elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Властелин Колец (1, 5)

Глава V. Разоблачённые

— Теперь нам самим пора домой, сказал Мерри. — Я вижу, тут что-то есть любопытное, но рассказ подождёт.
Они пошли по дороге к Переправе, прямой, ухоженной и отмеченной по сторонам большими выбеленными камнями. Ярдов через сто она привела их к берегу реки с широкой деревянной пристанью и с пришвартованным плоским паромом. Белые камешки на берегу мерцали в свете двух фонарей на высоких колоннах. Вокруг же туман расползся по полям, перетекая через изгороди, а вода темнела, лишь несколько струй завивались вдоль тростникового берега. На другой стороне, казалось, тумана меньше.
Мерри провёл пони по трапу, и остальные последовали за ним. Затем он медленно оттолкнулся длинным шестом. Брендивейн, тихо струясь, широко расстилался перед ними. Противоположный берег был крут, и извилистая тропа вела дальше. Там мерцали огни. Холм Бак виднелся вдали, сквозь пелену тумана просвечивали красные и жёлтые круглые окна Брэнди Холла, древней усадьбы Брэндибаков.
Давным-давно Горхендед Олдбак, глава семьи Олдбаков, одной из старейших в Мэрише и во всём Шире, пересёк Реку, древнюю восточную границу. Он построил (то есть, выкопал) Брэнди Холл, назвался Брэндибаком и поселился в некотором роде в отдельной стране. Семья его всё росла и росла, вскоре после смерти основателя Брэнди Холл уже занял весь низкий холм, и теперь в нём было три парадных крыльца, много боковых дверей и около сотни окон. Брэндибаки и их многочисленные родичи принялись копать, а затем и застраивать округу. Так и начался Бакленд: плотно заселённая полоса между рекой и Старым Лесом, колония от Шира с центром в поселении Баклбери, располагавшемся на склонах позади Брэнди Холла.
Жители Мэриша дружили с баклендцами, авторитет Хозяина Холла (как называли главу Брэндибаков) сохранялся среди фермеров от Стока до Раши. Но хоббиты старого Шира относились к баклендцам, как к странноватым наполовину чужеземцам. Хотя по-настоящему они практически не отличались от жителей Четырёх Четвертей. За исключением одной особенности — они очень любили ходить на лодке, и некоторые из них умели плавать.
Страна эта всегда была настежь распахнута с востока, но с той стороны сделали ограду: Высокую Рощу. Посадили её много поколений назад, а теперь Роща стала плотной и густой при постоянном уходе. Высокая Роща простирается от Брендивейнского Моста, широкой петлёй отдаляясь от Реки, до самого Хейсенда, где вытекающий из Леса Витивиндл сливается с Брендивейном: всего около двадцати миль. Конечно, Роща — не каменная стена, кое-где Лес примыкает к ней вплотную, и потому в Бакленде на ночь запирают двери, что для остального Шира необычно.
Паром медленно плыл по реке, близился берег Бакленда. Из четверых путешественников только Сэм раньше не переступал Реку. Его захватило странное чувство, когда медленный поток величавого на исходе лета Брендивейна журчал мимо: старая жизнь оставалась в туманах позади, тёмные приключения ждали его. Он почесал затылок и мгновение думал, что мистер Фродо мог бы спокойно продолжать жить в Тупике.
Четверо хоббитов сошли на берег. Пока Мерри привязывал паром, а Пиппин вёл пони вверх по тропе, Сэм (смотревший назад, словно прощаясь с Широм) сказал хрипловатым шёпотом:
— Оглянитесь, мистер Фродо! Видите что-нибудь?
На дальнем берегу в свете фонарей они могли заметить лишь тёмный силуэт. Казалось, он двигался и наклонялся, словно рассматривая землю. Затем он пополз, или отошёл, согнувшись, исчез в темноте.
— Что там, в Шире? — воскликнул Мерри.
— Кое-кто нас преследует, — ответил Фродо. — Но пока больше не спрашивай! Уйдём скорее! — они спешно поднялись на гребень берега, а когда обернулись, всё заволокло туманом, и ничего не было видно.
— Хорошо, что у вас нет лодок на том берегу! — сказал Фродо. — Могут ли лошади пересечь реку?
— Можно через двадцать миль к северу пройти Брендивейнским Мостом, а можно и переплыть, — ответил Мерри. — Но я не слыхал, чтобы нашлась надобность на лошадях переплывать Брендивейн. И причём они тут?
— Позже расскажу. Когда зайдём в дом, тогда и можно будет говорить.
— Хорошо! Ты и Пиппин знаете дорогу, поэтому я поскачу предупредить Фатти Болгера и присмотреть за ужином и всем прочим.
— Мы рано поужинали у Фермера Маггота, но не откажемся от ещё одного, — сказал Фродо.
— Разумеется! Дайте-ка мне вашу корзину! — и Мерри ускакал в темноту.
Новый дом Фродо в Долине Ручья несколько отстоял от Брендивейна. Миновали Холм Бак и Брэнди Холл, оставшиеся слева, и на окраине Баклбери вышли на главную дорогу Бакленда, шедшую от Моста на юг. Полумилей к северу справа открылась тропа, которой они следовали ещё несколько миль по холмистым местам.
В конце концов они подошли к узким воротам в прочной ограде. В темноте не было видно дома, расположенного в стороне от дороги в окружении широкой подстриженной лужайки и пояса низких деревьев вдоль наружной ограды. Фродо выбрал эту усадьбу потому, что стояла она в уединённом уголке поодаль от других домов. Можно было приходить и покидать дом, не будучи замеченным. Брэндибаки построили его уже давно для гостей или родственников, которые не хотели бы жить в густо заселённом Брэнди Холле. Это типично деревенская усадьба, и дом её старомоден, напоминая сколь возможно сильнее нору: длинный и низкий, без верхних этажей, с дёрновой крышей и круглыми окнами, и большой круглой дверью.
Пока они шли дорожкой от ворот, не было видно ни огонька, окна — темны и закрыты ставнями. Фродо постучался, и открыл Фатти Болгер. Разлился мирный свет. Они быстро вошли и заперлись от тьмы снаружи. По сторонам широкого холла открывались двери, а дальше в дом убегал коридор.
— Ну, как вам здесь? — спросил Мерри, выходя из коридора. — Мы сделали всё, что смогли за такое короткое время, чтобы получилось что-то вроде дома. Мы с Фатти прибыли сюда с последней повозкой только вчера.
Фродо огляделся. Действительно, похоже на дом. Большинство его любимых вещей — вернее, вещей Бильбо, потому что они напоминали Фродо о нём — расположили, по возможности, так же, как они стояли в Тупике. Приятное, удобное и уютное место, в котором Фродо действительно мог бы мирно жить и состариться. Казалось несправедливым втягивать друзей в неприятности, и Фродо не мог придумать, как сообщить, что он скоро и, конечно, один, покидает их. Причём именно этой ночью, ещё раньше, чем они отправятся спать.
— Восхитительно! Будто и не переезжал.
Путники повесили капюшоны и положили на пол рюкзаки. Мерри провёл их по коридору и открыл дверь в самом конце. Оттуда выбился отблеск огня и клуб пара.
— Ванна! — воскликнул Пиппин. — О, благословенный Мериадок!
— В каком порядке заходим? — спросил Фродо. — По старшинству или по росту? В любом случае господин Перегрин будет последним.
— Я устроил всё лучше! — сказал Мерри. — Зная, что вы, конечно, не можете поселиться в Долине Ручья без ссоры по поводу бани. Там три ванны и полный котёл кипятка, и полотенца, и мыло. Заходите, да побыстрее!
Мерри и Фатти ушли на кухню, занявшись последними приготовлениями к позднему ужину. Из ванной доносились отрывки песен вперемешку с плеском и бульканьем. Неожиданно голос Пиппина перекрыл остальные одной из любимых банных песен Бильбо:

(перевод песни)

Последовал грандиозный всплеск и возглас Фродо: „Ух!“. Пиппин превратил своё корыто в фонтан.
Мерри подошёл к двери:
— Как там насчёт ужина и пива?
Фродо вышел, вытирая голову.
— Там так много воды, что я иду на кухню досушиваться.
— Ух ты! — сказал Мерри. Каменный пол плыл. — Тебе придётся вытереть здесь всё, иначе не сядешь за стол, Перегрин. Поторапливайся, мы не будем ждать тебя.
Ужин был собран в кухне на большом столе у камина.
— Думаю, вы трое не захотите больше грибов? — без особой надежды осведомился Фредегард.
— Разумеется, захотим! — сказал Пиппин.
— Это моё! — воскликнул Фродо. — Миссис Маггот, королева среди жён фермеров, дала их мне. Уберите-ка свои жадные лапы, я сам их распределю!
Хоббиты очень любят грибы, превосходя этой страстью даже Большой Народ. Что частично и объясняет экспедиции молодого Фродо в известные уже поля Мэриша и ярость Маггота. На сей раз грибов было в изобилии даже по меркам хоббитов. И прочего тоже, так что даже Фатти Болгер в конце ужина испустил удовлетворённый вздох. Они отодвинули стол и расставили стулья вокруг огня.
— Мыть будем потом, — сказал Мерри. — Теперь рассказывайте! Догадываюсь, что у вас были довольно неприятные приключения. Хочу знать всё; особенно, что случилось со стариком Магготом, почему он так со мной заговорил. Маггот испуган, чего уж за ним никогда не замечали.
— Мы все испугались, — сказал Пиппин немного спустя, пока Фродо пристально смотрел в огонь и молчал. — И ты тоже боялся бы, если бы тебя два дня преследовали Чёрные Всадники.
— Кто же они такие?
— Чёрные Люди на чёрных конях, — ответил Пиппин. — Если уж Фродо решил молчать, я расскажу с самого начала, — тут он поведал обо всём их путешествии от самого Хоббитона. Сэм поддерживал его кивками и одобрительными восклицаниями. Фродо молчал.
— Я счёл бы рассказ вашими выдумками, если бы не видел сам темный силуэт на причале и не слышал странного голоса Маггота. Что ты обо всём этом думаешь, Фродо?
— Кузен Фродо слишком долго что-то от нас скрывает, — сказал Пиппин. — Пора бы открыться. Пока что у нас есть лишь догадки Маггота, что здесь есть связь с сокровищами старого Бильбо.
— Это лишь предположения, — поспешно ответил Фродо. — Маггот ничего не знает.
— Старина Маггот — проницательный человек, — сказал Мерри. — Он мало рассказывает из того, что думает. Я слышал, что одно время он ходил в Старый Лес, и говорят, что он знает много о нездешних вещах. Но ты, Фродо, можешь хотя бы сказать, верны ли его догадки.
— Я думаю, верны, — медленно ответил Фродо. — Тут есть связь со старыми приключениями Бильбо, и Всадники могут искать его или меня. Я опасаюсь, если желаете знать; здесь нет шутки, и для меня нет безопасного места ни здесь, ни где-либо ещё, — он посмотрел на стены и окна, будто боясь, что они неожиданно расступятся. Остальные в тишине переглянулись между собой.
— Через минутку всё решится, — прошептал Пиппин Мерри на ухо. Тот кивнул.
— Ну! — сказал, наконец, Фродо, выпрямляясь в кресле, будто приняв решение. — Больше нельзя скрывать. Надо рассказать вам всё, но я не знаю, с чего начать.
— Тогда я могу помочь, — тихо сказал Мерри, — и расскажу кое-что сам.
— О чём? — изумился Фродо.
— Ты жалок, старичок Фродо, потому что не умеешь попрощаться. Ты, конечно, с самого начала собирался покинуть Шир, но опасность настигла раньше, чем ты ожидал. Теперь ты заставляешь себя уйти сразу. И не хочешь. Поэтому нам тебя жаль.
Фродо открыл рот и закрыл его снова. Изумление его их позабавило.
— Милый Фродо, — сказал Пиппин. — Неужто думаешь, что смог запорошить нам всем глаза? Ты не настолько осторожен и изобретателен для этого! Очевидно, что ты планируешь покинуть Шир с самого апреля. Мы постоянно слышали твоё бормотание: „Увижу ли я когда-нибудь эту Долину?“ — и всё прочее. Притворство, что у тебя закончились деньги, продажа любимого Тупика этим Саквилль-Баггинсам, фу! Да секретные беседы с Гандальфом.
— Вот это да! — сказал Фродо. — Я считал себя достаточно изобретательным и осторожным. Не представляю, что скажет Гандальф. Теперь весь Шир судачит о моём отъезде?
— Да нет! — ответил Мерри. — Не беспокойся. Секрет, конечно, сохранится недолго, но пока известен только нам, Заговорщикам. Всё-таки ты должен не забывать, что мы хорошо тебя знаем, и много с тобой бываем, и обычно догадываемся, о чём ты думаешь. Я знал неплохо и Бильбо. По правде говоря, я пристально следил за тобой с самого его исчезновения, и ожидал, что ты уйдёшь вслед раньше или позднее, и скорее рано, так что со временем мы стали беспокоиться. Мы опасались, что ты уйдёшь неожиданно, по своему усмотрению, как и Бильбо. С нынешней весны мы не зевали и кое-что рассчитали и спланировали сами. Ты не ускользнёшь от нас легко!
— Но я должен, — сказал Фродо. — И ничего не поделаешь, друзья мои. Всем нам жаль, но бесполезно меня удерживать. Раз вы так много знаете, помогите мне, и тем более не удерживайте!
— Ты так и не понял! — отозвался Пиппин. — Ты должен идти, и мы с тобой тоже. Я с Мерри. Сэм отличный парень, он прыгнет за тобой в глотку к дракону, если не споткнётся по пути об его зубы, но тебе потребуется поболее одного соратника в опасном путешествии.
— Дорогие мои хоббиты! — Фродо был глубоко тронут. — Я не могу этого допустить. И решил так уже давно. Вы говорите об опасности, но не представляете её. Этот поход — не за сокровищами, не Туда и Обратно. А от одной смертельной опасности к другой.
— Мы понимаем, — настаивал Мерри. — Поэтому и решили идти. С Кольцом не шутят; и мы сделаем всё, что в наших силах сделать против Врага.
— С Кольцом! — теперь Фродо был ошеломлён окончательно.
— Да, с Кольцом, — ответил Мерри. — Старичок Фродо, ты не расчёл верно силу дружеского любопытства. Я знаю о существовании Кольца уже годы, ещё со времён Бильбо. Поскольку он считал его секретом, и я хранил тайну при себе, пока мы не организовали свой „заговор“. Я, конечно, не знаю Бильбо так же хорошо и близко, как тебя, потому что сам был ещё молод, а старик гораздо осторожнее тебя. Но всё же и он не смог скрываться до конца. Если ты хочешь знать, как я впервые обнаружил Кольцо, могу рассказать.
— Давай! — сказал Фродо тихо.
— Как ты мог бы предположить, причиной всему Саквилль-Баггинсы. Однажды, за год до Вечеринки, я шагал по дороге, а Бильбо шёл впереди. Неожиданно вдалеке появились и начали приближаться к нам Саквилль-Баггинсы. Бильбо замер и — только его и видели! — исчез. От изумления мне едва хватило выдумки спрятаться обычным способом. Продрался через изгородь и пошёл вдоль поля. Следя за дорогой, я смотрел прямо на Бильбо, когда тот вдруг появился после того, как Саквилль-Баггинсы прошли мимо. Я видел блеск золота, когда он клал что-то в карман.
После этого случая я держал ухо востро. В общем-то, соглашаюсь, что шпионил. Но и ты согласись, всё выглядело очень таинственно, а я был подростком. Должно быть, кроме тебя я единственный в Шире, кто видел книгу старика.
— Ты прочитал его книгу! — воскликнул Фродо. — Добрые времена! Он её так плохо хранил?
— Не столь хорошо, как мог бы. Мне удалось бросить короткий взгляд, хотя и это оказалось трудным делом. Он всё время был неподалёку от книги. Интересно, что с ней стало? Заглянуть бы ещё раз. Книга при тебе, Фродо?
— Нет, в Тупике её не было. Наверное, Бильбо унёс с собой.
— Ну что ж, как я уже говорил, я держал секрет при себе до нынешней весны, когда положение стало серьёзнее. Мы создали „заговор“, а поскольку собрались действовать, и намерения наши тоже были серьёзны, в средствах особенно не разбирались. Ты оказался крепким орешком, а Гандальф и того крепче. Если же ты хочешь узнать нашего главного информатора, могу представить.
— Где же он? — спросил Фродо, оглядываясь, словно ожидая увидеть зловещую фигуру в маске, выступающую из буфета.
— Шаг вперёд, Сэм! — скомандовал Мерри; Сэм встал, красный до ушей. — Вот наш поставщик! И собрал он много, пока в конце не попался. После чего счёл себя накрепко связанным словом, и умолк.
— Сэм! — Фродо казалось, что изумление не может уже зайти дальше, да и не разбирал, сердит ли, чувствует ли облегчение, позабавлен или просто очутился в глупом положении.
— Да, сэр! — сказал Сэм. — Умоляю простить меня, сэр! Я не замышлял ничего плохого ни вам, мистер Фродо, ни мистеру Гандальфу. У него чутьё. Только вы сказали, что пойдёте один, он тут же отозвался: „Нет! Возьми того, кому доверяешь“.
— Теперь мне не кажется, что можно доверять хоть кому-нибудь, — сказал Фродо. Сэм несчастно смотрел на него.
— Всё зависит от того, что ты хочешь, — ответил Мерри. — Мы пойдём за тобой до самого конца. И доверься нам в своих тайнах, которые мы сохраним лучше тебя. Даже не думай, что мы покинем тебя наедине с опасностью, ничего не сказав. Мы твои друзья. В любом случае. Мы знаем большую часть сказанного тебе Гандальфом. Знаем немало о Кольце. Мы очень боимся, но идём вместе с тобой или последуем за тобой.
— В конце концов, сэр, — добавил Сэм, — вам стоит принять совет Эльфов. Гильдор советовал взять того, кто сам желает, не отрицайте этого.
— Я не отрицаю, — сказал Фродо, глядя на улыбающегося теперь Сэма. — Не отрицаю, но теперь не смогу поверить, что ты спишь, если даже глаза твои закрыты. Придётся хорошенько тебя толкать для уверенности.
— Вы все — компания обманщиков и шпионов! — продолжал он, глядя на остальных. — Но всё-таки! — он улыбнулся и развёл руками. — Я согласен! Последую совету Гильдора. Не будь опасность столь близкой, я бы заплясал от радости. Я очень счастлив, много счастливее, чем последние годы, потому что так страшился этого вечера.
— Отлично! Решено. Слава Капитану Фродо и нашей Команде! — они затанцевали вокруг Фродо. Мерри и Пиппин затянули специально сочинённую к этому случаю песню.
Её сделали на манер песни Гномов, ознаменовавшей начало приключений Бильбо, на ту же самую мелодию.

(перевод песни)

— Очень хорошо! — сказал Фродо. — Но в нашем случае нужно ещё много сделать перед тем, как лечь спать, под крышей, во всяком случае.
— О, то была песня, — отозвался Пиппин. — Ты и вправду собирался уйти до полуночи?
— Не знаю. Я боюсь этих Чёрных Всадников, и уверен, что небезопасно оставаться в одном месте надолго, особенно если известно, что я сюда направлялся. И Гильдор советовал мне не задерживаться. Но я очень хотел бы встретить Гандальфа. Даже Гильдор обеспокоен тем, что Гандальф ещё не вернулся. Всё зависит от двух вещей. Как скоро Всадники достигнут Баклбери? И как скоро мы ускользнём? Нам придётся порядком подготовиться.
— Отвечаю на второй вопрос, — сказал Мерри. — Мы можем уйти в течение часа. Я почти всё приготовил. Через поле отсюда есть шесть пони в конюшне. Припасы и снаряжение наше всё упаковано, за исключением одежды и продуктов.
— Вы весьма деятельные „заговорщики“, — сказал Фродо. — Но Чёрные Всадники? Стоит ли ждать Гандальфа один день?
— Это зависит от того, что Всадники сделают, найдя тебя здесь, — отвечал Мерри. — Они уже могли достигнуть здешних мест, если их не остановили у Северных Ворот, где Высокая Роща примыкает к речному берегу по эту сторону Моста. Стражники не пропустят их ночью, хотя они могут и объехать Ворота. Даже днём стража может задержать Всадников, поскольку вид их не самый благонадёжный и даже устрашающий, и задержат, по крайней мере, до тех пор пока не получат распоряжение от Хозяина Холла. Но Бакленд, разумеется, не устоит перед решительным гостем. Возможно, утром Всадник, спрашивающий мистера Баггинса, будет пропущен, ведь известно, что ты вернулся и собираешься жить в Долине Ручья.
Фродо несколько времени раздумывал, а потом сказал:
— Я решил, что выйду завтра утром, с рассветом. Но не по Дороге: это гораздо опаснее, чем ожидать здесь. Если двинуться через Северные Ворота, это станет тут же известно, хотя следует сохранять отъезд в тайне несколько дней. Что важнее, Мост и Восточная Дорога, несомненно, под присмотром, независимо от того, проникнет ли хоть один Всадник в Бакленд, или нет. Мы не знаем, сколько их всего, но, по крайней мере, не меньше двух. Единственное, что стоит делать в таком случае — уходить в самом неожиданном направлении.
— Тогда остаётся лишь Старый Лес! — в ужасе сказал Фредегард. — И даже не думайте о нём — там такая же опасность, как при встрече с Чёрными Всадниками.
— Не так уж там и плохо, — сказал Мерри. — Такой вариант не выглядит слишком обнадёживающе, но я доверяю Фродо. Единственный способ ускользнуть, не опасаясь погони. При удаче мы сможем очень неплохо начать.
— В Старом Лесу не бывает удач, — возразил Фредегард. — Ни для кого и никогда. Вы заблудитесь. Люди туда не ходят.
— Ещё как ходят! — ответил Мерри — Брэндибаки особенно, если есть желание. У нас есть свои тропы. Фродо туда заходил однажды, хотя и довольно давно. Я был несколько раз, правда, при свете дня, когда деревья мирно спят.
— Делайте, как хотите! — заметил Фредегард. — Я боюсь Старого Леса больше всего на свете: о нём рассказывают просто кошмарные истории. Но всё же мой голос не котируется, поскольку я остаюсь здесь. И рад, что остаюсь, потому что теперь есть кому рассказать о вас Гандальфу, который, я уверен, нескоро, но вернётся.
Восхищаясь Фродо, Фатти Болгер, тем не менее, не испытывал желания ни покидать Шир, ни посмотреть, что лежит за его пределами. Родом он был из Восточной Четверти, из Баджфорда, что в Полях У Моста, но дотоле ни разу в жизни не переходил Брендивейн. Его участие в плане „заговорщиков“ заключалось в том, чтобы остаться на месте и как можно дольше поддерживать у любопытных уверенность, что мистер Баггинс остался в Долине ручья. Фатти даже привёз старую одежду Фродо, чтобы облегчить себе задачу. Они мало думали об опасности такой роли.
— Отлично! — сказал Фродо, поняв их замысел. — Мы, во всяком случае, не можем оставить Гандальфу записку. Я не знаю, умеют ли Всадники читать, и не смею писать послание: они могут обыскать дом. А если уж Фатти остается „держать оборону“, я буду уверен, что Гандальф знает наш путь, всё это меня обнадёживает. Первым делом, я завтра направляюсь в Старый Лес.
— Ну, значит, на том и решим, — сказал Пиппин. — В общем-то, я предпочитаю такой путь ожиданию здесь прибытия Чёрных Всадников.
— Надейтесь лучше, что удачно пройдёте через Лес, — отозвался Фредегард. — Завтра вы пожалеете, что не остались со мной здесь.
— Не о чем больше спорить, — ответил Мерри. — Нам осталось добавить последние штрихи к нашему багажу, прежде чем отправимся спать. Я подниму всех завтра перед рассветом.
В конце концов они разошлись спать, но Фродо некоторое время не мог уснуть. Ноги болели. Приятно было думать, что завтра они поедут на лошадях. Наконец он провалился в непонятные сновидения, из которых как бы смотрел в окно на тёмное море деревьев. Внизу, у корней, слышались шорох и сопение неведомых существ. Фродо был уверен, что рано или поздно они его учуют.
Затем он услышал шум, донесшийся издалека. Сначала ему казалось, что это мощный ветер, поднявшийся нал листьями. А потом узнал звук далёкого Моря, которого никогда не слышал, чей шум часто тревожил его сны. Вдруг он очутился в поле. Ни одного дерева. Мрачная степь, а вокруг него странный солёный запах витает в воздухе. Взглянув верх, он увидел перед собой высокую Белую Башню на гребне гор. Могучее желание взобраться на неё и увидеть Море овладело им. Фродо начал подниматься по склону, внезапно в небе блеснуло, и донёсся раскат грома.

Tags: tlotr
Subscribe

  • Текущее - люди странные

    В ФБ вот зашёл разговор, и ответ на процитированные ниже тезисы я хочу вынести сюда на вечное хранение. Классическое воспитание было направлено на…

  • Полы и подытог

    Ремонт, в отличие от серии постов, нельзя закончить, можно только прекратить, и я его прекратил. Поклеил вдоль плинтуса малярный скотч и покрасил…

  • Полы и шкаф

    Дело не в том, что прежний линолеум мне не нравится или его невозможно отмыть от последствий ремонта стен и потолка. Дело в том, что пропитывает…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments