elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Властелин Колец (1, 4)

Вот и целая глава - на выходные.

Глава IV. Напрямик за грибами

Утром Фродо проснулся, освежённый. Лежал он в шалаше, сделанном из переплетённых и пригнутых Эльфами к земле ветвей живого дерева; постель была из папоротников и травы, толстая и мягкая, необычайно ароматная. Солнце проблёскивала меж ещё зелёных трепещущих листьев. Фродо поднялся и вышел.
Сэм сидел на траве у самой опушки. Пиппин стоял, задрав голову, изучая небо и будущую погоду. Эльфов не было и в помине.
– Они оставили нам фрукты и питьё, и хлеб, – сказал Пиппин. – Завтракай. Хлеб также вкусен, как ночью. Не будь Сэма, я бы тебе ничего не оставил.
Фродо уселся рядом с Сэмом и принялся за еду.
– Что у нас на сегодня? – спросил Пиппин.
– Нужно попасть в Баклбери как можно быстрее, – ответил Фродо и сосредоточился на завтраке.
– Встретим ли мы тех Всадников? – бодро осведомился Пиппин. Утреннее солнце делало перспективу увидеть целую их толпу не столь страшной для него.
– Может быть, – ответил Фродо без энтузиазма. – Я надеюсь дойти до Реки так, чтобы они нас не заметили.
– Узнал о них что-нибудь от Гильдора?
– Не очень много: загадки да намёки, – ответил Фродо уклончиво.
– Что же насчёт вынюхивания?
– Мы это не обсуждали, – с набитым ртом отвечал Фродо.
– Стоило бы. Уверен, что это важно.
– Уверен, что Гильдор отказался бы объяснить, – резко сказал Фродо. – А теперь оставьте-ка меня в покое ненадолго! Не хочу за завтраком попутно отвечать на уйму вопросов. Мне надо подумать!
– Думать за завтраком?! – и Пиппин отошёл к краю поляны.
Для Фродо даже яркое утро – обманчиво яркое, как он считал – не смогло отогнать страх преследования; он обдумывал слова Гильдора. До него донёсся радостный голос Пиппина – хоббит бегал по траве, распевая.
"Нет, не могу! – сказал Фродо сам себе. – Одно дело – бродить со своими младшими друзьями по Ширу, пока не устанешь и не проголодаешься, и наесться и отдохнуть можно когда угодно. А вот идти от одной опасности к другой, голодными, без пристанища – совсем другое дело, даже если они и сами того желают. Всё это предназначено мне одному. Наверное, не нужно брать даже Сэма", – взглянув на него, Фродо обнаружил, что Сэм пристально на него смотрит.
– Ну, Сэм, что скажешь? Я покидаю Шир как можно скорее, не задерживаясь в Долине Ручья, если получится.
– Хорошо, сэр!
– Всё ещё намерен идти со мной?
– Да!
– Будет опасно, Сэм. Уже стало опасно. Скорее всего, ни один из нас не вернётся.
– Если вы не вернётесь, то и я, конечно, тоже. Мне сказали: "Не покидай его!" "Покинуть его! Никогда. Я вскарабкаюсь за ним на луну, – отвечал я. – И если кто-нибудь из этих Чёрных попытается его задержать, им придётся посчитаться и с Сэмом Гамджи", – и они засмеялись.
– Кто эти они? О чём ты?
– Эльфы, сэр. Мы говорили ночью; казалось, они знали, что вы покидаете Шир, и я не считал нужным отрицать. Чудесный народ, сэр! Чудесный!
– Да, – сказал Фродо. – Они и теперь нравятся тебе, после близкого знакомства?
– Они вне того, что может нравиться или не нравиться мне, – медленно ответил Сэм. – По сути, нет никакого значения и смысла в том, что я о них думаю. Они отличаются от того образа, что я ожидал – такие старые и юные и такие весёлые и грустные.
Фродо взглянул на него изумлённо, ожидая какого-то внешнего признака перемены, произошедшей с Сэмом. Звучал голос вовсе не старого и хорошо знакомого ему Сэма Гамджи. Но рядом с Фродо сидел прежний Сэм, только лицо его было непривычно задумчиво.
– Теперь ты желаешь покинуть Шир – когда твоя мечта увидеть Эльфов сбылась? – спросил Фродо.
– Да, сэр. Как бы вам сказать, прошлой ночью я изменился. Стал, в некотором роде, смотреть в будущее. Я знаю, что нам предстоит долгая дорога во тьму; но я знаю, что не могу теперь вернуться. Теперь я желаю увидеть не Эльфов, не Драконов, не Горы, да и не знаю точно, чего хочу; но я должен что-то совершить в своей жизни, и лежат все возможности для того впереди, не в Шире. Я это предчувствую, сэр, если вы понимаете, о чём я.
– Не вполне. Но понимаю, что Гандальф выбрал мне хорошего спутника. Я решил. Мы уйдём вместе.
В тишине Фродо закончил завтрак. Встав, посмотрел вперёд и позвал Пиппина.
– Всё готово? – спросил он, когда Пиппин подбежал. – Нужно отправляться сейчас. Мы проспали, а впереди немало миль.
– Точнее сказать, ты проспал. Я поднялся давно, и мы лишь ждали, пока ты закончишь завтракать и думать.
– Я управился с обоими делами. И собираюсь быть у Переправы Баклбери сколь возможно скорее. Не возвращаясь к покинутой прошлой ночью дороге, я собираюсь идти прямиком отсюда.
– Тогда учись летать, – отозвался Пиппин. – Пешком здесь нигде не срезать.
– По крайней мере, короче, чем дорогой, пройти можно, – ответил Фродо. – Переправа восточнее Вудхолла, а дорога кружит левее – одна из петель её северная. Она идёт вокруг окраины Мэриша, чтобы соединиться с большой дорогой, идущей к Мосту через Сток. Но это на мили отстоит от нашего пути. Добрую четверть можно сократить, если срезать напрямик к Переправе отсюда.
– Тише едешь – дальше будешь, – возразил Пиппин. – Земли здесь дикие, в Мэрише болота – я знаю здешние места. А если ты тревожишься о Чёрных Всадниках, то вряд ли будет хуже встретить их на дороге, чем в лесу или в поле.
– Труднее найти кого-нибудь в лесах и полях. И если ожидают тебя на дороге, есть шанс, что и искать будут там и нигде более.
– Ладно! – ответил Пиппин. – Я последую за тобой и в топи, и в канавы. Но будет тяжело! Я рассчитывал быть в "Золотом Окуне" в Стоке к закату. Там, пожалуй, лучшее пиво во всей Восточной Четверти, и я давненько его не пробовал.
– И это для тебя – решающий довод! – сказал Фродо. – Тише едешь – дальше будешь от того места, куда едешь, особенно если сидеть по трактирам. В любом случае тебя стоит держать подальше от "Золотого Окуня". Мы хотим быть в Баклбери до ночи, правда, Сэм?
– Я пойду за вами, мистер Фродо, – сказал Сэм (несмотря на собственные несогласие и сожаления о лучшем пиве Восточной Четверти).
– Ну, раз уж мы собираемся лезть в болото, начнём сейчас же! – сказал Пиппин.
Уже было жарко так же, как днём раньше, но с запада наползали облака. Мог и дождь пойти. Хоббиты сползли по крутому зелёному откосу и углубились в густые леса. Направление выбрали так, чтобы миновать Вудхолл левее, скосить через леса, группировавшиеся вдоль восточных рубежей холмов, пока заросли не достигали низменностей. Там они смогли бы спрямить до Переправы по местности, лёгкой для ходьбы, за исключением нескольких оврагов и оград. Фродо счёл, что напрямик будет восемнадцать миль.
Вскоре чаща показалась, густая и дремучая. Троп в ней не было, и хоббиты не могли передвигаться быстро. С трудом спустившись к самому подножию склона, обнаружили сбегающий с холмов поток в глубоком русле с крутыми берегами, заросшими терновником. Выбранный путь он полностью перегораживал. Хоббиты не могли ни перепрыгнуть его, ни пересечь, не намокнув, выпачкавшись и оцарапавшись. "Первое испытание", – сказал Пиппин, мрачно улыбаясь, пока они стояли, думая, что делать.
Сэм оглянулся. Сквозь окно в деревьях что-то мелькнуло на вершине склона, с которого они спустились.
– Смотрите! – сказал он, дёргая Фродо за рукав. Высоко над ними все увидели на фоне неба лошадь и чёрную фигуру рядом.
Сразу испарилась мысль вернуться. Фродо, прокладывая путь, полез в густые кусты у ручья.
– Ну! – сказал он Пиппину. – Мы оба правы! Прямой путь обернулся крюком, но мы едва успели скрыться. Сэм, у тебя чуткий слух, скажи, не идёт ли кто-нибудь?
Прислушиваясь, они замерли и затаили дыхание; преследователей не слышно.
– Не думаю, что он попытается спустить по этому склону лошадь, – сказал Сэм. – Но догадываюсь, что всадник знает, где мы шли. Лучше бы нам поторопиться.
Спешить всё же было трудно. Кусты и терновник не стремились пропускать их большие рюкзаки. Холмы позади защищали от ветра, и воздух в низине был неподвижен и душен. Прокладывая дорогу к более проходимым местам, трое устали, запыхались и порядком оцарапались, к тому же они не были уверены, правильно ли идут. Поток, достигая низменностей, стал шире и мельче, берега понизились, и он сквозь Мэриш потёк к Реке.
– Ого, это Ручей Сток! – сказал Пиппин. – Если собираемся попытаться вернуться к прежнему курсу, нужно, наконец, пересечь его и забрать вправо.
Они перешли поток вброд, спеша миновать широкое поле, поросшее тростником. На другом его конце снова появились деревья, большей частью высокие дубы, меж которых росли вязы и ясени. Место было приятно ровное, но деревья стояли плотно, закрывая обзор. Порывы ветра взметали листья, с пасмурного неба падали первые капли. Ветер утих и начался дождь. С трудом пробирались они полянами, стараясь передвигаться как можно быстрее, порой шагая прямо сквозь кучи сухих листьев; вокруг барабанили капли. Хоббиты не разговаривали, оглядываясь по сторонам.
Через полтора часа Пиппин сказал:
– Надеюсь, мы не зашли чересчур на юг, и не придётся идти через этот лес долго! Этот пояс деревьев не слишком широк – не более мили, я бы сказал – и мы должны бы уже миновать его.
– Не стоит прокладывать курс зигзагами, – ответил Фродо. – Это никуда не годится. Держимся того направления, которое уже выбрали! Я не уверен, нужно ли показываться на открытом месте.
Они прошли ещё несколько миль. Солнце блеснуло среди лоскутов туч, и дождь ослаб. Миновал полдень, казалось, что наступило время ленча. Они остановились под сенью вяза: крона его уже желтела, но оставалась плотной, и земля под деревом была суха. Принявшись за обед, они обнаружили, что Эльфы наполнили фляжки чистым бледно-золотым напитком, похожим на мёд, собранный с разных цветов, удивительно освежающий. Очень скоро они уже смеялись, забыв дождь и Чёрных Всадников, чувствуя, что последние мили скоро останутся позади.
Фродо оперся на корень и закрыл глаза, Сэм с Пиппином уселись рядом, принявшись тихо напевать:

(стихи)

Хо! Хо! Хо! – начали они громче. И резко остановились. Фродо вскочил на ноги. Ветром принесло долгий вопль, будто крик злобного и одинокого существа. Он разрастался и падал, окончившись на пронизывающей ноте. Пока они стояли, окаменев, донёсся ответный крик, отдалённый и слабый, но тоже леденящий душу. И наступила тишина, только ветер шелестел листьями.
– И что это было? – спросил, наконец, Пиппин, стараясь говорить весело, но голос его немного дрожал. – Если птица, то таких я в Шире ещё никогда не слышал.
– Это не птица и не зверь, это сигнал или зов, в нём были слова, хоть я их не разобрал. Но ни у одного хоббита нет такого голоса.
Ничего более не сказали. Все трое думали о Всадниках, но не стремились говорить о них. Теперь не осталось желания равно остановиться и продолжать. Но рано или поздно им пришлось бы пересечь поле к Переправе, и, само собой, лучше сделать это при свете дня. В несколько мгновений они вскинули рюкзаки на плечи и ушли.
Лес неожиданно закончился. Широкие луга расстилались перед ними. Теперь видно было, что они всё же забрали чересчур к югу. По-за равнины они должны были заметить низкий холм Баклбери, но оказался он слева. Осторожно выйдя из лесу, они старались пройти открытое пространство как можно скорее.
Поначалу хоббиты боялись появиться из-под защиты деревьев. Далеко позади виднелось плато, где они завтракали, и Фродо почти ожидал увидеть далёкую маленькую фигурку Всадника, тёмную на фоне неба, но того не было и признака. Солнце, избежав рассеивающихся облаков и склоняясь к холмам позади, снова ярко сияла. Страх ушёл, но всё же они чувствовали себя неприятно. Края тем временем становились более обжитыми и благоустроенными. Скоро хоббиты пошли хорошо возделанными полями и лугами, тщательно разгороженными, снаряженными воротами, и осушительными канавами. Тихо и мирно, как в обыкновенном уголке Шира. Настроение улучшалось с каждым шагом. Река приближалась, а Чёрные Всадники уже казались призраками лесов, оставшихся далеко позади.
Трое прошли краем огромного тыквенного поля, подойдя к крепким воротам, за которыми колеи дороги проходили между ухоженных изгородей к отдалённым деревьям. Пиппин остановился.
– Узнаю эти поля и ворота! Бамфурлонг, земли старого Маггота. Под деревьями его ферма.
– Из огня да в полымя! – сказал ошеломлённо Фродо, будто Пиппин указал на дорогу в логово дракона. Двое удивлённо уставились на него.
– Что же такого со старым Магготом? – спросил Пиппин. – Он добрый друг всех Брэндибаков. Конечно, он гроза воришек и держит свирепых собак, но всё-таки здешний народ живёт близко к границам и вынужден держать сторожей.
– Знаю. Но всё-таки, – ответил Фродо, стыдливо посмеиваясь, – меня ужасает и он, и его собаки. Я избегаю его ферму уже годы. Несколько раз он ловил меня за сбором грибов, когда я жил в Брэнди Холле. В последний раз он отстегал меня и показал собакам, сказав: "Ну, парни, если другой раз этот негодник ступит на мою землю, можете его съесть. А теперь проводите-ка!" Они гнали меня всю дорогу до Переправы. Я так и не пересилил страх, хотя должен сказать, бестии отлично знали своё дело и ни разу до меня не дотронулись.
Пиппин засмеялся.
– А пора бы. Особенно если возвращаешься в Бакленд. Старина Маггот хороший парень, если отбросить эти грибы. Пойдём по тропе и тогда не сочтёмся нарушителями границ. Если встретим его, я сам с ним заговорю. Он друг Мерри, и я частенько бывал с ним здесь раньше.
Они шли по дороге пока не увидели выглядывающие меж деревьев соломенные крыши большого дома и дворовых построек. Магготы, Паддифуты (в Стоке) и большинство обитателей Мэриша жили в домах, и эта ферма была крепко построена из кирпича, обнесена высокой стеной с широкими деревянными воротами.
Когда они приблизились, раздалось жуткое рычание и лай, а громкий голос скомандовал: "Кусай! Клык! Волк! Бегите-ка!"
Фродо и Сэм замерли, а Пиппин прошёл несколько шагов. Ворота приоткрылись, и три большие собаки бросились на дорогу, рванули к путникам со свирепым лаем. На Пиппина они не обратили внимания; Сэм прижался к стене, пока две похожие на волков собаки подозрительно его обнюхивали, ворча, если он шевелился. Самая большая и жуткая остановилась перед Фродо, ощерившись и рыча.
Из ворот появился плотный хоббит с красным круглым лицом.
– Привет! Привет! Кто вы, что вам угодно?
– Добрый день, мистер Маггот! – сказал Пиппин.
Фермер взглянул на него повнимательнее.
– Не кто иной, как Мастер Пиппин – мистер Перегрин Тук, – воскликнул он, меняясь в лице. – Давненько я тебя не видел. Твоя удача, что я тебя знаю. Я собираюсь теперь натравливать собак на всякого путника. Сегодня кое-что любопытное произошло. Конечно, мы привыкли к странным людям, путешествующим в наших краях от времени до времени. Слишком близко к Реке, – сказал он, качая головой. – Но тот был самый необычный из всех, кого я видел. Он больше не пройдёт по моей земле, не будучи выгнанным вон, если замечу.
– О ком вы? – спросил Пиппин.
– Так вы его не видели? Он убежал по дороге не так уж давно. Странный, и странные вопросы задавал. Но, возможно, мы войдём и обсудим новости с удобством. В бочонках у меня есть порция хорошего эля, если вы и ваши друзья пожелают, мистер Тук.
Ясно было, что фермер расскажет больше, если сделать так, как он хочет, поэтому они приняли приглашение.
– А что же собаки? – спросил Фродо.
Фермер ухмыльнулся.
– Они вам не навредят, пока я не прикажу. Ко мне, Кусай! Клык! Волк!
К облегчению Фродо и Сэма собаки отошли и позволили им идти свободно.
Пиппин представил их фермеру:
– Мистер Фродо Баггинс. Вы, может быть, его не помните, но он некогда жил в Брэнди Холле.
Услышав имя "Баггинс", фермер встрепенулся и посмотрел на Фродо внимательно. Мгновение Фродо думал, что он припомнил украденные грибы и попросит собак проводить его. Но Маггот взял его за руку.
– Ну, уж это страннее некуда! Мистер Баггинс? Входите-ка! Нам обязательно нужно поговорить.
Они прошли на кухню и расположились у широкого камина. Миссис Маггот принесла большой кувшин пива и наполнила четыре кружки. Сварено оно было на славу, и Пиппин посчитал себя вознаграждённым за упущенного "Золотого Окуня". Сэм потягивал пиво несколько подозрительно, от природы не доверяя жителям других частей Шира. Да он и не расположен был сразу заводить знакомство с человеком, стегавшим хворостиной, пусть и давно, его друга и хозяина.
После нескольких малозначительных и необходимых замечаний о погоде и о не столь плохих в этом году перспективах на урожай Маггот отставил в сторону кружку и оглядел их всех.
– А теперь, мистер Перегрин, скажите-ка, откуда и куда же вы могли направляться? Пришли навестить меня? Или прошли бы мимо моих ворот, если б я не заметил вас.
– Ну, нет, – ответил Пиппин. – По правде говоря, мы зашли на дорогу с другого конца, через ваши поля, совершенно случайно: мы заблудились в лесу позади Вудхолла, пытаясь пройти прямее к Переправе.
– Если вы спешили, дорога подошла бы вам больше, – сказал фермер. – Но меня это не касается. Если желаете, ходите по моей земле, мистер Перегрин. И вы, мистер Баггинс тоже, ведь вы, смею сказать, до сих пор любите грибы? – он усмехнулся. – Да, да, я узнал это имя. Помню времена, когда малыш Фродо Баггинс был худшим из маленьких разорителей во всём Бакленде. Но речь теперь не о грибах. Мне за минуту до вас напомнили имя Баггинс. Что, вы думаете, тот странный путник спрашивал?
Они нетерпеливо ждали, когда фермер расскажет.
– Ну, – продолжал фермер, смакуя каждое слово, – он прибыл на чёрной лошади к воротам, которые случайно оказались открыты, и подъехал прямо к дверям. Сам он тоже был чёрный, закутанный в плащ с капюшоном, будто не хотел, чтобы его узнали. "И что ему понадобилось в Шире?" – думаю себе. Тут, внутри границ, мы мало видим Большого Народа, а о таких чёрных парнях и не слышали.
– Добрый день! – я ему говорю, выходя. – Эта улица никуда не приведёт, куда бы вы ни шли, быстрее было бы вам вернуться на большую дорогу, – не понравился он мне с первого взгляда, а когда Кусай выбежал, то только раз потянул носом и взвизгнул, будто в него камнем запустили, хвост поджал и, скуля, убежал. Этот чёрный сидел спокойно.
– Я оттуда пришёл, – говорил он медленно, указывая на запад, за мои поля. – Ты видел Баггинса? – спросил он странным голосом и стал прямо передо мной, но лица я не видел, капюшон у него был надвинут очень низко. У меня по спине мурашки пробежали. Не понимаю, как он осмелился проскакать по моим полям.
– Здесь нет Баггинсов, – я ему говорю, – вы не в той части Шира. Лучше вам вернуться на запад в Хоббитон, но на этот раз по дороге!
– Баггинс ушёл оттуда, – ответил он шёпотом. – Он уже подходит. Он недалеко. Я хочу его найти. Если он пройдёт, скажешь мне? Я вернусь с золотом.
– Ну уж нет. Вернёшься туда, откуда пришёл, и в два раза быстрее. Через минуту я позову всех своих собак.
Он как-то зашипел. Может быть, засмеялся, а может быть, и нет. Потом пришпорил лошадь и пустил её прямо на меня, я едва успел отскочить. Я позвал собак, а он развернулся и молнией выскочил в ворота и ускакал по дорожке. И что вы думаете?
Фродо несколько мгновений смотрел в огонь, думая только, удастся ли им когда-либо добраться до Переправы.
– Не знаю, что и думать, – сказал он наконец.
– Тогда я подскажу, – сказал Маггот. – Не стоило вам переселяться в Хоббитон, народ там нездешний и уж очень странный, мистер Фродо, – тут Сэм заёрзал в кресле, посмотрев на фермера неодобрительно. – Но вы, мистер Фродо, всегда были безрассудным парнем. Когда вы ушли от родных Брэндибаков к этому чудному старику Бильбо, я сказал, что вы беду наживёте. Припомните мои слова, всё от тех странных дел мистера Бильбо. Говорят, он приобрёл кое-что самым неподходящим образом в этих Дальних Странах. Может быть, кто-то хочет узнать, что сталось с золотом и драгоценными камнями, которые он, как я слышал, зарыл под Холмом?
Фродо ничего не ответил: заботливо прикрытые догадки проницательного фермера его немного расстроили.
– Ну-с, мистер Фродо, – продолжал Маггот. – Я рад, что чутьё вам подсказало вернуться в Бакленд. Мой совет: оставайтесь здесь! И не связывайтесь с чужестранцами. Заведёте друзей в наших краях... Если кто-нибудь из этих чёрных придёт за Баггинсом, я всё устрою. Скажу, что Баггинс умер, покинул Шир или что-нибудь ещё на ваш вкус. И это будет верно, ведь они интересуются мистером Бильбо.
– Может быть, вы правы, – сказал Фродо, избегая смотреть в глаза фермеру и уставясь поэтому в камин.
Маггот задумчиво на него посмотрел.
– Я вижу, у вас есть собственные задумки. Ясно, как день, что неслучайно вы и тот всадник прибыли сюда в один и тот же день, и, может быть, мои новости для вас и не особенно неожиданны. Заметьте, я ничего не выспрашиваю. Похоже, что у вас неприятности. Наверное, подумываете, что не доберётесь до Переправы, не будучи настигнутыми?
– Да, я так думал, – ответил Фродо. – Но мы должны попытаться, раздумьями у камина делу не поможешь. Так что нам следует идти. Спасибо вам за гостеприимство и доброту! Я боялся вас и ваших собак тридцать лет, Фермер Маггот, хоть вам, возможно, и смешно это слышать. Жаль: ведь поэтому я не завёл хорошего друга. А теперь извините, что покидаю ваш дом так скоро, но может статься, если будет возможность, я однажды вернусь.
– Вы всегда будете желанным гостем, – сказал Маггот. – Хочу заметить, что солнце заходит, мы собираемся ужинать, потому что обычно ложимся скоро после заката. Если останетесь, то нам будет приятно поужинать с вами всеми.
– Нам тоже! – сказал Фродо. – Но нам нужно отправляться, даже теперь успеет стемнеть, пока доберёмся до Переправы.
– Ах, подождите минутку! Я как раз собирался сказать, что должен отправить небольшую повозку, и могу довезти вас прямо до Переправы. И сэкономите время, и можете избежать неприятностей иного сорта.
Фродо, к облегчению Сэма и Пиппина, с радостью принял приглашение. Солнце уже скрылось за холмами на западе, и свет его ослабевал. Подошли дети фермера – два сына и три дочери, на большом столе подали щедрый ужин. Кухня освещалась свечами, огонь в камине раздули посильнее, миссис Маггот сновала туда и обратно. Вошли один или два работника фермы, и всего за столом уселись четырнадцать человек. Было в изобилии пиво, и стояла большая тарелка с грибами и беконом (помимо прочих угощений с фермы). Собаки лежали у камина, гложа и разгрызая кости.
После ужина фермер с сыновьями приготовил повозку. Когда гости вышли, во дворе стемнело. Погрузили вещи, фермер сел на козлы и стегнул пони. Жена его стояла на освещённом пороге.
– Будь осторожен! Не ссорься с разными прохожими и сразу возвращайся домой!
– Хорошо, – ответил тот и выехал из ворот. Ни ветерка, ночной воздух был прохладен и неподвижен. Погасив огни, они ехали медленно. Милю или две спустя тропа, миновав глубокий овраг и короткий подъём, соединилась с широкой дорогой на высокой насыпи.
Маггот спустился с козел и хорошенько вгляделся в обе стороны, к югу и северу, но в темноте ничего не было видно, ни звука не раздавалось в ночной тишине. Пряди редкого тумана выползали из речных долин, стелясь над полями.
– Темно, но я не зажгу огней, пока не развернусь обратно, – сказал Маггот. – На дороге мы услышим кого-нибудь раньше, чем он нас заметит.
Пять миль или более было от Магготовой улицы до Переправы. Хоббиты закутались плотнее, прислушиваясь к скрипу колёс и медленному стуку копыт пони. Фродо казалось, что фургон ползёт медленнее улитки. Рядом с ним Пиппина уже клонило ко сну, но Сэм во все глаза смотрел вперёд, в густеющий туман.
Они достигли поворота на дорогу к Переправе, отмеченного парой высоких белых столбов, неожиданно показавшихся справа. Маггот натянул поводья, и пони стали. Они только начали вылезать из повозки, как услышали то, чего больше всего страшились: звук копыт на дороге впереди. Всадник приближался.
Фермер спрыгнул и встал у лошадиных морд, вглядываясь в темноту. Цок-цок, звучали копыта приближающегося всадника в неподвижном туманном воздухе.
– Вам лучше спрятаться, мистер Фродо, – сказал Сэм взволнованно. – Лягте и укройтесь одеялами, а мы отошлём этого всадника подальше! – он спустился и встал рядом с фермером. Чёрные Всадники не смогут миновать их, добираясь до повозки.
Цок-цок, цок-цок. Всадник был очень близко.
– Эй, там! – крикнул Маггот. Копыта резко остановились. Им казалось, что можно различить тёмную фигуру в капюшоне, ярдах в двух впереди. – Ну, ну! – сказал фермер, бросив поводья Сэму и делая шаг вперёд. – Не могли бы вы подойти ближе! Что вам угодно, куда вы направляетесь?
– Мне нужен мистер Баггинс. Вы его видели? – послышался глуховатый голос – но он принадлежал Мерри Брэндибаку. Раскрыли лампу, и свет её упал на изумлённое лицо фермера.
– Мистер Мерри!
– Да, конечно! А кого вы ожидали? – ответил Мерри, выступая из темноты. Тут же страхи их исчезли, и Мерри в их глазах съёжился в обычного хоббита. Он ехал на пони, а вокруг шеи и подбородка обмотался шарфом, чтобы уберечься от сырого холода.
Фродо выскочил из фургона для приветствия.
– Наконец-то! – сказал Мерри. – Я ума не мог приложить, где вы бродите весь день. Когда туман сгустился, я всё же собрался и выехал по направлению к Стоку, чтобы поискать, не свалились ли вы в какую-нибудь канаву. Но я понятия не имел, какой дорогой вы идёте. Мистер Маггот, где вы их нашли? В пруду?
– Нет, я поймал этих нарушителей границ, едва не потравив собаками, но они сами расскажут. А теперь, мистер Мерри и мистер Фродо, извините, но мне стоит вернуться. Миссис Маггот будет волноваться, ведь уже очень поздно, – он вернул повозку на дорогу и развернулся.
– Ну, доброй вам ночи. Был, несомненно, необычный денёк. Всё хорошо, что хорошо заканчивается. Правда, стоит говорить так только когда доберёшься до своей двери. И я буду рад, если будет именно так, – он зажёг лампы и тронул. Вдруг он остановился и извлёк из-под сиденья большую корзину.
– Чуть не забыл, миссис Маггот с наилучшими пожеланиями упаковала это для мистера Баггинса.
Фермер спустил корзину наземь и удалился под хор благодарствий и пожеланий удачи.
Хоббиты провожали взглядом его огни, пока они не растворились в тумане. Фродо засмеялся: под салфеткой в корзине возвышалась гора грибов.

Tags: tlotr
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments