elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:

Властелин Колец (6, 2)

Глава II. Страна Мрака

Сэму хватило сообразительности мгновенно спрятать Склянку обратно за пазуху.
— Бегом, мистер Фродо! Только не туда! Обрыв! За мной!
Через пятьдесят шагов дорога укрыла их от Башни за крутым поворотом и скалистым выступом. Спрятавшись, они перевели дух, стараясь унять бешено колотящиеся сердца. Усевшись на внешней стене, Назгул своими устрашающими криками будил горное эхо. Хоббиты поспешили вперёд снова.
Вскоре дорога повернула на восток и снова открыла их любому взгляду с Башни. Перебегая этот опаснейший участок, они оглянулись и заметили огромную тень верхом на стене, а потом исчезли в трещине, приводящей дорогу от Кирит Унгол к дороге из Моргула. На перекрёстке не было видно никого, ответов на свои призывы Назгул не получал. Но всё-таки ясно было, что молчание вскоре сменится охотой.
— Сэм, так не годится. Настоящие орки бежали бы к Башне, а не прочь от неё, как мы. Первый встречный нас разоблачит. Нужно сойти с проезжей дороги.
— У нас ведь нет крыльев, — ответил Сэм.
Эфель Дуат восточными склонами опускается в ущелье, отделяющее его от Моргаи, очень круто, обрывисто и порой отвесно. За перекрёстком после тяжёлого спуска дорога пересекала пропасть по каменному мосту в одну арку, чтобы углубиться в путаные разбитые склоны Моргаи. Хоббиты отчаянно бежали по мосту, когда поднялся шум. Высоко позади с красноватой Башни Кирит Унгол колокол начал сиплый набат, протрубили рога, а с конца моста раздались голоса. В тёмной долине, закрытой от света Ородруина, Сэм и Фродо ничего не видели, но отчётливо слышали стук железных подков пехотинцев и быстрый цокот лошадиных копыт.
— Быстро, Сэм! С моста!
Они забрались на низкое ограждение. Под ними Моргаи вырос почти до уровня дороги, но в темноте они прыгали в полную неизвестность.
— Ну, мистер Фродо, прощайте!
Фродо последовал за Сэмом. Уже падая, они услышали грохот всадника и топот спешащих по мосту орков. Сэм рассмеялся бы в голос, будь это безопасно. Вообразив себе пропасть с острыми камнями, он слетел с высоты футов в двенадцать и с треском приземлился в очень густой и колючий куст, чего совершенно не ожидал в этих скалах. Сэм молча стал зализывать ободранную руку.
Когда звуки удалились, Сэм решился на шёпот:
— Мистер Фродо, я, не думал, что в Мордоре растёт хоть что-то. Но если бы знал, ожидал бы именно такие колючки. По ощущениям они длиной в фут, потому что прокалывают всю мою одежду. Надо было кольчугу надеть.
— Мне кольчуга орков не помогает, как и кожаная рубаха, — сказал Фродо.
Выдраться из цепких и прочных, словно проволока, ветвей было нелегко. Плащи обратились в лохмотья.
— Теперь Сэм, спускаемся вниз в долину, — сказал Фродо, — и по дну очень быстро идём на север.
Над восточными границами Средиземья, далеко за Мордором, всходила солнце. Гора утихла и погасила огонь и свет. Дувший с тех пор, как хоббиты путешествовали по Итилиену, восточный ветер пропал. Спотыкаясь, падая, продираясь в кустах и умерших чащах, в кромешной тьме они спускались до тех пор, пока несли ноги. Потом сели отдохнуть у большого камня. Оба взмокли.
— Если даже Шаграт даст мне глоток воды, я пожму его лапу, — сказал Сэм.
— Не болтай. От таких слов мне ещё хуже становится, — Фродо потянулся и молча посидел некоторое время. Усилием поднялся на ноги и обнаружил, что Сэм спит.
— Сэм, проснись! Еще переход!
— Лучше бы... — туманно пробормотал Сэм, поднимаясь. — Я словно выключился. Мистер Фродо, я не спал как следует столько времени, что должен подпирать веки спичками.
Фродо шёл настолько на север, насколько мог угадать направление. Дно долины было загромождено валунами. Вдруг он остановился.
— Сэм, я не в силах её вынести. Кольчугу, я имею в виду. Даже митрилевая была мне тяжела, когда я уставал. Эта слишком тяжёлая и бесполезная. Нам не придётся воевать.
— Мало ли что? — ответил Сэм. — Бывают метательные ножи, шальные стрелы, Голлум ещё живой. Мне неохота оставлять вам единственной защитой кожаную рубашку.
— Сэм, друг мой, я устал, истощён, и я давно потерял надежду. Искать Гору Судьбы я буду, пока могу шевелиться, но вес свыше Кольца меня просто убивает. Не считай меня неблагодарным! Мне больно было заставлять тебя рыться в крепости искать всё это.
— И не поминайте, мистер Фродо! Если необходимо я вас понесу. Ну а сейчас выбросьте лишнее.
Фродо стащил кольчугу и содрогнулся.
— Или стало холодно, или я простужен. Надеть бы что-то потеплее.
— Есть мой плащ, мистер Фродо. Обернитесь этой чёрной тряпкой, затяните поясом и накройтесь плащом Эльфов, — сказал Сэм, роясь в рюкзаке. — Он не слишком орочий, но защитит от опасностей лучше любых кольчуг, я думаю. Ведь сама Госпожа его сделала.
Фродо обернулся плащом и закрепил застёжку.
— Так легче. Но эта тьма меня пронизывает целиком. Понимаешь, Сэм, я лежал в своей камере и вспоминал Брендивейн и Лесистую Окраину, вспоминал, как Вода течёт на старой Мельнице. И ничего не мог себе представить.
— Мистер Фродо, вы снова о воде? Если бы Госпожа нас видела и слышала, я сказал бы: „Ваше величество, нам нужны только чистая вода и обыкновенный свет, которые лучше любых, с вашего позволения, драгоценностей“. Но до Лориена далеко, — Сэм вздохнул, махнув в направлении едва заметного Эфель Дуата.
Они недолго прошли, когда Фродо остановился:
— Над нами Чёрный Всадник. Подождём.
Они укрылись у большого камня, сидя спиной на запад, молча.
— Ушёл, — вздохнул с облегчением Фродо. Они поднялись и изумлённо осмотрелись. Слева, с южной стороны, небо посерело, и горы ясно выделились чёрным на его фоне. Позади них было светло. Свет переместился севернее, пока ветер воевал с пеленами Мордора, обрывая их края и загоняя обратно дым и копоть. Из-под краёв вечной кровли в Мордор заглянул день, словно в узкое окно тюремной камеры.
— Мистер Фродо, смотрите! Ветер переменился. Что-то происходит! Не всё идёт так, как он задумал. Снаружи его Тьма потерпела поражение. Увидеть бы, что там.
Утром пятнадцатого марта над долиной Андуина взошла солнце увидеть гибель Теодена на полях Пеленнора.
Хоббиты смотрели, как свет опоясал весь Эфель Дуат. По нему маленькая тёмная точка с огромной скоростью пронеслась на восток и исчезла в Тени. Она кричала голосом Назгул, но без прежней силы и устрашения, слабо, разбито, неся дурную весть Чёрной Башне. Король Призраков встретил свою судьбу.
— Я же говорил! — воскликнул Сэм. — Что-то произошло! Шаграт говорил, война идёт хорошо. Но Горбаг был неуверен. И оказался прав, как обычно. Мистер Фродо, а теперь у вас есть надежда?
— Немного, Сэм. Мы внутри гор, идём не на запад, но на восток. Я устал, Кольцо такое тяжёлое. Оно всё время у меня теперь перед глазами, как огненный обруч.
Сэм с обычной быстротой переменился в настроении и взял Фродо за руку.
— Мистер Фродо, одно из моих желаний — немного света — уже исполнено. Нам будет легче, но, конечно, опаснее. Пойдёмте дальше, а потом укроемся для отдыха. Возьмите эльфийского хлеба хотя бы на один зуб, может быть, вам станет легче.
Во рту у них пересохло очень сильно, поэтому лембас едва прожевали. Сумерки показали, что они в глубине долины меж двух горных цепей. На север она поднималась, в самой середине когда-то текла речка. Вдоль пересохшего русла они нашли достаточно удобную тропу. Зная карту, они достигли бы этой дороги раньше, поскольку начиналась она от главной дороги Моргула на западном конце моста, спускаясь на дно длинной лестницей в скале. Ею пользовались патрули и гонцы, посылаемые к промежуточным укреплениям, тянущимся цепочкой от Кирит Унгол к ущелью Изенмаут, железным челюстям Карах Ангрен.
Было небезопасно использовать набитую тропу, но Фродо решил спешить. К тому же он с содроганием думал о поисках дороги среди разбитых склонов Моргаи. Он рассудил, что на север погоню обратят позднее всего. Сначала осмотрят, разумеется, обратные тропы и Перевал, дорогу на восток. Отойдя от Башни подальше на север, он намеревался искать дорогу к последней стадии своего путешествия.
Хоббиты шагали по тропе орков. Слева нависали обрывы скал, и оттуда их бы не заметили, но путь был весьма извилист, и на каждом повороте они хватались за мечи.
День не наступал окончательно. Ородруин выдувал огромный столб дыма и копоти на высоту, недостижимую ветрам, и крыша Мордора разостлалась плотно на другом уровне. Через час пути они замерли, услышав звук, на который надеяться почти перестали. Капала вода. Стекала слева с правильного отвесного уступа. Остаток свежего дождя, собранного над Морем, но принуждённого злой судьбой оросить границы Мордора и пропасть, тонкой струйкой стекая в пыль. Сэм мгновенно обнаружил её.
— Я расскажу госпоже! Сначала свет, а теперь и вода! — Сэм обрезал восторженные восклицания. — Мистер Фродо, я буду первым.
— Не возражаю, но здесь достаточно обоим.
— Нет, вы не поняли. Я считаю, что если она ядовита и проявляет действие быстро, лучше уж буду я.
— Это я понимаю. Всё-таки похоже, что свою судьбу мы будем пытать оба и сразу. Будь только осторожен, если вода сильно холодная.
Вода не была холодной, но в Шире любой хоббит выплюнул бы горькую и маслянистую жидкость. В Мордоре не приходилось ни опасаться, ни искать придирок. Они выпили столько, сколько вошло, а Сэм наполнил фляжку.
Фродо стало значительно легче, и он решил пройти ещё несколько миль, пока не началась у обочины грубо сработанная стена — признак близкой крепости орков.
— Поворачиваем, Сэм. И должны поворачивать на восток, — вздохнул Фродо, присматриваясь к запутанным склонам. — Мне хватит и того, чтобы найти там убежище. А потом я должен выспаться.
Они спустились к сухому руслу и пересекли его. В середине оставались ещё заводи, наполняемые тонкой струйкой воды, стекающей откуда-то сверху долины. Мордор — умирающая страна на своих западных рубежах, но под самыми горами он отчаянно борется за жизнь. Иссушённые, прочные, словно железо, росли самые выносливые кусты. Между камней Моргаи прятались низкие деревья, наполовину бурые островки травы и мох. Кусты были вооружены длинными острыми шипами или колючками, похожими на ножи. В дуновениях ветра шуршали до сих пор не сброшенные прошлогодние листья, а обгрызенные почки уже почти раскрылись. Коричневые, серые и чёрные мошки вились вокруг, отмеченные, как и орки, красным пятном, похожим на око, а над кустами кружили голодные комары.
— Да, вместо орочьей одежды я не отказался бы от их шкуры, — заметил Сэм, неистово отмахиваясь.
Они поднялись довольно высоко по ущелью, но до хребта было ещё далеко. Фродо был утомлён.
— Пора отдыхать, Сэм.
Вокруг не видно было пещеры, годной даже для зверя, поэтому они не стали долго искать, а забрались под навес кустов, росших с небольшого уступа.
Чтобы сохранить лембас до самых трудных дней, они съели половину из припасов Фарамира: сушёные мясо и фрукты. Они пили ещё не раз, когда пересекали ручей, но жажда мучила снова из-за горечи, витающей в воздухе Мордора и высушивающей дыхание. Вспомнив о воде, Сэм упал духом, несмотря на всю свою стойкость. За Моргаи их ждал пепельный Горгорот.
— Мистер Фродо, спите вы первым. Темнеет. Видимо, день на исходе.
Фродо заснул, не дослушав конца фразы. Сэм взял его за руку и старался не уснуть до середины ночи. Потом, чтобы не забыться, вылез из укрытия. Вокруг раздавался скрип и треск, но не было слышно голосов или шагов. Высоко над Эфель Дуатом на западе было темно, облака разорвались дырой, и сквозь неё в Мордор смотрела звезда. Из страны отчаяния Сэм видел её и снова обретал надежду. Отбросив все заботы, он вспомнил о том, что Тень всё-таки преходяща, и есть в мире то, что ей не тронуть, не уничтожить и не испортить. В Башне он пел вызов, думая только о себе. А теперь перестал беспокоиться за свою судьбу и даже за Фродо. Он забрался обратно и заснул.
Проснулись они одновременно. Сэм отдохнул хорошо, но Фродо покоя не нашёл, видя сны, полные огня. Разум его не отдохнул, но ноги стали готовы нести Кольцо дальше. Время дня и продолжительность сна своего они не знали, поэтому просто перекусили и отправились дальше. Ущелье завершилось вскоре крутым и скользким склоном. Здесь всякая жизнь закончила борьбу, оставив вершины Моргаи лысыми и холодными.
Пришлось немало побродить вокруг и поискать удобный подъём для последней сотни футов. Между двух острых утёсов они миновали последнюю линию обороны Мордора и увидели внутреннюю равнину в пятнадцати сотнях футов под собой, пустыню Горгорот, испещрённую воронками и трещинами, извергающими дым. Так она простиралась до самого горизонта. Ветер был западный, тучи поднялись высоко, но не спешили уходить на восток, и на Горгорот проникал лишь серый отсвет дня.
На сорок миль отстояла Роковая Гора, фундаментом покоящаяся в пепле, огромным своим конусом поднимая на большую высоту вершину дымовой трубы, чтобы укрыть её в облаке. Она притухла и перестала гореть, только дымила в чутком сне, опасная, словно дикий зверь. Позади неё грозовой тучей скопился огромный Барад-дур, упираясь в длинный хребет Пепельных Гор, уходящий на север. Тёмная сила тоже утихла и обратила Око внутрь себя, обдумывая новости и взвешивая планы, наблюдая только слишком знакомые Пламенный Меч и царственный лик. Другим мыслям не осталось места, и твердыня Ока вслед за хозяином также мрачно заволокла свои бастионы и башни сумраком.
С восхищением и ужасом хоббиты смотрели на ненавистную страну. От Моргаи до Ородруина на север, юг и восток всё было разрушено и уничтожено в обожжённую пустыню. Непонятно было, как Властелин содержит свои армии. Армии ведь были огромны: вдоль склонов Моргаи на запад уходил ряд биваков с палатками и более основательных прямоугольно распланированных городков с пыльными улицами и низкими каменными бараками. Прямо под ними был один из самых больших, выдающийся на милю от гор. Похож на огромный муравейник. На юго-восток от него уходит широкая дорога, соединяющаяся с дорогой на Моргул. По ней спешат чёрные фигурки.
— Не так уж всё мрачно, — сказал Сэм. — Безнадёжно, разумеется, но вблизи такого количества войск будут и колодцы. Ведь это не орки, а Люди.
Они с Фродо не подозревали о том, что на юге, у тёмного озера Нурнен рабы возделывают для Властелина огромные участки земли, на восток и юг уходят дороги, чтобы вывозить дань. Солдаты Башни вели оттуда длинные фургоны с товаром и рабов. На севере были шахты, кузницы и армии, которые Тёмная Воля перемещала, словно пешки, стягивая вокруг Кирит Горгор. Первые щупальца были обрезаны на севере, юге и западе, Мордор поджал их на время и выстроил так, чтобы закрыть гору от всякого вторжения.
— Ну, — продолжил тем временем Сэм, — до их еды и воды нам не добраться. Спуска здесь нет, насколько я вижу. И эту равнину, полную врагов, нам не пересечь.
— Наше дело пробовать, — сказал Фродо. — Хуже уже не будет. Я не рассчитывал пересечь эту равнину и не надеюсь и сейчас. Но мне теперь предстоит избегать плена как можно дольше. Поэтому я намерен идти на север, где равнина уже. Посмотрим.
— И увидим, что там Орки и Люди только плотнее собраны, — ответил Сэм. — Так и будет, мистер Фродо.
— Увидим, если доберёмся туда.
По вершинам Моргаи идти было бы невозможно. Они оказались слишком рассечены, а верхние ярусы непроходимы. Пришлось спуститься той же дорогой и направиться дальше. К тропе вдоль речки они возвращаться не решились. Пройдя милю, хоббиты заметили крепость орков: невысокую стену у подножия обрыва, за ней устье большой пещеры и несколько каменных казарм. В ней, казалось, пусто, но Сэм и Фродо пробирались очень осторожно, держась у самых кустов, росших по берегу особенно густо.
Мили через три крепость скрылась, и они почти вздохнули облегчённо, но услышали громкие грубые голоса орков. Хоббиты спрятались за кустом.
Потом голоса приблизились, и орки показались на виду: один сильно поношенный, в коричневом, маленького роста, чёрный с широкими ноздрями; второй здоровый силач, вроде тех, что были у Шаграта, со знаком Ока. У обоих луки (у меньшего роговой), а большой вооружён коротким копьём. Различие племени принуждало их вести перебранку на Общем Языке. В двадцати шагах от хоббитов меньший остановился.
— Хватит, — фыркнул. — Надоело пахать носом камни. Пойду домой. Нет тут никакого следа. Когда я тебя встретил и пропустил, след и потерял. И он вёл тогда вверх, а не вдоль.
— Какая от вас польза, мелкие нюхачи? Глаза полезнее сопливых носов, — буркнул больший орк.
— И что видно? — ехидно ответил другой. — Ты и не знаешь, кого искать.
— А что я-то? Виноват, что ли? Сверху наговорили не пойми чего! Сначала большой Эльф в блестящем железе, потом карлик вроде Гнома, дальше был отряд бунтующих Уруков, а теперь надо, наверное, искать всех и сразу.
— А! — буркнул следопыт. — Они там головы потеряли и нам тоже поискать их прикажут. А кое-какие начальники теряют и шкуры, если слухи верны: Башня вся вычищена, пара сотен ваших вояк лежат, как брёвна, а пленный сбежал. Если вы таковы, не удивлюсь новостям о том, что битвы идут плохо.
— Кто так болтает? — рявкнул большой.
— Ха! А кто отрицает?
— Если ты не заткнёшь эти бунтующие глотки, я тебя заколю!
— Ладно, ладно! Молчу и продолжаю думать. Но причём здесь этот шпион? Который чёрный и с плоскими лапами.
— Не знаю. Может быть, и ни при чём. Но возьми меня преисподняя, если он не донюхается вокруг до беды. Как только он сбежал от нас, пришёл приказ найти его быстро и доставить живым.
— Надеюсь, его найдут. Он мне весь след перебил. Нашёл кольчугу и топал вокруг неё, пока не уничтожил запах.
— Ну, она его спасла, — сказал солдат. — Я ещё не знал, что его ищут, и пустил стрелу точно, с пятидесяти шагов в спину, но он убежал.
— У! Упустил! Сначала не умеешь стрелять, потом медленно бегаешь, а затем рычишь на бедных следопытов, когда сам их позвал. С меня хватит, — меньший орк развернулся.
— Вернись! Я на тебя донесу!
— Кому? Милый Шаграт больше не будет начальником.
— Скажу твоё имя и номер Назгул, — прошипел солдат. — Один из них сейчас в Башне.
Следопыт остановился и отвечал со страхом и гневом:
— Проклятый доносчик! Ты и своего дела не знаешь, и своего племени не держишься! Вот и оставайся с Крикунами, пока они не выморозят из тебя душу вон, раз враги не поймали их самих. Я слышал, что Первый уже прикончен.
Солдат с копьём наперевес побежал за следопытом, но тот укрылся за камнем и застрелил противника через глазницу, пересёк долину и убежал.
Хоббиты молчали, потом Сэм заметил:
— Не в бровь, а в глаз, я бы сказал. Если все они в Мордоре так дружны, нам будет гораздо легче.
— Тише, Сэм, — прошептал Фродо. — Мало ли их вокруг? Мы случайно ускользнули от плотной погони. В Мордоре так происходит в каждом углу. Орки, как говорят сказки, между собой иначе не общаются. Но нас они ненавидят сильнее. Эти двое, заметив нас, возобновили бы ссору только над нашими трупами.
Они снова помолчали. И снова Сэм начал разговор, теперь шёпотом:
— Помните их „шпиона“, мистер Фродо? И я только что говорил, что Голлума нельзя забывать.
— Помню. До сих пор не понимаю, откуда ты всё знаешь. Так, пожалуй, нам не стоит вылезать из этого укрытия дотемна. Расскажи пока, что произошло. Постарайся тихо.
— Попробую. Только меня тянет вопить от гнева, вспоминая Вонючку.
Неверный свет Мордора иссякал, переходя в беззвёздную ночь. Сэм на ухо пересказал Фродо о предательстве Голлума, Шелоб и приключениях хоббита с орками. Фродо, ничего не говоря, очень крепко пожал Сэму руку и поднялся.
— Пора. Интересно, сколько нам ещё осталось бесполезно бродить и скрываться? Темно, а Склянку использовать нельзя. Сэм, береги её пока у себя. Карманов нет, мне некуда класть, а руки должны быть свободны. Жало я тебе отдаю. У меня есть меч орка, но я не думаю, что ещё когда-либо обнажу хоть какой клинок.
Ночью пробираться по бездорожью было тяжело. Медленно, спотыкаясь, хоббиты шли на север по восточному краю долины. Когда в мире солнце взошла высоко, а из-за западных гор в Мордор проник наконец свет, они укрылись снова. Спали бок о бок. Сэм, просыпаясь, вспоминал о еде. Когда Фродо проснулся и упомянул завтрак, Сэм задал давно интересовавший его вопрос:
— Мистер Фродо, вы знаете точно, сколько нам ещё осталось идти?
— Понятия не имею, Сэм. В Ривенделле мне показывали карту Мордора, сделанную ещё до появления там Врага. Но я запомнил её только в самых общих чертах. На севере равнины есть место, где северные и западные горы почти смыкаются длинными цепями. Это в двадцати лигах от Моста у Башни. Я думаю пересекать равнину там. Но от Горы мы окажемся дальше, чем сейчас. Милях в шестидесяти. От Моста мы прошли уже двенадцать лиг, и Горы я достигну в самом лучшем случае через неделю. Я думаю, Сэм, что ноша будет становиться всё тяжелее, и я буду идти всё медленнее и медленнее.
— Так я и думал, — вздохнул Сэм. — Кроме подарка Эльфов, провианта у нас осталось на раз, не говоря уже о воде.
— Попробую, — Фродо вздохнул глубже. — Попробую поторопиться. Пойдём, Сэм, начнём очередной переход.
Было ещё не слишком темно. Вечер и ночь прошли в утомительном переходе с немногими короткими остановками. Когда под облаками немного рассвело. Сэм и Фродо скрылись под камнем.
День оказался гораздо светлее, чем предыдущий. Сильный западный ветер выдул часть копоти над Мордором даже из верхних слоёв воздуха. Удалось осмотреть несколько миль вокруг. Долина равномерно сужалась и поднималась к тому месту, где Моргаи сливается с предгорьями Эфель Дуата. Восточные сколы круты. Ручей невдалеке заканчивался, поскольку долину заглушала скалистая стена, часть выступа Эфель Дуата на восток. С ним встречался ответный хребет Эред Литуи. В конце их — узкий Карах Ангрен, иначе Изенмаут, замыкает вход в долину Удун, что за Моранноном. Там склады и подземелья, в которых таятся защитники Чёрных Врат. Властелин собирал там спешно свои силы, чтобы ответить на вызов вождей Запада. Боковые хребты застроены крепостями, Изенмаут перегорожен толстым и высоким земляным валом и рвом, пересечь который можно по единственному мосту.
Чуть севернее, в самом углу, образованном боковым хребтом с основной грядой Эфель Дуат, стоит старый замок Дуртанг, теперь одна из крепостей орков, гнездящихся вокруг Удуна. Хоббиты заметили от неё дорогу, спускающуюся всего в паре миль от их укрытия, потом поворачивающую на восток по вырубленной полке. Уходила она на Изенмаут.
Путешествие на север казалось бессмысленным. Равнина пуста, не видно ни стоянок, ни отрядов, но вся она в поле зрения гряды крепостей Карах Ангрен.
— Тупик, Сэм. Продолжая, мы влезем к очередной башне с орками. Дорога от неё — единственный путь. Можно, конечно, и возвратиться, но нельзя ни подняться на запад, ни спуститься на восток.
— Значит, пойдём по дороге, мистер Фродо. Испытаем свою удачу, если можно говорить так в Мордоре. Теперь не важно, решаться ли сейчас или продолжить бродить около. Еду не растянешь. Осталось только на рывок.
— Хорошо, Сэм, веди меня. Веди, пока можешь и есть надежда. У меня не осталось. И на рывок я неспособен. Я могу лишь тащиться за тобой.
— Ну, перед этим, мистер Фродо, поспите и поешьте, насколько это возможно.
Сэм передал Фродо фляжку, вторую лепёшку лембас, а из плаща своего сделал подушку. Фродо от усталости не стал спорить. К тому же Сэм не сказал ему, что отдал и свою порцию воды, и свой ужин. Когда Фродо заснул, Сэм послушал его дыхание, всмотрелся в измождённое лицо. Всё же сон принёс Фродо забвение страхов и будущего. „Ну вот, хозяин, я попытаю своё счастье и оставлю вас ненадолго. Если не найти воду, нам не добраться никуда“.
Сэм пробрался к руслу осторожнее любого хоббита и дошёл до крутых ступеней в самом его начале. Когда-то там был весёлый водопад. Сухо. Сэм подождал, послушал и уловил слабый стук капель. Несколькими ступеньками выше он нашёл слабый ручеёк тёмной воды, наполняющий выемку, чтобы вытечь из неё и исчезнуть в камнях.
Вода оказалась годной, поэтому Сэм выпил сам и набрал фляжку. Развернувшись, он заметил невдалеке от их укрытия движущуюся чёрную фигуру. Сэм закусил губы и поспешил короткими прыжками по камням. Ему не было видно, кто это, но достаточно известно, что именно на этой шее так жаждали сомкнуться его руки. Существо всё услышало и исчезло за краем восточного обрыва.
„Едва-едва, конечно, не в счёт... Неужели кроме тысяч орков вокруг должна оставаться эта шныряющая тварь? Лучше бы его подстрелили!“
Сэм сел рядом с Фродо и старался не спать. Когда он понял, что дольше бороться со сном не может, осторожно разбудил Фродо.
— Мистер Фродо, похоже, что рядом Голлум или его близнец. Я искал воду и заметил его на обратном пути. Я думаю, спать вдвоём небезопасно, но больше удержаться не могу.
— Хорошо, Сэм! Спи в свой черёд. Мне гораздо приятнее видеть Голлума, чем орков. Пока его не поймали, он нас не выдаст.
— Он и сам умеет грабить и убивать, — буркнул Сэм. — Сторожите, мистер Фродо! Вот фляжка. Пейте, сколько угодно. Мы потом наберём снова.
Сэм проснулся, когда становилось темно. Фродо заснул сидя. Фляжка пуста, Голлума нет и следов.
В темноте сторожевые костры в горах разгорелись свирепо. Началась самая страшная часть пути. Сначала хоббиты поднялись по ручью, потом осторожно достигли поворота дороги. Изенмаут был в двадцати милях. Дорога узка, по краю нет ограждения, а пропасть за этим краем только углубляется. Послушав, хоббиты, ничуть не успокоенные тишиной, быстрым шагом тронулись в путь.
Остановились через двенадцать миль. Дорога к этому времени слегка повернула на север и скрыла от взгляда долгий прямой кусок, что и привело к катастрофе. Через несколько минут отдыха и несколько десятков шагов они услышали позади мерный топот. Оглянувшись, они заметили выходящие из-за поворота факелы. Миля. Слишком близко, чтобы спастись бегством. Слишком быстро идут.
— Сэм, я так и думал. Удача нам изменила, — Фродо поднял голову и посмотрел на стену, гладко отёсанную на высоту нескольких сажен, перебежал дорогу и заглянул в пропасть. Потом сел у стены и склонил голову. — Пойманы, Сэм! Пойманы всё же.
— Похоже на то. Подождём и посмотрим.
Сэм сел рядом с Фродо. Ожидание было недолгим. Орки торопились. Первые в колонне несли факелы, быстро разрастающиеся в темноте красными шарами. Сэм склонил голову тоже, скрывая лицо, и выставил щиты, чтобы спрятать ноги. „Может быть, они спешат и оставят в покое двух усталых солдат?“ Может быть.
Первые ряды прошли мимо, также склонив головы. Малорослые орки, загнанные на войны Властелина против воли. Они хотели только закончить переход, не касаясь плетей. С обеих сторон колонну сопровождали рослые Уруки, щёлкая кнутами и покрикивая. Больше половины отряда миновало. Свет удалился. Сэм затаил дыхание.
Один из надсмотрщиков заметил их, над головами просвистела плеть, орк взвыл:
— Эй! Встать!
Ответа не было. Орк остановил колонну.
— Эй, скоты, некогда бездельничать! — орк подошёл ближе и рассмотрел эмблемы на щитах. — Дезертиры? Или только намерены сбежать? Все ваши полки должны были быть в Удуне вчера вечером. Встать! А то доложу ваши номера!
Хоббиты встали, не поднимая головы, и, словно сбив ноги, похромали в конец колонны.
— Стоять! — крикнул погонщик. — Не в конец! За три отряда до конца! Попробуйте только отстать! Я вас живо найду.
Он хлопнул кнутом у них над головами, потом щелчком и командой пустил колонну мелкой рысью.
Сэму такого темпа было довольно, а Фродо он стал пыткой, переходящей в кошмар на границе сознания. Он сжал зубы и попробовал отключить все мысли. Запах взмокших орков душил и приносил жгучую жажду. Всю свою волю Фродо направил на то, чтобы продолжать дышать и бежать, не вспоминая о том, какой конец после этих усилий его ждёт. Сбежать не оставалось возможности. Орк возвращался беспрестанно.
— Ну-ка! — погонщик ударил их по ногам. — Слизняки, убедитесь, что с плетями приходит и охота. Я вас пока подбодряю. В своём полку вы получите плетей столько, сколько выдержит ваша шкура. Старайтесь! Война идёт.
Через несколько миль дорога длинным скатом стала спускаться на равнину. Фродо не выдерживал ни силой, ни волей. Он спотыкался. Сэм пробовал удержать его, хотя и сам почти сдал. Конец близок. Фродо упадёт, всё будет раскрыто, все труды пойдут прахом. „Этот здоровый погонщик будет точно мой!“
Сэм почти взялся за Жало, когда вдруг стало легче. Они пробежали по равнине и оказались у горловины Удуна. Немного впереди, у ворот и моста, сходились несколько дорог: их дорога, западная, южные и восточная, из Барад-дура. Полк Запада к тому времени приблизился, и Властелин спешил. Со всех дорог прибывали отряды, и на совершенно тёмном перекрёстке сошлись несколько сразу. И сразу раздалась ругань и началась давка, поскольку каждый желал скорее окончить марш. Погонщики вопили невпопад, размахивали плетями и только разогрели орков настолько, что те взялись за мечи. Тяжеловооружённые орки Барад-дура врезались в отряд Дуртанга и вовлекли его в сутолоку.
Сэм очнулся от усталости и ухватил свой шанс. Он упал и потянул Фродо за собой. Орки падали через них, проклиная. На четвереньках хоббиты вылезли из колонны и скрылись за обочиной дороги. Там был высокий поребрик, по которому отряды ориентировались ночью и в тумане. Сама дорога поднята над землёй на довольно высокую насыпь. Было слишком темно, чтобы искать убежище.
Хоббиты полежали там, но Сэм решил отойти дальше от света.
— Мистер Фродо, ползём! Потом отдохнёте.
Фродо, приложив отчаянное усилие, прошёл на четвереньках ещё двадцать ярдов, упал в раскрывшуюся под руками яму и лёг в ней, словно мёртвый.

Tags: tlotr
Subscribe

  • О Кольцах Власти и Третьей Эпохе. (4, 5, 6, 7)

    4. И началась в Средиземье Третья Эпоха, после Древних Времён и Чёрных Лет следующая, пора надежд и славы, когда ярки были в памяти времена Союза,…

  • О Кольцах Власти и Третьей Эпохе. (0, 1, 2, 3)

    Поскольку вчерашний день ознаменовался трёхчасовым ожиданием научруководителя, часть „О Кольцах Власти“ выправлена была по недостатку…

  • Акаллабет (2, 3, 4, 5)

    2. В малой скорлупке отплыл Амандил с тремя лишь самыми верными спутниками, сначала на восток, а потом на запад повернув. Все четверо домой не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments