elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Властелин Колец (3, 1)

Книга Третья

Глава I. Как отплыл Боромир

Арагорн спешил вверх по холму, приклоняясь к земле. У хоббитов шаг лёгок, и следы их порой тяжело различить даже бывалому Стражнику. Недалеко от вершины тропу пересёк ручей, и в грязи остались отпечатки.
„Я не ошибся, — прошептал Арагорн. — Фродо бежал наверх. Интересно, что он увидел? А потом вернулся той же дорогой“.
Арагорн колебался. Ему хотелось самому подняться к Трону и, может быть, увидеть там что-то полезное. Но время не ждёт! Арагорн взбежал наверх через мощёную площадку на Трон. Солнце казалась омрачённой, а мир стал далёк и расплывчат. Он повернулся от севера на север и видел только отдаленные холмы, и, совершенно ясно, большую птицу — орла, широкими медленными кругами спускавшегося к земле.
Тут Арагорн уловил внизу на западном берегу Реки грубые крики орков и напрягся. И вдруг могучим голосом выкликнул трубный рог, заглушая даже грохот водопада.
— Боромир! Просит помощи! — Арагорн почти скатился вниз по ступеням и заспешил по тропе. — Алас! Что за злой день у меня сегодня? Что бы ни сделал — всё неверно! И где Сэм?
Рог становился громче, но отчаяннее. Вопли орков также громче, но свирепее. Рог умолк. Арагорн едва спустился с холма, когда всё стихло. Он выхватил меч и с криками: „За Элендила!“ — продрался сквозь заросли...
В миле от Парт Галена он нашёл Боромира. Воин привалился к огромному дереву, будто отдыхая. Он сжимал меч, разломленный у основания лезвия. Стрелы с чёрным оперением пронзили Боромира. Разрубленный надвое рог лежал рядом. Вокруг убитые орки. Арагорн бросился рядом с ним на колени. Боромир открыл глаза и попытался заговорить:
— Я пытался отобрать у Фродо Кольцо. Поделом! Я сожалею, но уже поздно, — он обвёл взором убитых врагов, по меньшей мере, двадцать. — Полурослых забрали орки. Они, наверное, живы. Орки связали их, — Боромир медленно закрыл глаза. Потом продолжил:
— Прощай, Арагорн! В Минас Тирите спаси мой народ! А я поражён.
— Нет! — сказал Арагорн, целуя его в лоб. — Ты победил! Немногим далась такая победа. Минас Тирит не падёт.
Боромир улыбнулся.
— Куда они ушли, с ними был Фродо? — спросил Арагорн. Молчание.
— Алас! Так уходит наследник Денетора, Правитель Башни Стражей! Теперь Отряд совсем распался. Я же ошибался всю дорогу. Гандальф зря на меня надеялся. Что делать? Боромир поручил мне идти в Минас Тирит. Я и сам хотел бы. Но где же Кольцо? Путь не должен окончиться бесславно.
Арагорн всё ещё плакал, держа Боромира за руку, когда пришли Леголас и Гимли. Они молча прокрались сквозь заросли с западных склонов холма. Гимли держал топор, а Леголас длинный нож. Он израсходовал все стрелы. На поляне они замерли и опустили головы.
— Алас! — сказал Леголас, приближаясь. — Мы выследили в лесах немало орков, но оказались бы нужнее здесь. Мы пришли, как только услышали звук рога. Поздно! Боюсь, твоя рана тяжка.
— Боромир умер! — ответил Арагорн. — Я невредим. Он защищал хоббитов, пока я был на вершине холма.
— Где теперь хоббиты? — спросил Гимли. — Где Фродо?
— Не знаю, — протянул Арагорн. — Боромир сказал мне, что орки связали их. Он не считает их мёртвыми. Я посылал его охранять Мерри и Пиппина. И не успел спросить про Фродо и Сэма. Всё, что я делаю сегодня — лишь ошибки. Что теперь делать?
— Сначала позаботиться о павшем, — сказал Леголас. — Мы не можем бросить его зверям или оставить среди орков.
— Нельзя мешкать, — сказал Гимли. — Нужно преследовать орков, если хоть один из нашего Отряда стал их узником.
— Но с ними Кольценосец, или нет? — возразил Арагорн. — Следует ли нам его покинуть? Искать ли сначала его? Выбор опасен!
— Тогда сначала сделаем то, что должны, — сказал Леголас. — У нас нет времени и инструментов, чтобы похоронить или насыпать курган. Сделаем каменную пирамиду.
— Слишком долго и тяжело, — сказал Гимли. — Подходящие камни далеко, у воды.
— Тогда положим его в лодку, с ним оружие — его и поверженных врагов, — сказал Арагорн. — И отправим в Раурос. Великая Река позаботится, чтобы никто не тревожил его останки.
Они обыскали орков и собрали оружие, разрубленные шлемы и кольчуги.
— Смотрите! — воскликнул Арагорн. — Вот и приметы!
Он нашёл в груде оружия два листовидных ножа с золотыми и красными узорами по лезвию, а потом и чёрные, усаженные красными камнями ножны.
— Эти оркам не могли принадлежать. Они обезоружили хоббитов, но побоялись забрать с собой изделия кузнецов Вестернессе, заклятых на погибель Мордора. Я заберу оружие и, надеюсь, потом верну его владельцам.
— А я соберу стрелы, мой колчан совсем пуст, — заметил Леголас. Он нашёл немало целых стрел с чёрным оперением, но длиннее, чем те, какими обычно пользуются орки. Эльф присмотрелся. Арагорн внимательнее взглянул на убитых.
— Немало из них не из Мордора. Насколько я понимаю, некоторые здесь с Севера, из Туманных Гор, а эти совсем мне незнакомы. И вооружены необычно.
На земле лежали четыре гоблина с раскосыми глазами, темнокожие, с мощными ногами и большими руками. Среди их вооружения были короткие прямые мечи с широким лезвием, хотя орки чаще носят кривые сабли, их тисовые луки величиной и формой были ближе к обычным среди Людей. На щите у каждого красовалась небольшая белая рука на чёрном поле, а на шлемах — эльфийская руна „С“ из белого металла.
— Я не видел раньше таких знаков! — сказал Арагорн. — Что они значат?
— „С“, видимо, значит „Саурон“, — ответил Гимли. — Несложный ребус.
— Нет! — возразил Леголас. — Саурон не пишет рунами Эльфов.
— И не пользуется своим настоящим именем, не позволяет писать и произносить его. Также он терпеть не может белый цвет. Орки Барад-дура отмечены знаком Красного Ока, — Арагорн ненадолго задумался. — Значит, „С“ читается „Саруман“. В Изенгарде зло не спит, и запад более не безопасен. Как и боялся Гандальф, предатель Саруман узнал о нашем путешествии. Наверное, ему известно и о гибели Гандальфа. Орки Мориа могли избежать надзора Лориена, или пройти в Изенгард другими путями. Они скоры на ноги. И Саруман может вести разведку иначе. Помните птиц?
— Ну, нам некогда разгадывать загадки, — проворчал Гимли. — Унесём же Боромира.
— А потом опять придётся гадать, чтобы выбрать верный путь, — отозвался Арагорн.
— Если он есть, — ответил Гимли.
Гном срубил ветки, которые они связали тетивами и застелили плащами. На этих наскоро сделанных носилках они отнесли к Реке тело Боромира и оружие орков. Несмотря на короткий путь, дело оказалось нелёгким. Боромир был и высок, и могуч. На берегу остался Арагорн, а Леголас и Гимли поспешили к Парт Галену, докуда было около мили. Они вернулись с двумя лодками.
— Странно! — сказал Леголас. — Там только две лодки. Третьей и признака нет.
— Орки там были?
— Следов нет, — ответил Гимли. — Да и они забрали бы все лодки, или пустили бы их ко дну. Вместе с поклажей.
— Я там всё осмотрю, — сказал Арагорн.
Они уложили Боромира в лодку, подсунув свёрнутые плащ и капюшон из Лориена ему под голову, а длинные тёмные волосы расправили. Золотой пояс поблёскивал. Рядом поставили шлем, на колени положили рог и обломки меча, под ноги — оружие врагов. Потом лодку взяли на буксир и медленно повели вдоль берега, протокой минуя Парт Гален. Тол Брандир светился в лучах полуденной солнца. Золотой дымкой поднимались брызги Рауроса. Водопад грохотал.
Похоронный челн отвязали. Боромир лежал в нём мирно и спокойно. Лодка скользнула по водяному зеркалу. Оставшиеся гребли против течения, чтобы удержаться. Тёмная точка перед золотым светом исчезла. По-прежнему шумел Раурос. Боромир остался на Реке, и никогда более его не видели в Минас Тирите стоящим поутру на вершине Белой Башни. В Гондоре потом рассказывали, что эльфийская лодка прошла Водопады и котёл у их подножия, и через Осгилиат и запутанную дельту Великой Реки унесла наследника в Море.
Отряд наблюдал за ладьёй молча. Арагорн потом сказал:
— Его будут ждать, и выглядывать с Белой Башни. Но он не придёт ни с Гор, ни с Моря, — и медленно запел:

(песня о Трёх Ветрах)

Трое заспешили вверх по течению к Парт Галену.
— Вы оставили мне Восточный ветер, — сказал Гимли. — Но я лучше смолчу.
— Так и должно быть, — сказал Арагорн. — В Минас Тирите терпят восточный ветер, но никогда не спрашивают у него вестей. Боромир ушёл, а мы должны быстро выбрать собственный путь.
На стоянке он скоро, но тщательно осмотрел всё, пригибаясь к земле.
— Орков здесь не было. Но ничего не могу сказать точнее. Наши следы петляют кругом, и сказать, возвращался ли хотя бы один хоббит сюда, я не могу.
Он исследовал и берег около ручья.
— А здесь ясные следы. Хоббит заходил в воду и возвращался. Но когда, неизвестно.
— Что же? — спросил Гимли.
Арагорн вернулся к стоянке и груде багажа.
— Недостаёт двух сумок. Одна точно принадлежала Сэму, такая большая и тяжёлая. Я бы сказал так: Фродо вернулся, пока мы бродили неизвестно где. Я встретил на холме Сэма и велел ему следовать за мной, но он понял план своего хозяина гораздо лучше. И успел. Фродо не удалось оставить Сэма позади!
— А нас зачем? Да и без известий? Странно! — сказал Гимли.
— Храбро, я бы сказал. Сэм во всём оказался прав. Фродо никого не хотел вести в Мордор на верную смерть. И прекрасно понимал, что должен идти сам. Случилось что-то, из-за чего он отбросил все страхи и сомнения.
— Может быть, он встретил орков, и ему пришлось бежать, — заметил Леголас.
— Он бежал, но не от орков, я полагаю, — ответил Арагорн, но долго ещё хранил в тайне последние слова Боромира.
— Ну, вот! Многое прояснилось, — сказал Леголас. — Фродо больше нет на этом берегу. Только он мог забрать лодку. А Сэм ушёл с ним. Ведь кто кроме него мог взять его сумку?
— Тогда нам остаётся выбрать: или взять последнюю лодку и отправиться вслед Фродо, или пешком преследовать орков, — сказал Гимли. — Безнадёжно в обоих случаях. Время давно упущено.
— Дайте мне подумать, — попросил Арагорн. — И разорвать цепь собственных ошибок!
Он немного помолчал и сказал:
— Пойду за орками. Я охотно повёл бы Фродо в Мордор до самого конца, но тогда пленники будут обречены на пытки и смерть. Судьба Ноши ушла из моей власти. Отряд своё предназначение выполнил. Кто остался в силе, уже не может бросать друзей. Откладывайте всё лишнее. Мы пойдём пешком быстро, и днём, и ночью!
Лодку укрыли среди деревьев, спрятав под ней всё ненужное. Трое друзей покинули Парт Гален. Когда пришли к месту гибели Боромира, полдень закончился. Следовать за орками мог и слепой.
— Ни одно племя не уничтожает всё вокруг, как орки, — сказал Леголас. — Они в восторге от возможности изрубить или затоптать даже то, что растёт в стороне от их дороги.
— И, несмотря на эту привычку, ходят очень быстро, — сказал Арагорн. — И нескоро утомляются. Потом нам, может быть, придётся искать их следы в голых каменистых пустошах.
— Ну, так за ними! — воскликнул Гимли. — Гномы ходят скоро, а устают не раньше, чем орки. Погоня будет долгой. У них большая фора.
— Нам всем не помешает выносливость Гномов, — сказал Арагорн. — Мы последуем врагам, будь нам удача, или нет. Горе тем, кто замешкается. Мы устроим охоту, о которой сложат песни среди всех трёх Свободных Племён: Эльфов, Гномов и Людей. Вперёд, Охотники!
Он бросился вперёд и пошёл быстро сквозь лес и дальше, прочь от озера. Приняв решение, Арагорн стал по-прежнему быстр и неутомим. Поднялись они по длинным склонам, чьи изломанные гребни темнели перед алым закатом. Сумерки. Трое растворились в каменистых пустошах, словно серые тени.

Tags: tlotr
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments