elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:
  • Mood:

Властелин Колец (1, 12, б)

Странник выскочил из укрытия и с воплем стал продираться к Дороге. Ещё раньше всадник натянул вожжи, остановился и посмотрел на заросли, в которых они спрятались. Заметив Странника, он спешился и побежал ему навстречу, воскликнув: „Ai na vedui Dunadan! Mae govannen!“ Речь и звонкий голос безо всяких сомнений выдавали в нём Эльфа. Ни у кого во всём мире нет голоса, более приятного слуху. Но на этот раз в нём слышалась тревога. Он что-то быстро говорил Страннику. Странник вскоре позвал хоббитов, которые выбрались из кустов и заспешили к Дороге.
— Это Глорфиндель из Дома Эльронда.
— Здравствуй, наконец-то мы встретились! — сказал Эльф Фродо. — Меня послали из Ривенделля за тобой. Мы боялись, что вы окажетесь в опасности на Дороге.
— Гандальф добрался до Ривенделля? — радостно воскликнул Фродо.
— Нет. По крайней мере, когда я уехал, его там не было. Девять дней назад я вышел. Эльронд получил тревожные вести. Мои родичи, живущие в ваших краях за Барандуином, узнали кое-что и послали нам сообщение как можно скорее, о том, что Девятеро здесь, а вы бродите с тяжёлой ношей безо всякого присмотра, ибо Гандальф не вернулся. Даже в Ривенделле немногие могут открыто противостоять Девятерым; их Эльронд и разослал на север, юг и запад, предусматривая, что вы можете, спасаясь от преследования, уклониться далеко от своего пути и заблудиться в Диких Землях.
Мне досталась эта Дорога. Я добрался до Моста Митэйтел и оставил знак. Примерно неделю назад. Трое слуг Саурона были на мосту, но я прогнал их далеко на запад. Потом встретил ещё двоих, которые скрылись на юг. И с тех пор искал ваши следы. Нашёл их два дня назад и проследил до самого Моста, сегодня утром обнаружив, что вы затерялись в холмах. Но больше нет времени говорить! Раз уж вы здесь, можно осмелиться и пойти по Дороге. Позади нас пятеро, когда они найдут следы, то будут преследовать нас, словно ветер. Где остальные четверо, я не знаю. Боюсь, Переправа уже занята врагами.
Пока Глорфиндель говорил, совсем стемнело, а Фродо почувствовал усталость. Едва солнечный свет ослабел, как перед глазами у него снова образовалась пелена тумана, а лица друзей он видел словно сквозь тень. Боль снова обессилила его, он задрожал и ухватился за руку Странника.
— Мой господин ранен и болен, — сердито сказал Сэм. — Он не может продолжать ехать ночью. Нужно отдохнуть.
Фродо оползал на землю, но Глорфиндель перехватил его и тревожно вгляделся в лицо хоббита. Странник кратко рассказал о том, как на них напали у Ветровой Вершины, и о ноже. Вытащил его рукоять и протянул Эльфу. Глорфиндель принял её не без дрожи и внимательно осмотрел.
— Злые здесь начертаны руны, хотя вы, может быть, их не видите. Арагорн, храни её, пока мы не доберёмся до дома Эльронда! И будь осторожен, касайся её как можно меньше. Алас! раны от такого оружия излечить не в моих силах. Сделаю, что смогу; и настаиваю на продолжении пути.
Глорфиндель ощупал рану на плече Фродо и омрачился. Но у Фродо уменьшилась боль, в боку немного унялся холод, а к пальцам даже пробежала волна лёгкого тепла. Муть вечера показалась прозрачнее, будто облако, затмевавшее зрение, отступило. Надежда и силы вернулись. Глорфиндель заметил:
— Садись на моего коня. Я укорочу стремена до самого седла, чтобы стало удобнее сидеть. А если я прикажу, мой конь не даст всаднику упасть. Шаг его лёгок и скор, а при опасности он понесётся быстрее ветра, даже чёрные кони Врага не смогут с ним соперничать.
— Ну, нет! — ответил Фродо. — Я не согласен мчаться в Ривенделль, когда мои друзья позади останутся в опасности.
Глорфиндель лишь улыбнулся.
— Сомневаюсь, что без тебя твои друзья будут в опасности. Погоня будет за тобой. Только ты и то, что несёшь с собой, несёт нам угрозу.
Фродо не нашёл, что ответить, и взобрался в седло. Пони нагрузили большей частью багажа, что позволило шагать гораздо быстрее. Хоббиты не могли соревноваться с быстрым и неутомимым Эльфом, всё уводившим их в темноту. Ни луны, ни звёзд. Только когда забрезжил серый рассвет, Эльф позволил сделать привал. К тому времени Мерри, Пиппин и Сэм едва не спали на ходу; даже Странник опустил плечи и выглядел утомлённым. Фродо сидел на лошади в полусне.
В нескольких ярдах от Дороги путники повалились на вереск и тут же уснули. Глорфиндель, остававшийся за дозорного, разбудил остальных, которые, казалось, едва сомкнули глаза. Солнце поднялось выше, разогнав облака и ночную дымку.
— Пейте! — велел Глорфиндель, налив каждому немного из своей кожаной украшенной серебром фляжки. Напиток был прозрачный, словно талая вода, безвкусный, ни тёплый, ни холодный; он восстановил силы и ободрил путников. После него высохшие фрукты и жёсткий хлеб (всё, что оставалось) стали вкуснее лучшего завтрака, какой можно получить в Шире.
Отдых занял немногим менее четырёх часов. Глорфиндель увлекал путников вперёд и вперёд, позволив сделать только две короткие передышки за день. До заката, таким образом, они прошли около двадцати миль, к тому самому месту, где Дорога заворачивала вправо, вниз в долину реки и прямо к Бруинену. В пределах видимости погони не было заметно, и не слышно ни звука. Глорфиндель по-прежнему останавливался и прислушивался, когда остальные отставали. Он волновался и раз или два заговаривал со Странником по-эльфийски.
Как бы ни беспокоились провожатые, хоббиты в эту ночь не могли продолжать путь. Они спотыкались от усталости и не думали ни о чём, кроме своих ног. Боль у Фродо удвоилась, днём всё вокруг было затуманено призрачным серым, и приход ночи почти обрадовал его, поскольку не столь необъяснимо и неестественно бледен и пуст стал мир вокруг.
Рано утром следующего дня выступили снова, но хоббиты за ночь не отдохнули. До Переправы оставалось несколько миль. Спотыкаясь, они шагали с самой большой скоростью, на какую оказались способны.
— Опаснее всего будет на Переправе, — сказал Глорфиндель. — Чутьё подсказывает мне, что преследователи быстро нагоняют нас, а впереди может оказаться засада.
Дорога продолжала спускаться с холма, по сторонам попадались большие участки травы, по которой хоббиты шли с большим удовольствием, чтобы немного отдохнули ноги. После полудня путь неожиданно затенили большие сосны, а потом Дорога оказалась между влажными обрывами красного камня, образовавшими глубокую расселину. Эхо умножало шаги. Потом также резко, словно из распахнувшихся ворот, они вышли на свет. По дну складки прямо и ровно тянулась миля Дороги, за которой показалась Переправа Ривенделля. Дальний берег был коричневого цвета и крутой, по нему вилась тропа, а ещё дальше в бледное небо гряда за грядой и пик за пиком карабкались высокие Горы.
В расселине позади всё ещё звучало эхо, будто шаги, и шум, как ветер зашумел в ветвях сосен. Глорфиндель на секунду обернулся и прислушался, а потом бросился вперёд, крича:
— Скачи! Враг настигает!
Белый конь скакнул вперёд, хоббиты побежали по склону, а Странник и Глорфиндель прикрывали отход. Не миновали они и половины пути, как загрохотали лошадиные копыта, и из расселины выскочил Чёрный Всадник. Он натянул поводья и остановился, покачиваясь в седле, к нему подскакали сначала один, потом другой и ещё двое.
— Скачи вперёд! Скачи! — прокричал Глорфиндель Фродо.
Но он не послушался сразу, странное нежелание захватило его. Фродо сдержал коня, пока он не перешёл на шаг, а затем оглянулся. На огромных конях Всадники жуткими чёрными статуями возвышались среди затуманившегося леса. Фродо почувствовал, что они молча приказывают ждать. Страх и ненависть вдруг проснулись в нём, и Фродо бросил поводья и выхватил сверкающий красным меч.
— Скачи во весь опор! Скорей! — всё звал Глорфиндель, а потом звонко обратился к коню по-эльфийски: „Noro lim, noro lim, Asfaloth!“
Тут же белый конь быстрее ветра понёсся по Дороге, а Чёрные Всадники с ужасающим воплем, уже однажды слышанным Фродо в Восточной Четверти, бросились в погоню. Двое — сразу к Фродо, двое карьером неслись напрямик к Переправе, чтобы перехватить его. Они приближались, становясь всё темнее и выше.
Фродо оглянулся. Своих спутников он уже не видел, Всадники позади отставали, даже большие их лошади не могли соревноваться с белым конём Эльфа. Но когда Фродо снова посмотрел вперёд, надежда поблёкла. Казалось невозможным достичь Переправы. Неминуемо его перехватят Всадники, устроившие засаду у реки. Они вышли без плащей и капюшонов, в железных шлемах, в беловатом и сером, с обнажёнными мечами в иссохших руках. Ледяные глаза их блестели, и они кричали Фродо жуткими голосами.
Фродо не ощущал больше ничего, кроме страха, не думал о мече, не вскрикнул. Он только закрыл глаза и прижался к гриве коня. В ушах шумел ветер, а колокольчики звенели нестройно и дико. Его пронзил могильный холод, и последним усилием конь Эльфа как на крыльях пронёс его мимо первого Всадника.
Плеснула вода и обрызгала Фродо ноги. Он ощутил, как миновала река, а конь стал подниматься по крутому каменистому берегу. Переправу он прошёл.
Тем не менее, преследователи оставались очень близко. На вершине берега конь остановился и заржал. Внизу у края воды стояли Девятеро, и у Фродо упало сердце перед их ужасными открытыми лицами. Ничто не могло воспрепятствовать им переправиться так же легко, а бежать по неизвестной тропе от Переправы до границ Ривенделля казалось бесполезным, если Всадники переправятся. Ему приказывали остановиться, снова закипела в нём ненависть, но сил сопротивляться не осталось. Первый Всадник пошёл вперёд. Его конь почувствовал воду и встал на дыбы. Фродо собрался с духом и взмахнул мечом.
— Прочь! Возвращайтесь в Мордор и не преследуйте меня больше!
Голос ему самому показался очень тонким. Всадники остановились, но у Фродо не было такой же силы, как у Бомбадила. Враги рассмеялись резко и пронизывающе.
— К нам! С нами в Мордор!
— Прочь! — прошептал Фродо.
— Кольцо! Кольцо нам! — страшно воскликнули Всадники, и их вожак ринулся в воду в сопровождении двоих других.
В последнем усилии Фродо поднял меч и прокричал:
— Во имя Эльберет и Лютиен Прекрасной, вы не получите ни Кольцо, ни меня.
Всадник стал, поднялся на стременах и поднял руку. Фродо смолк, язык прирос у него к гортани, а сердце затрепетало. Меч его разбился и выпал из дрожащей руки. Эльфов конь поднялся на дыбы и фыркнул. Первый чёрный конь уже поставил копыто на берег.
В это мгновение разразился шум и грохот воды, несущей камни. Фродо мутно видел, как Река перед ним поднимается и по ней бегут высокие волны. Белые молнии пробегали по их гребням, а среди волн появились белые всадники на белых лошадях с пенными гривами. Трое врагов, всё ещё остававшихся в Реке, исчезли среди бушующих вод. Оставшиеся на берегу в замешательстве отступили.
Фродо услышал вопли, а среди оставшихся Всадников появилась белая блистающая фигура, а позади неё маленькие язычки алого огня среди тумана, которым заволакивало всё вокруг. Чёрные кони взбесились и в ужасе понеслись прямо в воду. Пронзительные крики всадников, которых Река уносила всё дальше, заглушил грохот её вод. Фродо упал, шум и смятение, казалось, захлестнули его вместе с врагами. Больше он долгое время ничего не слышал и не видел.

И завершим на том Книгу Первую.

Tags: tlotr
Subscribe

  • Текущее - люди странные

    В ФБ вот зашёл разговор, и ответ на процитированные ниже тезисы я хочу вынести сюда на вечное хранение. Классическое воспитание было направлено на…

  • Полы и подытог

    Ремонт, в отличие от серии постов, нельзя закончить, можно только прекратить, и я его прекратил. Поклеил вдоль плинтуса малярный скотч и покрасил…

  • Полы и шкаф

    Дело не в том, что прежний линолеум мне не нравится или его невозможно отмыть от последствий ремонта стен и потолка. Дело в том, что пропитывает…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments