elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:
  • Mood:

Властелин Колец (2, 10)

Глава X. Братство распадается

Арагорн повёл лодки в правый рукав Реки, где под сенью Тол Брандира от восточного подножия Амон Хен к воде тянулась травянистая лужайка. Пологие склоны холма заросли деревьями, протянувшимися вдоль берегов озера. Ручей стекал сверху, подпитывая траву.
— Здесь, на лужайке Парт Гален мы заночуем. В древние времена летом здесь было прелестное место. Надеюсь, что зло ещё не добралось сюда.
Лодки они вытащили на берег, и устроили там же стоянку. Ночные сторожа не заметили ничего подозрительного. Если Голлум продолжал преследовать Отряд, он сумел остаться невидимым и неслышным. И всё равно Арагорн спал неспокойно и вертелся. Вскоре после полуночи он проснулся и подошёл к Фродо.
— Почему ты не спишь? — спросил Фродо. — Сейчас не твоя очередь.
— Сам не знаю. Какой-то страх меня преследует. Обнажи свой меч.
— Думаешь, враги близко?
— Тогда и увидим, что скажет Жало.
Фродо достал клинок, края которого светились.
— Орки! Не очень, но слишком близко.
— Я так и думал, — сказал Арагорн. — Может быть, они на другом берегу Реки. Жало светится очень слабо. Шпионы из Мордора могут бродить по Амон Лхау. Я ещё не слышал, чтобы орки забирались на Амон Хен. Но теперь Минас Тирит не в силах сохранить от них берега Андуина. Завтра нужно быть осторожными.
Рассвет был огненно-дымным. На востоке нависли низкие тёмные облака, словно дым большого пожара, и солнце обагряла их мрачным светом. Потом она поднялась выше в чистое небо, позолотив Тол Брандир. Фродо осматривал Высокий Остров. Берега его очень крутые, и потом склоны поднимают ряд за рядом деревьев, а ещё выше неприступные серые скалы заканчиваются острием вершины. На острове бывают только птицы, и никто больше.
После завтрака Арагорн собрал всех вместе.
— День выбора, отложенный на столь долгий срок, теперь настал. Что теперь будет с Отрядом, прошедшим в братстве такой далёкий путь? На запад уйдём, вместе с Боромиром к войнам Гондора, или на восток, в страну Страха и Тени, или Братство распадётся, и каждый изберёт дорогу сам? Нужно действовать быстро, задерживаться здесь нельзя. На восточном берегу враги, но я опасаюсь, что орки перебрались и на эту сторону.
Молчание, в котором никто даже не шевелился.
— Значит, Фродо, — продолжил Арагорн, — всё возложено на тебя. Совет назначил тебя Кольценосцем. Твой путь только в твоих руках, и я не могу советовать. Я не Гандальф, хотя и старался его заменить. Я не знаю, что он оставил на такой случай, на что он надеялся, каков был его замысел, и был ли вообще. Я думаю, и он оставил бы выбор тебе. Такова судьба.
Фродо помолчал, потом медленно произнёс.
— Я понимаю, что нельзя терять время, но не могу решать сейчас. Это нелегко. Оставьте мне час одиночества.
Арагорн смотрел на него с состраданием.
— Хорошо, Фродо сын Дрого. Твой час, проведённый в одиночестве. Мы останемся здесь. Не уходи далеко, чтобы можно было позвать тебя.
Фродо посидел некоторое время, склонив голову. Сэм, смотревший на него участливо, пробормотал: „Всё ясно, как день, но сейчас Сэму Гамджи лучше помолчать“.
Потом Фродо поднялся и ушёл. Спутники его совладали с собой и отвернулись в сторону, но Сэм заметил, как пристально смотрел на Кольценосца Боромир. Фродо скрылся за краем леса.
Бесцельно побродив вокруг, Фродо вскоре заметил, что поднимается всё время вверх по исчезающей среди леса мощёной дороге. На крутых скатах были высечены лестницы, теперь разрушающиеся под напором корней. Наконец он добрался до поляны, окружённой рябинами. Посередине лужайки большой плоский камень. Прогалину заливала теплом солнце. Фродо посмотрел через Реку на Тол Брандир, нетронутый остров, на вьющихся вокруг него птиц. Мощный гул и размеренный грохот Рауроса ясно доносились сюда.
Фродо уселся на камень лицом к востоку, подпер подбородок руками. Он пересматривал все события, случившиеся после того, как Бильбо покинул Шир, старался дословно вспомнить и обдумать всё сказанное Гандальфом. И ничто не приближало его к выбору, а время шло.
Ощущение чьего-то недоброго взгляда, направленного в спину, заставило Фродо очнуться. Он подскочил, обернулся и увидел улыбающегося Боромира.
— Я за вас беспокоился, Фродо, — Боромир приблизился. — Если Арагорн прав, нам не стоит ходить по одному, тем более, вам, от кого так много зависит. Мне неспокойно. Разрешите говорить с вами? Мне самому станет легче. Когда вокруг слишком много людей, беседа превращается в бесконечный спор, но вдвоём можно решить мудро.
— Спасибо за доброту, — сказал Фродо. — Я не считаю, что чьи-нибудь слова помогут мне. Я знаю, что делать, но боюсь, Боромир, боюсь!
Человек молчал. Раурос неумолчно гудел, и ветер заговорил среди ветвей. Фродо содрогнулся. Боромир сел рядом с ним.
— Вы уверены, что страдаете небесполезно? Я бы хотел вам помочь. В таком выборе нужен совет. Не примете ли мой?
— Кажется, я знаю, какой совет вы мне дадите. И кажется он мудрым, но у меня душа не лежит к такому поступку, предостерегает.
— Предостерегает против чего? — резко сказал Боромир.
— Против задержки, против пути, кажущегося лёгким. Отказа от возложенной на меня ноши. Против того, чтобы, не побоюсь сказать прямо, полагаться на силу и верность Людей.
— Чья сила защищала вашу страну, хотя вы не знали этого вовсе.
— Я не усомнился в честности твоего народа. Но мир изменяется. Крепки стены Минас Тирита, но их стойкости недостаточно. Что будет, когда они падут?
— Мы доблестно сложим свои головы. Но есть надежда, что стены выдержат.
— Её нет, пока остаётся Кольцо.
— Ах, это Кольцо! — Боромир сверкнул глазами. — Что за злая судьба заставляет нас так страшиться этой маленькой вещицы?! Я и видел-то его мгновение, только у Эльронда. Можно посмотреть ещё раз?
Фродо похолодел от проблесков, гулявших во взгляде Боромира, хотя он по-прежнему улыбался.
— Лучше скрывать его.
— Дело ваше, дело ваше. Но не запретите же мне сказать! Вы думаете только о его силе в руках Врага, только о его злой силе. Вы говорите, мир изменяется. Минас Тирит падёт, если будет Кольцо. Почему? Вы правы, если Кольцо попадёт в руки Врага. А если в наши?
— Ведь вы были на Совете! Мы не можем использовать его, всё, что сделано с его помощью, обращается во зло.
Боромир вскочил и нетерпеливо прошёлся.
— Опять! Вам Гандальф, Эльронд и другие внушили эти слова! Они могут быть правы, говоря о себе. Эльфы, Наполовину Эльфы и разные Кудесники могут и попасться. Хотя всё чаще я считаю их робкими, а не мудрыми. Каждому своё. Верные Люди не поддадутся. Мы стойко перенесли годы испытания. Нам не нужна власть Королей-Волшебников, нужна только Сила для защиты, Сила такого рода. И вот! во времена острейшей нужды случай открывает Кольцо Власти. Я бы назвал это даром судьбы для всех врагов Мордора и Единого Врага. Глупо не использовать его силу против него самого. Только бесстрашные и безжалостные побеждают в войнах! Что бы не мог сделать в такое время Воин, настоящий Вождь? Что стало бы не под силу Арагорну? А если он отказывается, Боромиру? Да, Кольцо даст мне Силу и Власть. Как я разобью и развею воинства Мордора! И все Люди соберутся под моё знамя!
Боромир, расхаживая, разгорячался всё сильнее, позабыв Фродо в грёзах среди стен, оружия, Власти над Людьми, во главе мощнейших союзов и в триумфе блистательных побед; вот он разгромил Мордор и стал могущественным, великим и мудрым Королём. Потом он остановился и взмахнул руками.
— И они велят нам его выбросить! Я не говорю уничтожить, ибо сказать так можно, только когда есть надежда выполнить такой план. Её нет! Единственный замысел заключён в том, чтобы Полурослик, не зная дороги, отправился в Мордор, чтобы Враг получил дюжину возможностей вернуть свою Силу себе. Чушь!
— Видите, ведь я прав? — продолжил он, снова обращаясь к Фродо. — Вы говорите, что боитесь. Даже храбрейшие не упрекнут вас. Не противится ли навязанному плану лучшая, верная, мудрая часть вашего разума?
— Нет, я просто боюсь. Но рад, что вы высказались вполне. Мне всё ясно.
— И вы отправитесь в Минас Тирит? — радостно воскликнул Боромир, весь светясь в своём желании.
— Вы меня не поняли.
— Ну, хотя бы на время? — настаивал Боромир. — Мой Город недалеко, и оттуда ничуть не дальше до Мордора. Мы задержались в Диких Странах, нужно узнать, чем занят Враг, прежде чем делать свой шаг. Идёмте со мной, Фродо. Вам нужно будет отдохнуть! — он дружески взял хоббита за плечо, и Фродо понял, насколько Боромира колотит от напряжённого волнения. Фродо отшатнулся, странно глядя в глаза Человеку вдвое выше и гораздо сильнее его.
— Почему ты так недружелюбен? Я не вор и не разбойник. Теперь ты знаешь, что мне необходимо твоё Кольцо; даю слово, что не хочу владеть им. Позволь мне попытать счастья! Отдай мне Кольцо на время!
— Нет! Нет! Совет определил, что я понесу его!
— Собственная наша глупость помогает Врагу! Я просто в бешенстве от этого! Дурак! Упёртый дурак! Бежишь по доброй воле в лапы смерти, разрушая все наши надежды. Если Смертные и могут притязать на Кольцо, то уж Люди Нуменора, а не Полурослики. Оно только по несчастью попало к тебе. Не твоё! Должно было быть моё! Будет моё! Отдай!
Фродо перешёл так, чтобы камень оказался между ними.
— Решайся, друг мой! Решайся! — сказал Боромир чуть мягче. — Избавься! Освободись от сомнений и страха! Перевалишь всё на меня, если нужно. Скажешь, что я очень силён, и забрал его. Ведь я сильнее тебя, полурослик!
Боромир перескочил через камень и бросился на Фродо, разительно изменившись в лице, горя бешеным пламенем. Фродо отскочил, чтобы валун снова оказался между ними, и, не в силах сделать ничего больше, вытащил цепь и надел Кольцо, как раз когда Боромир бросился вперёд снова. Человек на секунду ошеломлённо уставился в одну точку, задохнувшись, а потом стал в ярости шарить вокруг.
— Жалкий трюкач! Попадись мне только! Насквозь тебя вижу! Ты отдашь Кольцо Саурону и продашь нас всех! Ты только ждал случая, чтобы бросить нас в западне. Да будь все Полурослики прокляты до седьмого колена!
Он споткнулся о камень, упал, перевернулся и лежал лицом вниз, словно поверженный собственным проклятием. Потом заплакал и поднялся, размазывая слёзы.
— Что же я наговорил! Что я наделал! Фродо! Фродо, вернитесь! Безумие прошло! Вернитесь!
Никто не отвечал. Фродо даже не слышал его крики, успев уже убежать без оглядки вверх по тропе. В ужасе он видел перед собой только искажённое злобой лицо Боромира и его полыхающий взгляд.
Фродо поднялся на самую вершину Амон Хен, совсем запыхавшись. Как в тумане видел он круглую площадку, вымощенную большими камнями. Вокруг неё уже раскрошившаяся, а некогда высокая зубчатая стена, а посередине на четырёх столбах покоится большой трон. Фродо поднялся по ступеням и сел в каменное кресло, чувствуя себя ребёнком, забравшимся на трон Горного Короля.
Сначала было видно немного, Кольцо погрузило его в мир тумана, в котором явственны лишь тени. Затем туман рассеялся, показав небольшие, но чёткие картинки из далёких мест. Абсолютно беззвучные. Вокруг тоже всё замерло и стихло. Фродо сидел на Троне Зрения Амон Хен, Горы Наблюдений для Людей Нуменора. На востоке были только неизвестные страны, неназванные равнины и нехоженые леса. Ленточкой тянулся на север Андуин, а Туманные Горы казались рядом поломанных зубов. На западе он видел обширные пастбища Рохана, а Ортанк, шпиц Изенгарда, вонзался чёрной иглой в небо. На юге у самых ног его Великая Река волной падала в пенное ущелье, и радуга играла среди брызг. Дальше виднелась обширная дельта — Этир Андуин. Бессчётные морские птицы мелкой пылью носились на фоне солнца, а серебристое Море под ними катилось волнами.
И везде идёт война. Туманные Горы стали разворошенным муравейником орков, выбирающихся из тысяч нор. Внутри Чернолеса Люди и Эльфы насмерть стоят против темных лесных тварей. Горят земли Беорнидов, а Мориа накрылся облаком. С границ Лориена поднимается дым. В Рохане повсюду скачут Всадники, волки выходят из Изенгарда. Из гаваней Харада рассылают боевые корабли Пираты, а с востока беспрерывно прибывают Люди: секироносцы, копейщики, конные лучники, колесничные вожди, за ними обозы. Тёмный Властелин перемещает все свои войска.
Обернувшись к югу, Фродо лучше рассмотрел Минас Тирит, его прекрасные белые стены и множество башен. Гордый Город на горе. Крепостные валы поблёскивают сталью, а бастионы увешаны яркими знамёнами. Надежда встрепенулась в душе Фродо.
Но против Минас Тирита стала крепость больше и прочнее. Глаз хоббита неохотно пополз к востоку, чтобы видеть снесённые мосты Осгилиата, скалящийся Минас Моргул, и, через Горы, Горгорот, долину Ужаса Тёмной Страны. В полдень там мрак. Роковая Гора в огне и извергает дым. А дальше не заглянуть: стена за стеной, чёрной и огромной горой железа с воротами из стали и алмазными башнями поднимается Барад-дур, Твердыня Саурона. Фродо снова упал духом.
И почувствовал Око, бессонное Око Чёрной Башни. Оно тоже забеспокоилось. Его обуревает безмерная жажда, бросающаяся навстречу Фродо. Словно рука, ищущая его, которая быстро обнаружит, где Фродо. Добралась до Амон Лхау, задержалась над Тол Брандиром, и Фродо спрыгнул с Трона ничком наземь, закрываясь плащом и серым капюшоном.
Как со стороны донёсся его собственный голос:
— Никогда! Ни за что! — или, может быть:
— Конечно, я иду! — никто бы не сказал точно, что из двух. С совсем другой стороны раздался мощный голос:
— Сними! Снимай, дурачина! Сними Кольцо!
Две силы занялись Фродо, и он между ними покачнулся. И вдруг снова ощутил самого себя, подумал, что Фродо, а не Голос и не Око, будет решать. Точно известен ему единственный путь. Он снял Кольцо, увидел, что стоит на коленях перед Троном. Рука мрачной Тени прошла над ним, не обратив внимания на Амон Хен, и растаяла на западе. Небо голубое, и на каждом дереве поют птицы.
Фродо поднялся устало, как после тяжкого труда. Но он окреп духом и сказал вслух: „Я сделаю так, как должен. Ясно теперь, что злая сила Кольца разрушает уже Отряд, и Кольцо покинет его раньше, чем принесёт ещё больше вреда. Я уйду один. Кое-кому доверять нельзя, а тех, на кого я могу положиться, жаль: старину Сэма, Мерри, Пиппина. Странник желает быть в Минас Тирите, и тем он нужнее в городе, когда Боромир поддался злу. Я уйду один. Прямо сейчас!“
Фродо быстро спустился на лужайку, где его застал Боромир, остановился и прислушался. Снизу, с берега, доносились крики.
— Ищут меня. Интересно, сколько я отсутствовал. Несколько часов, должно быть, — Фродо заколебался. — Что делать? Сейчас, или никогда! Другого шанса не представится. Так не хочется бросать их так, тайно, без объяснений. Но они поймут. Сэм точно поймёт. И можно ли иначе?
Он неохотно достал Кольцо и надел его. Исчез, и спустился по холму, заметный не более, чем дуновение ветра.

Отряд тем временем ждал у кромки воды. Сначала путники молча бродили вокруг, потом уселись вместе. То и дело кто-нибудь пытался переменить тему, заговорить о долгом и богатом приключениями путешествии; расспрашивали Арагорна о древнем Гондоре, об остатках его работы, сохранившихся здесь, в особенных точках северной границы: Короли, Троны Лхау и Хен, Большая Лестница у Рауроса. И постоянно разговор возвращался к Фродо и Кольцу. Что он выберет? Почему колеблется?
— Я думаю, он пытается понять, какое направление отчаяннее, — сказал Арагорн. — Так можно спорить долго. Для Отряда теперь путь на восток безнадёжен, поскольку за нами следит Голлум, а секретность нашего путешествия, видимо, давно осталась в прошлом. Но Минас Тирит не приблизит нас к Огню, к избавлению от Ноши.
Мы можем оставаться там некоторое время и храбро защищаться. Но и Лорд Денетор вместе со всем своим народом не в силах совершить то, от чего отказался Эльронд. Он не может ни хранить Вещь в тайне, ни разбить всю силу Врага, когда он придёт взять её. Что бы мы выбирали вместо Фродо? Говоря за себя, не знаю. Нам сейчас недостаёт Гандальфа, как никогда.
— Потеря наша тяжка, — сказал Леголас. — И нам нужно решать без его помощи. Можно ведь собраться вместе и облегчить Фродо задачу. Давайте вернём его и скажем. Я предлагаю отправиться в Минас Тирит.
— Я тоже, — ответил Гимли. — Мы лишь посланы с Кольценосцем помогать ему. Не дольше, чем захотим сами. Никто не связан клятвой или велением искать Роковую Гору. Так тяжело мне было расставаться с Лориеном. Теперь, пройдя так далеко, я говорю: я не оставлю Фродо. Мой выбор — Минас Тирит. Но если он решит иначе, я последую за Фродо.
— И я, — подхватил Леголас. — Бесчестно прощаться теперь.
— Да, покинуть его сейчас — предательство! — сказал Арагорн. — Но если он выберет восток, не всем нужно следовать за ним. То дорога отчаяния, в равной мере безнадёжная для восьми и для двоих. Я бы избрал ему трёх попутчиков: Сэма, для которого невозможно иначе, Гимли и себя. Боромир возвращается в свой город, где он нужен отцу и народу. С ним уйдут и остальные, или, по крайней мере, Мериадок и Перегрин, если Леголас не согласится.
— Этому не бывать! — вскричал Мерри. — Мы не бросим Фродо. Мы с Пиппином собирались следовать за ним куда угодно, хотя и не представляли, куда. Из Шира или Ривенделля видится иначе. Глупо и жестоко посылать Фродо в Мордор. Остановим его, может быть?
— Обязательно! — ответил Пиппин. — Об этом он и беспокоится, голову даю на отсечение. Он прекрасно знает, что мы не пустим его на восток. И, бедолага, не хочет брать никого с собой. Подумать только, в Мордор одному! — Пиппин поёжился. — Но наш старик забывает, что просить никого не надо. Если мы его не остановим, то и подавно не покинем.
— Хотел бы сказать, — заметил Сэм, — что вы не понимаете моего хозяина. Он не колеблется в направлении. Чем лучше Минас Тирит? Для него, разумеется, да извинит меня Боромир, — поправился Сэм, оборачиваясь. Только теперь Отряд обнаружил, что сидевший дотоле лицом наружу круга и необыкновенно молчаливый Боромир ушёл.
— Куда он пропал? — сказал Сэм. — Он последнее время был странен, на мой взгляд. Он, правда, тут ни при чём. Боромир всегда говорил, что идёт домой, и не за что его порицать. А мистер Фродо прекрасно знает, что должен найти Пещеру Судеб. Но боится. А теперь особенно. В этом и беда. Мы, конечно, все прошли неплохую для хоббитов школу со времени, когда покинули Шир. Иначе он давно в страхе бросил бы Кольцо в Реку и убежал. Но пока ему страшно начинать. Вряд ли он думает, пойдём ли мы с ним, или нет; мистер Фродо знает, что пойдём. И поэтому беспокоится. Если он решит, то выбор будет — уйти одному. Уж поверьте! Когда он вернётся, нам придётся туго. Ведь мистер Фродо решится, иначе не быть ему Баггинсом.
— Ты судишь вернее любого из нас, — сказал Арагорн. — И что нам тогда делать?
— Задержать! — воскликнул Пиппин.
— А как? — отозвался Арагорн. — Он Кольценосец. Ноша возложена на него. Не нам направлять его. Также не думаю, что мы преуспеем, пытаясь. Здесь силы мощнее наших.
— Тогда пусть хотя бы Фродо решается поскорее, — ответил Пиппин. — Ожидание просто жутко. Время то давно истекло?
— Да, час прошёл давно, — ответил Арагорн. — Утро поднимается. Надо его звать.
Вернулся Боромир, молча выйдя из леса. Он был печален. Осмотрел всех по очереди, будто пересчитал, и сел в стороне, глядя в землю.
— Где вы были, Боромир? — спросил Арагорн. — Видели Фродо?
Боромир секунду колебался и ответил.
— И да, и нет. Я нашёл его выше на холме и говорил с ним. Просил идти в Минас Тирит, погорячился, и он сбежал. Исчез. Я о таком только в сказках слышал. Наверное, надел Кольцо. Я его не нашёл, и решил, что Фродо вернулся к вам.
— И это всё? — Арагорн смотрел на него далеко не доброжелательно.
— Да. Пока всё.
— Плохо дело! — Сэм подскочил. — Что наш Человек хотел? Почему мистеру Фродо пришлось надеть Кольцо? Он знает, что не должен так поступать, и должно было случиться нечто небывалое.
— Он надел его ненадолго, — сказал Мерри. — Так Бильбо избегал непрошеного гостя.
— А куда он ушёл? Где он? — спросил Пиппин. — Словно год прошёл с тех пор!
— Насколько давно вы с ним встретились, Боромир? — спросил Арагорн.
— Полчаса назад. Или час. Я потом ещё ходил вокруг. Не знаю! Не знаю, говорю вам! — Боромир сжал голову руками.
— Час! — крикнул Сэм. — Надо найти его немедленно! Скорее!
— Подождите! — позвал Арагорн. — Надо разделиться по двое, договориться о месте встречи!..
Бесполезно. На него никто не обратил внимания. Сэм убежал первым. Мерри и Пиппин уже скрывались под деревьями,зовя: „Фродо!“ — как можно громче. Леголас и Гимли убежали. Отряд охватила то ли паника, то ли безумие.
— Мы все потеряемся, — взвыл Арагорн. — Боромир, что бы вы ни сделали для нашей общей беды, помогайте теперь! Отправляйтесь за двумя младшими хоббитами. Защитите их хотя бы, если не найдёте Фродо. Возвращайтесь сюда, если заметите следы. Я не задержусь!
Арагорн быстро побежал вслед за Сэмом. Он нагнал его как раз у поляны, окаймлённой рябинами. Сэм лез на холм, пыхтел и звал.
— За мной, Сэм. Нельзя ходить по одному. Беда ждёт вокруг, я чувствую. Наверху на Троне Амон Хен можно попытаться что-нибудь увидеть. Смотри, Фродо тоже ходил туда! Гляди в оба!
Арагорн заспешил вверх. Сэм старался, но угнаться за опытным Стражником не мог. Вскоре он отстал, а Арагорн исчез впереди. Сэм остановился, перевёл дух, постучал себя по лбу и сказал вслух.
— Ну, Сэм Гамджи, если ноги коротки, пользуйся головой, хотя ты к тому и непривычен! Боромир не лжёт, это не в его духе. Но недоговаривает. Фродо испугался. И вдруг принял решение. Уходить! Куда? На восток, разумеется. Без Сэма? Да, даже без Сэма. Плохо!
Сэм размазал слезы и продолжил:
— Ну-ка, Гамджи, думай, если есть чем! Он не летает, и не прыгает с водопадов. При нём не было вещей. Значит, ему придётся вернуться к лодкам. К лодкам! Да, Сэм Гамджи, молнией!
Сэм бросился вниз по тропе, упал, разбил колени, поднялся и поспешил дальше. В лесу позади, казалось, раздавались крики, но он не обратил на них внимания. Он неподвижно смотрел, удивляясь. Лодка сама собой скользила по берегу. Сэм крикнул и побежал. Лодка оказалась в воде.
— Бегу, мистер Фродо, уже бегу! — Сэм прыгнул с берега к отплывающей лодке. Не достал на ярд. С воплем и всплеском Сэм упал в воду уже на глубоком месте с быстрым течением. Забулькал и стал тонуть.
Из абсолютно пустой лодки донеслось восклицание. Шевельнулось весло, разворачивая лодку. Фродо как раз успел ухватить Сэма за волосы, когда тот, плещась и пуская пузыри, вынырнул. Карие глаза его округлились в ужасе.
— Добежал, старина Сэм! — сказал Фродо. — Хватай руку!
— Спасите, мистер Фродо! Тону. Не вижу руку.
— Не щиплись! Я тебя не выпущу! И не плещись, а то перевернёшь лодку. А теперь перецепляйся с борта за корму, чтобы я мог грести.
Фродо подогнал лодку к берегу, где Сэм выбрался, мокрый, как водяная крыса. Фродо снял Кольцо и вышел на сушу.
— Из всех помех, путающих планы, от тебя, Сэм труднее всего избавиться!
— Мистер Фродо, зря вы так! — ответил Сэм, дрожа. — Пытаетесь уйти без меня. Если бы я не догадался, где бы вы были?
— Спокойно продолжал бы путь.
— Спокойно! Один, без моей помощи! Не допущу! Для меня это смерти подобно.
— Смерть вернее придёт со мной, Сэм. Я этого не допущу.
— Бросив меня?
— Я иду в Мордор.
— Не сомневаюсь. А я с вами, мистер Фродо.
— Сэм, не задерживай меня! В любую минуту кто-нибудь вернётся, придётся спорить, объясняться, и я больше никогда не смогу уйти. Только сейчас! И только так!
— Конечно, так. Но не один. Или со мной, или никак. А то я продырявлю лодки!
Фродо почти рассмеялся. На душе у него потеплело.
— Одну оставь! Нам понадобится. Но ты не можешь идти без вещей и провианта.
— Одну минутку! — отозвался Сэм. — Я готов. Я рассчитывал продолжать путь сегодня.
Он подбежал к стоянке, вытащил свой рюкзак из кучи, в которую Фродо свалил вещи из лодки, подхватил ещё одно одеяло, несколько свёртков лембаса и рысью вернулся.
— Мои планы провалились! От тебя не убежишь. И хорошо. Я, Сэм, выразить не могу, как я рад. Нам суждено быть вместе. А остальным пусть попадётся прямая дорога! Странник проследит за ними. Вряд ли мы увидим его снова.
— Всё может статься, мистер Фродо, всё может статься.
Последнюю часть Пути Фродо и Сэм начали вместе. Фродо отгрёб от берега, и течение понесло их по западной протоке к суровым обрывам Тол Брандира. Грохот водопада приближался. Сэм помогал, насколько мог, но они с трудом пересекли течение у южной оконечности острова и направились к берегу.
Они причалили под южными склонами Амон Лхау к удобной отмели, вытащили лодку дальше по берегу и укрыли за камнем. Хоббиты надели рюкзаки и стали искать тропу через Горы Эмин Мюиль в Страну Мрака.

Здесь заканчивается первая часть Войны за Кольцо.
Вторая часть называется „Две Твердыни“, поскольку описанные в ней события вдохновлены Ортанком, цитаделью Сарумана, и Минас Моргулом, защищающей секретный вход в Мордор. В ней рассказано о совершённых подвигах и об опасностях, которым подвергся каждый из распавшегося Братства, до тех пор, пока не наступила Великая Тень.
Третья часть повествует о последней битве против Тьмы и об окончании Пути Кольценосца. Называется она „Возвращение Короля“.

Tags: tlotr
Subscribe

  • Властелин Колец (6, 1 б)

    — Порядок теперь, — заметил Снага. — Но всё-таки я поднимусь и посмотрю, как у тебя дела. Снова скрипнули петли, Сэм, выглянув…

  • Властелин Колец (3, 6 а)

    Глава VI. Король Золотого Зала Гандальф ехал в течение сумерек и ранней ночью. Когда он решил сделать привал для нескольких часов сна, даже Арагорн…

  • Властелин Колец (3, 5 б)

    Путник был слишком проворен. Он вскочил на вершину большого камня, словно вырастая. Отбросил обноски, и оказался в сияющем белом. Он поднял жезл,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments