следовало всё орлиное племя Севера. С большой высоты птицы бросились на Назгул, а до земли донёсся поток, поднятый взмахами могучих крыл.
Назгул вдруг бросились обратно в тени Мордора, услышав отчаянный зов Чёрной Башни. Орки и Люди дрогнули, усомнились в победе, замолчали и опустили оружие. Сила более не наполняла их яростью боя, но Запад по-прежнему встречал их со смертельной угрозой.
Все военачальники Запада повели в атаку пехоту Гондора, рыцарей Дол Амрота и Рохана вместе с Дунедайн. Острыми клиньями они стали разрывать ряды врагов на куски. Гандальф снова поднял руки и прокричал ещё громче:
— Стойте, Люди Запада! Остановитесь и ждите! Решают судьбы!
Под ногами загрохотала земля, за Чёрными Вратами выше гор поднялось огромное облако тьмы, озарённое огнём, Зубы распались на обломки, когда земля заколебалась под ними, бастион рассыпался, и Врата оказались разрушены и погребены под щебнем. Издалека поднялся до самых облаков могучий грохот полного разгрома.
— Конец королевству Саурона, — сказал Гандальф. — Кольценосец окончил свой поход.
На юге в Мордоре показалась огромная, чёрная, занявшая всё небо тень, коронованная молниями. Она протянула на запад Руку, гигантскую, угрожающую, но бессильную. Порыв ветра разметал её. Тишина.
Вожди склонили головы. Подняв взгляд снова, они увидели, как разбегаются армии Мордора, словно пыль, выброшенная на ветер. После смерти того распухшего существа, что руководит жизнью муравейника, муравьи бродят вокруг бесцельно и гибнут. Также произошло со всеми тварями Саурона: орками, троллями, зверями: безумно они бегали по полю, закалывали сами себя, прыгали в ямы или убегали в свои норы, далёкие от солнца, чтобы остаться там навсегда.
Рун и Харад, Люди Востока и Южане также видели гибель своего вождя и славу Запада, но некоторые из них, озлобленные давно и сильно, и вместе с тем могучие и доблестные воины, решили остаться на битву до последней капли крови. Остальные бежали или бросили оружие, решив сдаться на милость победителей.
Гандальф, оставив командование Арагорну, позвал Гваихира, и орёл сел перед ним на вершине холма.
— Гваихир, друг мой, дважды тебе приходилось нести меня, и прошу тебя в третий. Я не стал тяжелее с тех пор, как спустился с Зирак-зигиля, где жизнь была из меня выжжена прочь.
— Я отнесу тебя куда угодно, стань ты даже каменным.
— Пусть тогда с тобой отправятся брат твой и ещё один, быстрейший из всего племени. Мы должны опередить крылья Назгул.
— Северный ветер мы обгоним с лёгкостью, — ответил Гваихир. Он взял на спину Гандальфа, а за Повелителем отправились Ландроваль и молодой Менельдор. Удун и Горгорот проносились под ними, разрушенные и разбитые, а Роковая Гора изливала свой огонь.

***

— Я рад быть с тобой, Сэм. С тобой до самого Конца, — произнёс Фродо.
— Я с вами, и вы со мной, — Сэм прижал его искалеченную руку к груди. — Путь завершён. Но, как бы то ни было, я не сдамся. Не в моём это характере, если вы понимаете, о чём я.
— Не думаю, Сэм. Всё в мире происходит так: надежды всё-таки не вечны. Нам и ждать ничего не нужно. В сердце всеобщего разрушения мы отрезаны от мира.
— Ну, мистер Фродо, давайте хотя бы уйдём дальше от этого опасного места, от Рокового Провала, если я правильно помню название. Почему бы не уйти, мистер Фродо? Давайте спустимся по дороге.
— Хорошо, Сэм, если желаешь, пойдём.
Они поднялись с порога и спустились к подножию Горы. В это время подножие её конуса лопнуло, из Саммат Наур вырвались облака дыма и пара, а потом полилась расплавленная порода.
Фродо и Сэм не ушли далеко. Силы тела и духа оставили их скоро, и хоббиты остановились на вершине пепельного холма. Вокруг земля разверзалась, поднималась копоть. Гора разваливалась в агонии. Склоны растрескивались, огонь расползался неспешно по долгим склонам, сыпал сверху горячий пепел. Скоро их островок будет залит.
Сэм не выпускал руку Фродо.
— Мистер Фродо, мы попали в легенду наяву. Только я хотел бы её услышать. Скажут, например: „Сейчас я расскажу вам о Фродо Девятипалом и о Роковом Кольце“. Тогда все замолчат и будут, затаив дыхание, слушать так же, как мы в Ривенделле узнали о Берене Одноруком и Драгоценном Камне. И я хочу ещё узнать, как у них всё станет.
Сэм говорил так, чтобы не поддаться страху до конца, и неотрывно смотрел на север, где сильный ветер расчистил небо от туч.
Зоркий Гваихир увидел их, примчавшийся на крыльях этого ветра и, пренебрегая опасностью, круживший под облаками из золы. Две тёмные тени заметил он на сером холме, содрогающемся у них под ногами, окружённом текущим огнём. И Гваихир заметил, спускаясь по спирали, что они упали от усталости, задушенные гарью и отчаянием, не желая смотреть смерти в лицо. Они лежали бок о бок.
Гваихир, Ландроваль и Менельдор спустились, забрали хоббитов и перенесли их в беспамятстве через горы.

***

Сэм очнулся на мягкой постели в сени ветвей берёзы. Солнце ласково светила сквозь молодые листья, а аромат сразу заставил его вспомнить Итилиен.
— Ну и ну! Сколько я тут спал? — Сэм перенёсся в тот день, когда они разожгли в укрытии костёр и сварили кроликов. — Приятно очнуться после такого сна, — Сэм зевнул и потянулся. Фродо лежал рядом с ним, сунув одну руку под голову, а правую положив поверх одеяла. Третьего пальца на ней не было. Сэм мгновенно вспомнил всё и воскликнул:
— Это не сон! Где мы тогда?
— В Итилиене. Король ждёт вас, — сказал Гандальф. Он был весь в белом, а борода сияла, словно горный снег. — Как вы, Сэмвиз Гамджи?
Сэм позабыл закрыть рот и от удивления не мог несколько секунд сказать и слово.
— Гандальф! Я считал тебя погибшим! И себя тоже! Неужели все наши горести не были настоящими? Что произошло?
— Тень ушла из Средиземья, — ответил Гандальф, смеясь. Музыкой звучал его смех. Сэм вспомнил, что обыкновенного смеха, что теперь кажется звоном родника в пустыне, не слышал так много дней, что им нет и счёта. Кудесник в едином звуке соединил для него все радости. Сэм расплакался, но потом слезы его высохли, как проходит весенний дождь лишь для того, чтобы ярче сияла солнце. Смеясь тоже, Сэм спрыгнул с кровати.
— Как я? Уж точно слов я не найду! Я, — Сэм взмахнул руками, — как весной после долгой зимы, как солнце на листьях, как вся музыка, которую я слышал когда-либо! — Сэм смолк и обернулся к Фродо. — А как мистер Фродо? Может быть, так радоваться невежливо? Надеюсь, кроме руки, он в порядке. Ему пришлось выдержать много.
— Тем не менее, я здоров, — сказал Фродо, вставая. — Я заснул, пока ждал тебя, Сэм. Я уже встретил утро, а теперь, должно быть, полдень.
— Полдень которого дня? — Сэм попробовал сосчитать.
— Четырнадцатого с нового года, — ответил Гандальф. — Восьмое апреля по ширскому счёту. А в Гондоре отныне Новый Год приходится на двадцать второе марта, когда был уничтожен Саурон, а вас спасли из огня. Король исцелил вас. Он ждёт. Вы будете с ним пировать. Я отведу вас, когда будете готовы.
— Король чего? Кто он? — спросил Сэм.
— Король Гондора, повелитель Западных Стран. Он возвратил своё королевство, скоро будет коронация, но без вас она не пройдёт.
— А что мы наденем? — Сэм заметил лишь их потрёпанные дорожные вещи.
— То же, в чём прошли весь Мордор, — ответил Гандальф. — Вещи, которые ты, Фродо, позаимствовал у орка. И не будет на пиру шелков и доспехов почётнее. Позже, конечно, я вам найду кое-что...
Гандальф протянул к ним руки. В одной что-то сияло.
— Что там? — воскликнул Фродо. — Неужели...
— Да, подарки Галадриэль. Они были при Сэме: Склянка и коробочка. Возьмите.
Умывшись и слегка перекусив, хоббиты последовали за Гандальфом. Из берёзовой рощи они вышли на поляну, окружённую статными деревьями с тёмной листвой и алыми цветами. Рядом пел водопад, а ручей пересекал поляну, исчезая в зелёном тоннеле, через который сияла широкая гладь реки.
У входа в тоннель их ожидали рослые рыцари в простых латах и в чёрном и серебре. Они приветствовали хоббитов низким поклоном. Один из гвардейцев протрубил долгий сигнал, и все рыцари сопроводили Фродо, Сэма и Гандальфа через лесок. Они вышли на поле у широкой Реки, отделяющей длинный лесистый остров. Берега покрывали лодки. На поле в парадном порядке, сверкая бронёй, выстроилась армия. Их приветствовали, обнажая мечи, преклоняя копья и громко крича хвалу на разных языках.
Да здравствуют Полурослые!
Cuio i Pheriain anann! Aglar’ni Pheriannath!
Daur a Berhael, Conin en Annûn! Eglerio!
Хвалите!
Eglerio!
A laita te, laita te! Andave laituvalmet!
Cormacolindor, a laita tárienna!
Слава Кольценосцам!
Зардевшись, Сэм и Фродо прошли строй и увидели три высоких трона на помостах, уложенных дёрном. Справа было знамя Белого коня на Зелёном Поле, слева Серебряный Лебедь в Море, а самый большой трон осеняло Белое Древо под Семью Звёздами и Короной. На этом троне восседал Человек без шлема, в блестящей кольчуге, длинный меч лежал у него на коленях. Он поднялся в знак приветствия. Гордое королевское лицо, искрящееся радостью. Приблизившись, хоббиты его узнали. Фродо побежал навстречу, Сэм не отставал.
— Достойный венец всего путешествия! — воскликнул Сэм. — Странник!
— Да, я Странник. Немало лиг прошли мы от Бри, где ты оказался таким подозрительным? Все мы прошли этот путь, но ваш был самым мрачным.
К совершенному смущению Сэма Арагорн преклонил колени, подал Фродо правую руку, Сэму левую, возвёл их на помост и посадил на трон.
— Хвалите их великой Славой!
Когда воины прокатили по полю хвалебный возглас, Сэму не осталось больше ничего желать. Менестрель Гондора почтительно просил дозволение спеть.
— Слушайте, рыцари и воины доблестные, Короли и Князья, весь народ Гондора и Всадники Рохана; слушайте, сыны Эльронда и Дунедайн Севера, Гном и Эльф, неустрашимые Полурослые, все Свободные Племена Запада. Я расскажу вам о Фродо Девятипалом и Роковом Кольце.
— Чего ещё желать? — воскликнул Сэм. — Все мои желания сбылись! — и хоббит расплакался снова.
Все воины слушали, затаив дыхание, голос сказителя, повествовавший на языках Эльфов и Запада, звучавший ярким серебром и богатством золота, пока сердце каждого не перешло границ стран, где восторг и боль так часто сопутствуют, а слёзы становятся блаженством.
Солнце перешла полдень, тени удлинились, сказитель окончил петь и произнёс, преклоняя колени: „Хвалите их Великой славой!“ Арагорн поднялся, и все воины разошлись в шатры пировать до заката.
Сэма и Фродо отвели в отдельную палатку и переодели, бережно свернув походные вещи. К изумлению Фродо, Гандальф принёс меч, серый плащ и митрилевую кольчугу. Для Сэма были приготовлены позолоченная кольчуга и починенный лориенский плащ.
— Я не хочу брать оружие, — сказал Фродо.
— Возьми хотя бы сегодня, — ответил Гандальф.
Фродо взял меч Сэма, который тот оставил с ним на Кирит Унгол.
— Сэм, Жало я тебе подарил.
— Нет. Мистер Бильбо отдал кольчугу и меч вместе. Он не позволит им сменить владельца!
Фродо и с этим согласился. Гандальф опоясал их оружием и украсил серебряными обручами. Потом кудесник отвёл хоббитов за стол Короля, где были Эомер, Имрахиль, главные предводители войск, Леголас и Гимли.
После Молчания принесли вино, а прислуживать королям пришли два оруженосца, один в чёрном и серебре Гвардии Минас Тирита, другой в белом и зелёном — форме Рохана. Сэм недоумевал, как в войсках оказались мальчики. Потом он рассмотрел их лучше.
— Мистер Фродо, смотрите! Это же Пиппин... ох, извините, мистер Перегрин Тук! И мистер Мерри здесь! Но как они выросли! И нам тоже нужно многое узнать!
— Конечно, — важно произнёс Пиппин. — Мы будем рассказывать после пира. Пока попытайте Гандальфа. Он теперь смеётся больше, чем говорит, и стал чуть менее загадочен, чем был. Мы с Мерри заняты. Мы служим Городу и Марке, как видите.
Радостный день завершился. Солнце сменила полная луна, выглянувшая из туманов Андуина, Фродо и Сэм устроились под деревьями с Мерри, Пиппином и Гандальфом. Скоро присоединились Леголас и Гимли, и все говорили до глубокой ночи. Сэм и Фродо узнали большую часть того, что произошло с Отрядом после распада Братства на поле Парт Гален. Вопросы не прекращались.
Слушая об орках, говорящих деревьях, бесконечных лугах и Всадниках, о Мерцающих Пещерах, башнях и золотых Залах, о кровавых битвах и больших кораблях, Сэм представлял всё это себе, пока голова кругом не пошла. Он всё время возвращался к росту Мерри и Пиппина, заставил их помериться с ним и Фродо, а потом долго чесал затылок.
— Ну, для вашего возраста это необычайно. Вы на три дюйма выше себя, быть мне Гномом!
— Не будешь, — заметил Гимли. — Для смертного напиток Энтов — вовсе не обыкновенное пиво.
— Энтов? — спросил Сэм. — Никак не пойму, что они такое. Надо будет обдумывать все ваши приключения недели напролёт.
— Да, а потом мы запрём Фродо в Башне Минас Тирита, — сказал Пиппин. — Ты запишешь всё, чтобы не забыть половины по дороге в Ривенделль, и не расстроить Бильбо.
Гандальф поднялся с места.
— Руки Короля целительны, друзья мои, но всё же вы побывали на краю смерти. Пришлось применить всю силу, чтобы вызвать вас и погрузить в забвение сна. Проспали вы долго и мирно, но это ещё не освобождает от ночного отдыха.
— И не только Сэма и Фродо, — добавил Гимли, — но и тебя, Пиппин. Я полюбил вас, хоббитов, несмотря на все труды, которых вы мне стоили. Мне не забыть, как я нашёл тебя в той куче трупов. Оттуда выглядывала только твоя нога. А когда я перевернул того тролля, и уверился, что ты погиб, то чуть не вырвал бороду. А сегодня ты едва встал, поэтому тоже будешь отдыхать.
— А я буду гулять в этих чудесных лесах, — сказал Леголас. — Мне достаточно и такого отдыха. Если наш Король позволит, Эльфы поселятся здесь. На месяц, на год, на жизнь Смертного? неважно! Андуин рядом, и он течёт к Морю. К Морю!

(песня)

Леголас спустился с холма.
В Итилиене хоббиты провели несколько недель, гуляя в окрестностях Кормалленского Поля, которое недалеко от Хеннет Аннун. Речка, стекающая через Окно Заката, ночью шумела неподалёку, впадая в протоку Андуина, отделяющую от берега Кайр Андрос. Сэм не оставлял надежды заметить в лесу слона. Узнав, что осаду Гондора вели с помощью множества этих зверей, убитых поголовно, Сэм вздохнул.
— Ну, нельзя побывать везде и сразу... Я упустил, как видно, немало.
Тем временем армия на стоянке готовилась отбыть в Минас Тирит. Раненых вылечили, вернулись отряды, уничтожавшие оставшихся Южан и Людей Востока, а позднее всех прибыли войска, посланные в Мордор срыть крепости в северной части страны.
Когда приблизился май, Вожди собрали войска на корабли и отплыли от Кайр Андроса вниз по Андуину в Осгилиат. Задержавшись там на день, они вошли на Пеленнор снова увидеть Белую Башню в тени величественного Миндоллуина, Минас Тирит, город Вестернессе, последний их Город, вынесший огонь и бурю чтобы начать новый век.
В канун мая в поле разбили шатры. Король решил въехать в свой город с рассветом.

Tags: tlotr
Subscribe

  • Текущее - люди странные

    В ФБ вот зашёл разговор, и ответ на процитированные ниже тезисы я хочу вынести сюда на вечное хранение. Классическое воспитание было направлено на…

  • Полы и подытог

    Ремонт, в отличие от серии постов, нельзя закончить, можно только прекратить, и я его прекратил. Поклеил вдоль плинтуса малярный скотч и покрасил…

  • Полы и шкаф

    Дело не в том, что прежний линолеум мне не нравится или его невозможно отмыть от последствий ремонта стен и потолка. Дело в том, что пропитывает…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments