elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

  • Mood:
  • Music:

J. R. R.

 

И  Саурон  вышел. Покинул, спокойный  внешне, свою  твердыню  Барад-дур, не  предложив  даже  пробного  боя, поскольку  сила  Нуменора  превзошла  все  слухи, известные  ему, и  ни  один  раб  Саурона  не  мог  бы  ручаться  в  победе  над  тем  войском. Состязаться  с  Дунедайн  силами  время  ещё  не  пришло, а  Саурон  был  достаточно  хитёр  и  умён, чтобы  добиться  своей  цели  мирными, но  не  менее  действенными  средствами. Сдержав  и  скрыв  гордость, он  поклонился  Ар-Фаразону, развязал  язык, и  ничьи  слова  для  Короля  в  тот  час  и  день  не  казались  мудрее.

Нуменорида, однако, обмануть  было  не  слишком  легко, и  Ар-Фаразон  решил, что  на  всякий  случай  для  укрепления  данных  клятв  следует  держать  Саурона  со  всеми  его  сильными  слугами  под  своим  оком  в  Вестернессе. Такому  решению  Саурон  внешне  противился, но  в  душе  был  рад, ибо  оно  сбрасывало  с  Тёмного  Властелина  необходимость  придумывать  предлог  явиться  самолично  в  Нуменор. Миновал  Саурон  Море, увидел  и  славный  остров, и  прекрасный  город  Арменелос, и  ошёломлён  был, но  вместе  с  тем  зависть  и  ненависть  его  только  укрепились.

Наблюдательность, сдержанность  и  хитроумие  Саурона  оказались  достаточны  для  того, чтобы  в  три  года  приблизиться  к  Королю  до  положения  первого  тайного  советника. Мёд  сладчайший  был  на  его  змеином  языке, и  Знание, Людям  ещё  не  известное, использовал  Саурон  в  свою  пользу. Остальные  приближённые, видя  столь  быстрый  подъём  Саурона, стали  к  нему  прилепляться, все, кроме  одного  Амандила  Правителя  Андуниё. Перемена  произошла  в  стране, Верные  были  беспокойны, страх  проникал  в  их  сны, и  вновь  они  бежали  в  Средиземье. А  те, кто  остался, получили  от  врагов  своих  имя  Бунтарей. Саурон, принимаемый  теперь  многими  на  веру, постепенно  опроверг  всё, что  говорили  Валар  об  Арда, обещая  на  Западе  и  Востоке  новые  и  многочисленные  земли  с  неизмеримыми  богатствами.

– Но, если  дойдём  мы  до  края  тех  стран  и  не  удовлетворимся, и  если  до  края  мира  дойдём, увидим, что  за  краем  лежит  Древняя  Тьма, из  которой  мир  создался. Тьма  одна  вечна  и  самодостаточна, и  Властелин  её  может  создать  царства  новые, чтобы  одарить  своих  верных  союзников, и  не  будет  предела  их  богатству  и  могуществу.

– Кто  же  Властелин? – спросил  Фаразон.

Только  за  плотно  запертыми  дверями  ответил  ему  Саурон, чтобы  никто  иной  не услышал  его  ложь:

– Не  почитают  теперь  имени  его, поскольку  Валар  вас  обманули, поставив  впереди  некого  Эру, плод  их  хитроумной  фантазии, направленный  на  подчинение  Людей, чтобы  трудились  вы  для  Валар. Только  от  них  слышите  вы  слова  Эру, и  никогда  сей  вымысел  не  противоречит  своим  вещунам. Но  настоящий  Властелин, чьё  время  господства  придёт  ещё – Мелькор, Властелин  Арда, Освободитель, кто  избавит  вас  от  заблуждений  и  укрепит  стократно  против  обманщиков.

Ар-Фаразон  стал  почитать  Тьму, и  Мелькора  Властелина  её  сначала  тайно, а  потом  и  при  Людях, которые  поверили  также  ему  и  последовали  за  Королём. Был  тогда, конечно, некоторый  остаток  Верных  в  Роменна  и  близ  этого  города, не  считая  редких  семей, разбросанных  тут  и  там. Своими  вождями, в  ком  искали  они  крепость  духа  и  нравственную  силу, Верные  считали  Амандила, советника  Королевского, и  сына  его  Элендила (того  самого – отца  Изильдура  и  Анариона), хотя  были  они  ещё  по  мерке  Нуменоридов  молоды. Амандил  и  Элендил  были  умелыми  флотоводцами. Хотя  и  не  правили  они  на  троне, но  их  линия  в  Роде  Эльроса  была  совершенно  прямая, от  отца  к  сыну, и  чистая. Юность  Амандила  прошла  при  Фаразоне, и  Королю  он  был  дорог  и  дружен, несмотря  на  принадлежность  к  Верным. Так  было  до  прибытия  Саурона. Тёмный  Властелин, не  терпя  Амандила  больше  других, скоро  отдалил  его  от  трона  и  из  фавора, но  доколе  Амандил  оставался  знатным  человеком  беспорочной  жизни, безупречной  чести  и  лучшим  адмиралом  флота, повод  наложить  на  него  руки  не  представлялся.

Переселившись  из  столицы  в  Роменна, Амандил  собрал  там  понемногу  и  секретно  самых  надёжных  из  Верных, опасаясь, что  зло  будет  теперь  идти  скорыми  шагами. Так  и  произошло – Верные  быстро  оказались  в  опасности.

Менельтарма  была  совсем  заброшена. Даже  Саурон  не  смел  осквернить  священную  площадку, но  под  страхом  смерти  Фаразон  запретил  подниматься  туда  всем, даже  чтившим  Ильюватара  Верным. И  Саурон  убеждал  Короля  срубить  Белое  Древо, как  знак  Элдар, Валинора  и  Света.

Поначалу  Король  не  позволил  это  сделать, поскольку  предсказание  сурового  Короля  Палантира  было  слишком  свежо, и  даже  Фаразон  считал  судьбу  своего  рода  связанной  с  Нимлотом. Отвергнувший  Валар, он  теперь  цеплялся  за  этот  старый  знак  прешедшей  дружбы  с  ними. Но  Амандил, узнав  о  намерении  Саурона, был  уязвлён  глубоко, поскольку  понимал, что  Саурону  необходимо  лишь  время, и  все  его  повеления  будут  исполнены. Тогда  Амандил  рассказал  Историю  Древ  Валинора  сыну  и  внукам. Изильдур  один  из  троих  не  выразил  даже  тенью  мысли  своё  чувство, оставшись  внешне  равнодушным, но  на  ту  же  ночь  свершил  поступок, прославивший  его  на  Эпоху. Переодевшись  и  замаскировавшись, он  проник  в  Арменелос, вошёл  на  Королевский  Двор, что  был  теперь  Верным  запретен, и  приблизился  к  Древу, которое  вообще  никому  не  было  дозволено  видеть, охраняемое  преданными  Саурону  стражами. Нимлот  было  бесцветно, поскольку  осень  пришла, а  к  дереву, сколь  бы  ни  было  оно  благословенно, вместе  с  закатом  королевского  рода  подступала  старость. Изильдур  сорвал  с  его  ветки  единственный  плод  и  намерился  было  тихо  уйти, но  стражи  заметили  его, хотя  не  узнали. Случился  на  площади  поединок, в  которой  Изильдур  был  ранен  серьёзно, но  сумел  бежать. В  Роменна  добрался  он  благополучно  и  передал  плод  Амандилу, после  чего  упал, почти  мёртвый. Амандил  тайно  посадил  семя, и  когда  весной  из  земли  поднялся  росток  и  развернул  листья, Изильдур, до  того  лежавший  пластом, поднялся  с  постели, и  раны  перестали  его  беспокоить  навсегда.

Доблесть  Изильдура  оказалась  ко  времени, ибо  после  того  случая  Фаразон  позволил  срубить  Белое  Древо  и  отказался  от  своего  родства  и  союзов  своих  предков. На  вершине  холма, на  котором  Арменелос  Золотой  стоял, столица  Нуменоридов, Саурон  велел  построить  храм, круглый  в  плане. Пятьсот  футов  он  был  в  поперечнике, пятисотфутовые  стены  толщиною  в  пятьдесят  футов  поднимали  огромный  купол, покрытый  серебром. Поначалу  далеко  был  виден  тот  купол, сияющий  на  солнце, но  серебро  почернело  скоро, ибо  в  куполе  был  дымоход  алтаря, на  котором  непрерывно  поддерживали  копотный  огонь. Первые  языки  пламени  на  нём  Саурон  зажёг  своей  рукой  из  высушенных  веток  Нимлота, и  прежде  всего  пропал  в  храме  расщеплённый  ствол  Белого  Древа, после  чего  неделю  лежал  и  не  поднимался  над  всею  страной  тёмный  дым, едва-едва  унесённый  ветром  на  запад  в  Море.

Дым  с  той  поры  поднимался  над  Арменелосом  постоянно, поскольку  власть  Саурона  росла. В  храме  том  с  необычайной  жестокостью  и  пытками  лили  рекой  кровь, пронося  Мелькору  жертвы  для  освобождения  от  Смерти. И  кровь  та  была  Верных, хотя  открыто  цели  своей  Король  не  показывал, обвиняя  их  лишь  в  неуважении  к  власти, подготовке  бунта, распространении  лживых  слухов  и  отравлениях. Обвинения  были  ложны, а  стали  действительны, ибо  ненависть  порождает  самое  себя.

Несмотря  ни  на  что, Смерть  Нуменоридов  не  оставила, а, наоборот, приблизилась, приходя  всё  раньше  и  находя  пути  самые  необычные. Дотоле  Люди  жили  долго  и  умирали  мирно  от  старости, покидая  жизнь  в  Арда  от  бессилия. А  при  Сауроне  появились  болезни  тела  и  разума, заставлявшие  их  переселяться  мучительно  в  обители, как  они  теперь  считали, своего  Властелина  Мелькора, и  лишь  проклятия  слышались  из  уст  таких  переселенцев. Оружие  стало  повсеместно  в  Нуменоре, а  от  него  ссоры  и  убийства, поскольку  стали  Люди  гневливы. Саурон  ездил  по  стране  и  слуг  своих  рассылал, чтобы  восстанавливать  людей  друг  против  друга, брат  на  брата, чтобы  поднимать  ропот  против  Короля, власти, богатых  соседей, за  что  назначал  сам  же  жестокие  наказания.

Как  бы  то  ни  было, Нуменоридам  казалось, что  страна  их  процветает, и  если  люди  не  становятся  счастливее  в  спокойствии, то  сильные  умножают  силу, властные – власть, а  богатые – своё  богатство. Под  руководством  Саурона  росли  они, строя  новые  источники  механической  силы, огненные  машины  и  гигантские  корабли. С  оружием  плавали  Нуменориды  в  Средиземье, и  даров  не  привозили, порядка  не  несли, а  только  войну, ярость  и  кровь. Грабили  Людей  Средиземья, ловили  их  и  угоняли  в  рабство, приносили  бессчётные  жертвы  на  своих  алтарях, появившихся  в  каждом  порту. Память  о  добрых  Королях  Из  Моря  тяжестью  того  злодейства  была  раздавлена.

Ар-Фаразон  Золотой  Король  Звёздной  Страны  оказался  самым  могущественным  тираном, какой  бывал  со  времени  Мелькора, и  даже  в  мыслях  его  давно  уже  царил  Саурон. Шли  годы  его, неумолимо  и  скоро, и  чем  ближе  подступала  старость, тем  нетерпеливее  и  гневливее  становился  Король. Пробил  час  Саурона, подготовленный  так  давно  и тщательно, и  настало  время  их  главной  беседы, в  которой  должно  было  снять  с  Фаразона  все  ограничения  традиций, закона  и  силы.

 

 

Tags: Толкин
Subscribe

  • Картинка к утреннему посту

  • Подготовка под покраску

    Отмывши стены, можно вновь намесить ведёрочко волмаслоя и заняться латанием дыр. Всё, кстати, пригождается, в канал от трубы водопроводной забил…

  • Вода и железные трубы

    Залатав потолок, можно было заняться другими занимательными вещами. Вот эта в своеобразном месте труба — артефакт погибшей цивилизации,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments