elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:

Властелин Колец (6, 1 а)

Книга Шестая

Глава I. Башня Кирит Унгол

Пробуждение Сэма было болезненным. Он не сразу сообразил, где находится, но быстро вспомнил весь ужас положения, в котором очутился. В полном мраке на пороге нижних дверей в крепость орков, бронзовые створы которых надёжно закрыты. Должно быть, он потерял сознание от удара, бросившись на них, а сколько времени пролежал, неизвестно. Тогда он горел отчаянной решимостью, а теперь замёрз и дрожал. Сэм подполз к самым дверям и приложил ухо.
Внутри слабо шумели орки, но вскоре прекратили, или ушли слишком далеко. Голова у Сэма болела, перед глазами проходили бледные огни, но он вынудил себя сесть и всё обдумать. Ясно, по крайней мере, что здесь войти нельзя. Сидеть и ждать можно неделями, а время слишком коротко. Долг был ясен: спасти или погибнуть, не достигнув цели. „Погибнуть, скорее всего. И так гораздо проще“, — прошептал Сэм, пряча Жало. Возвращаясь, он не смел пользоваться никаким светом.
В тёмном туннеле он попробовал собрать воедино мысли и перечесть все события, произошедшие от Перекрёстка. Он прикинул, сколько прошло времени. Больше одного дня, два, может быть. Нет, счёт дням потерян. Нет их в этой стране вечного мрака, и лучше забыть о времени так же, как забывают о всяком, кто вошёл в эту страну.
„А помнят ли ещё они нас? И что там происходит“, — Сэм неопределённо махнул рукой перед собой. В действительности он возвращался в логово Шелоб, и махал, соответственно, на юг. На западе же в это время, около полудня четырнадцатого марта по ширскому счёту, Арагорн вёл Чернопарусный Флот из Пеларгира, Мерри вместе с Рохиррим выезжал из долины Каменного Колеса, а Пиппин наблюдал, как вместе с пожарами в Городе горит безумие в глазах Правителя. Все они думали о Фродо и Сэме, не забывая, но и неспособные оказать Сэмвизу сыну Хамфаста какую-либо помощь.
Каменную дверь Сэм открыть не сумел, не найдя её хитрого запора, и снова просто перелез, осторожно спрыгнув, и бесшумно прокрался к выходу, где на холодном после душного подземелья ветру реяли обрывки паутины. Более или менее свежий воздух оживил Сэма. Он выглянул.
Тишина. Устрашающая тишина. Света не больше, чем в сумерках облачного вечера. Дым Мордора, стремящийся на запад, навис низко, лишь немного освещаемый из-за спины гор тусклым красным заревом.
Сэм взглянул на Башню, и в тот же момент в ней зажглись красные глазки. Может быть, условный знак? Он в гневе отчаяния забыл об орках, а теперь страх перед ними возвратился. А оставалось ему только искать вход в эту Башню. Колени его подогнулись. Оторвав взгляд от рогов Перевала, он заставил повиноваться сдавшие ноги, медленно тронулся вперёд, прислушиваясь и следя за плотными тенями в скалах у дороги. Он миновал место, где Шелоб настигла Фродо (можно было бы следовать и в полной тьме строго по жуткому запаху), поднялся во второй раз на самый верх, где пропускал отряд Шаграта.
Там он сел, не в силах продолжить путь. Один шаг вниз с вершины этого Перевала будет необратим. Неизвестно, зачем, он вынул Кольцо, надел его, ощутив сразу же и его тяжесть, и настоятельный взгляд Ока, ищущего разрешения своих сомнений в собственном мраке.
У Сэма же, как и в тот раз, зрение расплылось, но слух обострился. Скалы по сторонам стали едва видны, а жалобы Шелоб послышались снова. И очень близко и ясно стали слышны голоса и звон железа. Сэм вскочил и поспешил идти, благодаря кольцо за предупреждение о новом отряде орков. И быстро понял свою ошибку. Слух обманул его, в который уже раз. Эти звуки могли доноситься только из Башни над самой его головой, по левую сторону.
Сэм, дрожа пробовал заставить себя сделать ещё шаг. Несомненно, орки плюнули на все приказы и издеваются над Фродо, или даже рубят его на куски. Но, прислушиваясь, Сэм понял, что на самом деле происходит в Башне: орки сошлись отряд на отряд после того, как Шаграт и Горбаг достаточно подогрелись словами. Этого оказалось довольно, чтобы Сэм вновь обрёл надежду на удачу и поднялся. Привязанность к Фродо заставила забыть все опасности и угрозы, и Сэм вслух воскликнул: „Мистер Фродо, я иду!“
Он быстро взобрался на Перевал снова и миновал его. Тропа стала круто спускаться и повернула влево. Сэм вошёл в Мордор.
Потом он снял Кольцо, побуждаемый, видимо, неосознанным предчувствием опасности, а перед собой оправдался желанием лучше видеть: „Предпочту заметить самое худшее сразу, чем бродить в тумане“.
Пейзаж открылся строгий, жёсткий и иссушённый. Главный хребет Эфель Дуата перед ним спускался крутыми склонами в глубокую долину, за которой второй гребень, гораздо ниже первого, избитый в сухие, подобные клыкам вершины сурового Моргаи — второй эшелон обороны Мордора. Далеко, но в прямой видимости, посередине тёмного поля, светящегося мелкими кострами, горело большое зарево, увенчанное столбом клубящегося дыма, неясно красного внизу, чёрного вверху в толстой капители, поддерживающей пелену над проклятой страной.
На Огненную Гору Ородруин смотрел Сэм. Постоянно в её глубочайших недрах раскаляются топки, склоны с грохотом раскалываются, а в трещины вытекают реки плавленого базальта. Одни вытягиваются к Барад-дуру по глубоким каналам, другие растекаются по равнине, пока не застывают огромными чёрными змеями, исторгнутыми в пытке терзаемой землёй. Эфель Дуат обычно скрывает Гору от тех, кто приближается с запада, но теперь Сэм сквозь низкий Моргаи видел Ородруин в такой огненный час, когда голые скалы восточных склонов Эфель Дуата он окрашивает кровью.
В этом жутком свете и стоял Сэм, оборотившись налево и видя Кирит Унгол полностью. Рог на Перевале — только самый верхний ярус. Три остальных прижались спиной к скале, выступая из горы острыми последовательно уменьшающимися бастионами умелой древней кладки. У подножия, в двухстах футах ниже Сэма, небольшой двор окружает прочная внешняя стена. На юго-восточной стороне её ворота и широкая дорога, пролегшая по краю пропасти, чтобы потом свернуть на юг и соединиться внизу с главной дорогой с Перевала Моргул. Через дыру в Моргаи дорога эта дальше уходит через Горгорот на Барад-дур. Верхняя тропа, с которой Сэм и смотрит, круто, порой ступеньками, ниспадает к дороге из Башни, соединяясь с нею довольно близко к воротам.
Сэм вдруг понял, для чего построена эта башня. Не для того эта крепость, чтобы не пускать, но чтобы не выпускать. Постройка древнего Гондора, восточный рубеж обороны Итилиена, возведённый вскоре после Последнего Союза Вестернессе и Эльфов, чтобы следить за оставшимися без хозяина злыми тварями Мордора. И произошло то же самое, что с Наркхостом и Каркхостом — нынешними Зубами Мордора: охрана ослабла, предательство передало Башню в руки Короля Призраков, уже века стоит она, населённая его злобными созданиями. Вернувшись в Мордор, Саурон отблагодарил своих Людей из Минас Итиля. Слишком мало у него союзников, но много рабов, которых необходимо удерживать в границах. Ну а если бы вдруг врагам удалось избегнуть бдительной стражи Моргула и бессонной Шелоб, крепость Кирит Унгол стала бы нелишним рубежом.
Столь же ясно стало Сэму, что спускаться вниз под взглядами сотен глаз из окон — безнадёжное дело. А глубокие тени на дороге, недостижимые светом Горы, не укроют надолго от видящих в темноте орков. А цель его ещё опаснее — не скрываться от ворот, но войти в них.
В Кольце Сэм не находил успокоения, только страх и угрозу. В виду Роковой Горы, где в недрах огня и глубинах времени Кольцо было выковано, оно становилось сильнее и опаснее для любой воли, кроме сильнейшей. Просто вися на шее, оно было тяжёлым камнем, но вместе с тем представляло Сэма большим, чем он есть, окутанным плотной тенью искажённого себя, могучей угрозой стенам, под которыми он остановился. Выбор перед ним прост: сдерживать пытку искушения, или принять вызов и бороться с Силой, сидящей в невидимой за тёмными горами Башне. Так работает свойство Кольца разрушать разум и подтачивать волю. Фантазия Сэма окрылилась, и уже Сэмвиз Могучий, Герой Эпохи, пламенным мечом проходит всю эту страну, собрав под свою руку все полки и армии осадить Барад-дур, а потом изгнать Тень, приказать — и Горгорот под новой солнцем станет ярко цветущим и плодоносящим садом. Да, надеть Кольцо и владеть им, всего лишь.
Любовь к „хозяину Фродо“ помогла Сэму удержаться и вспомнить надёжно хранимое в глубине души сознание собственной величины в сравнении с поднявшимися вдруг предательскими видениями. Он хоббит, желающий обладать своим садом, а не целым королевством, чтобы работать своей парой рук, а не повелевать сотнями других.
„Всё это обман. Он меня заметит и раздавит раньше, чем я выхвачу Жало. Да, найдёт особенно быстро в этом Мордоре. Всё идёт, как весной: только и жди заморозка. Я не могу пользоваться Кольцом именно тогда, когда должен стать невидимым. Если нужно идти, оно станет мне балластом. Что же делать?“
Сомнения эти были тоже самообманом. Он отлично знал, что должен, больше не мешкая, спускаться. Пожав плечами, будто скидывая излишнюю значительность, Сэм пошёл вниз. Через несколько шагов он стал собой: хоббитом, притом изрядно испуганным. Когда он спустился ниже, отлично услышал и собственным острым ухом крики и звон оружия. Казалось, что драка идёт в наружном дворике.
Когда Сэм одолел половину спуска, два орка выскочили из ворот. Они бежали не к нему, а на дорогу, но скоро упали и остались недвижны. Стрел Сэм не увидел, но угадал, что их застрелили с бастионов или прямо из-под арки ворот. Оставляя стену слева, хоббит продолжал осторожно идти. Взобраться не представлялось возможности. Тридцать футов искусной отвесной кладки без единой трещины завершены выступающим карнизом.
Пробираясь осторожно к воротам, Сэм гадал, каков гарнизон Башни, сколько привёл Горбаг, и о чём они спорят так яростно. Патруль из Башни был в сорок орков, вдвое меньше, чем пришли из Моргула, но, разумеется, в Кирит Унгол был довольно многочисленный гарнизон. Вероятно, они поссорились из-за вещей Фродо. Вдруг Сэм замер, почти услышав (мысленно) нужное слово: митриль! Они найдут кольчугу Фродо, и Горбаг пожелает её забрать. Фродо теперь защищали только приказы Чёрной Башни, которые могут быть отброшены легко, и беззащитного хоббита лишат жизни.
— У, жалкое создание! — пришпорил себя Сэм. — Чем скорее, тем лучше!
Он выхватил Жало и побежал к воротам, распахнутым настежь. У самой арки он почувствовал удар, словно столкнувшись с паутиной, как у Шелоб, но невидимой. Какая-то преграда сильнее его воли перекрывала путь. По сторонам тёмной арки стояли Стражи.
Два огромных каменных изваяния на тронах, каждое в виде трёх сросшихся тел, три головы смотрят внутрь, наружу и поперёк арки. Лицом похожи на грифов, сложенные на коленях руки — когтистые. Недвижные, но зоркие, наделённые недремлющей злой волей знать своего врага и не пропускать его, видимого или невидимого, и не выпускать из крепости, если будет необходимо.
Сэм собрался и головой вперёд ринулся снова, но получил одновременно удар в лоб и под дых. Дух перехватило. Не в силах придумать что-либо иное, он достал Склянку и поднял в руке. Свет её скоро усилился, изгнав тени из-под глубокой арки, и Стражи предстали во всём своём уродстве. Блеск глаз, сделанных из тёмного камня, был столь жесток, что Сэма мог бы остановить единственный взгляд, но вскоре Стражи сами поддались испугу, и хоббит проскочил арку в один вздох.
Он спрятал Склянку тут же, и за ним сомкнулись будто железные ворота, вернувшие свою крепость. Шесть голов одновременно тонко вскричали, разбудив эхо в стенах Башни, с верхних ярусов которой надтреснутый колокол ударил один раз.
— Ну, вот я и позвонил у парадного входа! Эй, кто-нибудь! позовите Шаграта! Его Эльф с мечом ждёт.
Молчание, несмотря на то, что Жало синевато светится. Сэм поспешил вперёд по тёмному двору, усеянному трупами. Прямо у входа лежали два лучника с кинжалами в спинах, за ними орков стало больше, лежавших, то поодиночке, застреленными, то попарно, не разжимая смертельной хватки до сих пор. От чёрной крови мостовая стала склизкой.
Сэм заметил два вида формы: Око и Луна, обезображенная гримасой смерти. Присматриваться он не стал. Широкая дверь в Башню была полуоткрыта, на пороге лежал могучий орк. Сэм перескочил через него, вошёл и долго смотрел по сторонам.
Высокий коридор, полный эхом, ведёт к горе. Факелы в скобах на стенах освещают его красновато, но дальний конец невидим. По сторонам двери и пустые ниши. Всего лишь два трупа валялись в коридоре. Сэм слышал от главарей орков, что Фродо будет помещён в самую верхнюю комнату, которую он мог бы искать часами.
„Лестница должна быть ближе к горе. Башня отклоняется назад. И мне больше по душе освещённый коридор“.
Он и отправился вперёд, но неохотно, снова захватываемый страхом. Шум шагов эхо разносило и усиливало так, словно кто-то хлопал по полу широкими плоскими лапами. Факелы обливали трупы, полы и сыроватые стены кровавым светом, за каждой дверью могла ожидать гибель, а за спиной осталась угроза страшных Стражей, к которым Сэм не смог бы снова повернуться лицом. Бой (только не со всеми сразу) был бы гораздо приятнее этой неопределённости. Вспомнив и представив себе связанного, раненого или мёртвого Фродо, ждущего где-то недалеко, Сэм продолжил идти.
Факелы закончились, а Сэм приблизился к широкому порталу, как он догадался, внутренней стороне Нижних Ворот. Сверху донёсся долгий дрожащий вопль, от которого хоббит резко замер и прислушался. С дробным топотом кто-то спускался вниз.
Удержать руку Сэм не успел в вихре мыслей, но она только успела захватить Кольцо в кулак, когда из правой двери показался орк. В шести шагах он поднял голову, прохрипел что-то и страх полыхнул в красных глазах, заметивших вовсе не испуганного хоббита, держащего наготове короткий меч. Высокая угрожающая тень заслоняла фонари, спокойная, молчаливая стояла, держа в правой руке обжигающий светом клинок и сжимая в левой неясную угрозу и знак Судьбы. Орк оступился, развернулся мгновенно и побежал обратно. Сэма бегство ободрило настолько, что он воскликнул:
— Эльф пришёл! Ну-ка, покажи мне лестницу, а то я тебя свежевать буду!
Сытый и крепкий орк быстро скрывался по знакомой крепости от голодного усталого хоббита. Сэм сбил дыхание и отстал, и только слышал теперь торопливый бег гоблина. Время от времени он подвывал, будя эхо, но потом затих. Сэм поднажал, видя, что дорога найдена. Отпустив Кольцо, он подтянул пояс и пробормотал: „Ну-ну! Если им один вид моего Жала внушает страх, дело будет легче, чем я предполагал. Шаграт и Горбаг со своими “ребятами” потрудились за меня, и кроме этой напуганной крысы здесь нет ни живой души...“ Сэм остановился, словно наткнулся на стену, когда понял, что только что произнёс.
Ни живой души... А чей это был предсмертный вопль? „Фродо, Фродо! — Сэм захлебнулся слезами. — И что мне делать? Только одно — подняться и увидеть! Своими глазами, только им я поверю.“
Сэм продолжал идти тёмной лестницей, освещаемой изредка факелами или проёмами из верхних ярусов. На третьей сотне ступеней он сбился со счёта. Услышав вдруг невнятные голоса сверху, Сэм стал осторожнее. Похоже, что кое-кто в Башне остался.
Когда Сэм уже совсем задохнулся, и колени гнуться перестали, ступени оборвались. Голоса говорили совсем близко. Сэм оказался на плоской крыше третьего, самого верхнего яруса башни, на котором лестница заканчивалась под сводчатым колпаком. Двери смотрели на запад и восток. Верхняя площадка, шириной ярдов двенадцать, огорожена низкими перилами. С восточной стороны Горгорот виден был до самой Огненной Горы, облитой алым огнём расплавленной породы, изливающейся с новой силой. Западная дверь упиралась в основание толстой башни, возносящей свой рог над Перевалом. В окнах горел свет, открытая дверь казалась тёмной, но голоса доносились оттуда.
Сэм сначала выглянул из восточной двери и увидел, что здесь дрались яростнее всего. Вся площадка была усеяна трупами, отрубленными головами и конечностями. Пахло смертью. Грубый рык, удар и вопль заставили Сэма скрыться снова. Ледяной голос разозлённого Шаграта стал отчётливо слышен.
— Не пойдёшь, проклятый червь Снага? Если ты решил, что я ранен настолько, что уже не Капитан, то ошибся! Подойди-ка ближе, и я выдавлю тебе глаза так же, как только что Радбугу. Когда придёт подкрепление, я тебя к Шелоб отправлю.
— Раньше твоей смерти никто не придёт, — проворчал Снага. — Я в третий раз говорю, эти свиньи из команды Горбага добрались до ворот первыми и никого не выпустили. Лугдуф и Музгуш выскочили, но их подстрелили. Я из окна всё видел. А они были последние.
— Вот и иди! Я должен оставаться здесь, и, тем более, раненый. Будь он проклят, этот смутьян Горбаг, возьми его Преисподняя! — Шаграт долго и сочно ругал Горбага. — Я его угостил неплохо, но прежде чем придушил, он меня резанул, свинья. Я тебя сожру, если не пойдёшь! Лугбурз должен всё знать от нас, иначе оба окажемся в Подземельях. Ты здесь не спрячешься!
— Я не пойду, будь ты хоть лейтенант, — сказал Снага. — Нет, руки прочь от кинжала! Я тебя стрелой заколю! Когда Они узнают, тебе недолго оставаться капитаном. Против вонючих крыс Моргула я оборонял Башню, а вы, почтенные начальнички, заварили эту кашу, поссорившись из-за добычи.
— Молчать! — рявкнул Шаграт. — У меня Приказ. Горбаг, сволочь, хотел стащить эту рубашку.
— Ну а ты, такой здоровый и сильный, его образумил, да? Он поумнее тебя будет! Он не один раз говорил, что их было двое, и самый опасный свободен. А ты и сейчас меня не слушаешь! В Башне могучий воин, какой-нибудь Эльф или жуткий Тарк. Ты же слышал колокол? Он прошёл мимо Стражей, а так могут только Тарки. Он уже на лестнице, и я не спущусь, будь ты хоть Назгулом!
— Вот оно что! — взвыл Шаграт. — Он не будет делать то и сделает это! А когда он придёт, ты, скотина, сбежишь и бросишь меня! Я тебя сначала зарежу!
Меньший орк выскочил из двери, Шаграт, сутулый, бежал за ним, почти касаясь кулаками земли. Одна рука у него была серьёзно повреждена, кровоточила и не двигалась. В другой был большой свёрток. Сэм заметил, что морда у него расцарапана и в крови, с обнажённых клыков капала пена.
Шаграт ловил Снагу, но меньший орк увернулся и скрылся в башне. Шаграт остановился, положив свёрток и судорожно сжимая и разжимая раненую руку. Он достал кинжал, плюнул на него, перегнулся через парапет и позвал дважды. Никто ему не ответил.
Пока Шаграт не мог видеть, что происходит на площадке, Сэм с изумлением заметил, что один орк медленно ползёт. Одной лапой он взял свёрток, потом приподнялся, потрясая обломком копья с широким лезвием, но неосторожно прошипел, от злобы или боли, и Шаграт проворно отскочил, развернулся и перерезал врагу глотку.
— Горбаг, ты не совсем умер? Ну, теперь сделаю надёжно! — Шаграт довольно долго яростно топтал и пинал труп, время от времени полосуя и пыряя ножом. Утолив гнев, он запрокинул голову и хрипло пропел себе победу, облизал кинжал, подхватил свёрток и пошёл к лестнице.
Времени обдумать орк Сэму не оставил. Сэм мог бы выскочить в другую дверь, но едва ли незамеченным, а играть в прятки с таким большим орком не удастся долго. Поэтому Сэм отчаянно выскочил из двери навстречу Шаграту, воинственно вскрикнув. Кольцо он не держал, но скрытая сила Хозяина всех рабов Мордора оставалась с ним, к тому же Жало блестело в его руке светом жгучих звёзд далёкой эльфийской страны, что приходит к оркам в самых кошмарных снах. Шаграт одной рукой не мог удерживать своё сокровище и бить, поэтому он остановился, рыча, оскалил зубы, а когда Сэм на него накинулся, орк быстро отпрыгнул в сторону, сунув свёрток, ставший и щитом, и оружием, хоббиту в лицо. Он ошеломил Сэма и выгадал секунду времени, вбежал на лестницу и поспешил вниз.
Сэм преследовал его несколько времени, проклиная на все корки, но быстро вспомнил, что второй орк в башне может сделать что-нибудь похуже, чем даже Шаграт, отправившийся за подмогой. Сэму снова не осталось времени выбирать, и он, вспомнив, что Шаграт всё равно либо удерёт, либо, расхрабрившись, убьёт его, быстро развернулся. „Я снова оплошал, как обычно, — подумал Сэм. — Но что бы ни произошло, я сначала должен узнать, что наверху“.
Шаграт тем временем, сжимая свою ношу, ссыпался по лестнице, пересёк двор и выскочил наружу. Если бы Сэм знал, что произойдёт из-за бегства орка, он полностью согласился бы со своими словами. Но он не знал. Поэтому решил завершить свои поиски.
Осторожно он вошёл в верхнюю башню. Темно, но вскоре глаза привыкли. Немного света проникало из проёма, ведущего в винтовую лестницу, тянущуюся вдоль наружной стены. Сэм бесшумно пошёл вверх и вскоре достиг двери второго этажа. Факел оплывал над притолокой. Против двери было окно — одно из красных глаз башни, замеченных ещё около устья туннеля. Сэм поспешно миновал дверь и стал подниматься к следующему этажу, опасаясь, что в любой момент цепкие лапы схватят его сзади за горло. Следующее окно с факелом смотрело на восток, поперёк башни в этом месте был прямой коридор, тёмный, освещаемый только одним огнём и красным отсветом из окна. Лестница закончилась. В коридоре Сэм обнаружил две низкие двери по сторонам, плотно закрытые и запертые. Не было слышно ни звука. „Столько карабкаться, — подумал Сэм, — чтобы влезть в тупик! Но здесь явно не самый верхний ярус. Что же делать?“
Он бегом спустился и попробовал дверь нижнего этажа, запертую. Когда Сэм взбежал обратно, по лицу его стал течь ручьями пот. Каждая драгоценная минута ускользала бесполезно. Его перестали волновать Шаграт, Снага и все орки со всем их отродьем. Только бы взглянуть на хозяина, коснуться его руки.
Устав совершенно и чувствуя себя побеждённым, Сэм сел на ступеньку ниже коридора и опёр подбородок на руки. Тихо. Ужасающе тихо. Факел полыхнул и догорел совершенно, тьма залила хоббита с головой. И вдруг Сэм стал напевать. Настал конец бесплодного путешествия, и конец полный. В холодной и мрачной башне голос звучал слабо и дрожал, и ни один орк не принял бы стихи усталого и одинокого хоббита за звонкую песню Эльфа. Сначала Сэм припомнил детские песенки Шира и отрывки из стихов мистера Бильбо, напоминание о далёком доме. А потом с новой силой он громко запел на старую мелодию свои собственные пришедшие вдруг слова:

(песня Сэма)

— (строка), — Сэм осёкся на полуслове. Словно кто-то ответил. Молчание. Но не тишина: приближаются шаги. В коридоре осторожно открыли скрипучую дверь. Сэм сжался, обратившись в слух. Дверь негромко захлопнули, а голос орка рявкнул в темноту:
— Эй, наверху, мерзкая крыса! Хватит пищать! А то я сам тебя заткну, ясно?
Молчание.

Tags: tlotr
Subscribe

  • Властелин Колец (6, 1 б)

    — Порядок теперь, — заметил Снага. — Но всё-таки я поднимусь и посмотрю, как у тебя дела. Снова скрипнули петли, Сэм, выглянув…

  • Властелин Колец (3, 6 а)

    Глава VI. Король Золотого Зала Гандальф ехал в течение сумерек и ранней ночью. Когда он решил сделать привал для нескольких часов сна, даже Арагорн…

  • Властелин Колец (3, 5 б)

    Путник был слишком проворен. Он вскочил на вершину большого камня, словно вырастая. Отбросил обноски, и оказался в сияющем белом. Он поднял жезл,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments