elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Властелин Колец (2, 2, а)

Кажется, для этой главы понадобится три поста.

Глава II. Совет Эльронда

Следующим утром Фродо проснулся рано, совсем отдохнувшим и в хорошем настроении. Он стал прогуливаться по террасам над шумящим Бруиненом, любуясь всходящей над далёкими горными хребтами ясной утренней солнцем. Свет, блистая в серебристом воздухе, ложился на жёлтые листья, на которых сияла роса, а на каждом кустике кружевом прозрачных капелек светились паутинки. Сэм шёл рядом, молча, глубоко вдыхая воздух Ривенделля и во все глаза рассматривая горные вершины на востоке. На них лежал снег. За поворотом дорожки они встретили Гандальфа и Бильбо, сидевших на каменной скамье, увлекшись беседой.
— Привет! Доброе утро! — заговорил Бильбо. — Готов к большому совещанию?
— Готов к чему угодно, — сказал Фродо. — Но больше всего я хотел бы погулять в долине и обойти вон тот бор, — он указал на лес в дальнем северном конце долины.
— Позднее, — ответил Гандальф. — Хотя... пока мы не можем ничего планировать. Сегодня предстоит многое услышать и обсудить.
Вдруг раздался гонг. Гандальф поднялся.
— Это сигнал к сбору Совета Эльронда. Поспешим. И ты, и Бильбо должны присутствовать. Оба хоббита заторопились вслед за кудесником по извилистой тропке к Дому. Немного отстав, за ними шёл неприглашённый Сэм, кого остальные, как обычно, упустили из виду.
Гандальф направился к той самой веранде, где накануне Фродо встретил своих друзей. От порожистой и пенистой речки доносился шум. Пели птицы, а в воздухе разливалось такое умиротворение, что Фродо его полный опасностей поход и тёмные слухи казались только обрывками дурного сна. Тем не менее, лица вокруг были серьёзны и даже мрачны. На веранде сидели Эльронд и ещё несколько, в том числе Глорфиндель, Глоин, Странник в углу в своей поношенной дорожной одежде. Хозяин указал Фродо на место рядом с собой и представил его:
— Хоббит Фродо сын Дрого. Немногие прибывали сюда сквозь бо́льшие опасности и по столь безотлагательному делу. Затем он представил Фродо тех, кого он ещё не знал. Рядом с Глоином сидел гном помоложе — его сын Гимли. Ещё Эльфы были, советники Эльронда, из которых старший — Эрестор, и Гальдор, прибывший из Серых Гаваней по поручению Кирдана Кораблестроителя. Другой Эльф в зелёном и коричневом — Леголас, приехавший от своего отца, Трандуила — Короля Эльфов Северного Чернолеса.
Немного в стороне сидит высокий Человек с приятными и благородными чертами лица, волосы тёмные, до плеч, сероглазый, гордый и решительный с виду. Одет и обут как для путешествия верхом, богато, красивый плащ отделан мехом, но пострадал от долгого пути. На серебряном ожерелье — драгоценный камень; большой рог, украшенный серебром, лежит на коленях. Он смотрит на Фродо и Бильбо с удивлением.Эльронд обратился к Гандальфу:
— Прибыл Боромир, человек с Юга, приехал сегодня рано утром в поисках совета. Я пригласил его, поскольку здесь прозвучат ответы на его вопросы.
Здесь невозможно пересказать всё, что обсуждали на Совете. Много говорили о том, что происходит на Юге и Востоке, о чём Фродо уже слышал смутные слухи. Рассказ Глоина был для него из всех наиболее интересен. Среди радостных трудов Гномов по возрождению Одинокой Горы они получили плохие известия.
— Уже много лет назад наш народ начал беспокоиться. Не сразу мы поняли, откуда пошли слухи, но все как-то сразу начали перешёптываться о том, что мы зажаты в своём углу, что в широком мире нас ждут процветание и богатство. Говорили и о Мориа, дворце наших отцов, называемом Хазад-дум, считая уже, что у нас достаточно силы, чтобы вернуться, — Глоин вздохнул и продолжил:
— Мориа, Мориа! Чудо Северного Мира. Слишком глубоко мы устремились под Горы, разбудив безымянный страх. Давным-давно запустели залы Дворца, с тех пор как потомки Дьюрина покинули его. Теперь снова мы заговорили о Мориа в стремленьи вернуться, и всё также со страхом, ибо ни один Гном с тех пор не переступил Порога Хазад-дум, кроме Трора, исчезнувшего там навсегда. В конце концов, Балин поверил слухам и решился; Даин не отпускал никого, но с Балином по доброй воле ушли Ори и Оин, и ещё многие отправились на юг с ними.
Уже тридцать лет прошло, поначалу прибыли вести о том, что они вошли в Мориа и начали там большие работы, но больше ни единого слова не дошло до нас оттуда.
Год назад к Даину прибыл посланец, но не из Мориа, а из Мордора, всадник, прискакавший под покровом ночи и вызвавший Даина к Воротам. Великий Саурон, как сказал он, желает дружить с нами. Даст нам кольца, как сделал однажды в древние времена. И расспрашивал посланник о хоббитах, кто они такие и где живут, говоря: „Саурон знает, что однажды вы были близко знакомы с одним“.
Мы очень обеспокоились, но не отвечали. Потом всадник понизил свой жёсткий голос, стараясь говорить настолько сладко, насколько у него получалось: „Саурон просит единственную услугу вашей дружбы: найдите этого вора, — именно так и сказал, — и получите от него, по доброй воле или нет, маленькое колечко, которое он украл. Пустяк, что покажет ваше добровольное согласие. Найдите его, и три Кольца, которыми прежде владели Короли Гномов, вернутся к вам, а Мориа будет вашим навеки. Узнайте хотя бы новости об этом воре, где он живёт, и Властелин наградит вас щедро, и дружба его будет крепка. Откажите, и дела пойдут не столь хорошо. Вы ведь не откажете?“ — и голос его обратился в змеиное шипение, от которого все содрогнулись. Даин же ответил:
— Я не отвечу ни да, ни нет. Я должен взвесить это предложение и выяснить, что скрыто под его красивой обёрткой.
— Взвешивайте, но не слишком долго, — ответил всадник.— Я сам решаю, сколько времени думать, — ответил Даин.
— Сейчас, по крайней мере, — бросил всадник и исчез во тьме.
С той ночи на душе наших правителей тяжко. Одного жуткого голоса нашего собеседника было бы достаточно, чтобы увидеть обман и угрозу; мы уже прекрасно знали, что не изменилась суть Силы, вновь вернувшейся в Мордор, уже однажды ложью завлекшей нас в свои сети. Дважды возвращался посланник, и дважды уезжал ни с чем. Третий раз, как говорит он, будет до конца этого года, и уже последний.
Так что Даин послал меня предупредить Бильбо, что Враг разыскивает его, и узнать, может быть, почему Враг так желает получить кольцо, наименьшее из всех Колец. Мы также просим совета у Эльронда, ибо Тень возрастает и приближается. В Дол к Королю Бранду тоже прибывали посланники, и он боится. Мы боимся услышать его согласие. Война готовится у восточных границ его королевства. Если ответа не будет, Враг может двинуть Людей Бранда на восстание, чтобы свергнуть Короля и Даина.
— Очень хорошо, что вы прибыли, — произнёс Эльронд. — Сегодня вы услышите всё, чтобы понять цели Врага. Вам не следует ничего дерзать, а лишь сопротивляться, будь на то надежда, или нет. Но вы не одни. Ваша беда — лишь часть общих бед Западного Мира. Кольцо! Что же делать нам с меньшим из всех Колец, пустячком, к которому Саурон так привязан? Вот что нам следует обдумать.
Для этого вы и собраны здесь. Я сказал „собраны“, но, странники из дальних краёв, я не созывал вас. Казалось бы, случайно все вы пришли ко мне в одно время и встретились в Ривенделле. Но это не так. Считаю, что неслучайно мы, и никто кроме нас, должны посоветоваться и решить, что сделать с опасностью, грозящей всем. До сего дня многое было скрыто, но пришёл час рассказать то, что доселе известно лишь нескольким. Чтобы вы все поняли силу угрозы, нужно сначала открыть Хронику Кольца с самого начала и до наших дней. Я начну, а потом заговорят и другие.
И Эльронд рассказал о Кольцах Власти, сделанных давным-давно во Вторую Эпоху. Частично Хронику знали некоторые, но целиком — никто. Все с удивлением и страхом смотрели на него, когда Эльронд рассказывал о Кузнецах-Эльфах Эрегиона, дружных с Мориа. Они жаждали знаний, и именно так Саурон и заманил их в ловушку. В то время никто не замечал ещё его злой сущности, и Эльфы охотно приняли помощь Саурона, став могущественными в ремесле. Саурон же узнал все их секреты и обманул Эльфов, выковав в недрах Огненной Горы Одно Кольцо, чтобы стать Господином. Келебримбор всегда его опасался и спрятал сделанные им Три; прошла война, земли Эльфов запустели, а Врата Мориа закрылись для всякого, кроме гномов.
Последующие годы Саурон пользовался Кольцом; с тех пор история его известна из многих источников, включая книги самого Эльронда, хотя здесь она не будет изложена. Это длинная легенда, сотканная из самых доблестных поступков и самого чёрного обмана, и как ни кратко рассказывал Эльронд, солнце поднялась к полудню, когда он смолк.
Он рассказывал о расцвете и падении Нуменора, и о том, как в Средиземье прибыли Короли Людей, принесённые штормовым ветром из-за Моря. Элендил Рослый и его сыновья Изильдур и Анарион обрели власть и основали Северное Королевство в Арноре и Южное Королевство в Гондоре выше устья Андуина. Саурон из Мордора осадил их, и был основан Последний Союз Людей и Эльфов, а войска Гил-галада и Элендила собрались в Арноре. Тут Эльронд приостановился и вздохнул.
— Помню я их чудесные знамёна, возвращавшие в мою память величие Древних Времён, силу войск Белерианда. Столь же много Князей и Вождей было собрано, но всё не так много, как было при разгроме Тангородрима, когда Эльфы опрометчиво решили, что зло исчезло навеки.
— Вы помните? — Фродо в изумлении произнёс свою мысль вслух. Эльронд обернулся, и Фродо, запинаясь, продолжил. — Я думал... Я считал, что падение Гил-галада было много веков назад.
— Почти тридцать один, — спокойно ответил Эльронд. — А я помню даже Древние Времена. Мой отец — Эарендил, рождённый в Гондолине, а мать — Эльвинг, дочь Диора сына Лютиен. Я видел Три Эпохи Западного Мира, а в них — множество поражений, и множество бесплодных побед.
Я был герольдом у Гил-галада и шёл вместе с войском. Был в Битве на Дагорлад у Чёрных Врат Мордора, взятых нами, ибо никто не мог противостоять копью Гил-галада и Мечу Элендила, Айглосу и Нарсилу, как называли их. Я участвовал и в Последней Битве на склонах Ородруина, в которой погиб Гил-галад и пал Элендил, а Нарсил был переломлен. Но Саурон потерпел поражение — Изильдур срубил Кольцо с его руки обломком отцова меча, забрал Кольцо себе.
Тут Боромир нарушил молчание:
— Так вот что стало с Кольцом! Если когда-нибудь на Юге рассказывали эту легенду, то она давно позабылась. Я слышал о Великом Кольце Неназываемого, но мы считали, что оно погибло под руинами его первого королевства. Так Изильдур взял его! Настоящая новость для нас.
— Алас! — продолжил Эльронд. — Его взял Изильдур, и лучше бы этого не произошло. Кольцо должно было полететь в огонь Ородруина тут же, в том самом месте, где было создано и отнято. Но немногие видели, что сделал Изильдур. Он один из всех спутников Элендила остался жив в той схватке, а от гвардии Гил-галада — лишь Кирдан и я. Изильдур не послушал нашего совета. Он сказал:
— Я возьму эту вещь выкупом за гибель отца и брата, — думал ли он так, или иначе, но брал Кольцо Изильдур как свою прелесть. И вскоре оно привело его к гибели, что на Севере назвали Проклятием Изильдура. И смерть была много лучше того, что ожидало его в ином случае.
Это Знание ушло только на Север, и только немногим стало известно. Неудивительно, что вы, Боромир, ничего не слышали. С Полей Радости, где погиб Изильдур, пришли только три человека, выжившие после долгих скитаний в Горах. Один из них, Охтар, оруженосец Изильдура, вернул обломки Меча Валандилу, наследнику Изильдура, ещё ребёнку, остававшемуся в Ривенделле. Нарсил сломан, а свет его угас, и до сих пор ещё Меч не перековали.
Я назвал победу Последнего Союза бесплодной? Не совсем, хотя Союз и не достиг своей цели. Саурон был бессилен, но не уничтожен. Его Кольцо было потеряно, но не разрушено. Чёрная Башня повержена, но корни её остались, созданные силою Кольца. Они будут существовать, пока цело Единое. Множество Эльфов, могучих Людей и их союзников погибли в войне. Анарион убит, Изильдур убит, и Гил-галада и Элендила больше нет. Никогда более не будет такого Союза Людей и Эльфов, ибо Люди умножились, а Перворождённых всё меньше и меньше, Два Королевства изменились, а род Нуменоридов пришёл в упадок.
На Севере после резни на Полях Радости сила потомков Вестернессе убыла, а город Аннуминас на берегах озера Эвендим был заброшен и разрушен, и наследники Валандила стали жить в Форносте на Северных Холмах и на других холмах, которые сейчас все запустели. Люди называют их теперь Насыпями Мертвецов и боятся туда ходить. Ибо люди Арнора выродились, враги истребили их, оставив только зелёные Курганы на заросших травой холмах.
На Юге же Королевство Гондор длило свою историю, напоминая порою даже мощь погибшего Нуменора. Они строили высокие башни и могучие крепости, удобные гавани для множества кораблей; Крылатую Корону Королей среди Людей почитали разноязыкие народы. Главным городом их был Осгилиат, Цитадель Звёзд, через центр которой протекает Андуин. Построен был Минас Итиль, Башня Восходящей Луны, восточнее, на гребне Тёмных Гор. А на западе, у подножия Белых Гор поставили Минас Анор, Башню Заходящего Солнца. Там, на Королевских Дворах росло Белое Древо, чьё семя из Нуменора привёз Изильдур, а ещё раньше оно пришло из-за Моря из Эрессёа. А рождено семя младшего рода Белого Древа на Западном Краю Мира во времена, что были прежде всех дней, когда Мир был молод.
В трудах и тяготах быстротечных лет Средиземья род Менельдила сына Анариона угас, Белое Древо высохло, а кровь Нуменоридов растворилась среди Людей. Стража на стенах Мордора стала беспечна, и злые создания вернулись на Горгоротскую Равнину. Однажды они собрались вместе и, взяв Минас Итиль, поселились и там, сделав долину жутким местом; теперь город называют Минас Моргул, Башней Колдовства. Минас Анор в Гондоре переименовали в Минас Тирит, Башню Стражи, чтобы вечно воевать с захваченным городом. Осгилиат же, лежащий между ними, опустел, а в его руинах теперь бродят тени.
На время жизни многих поколений Смертных так всё осталось: Правители Минас Тирита продолжают воевать с нашими врагами, держа оборону Реки от Аргоната до Моря. Моя часть рассказа приблизилась к завершению. Во времена Изильдура Кольцо Власти пропало из виду, а Три на время освободились из-под его влияния. Теперь же они снова в опасности, поскольку Единое найдено, о чём расскажут другие. Я сыграл в этом очень малую роль.
Эльронд умолк, а Боромир гордо поднялся и произнёс:
— Господин Эльронд, дайте мне перед тем минутою рассказать о Гондоре, откуда я и прибыл. Всем сто́ит узнать, как обстоят наши дела. Я думаю, что немногие знают о нас довольно, и посему не осознают угрозу, что постигнет их в случае, если мы не устоим.
Поверьте, в Гондоре кровь Нуменора не исчезла, не забыты и его гордость и величие. Доблестью наших воинов удаётся сдерживать Диких Людей Востока и страх, обитающий в Моргуле; поэтому мир и свобода остались в странах Запада за нашим бастионом. Но если падут Мосты на Реке, что будет тогда?
И этот час, может быть, недалёк. Неназываемый Враг снова прибыл в силе. Снова поднимается дым Ородруина, Роковой Горы. Силы Черной Страны плотно окружают нас. Когда вернулся Враг, нас изгнали из Итилиена, чудеснейшей провинции нашей, что восточнее Реки, хотя мы задержали там свои военные силы. Но в этом году, в июне, из Мордора на нас пошли войной, и пришлось оставить Итилиен совсем. Мордор в союзе с Людьми Востока и жестокими мореплавателями из Харада превзошёл нас числом. Но не количеством врагов мы были вытеснены, а силой, с которой доселе не встречались.
Говорили, что она имеет вид чёрных всадников, мрачных теней в лунном свете. Где бы они ни появлялись, враги дерутся, словно безумные, а храбрейшие из наших воинов устрашаются, и даже лошади убегают прочь. Лишь самая малость, остатки наших войск вернулись из Итилиена, разрушив последний мост через Реку, оставшийся среди развалин Осгилиата.
Я сам был среди защитников моста, пока он не обрушился за нашими спинами. Вернулись на западный берег Реки из всего полка четверо: я, мой брат и ещё два воина. Мы продолжаем бороться, защищая западные берега Андуина. Те, кто живут за нами, восхваляют Гондор, едва услышав это имя; но красноречие — не подмога. По нашему зову только из Рохана придут Всадники.
В недобрый час я прибыл к Эльронду за советом, преодолев немало опасных лиг. Я не ищу союза в войне, ибо знаем мы, что не в оружии сила Эльронда, а в Мудрости. Я пришёл за советом и за разгадкой странных слов. Накануне неожиданного нападения на Осгилиат у моего брата был кошмарный сон, повторившийся ещё и ещё раз, а однажды он посетил и меня.
Мы видели, что восточный край неба потемнел, и послышался нарастающий грохот; на западе же появился блёклый свет, а издалека, но ясно, прокричал голос вот эти слова:

(стих из сна Боромира и Фарамира об Арагорне, хоббитах и Проклятье)

Мы немногое поняли из этих слов и рассказали отцу, Денетору, Правителю Минас Тирита, который знающ в легендах Гондора. Он только сказал, что Имладрисом в древние времена среди Эльфов называли долину далеко на Севере, где жил Эльронд Наполовину Эльф, величайший из Знающих. Брат мой, видя отчаянное положение наше, решил не отметать этот сон и искать Имладрис. Дорога же была неизвестна и опасна, поэтому я сам решил отправиться в путь. Неохотно отпустил меня отец. Я долго странствовал по давно забытым дорогам, везде расспрашивая о Доме Эльронда, о котором слышали многие, но мало кто знал, где он построен.
— И здесь, в Доме Эльронда, вам многое станет ясно, — сказал Арагорн, поднимаясь с места и выкладывая меч на столик, стоящий перед Эльрондом. Лезвие было переломлено пополам. — Вот Сломанный Меч!
— Кто вы такой? Как вы касаетесь Минас Тирита? — Боромир удивлённо смотрел на худое лицо и побитый непогодами плащ Стражника.
— Его зовут Арагорн сын Араторна, — сказал Эльронд. — Сквозь поколения он прямой потомок Изильдура сына Элендила. Он глава Дунедайн Севера, коих осталось теперь немного.
— Значит, оно принадлежит тебе, а не мне! — вскричал Фродо, вскакивая на ноги, словно желая вернуть Кольцо сразу.
— Оно не принадлежит никому из нас, — ответил Арагорн, — получилось так, что ты владеешь им некоторое время.
Гандальф торжественно произнёс:
— Фродо, достань Кольцо! Пора показать его, и Боромир поймёт смысл своей загадки.
Все смолкли и повернулись к Фродо. Его словно окатило стыдом и испугом; трогать Кольцо совсем не хотелось. Он пожелал оказаться где-нибудь подальше. Кольцо блестело и раскачивалось на цепочке в его трясущейся руке.

Tags: tlotr
Subscribe

  • О Кольцах Власти и Третьей Эпохе. (4, 5, 6, 7)

    4. И началась в Средиземье Третья Эпоха, после Древних Времён и Чёрных Лет следующая, пора надежд и славы, когда ярки были в памяти времена Союза,…

  • О Кольцах Власти и Третьей Эпохе. (0, 1, 2, 3)

    Поскольку вчерашний день ознаменовался трёхчасовым ожиданием научруководителя, часть „О Кольцах Власти“ выправлена была по недостатку…

  • Акаллабет (2, 3, 4, 5)

    2. В малой скорлупке отплыл Амандил с тремя лишь самыми верными спутниками, сначала на восток, а потом на запад повернув. Все четверо домой не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments