elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:
  • Music:

Властелин Колец (0; 2,3,4,5)

2. Касаясь трубочной травы

Среди хоббитов в старину была распространена удивительная привычка, которую стоит упомянуть: они вдыхают через глиняные или деревянные трубки дым от листьев травы, называемой „трубочная трава“ или „листья“, возможно, какого-то вида табака. Возникновение такой оригинальной привычки, или „искусства“, как говорят сами хоббиты, окутано тайной. Древнейшее из того, что возможно изыскать по этому поводу, собрал Мериадок Брэндибак (позднее глава Бакленда), а поскольку и он, и табак из Южной Четверти играют важную роль в этой повести, следует процитировать отрывки из его книги „Травяная наука в Шире“:

„Это искусство мы можем считать своим собственным изобретением. Неизвестно, когда хоббиты впервые начали курить, все легенды и семейные истории говорят, что это — дар; испокон веков народ Шира курил различные травы, одни — крепче, иные — слаще. Но все согласны, что Тобольд Хорнблоуэр из Долгой Низины в Южной Четверти первым вырастил настоящую трубочную траву, и было это во времена Изенгрима Второго, около 1070 года по ширскому счёту. Лучшую трубочную траву до сих пор растят в том краю, особенно известны сорта „Лист Долгой Низины“, „Старый Тоби“ и „Южная Звезда.“

„Как Старый Тоби обнаружил свою траву, не записано, и до самой смерти он не рассказывал. Он много знал о травах, но не был путешественником. Говорят, что в молодости он часто бывал в Бри, но не уезжал от Шира дальше. Возможно, он узнал об этом растении в Бри, где и сейчас оно хорошо растёт на южных склонах Холма. Хоббиты Бри первыми стали курить трубочную траву. Они претендуют на первенство во всём по сравнению с жителями Шира, которых снисходительно считают “колонистами”, и в этом случае они, возможно, правы. И, конечно, из Бри искусство курения настоящей трубочной травы в недавние века распространилось среди Гномов, Кудесников, Стражников и других. Их дом и центр встреч — таверна „Гарцующий Пони“, которую в моё время содержала семья Баттербур.“

„Ко всему прочему, наблюдения, сделанные мною во время многих путешествий к югу, убедили меня, что сама трубочная трава не происходит из наших мест, а пришла с юга, с нижнего Андуина, куда, я думаю, её завезли из-за Моря люди Вестернессе. Она в изобилии растёт в Гондоре, и там крупнее и пышнее, чем на севере, где дикорастущая трава не встречается и цветёт только в тёплых местах, как Долгая Низина. Люди Гондора называют её “сладкий галенас” и растят только из-за ароматных цветов. Из этих краёв она была завезена к нам по Зелёной Дороге задолго до прихода Элендила. Но и Дунедайн отдают нам должное: именно Хоббиты впервые положили галенас в трубки. Даже Волшебники не придумали курить раньше нас. Хотя один Кудесник, которого я знал, очень давно перенял наше искусство и добился успеха, как и во всём, чем бы он ни занялся.“

3. Об устройстве Шира

Шир разделён на четыре части, на Четверти: Северную, Южную, Восточную и Западную; в каждой есть несколько уделов, до сих пор сохранивших имена семей, стоявших во главе их, но во время нашего повествования эти семьи не всегда можно было обнаружить в „своих“ уделах. Почти все Туки жили в Тукленде, а Баггинсы или Боффины не в именных областях. Вне Четвертей считали Восточную и Западную Окраины: Бакленд (см. начало Главы V Книги Первой), и Вестмарку, присоединённую к Ширу в 1462 году по ширскому счёту.
В то время в Шире вряд ли было что-либо, похожее на „правительство“. Семьи ведали своими делами. Выращивание и потребление занимало всё их время. Хоббиты, как правило, щедры и не жадны, а в потребностях умеренны, и поэтому довольны тем, что есть. Поместья, фермы, мастерские и рынки почти не изменялись в течение жизни многих поколений.
Сохранялись, конечно, древние традиции, связанные с королём Форноста на севере, или, как говорили в Шире, „в Норбери“. Но государей не было уже около тысячи лет, и руины королевского Норбери заросли травой. Хоббиты, тем не менее, говорили что за пределами Шира обитают дикие народы и водятся злые существа (например, тролли), „не знавшие Королей“. Хоббиты приписывали прежним Королям свои самые важные законы, а обычно придерживались законов свободной воли, называемых Правилами, потому что считали их древнейшими и изначальными.
Туки долгое время были выдающейся семьёй; титул Тайна перешёл к ним от Олдбаков за несколько веков до описываемых событий, и старшие Туки всё ещё сохраняли власть. Тайн разбирал споры и был главой Ширского собрания и армии, но собрания проводили при крайней необходимости, чего давно не случалось, а армия не успела даже появиться. Таким образом, должность Тайна стала синекурой. Семью Туков, конечно, по-прежнему уважали равно и за их немалое число, и за богатство, и за то, что в каждом поколении Туков были хоббиты с сильным, хотя порой оригинальным или авантюрным характером. Такие качества скорее терпели (среди богатых), чем одобряли. По традиции же к главе Туков обращались, добавляя при необходимости, номер по порядку, Изенгрим Второй, например.
Единственным официальным лицом в те времена был Глава Майкл Дельвинга (или Глава Шира), избираемый каждые семь лет на Вольной Ярмарке на Белых Холмах в День Середины Лета. Обязанности Главы заключены в председательстве на банкетах, часто даваемых на всевозможные Ширские Праздники. Однако Глава одновременно был Главным Почтмейстером и Первым Шерифом, ведая, таким образом, Почтой и Надзором. Лишь эти службы и существовали в Шире, причём почтальоны были многочисленнее и больше заняты. Пожалуй, все поголовно хоббиты получали время от времени письма, а многие регулярно писали всем своим друзьям и родственникам, навестить которых за дальностью расстояний нельзя было за один день.
Шерифами хоббиты называли свою полицию или нечто в этом роде. Они не носили форму (хоббиты понятия не имели о таких вещах), отличаясь лишь пером на шляпе; в действительности они больше надзирали за покосом сена и искали потерявшийся скот. Во всём Шире их было только двенадцать, по трое в каждой Четверти. Кроме них хоббиты покрупнее и посмелее при необходимости „прорывали границы“, находя впрочем, что чужеземцы не слишком ими обеспокоены.
К началу этой истории число „пограничников“, как их называли, сильно возросло. Появлялись жалобы на странных Людей и существ, бродивших вдоль границ, или пересекавших их: первый признак того, что мир не столь безмятежен, как говорят сказки. Некоторые внимательно следили за такими знаками, и не только мудрый Бильбо замечал те предвестья.
Шестьдесят лет прошло с тех пор, как он совершил своё примечательное путешествие, и он был стар даже для хоббитов, достигавших ста лет в пяти случаях из десяти; но особенно бросалось в глаза значительное богатство, которое Бильбо привёз с собой. Сам он не рассказывал ни много, ни мало, даже своему любимому „племяннику“ Фродо. И он хранил в секрете найденное им Кольцо.

4. Как было найдено Кольцо

Гандальф Серый, Великий Волшебник, как рассказано в „Хоббите“, однажды постучался в дверь к Бильбо, и с ним были тринадцать Гномов: не кто иной, как Торин Дубовый Щит, потомок Короля Горы, и его двенадцать соплеменников в изгнании. С ними, к своему позднейшему изумлению, Бильбо апрельским утром 1341 года по ширскому счёту отправился в поход за кладом, сокровищем Короля Горы Эребор у города Дола далеко на Востоке. Поход удался, и Дракон, стороживший клад, был уничтожен. Потом произошла Битва Пяти Армий, в которой Торин погиб, и совершились многие славные дела; но вряд ли этот поход оказал бы влияние на позднейшую историю и вряд ли получил бы больше, чем строку в анналах Третьей Эпохи, если бы не случай, произошедший в дороге. По пути в Дикие Страны, в Туманных Горах, отряд атаковали орки, случилось так, что Бильбо потерялся в тёмных туннелях под горами, и там, суматошно ощупывая всё вокруг в темноте, он нашёл на полу туннеля кольцо. Он машинально положил его в карман, что оказалось большой удачей.
Пытаясь выйти наружу, Бильбо спустился к самым корням горы, пока туннель не закончился. Внизу далеко от света лежит холодное озеро, а на скалистом островке жил тогда Голлум. Это маленькое внушающее отвращение существо плавало на лодочке, загребая широкими плоскими ступнями; бледно светящимися глазами Голлум высматривал слепых рыб, ловил их длинными пальцами и съедал сырыми. Он мог съесть любое живое существо, даже орка, если удавалось поймать и задушить его без борьбы. И Голлум тайно хранил сокровище, которым завладел много лет назад, когда жил на свету: золотое кольцо, делавшее невидимым носившего его. Это кольцо было единственным, что Голлум любил, его „прелестью“, и он разговаривал с кольцом, даже если оно было далеко. Хранил его в тайной ямке на своём островке и надевал только когда охотился или шпионил за орками.
Может быть, Голлум напал бы на Бильбо сразу, но кольца с ним не случилось, а у хоббита был эльфийский кинжал, послуживший ему защитой. Чтобы выиграть время, Голлум втянул Бильбо в игру в загадки, сказав, что если Голлум задаст вопрос, на который Бильбо не ответит, он убьет и съест его, а если Бильбо победит, то Голлум исполнит его желание: выведет хоббита из орочьих нор.
Бильбо, потерявшийся в темноте без надежды спастись, не мог идти ни вперёд, ни обратно; поэтому он принял вызов; они задали друг другу много загадок. В конце концов, Бильбо выиграл, причём больше своей удачей. Когда Бильбо оказался в тупике, не зная вопроса, чтобы загадать, он воскликнул: „Что у меня в кармане?“ — потому что сунул руку в карман и нащупал кольцо, о котором совсем забыл. Голлум не смог отгадать, хотя и получил три попытки.
Конечно, последний вопрос был больше „вопросом“, чем „загадкой“ по строгим правилам игры; но все согласны, что, приняв вопрос и пытаясь отгадать, Голлум связал себя обещанием. И Бильбо заставил его сдержать слово, но подумал, что такое скользкое создание может обмануть его, несмотря на клятвы, да и всякие злые силы подтолкнут Голлума к обману. После веков, проведённых во мраке, душа его стала черна, предательство жило в ней. Голлум прошлёпал назад и вернулся на свой островок, лежавший недалеко, о котором Бильбо ничего не знал. Там, как он думал, лежало Кольцо. Теперь Голлум был голоден и зол, а когда с ним его „прелесть“, он не побоится никакого оружия.
Но кольца не было на островке, он потерял его, оно ушло! От пронзительного крика Голлума Бильбо вздрогнул, не понимая, что произошло. А Голлум догадался, хотя и поздно. „Что у него в карманах?“ — крикнул он. Свет в его глазах разгорелся в зелёное пламя, когда он спешил назад, чтобы убить хоббита и вернуть свою „прелесть“, отчего Бильбо вовремя заметил опасность и вслепую ринулся прочь от воды, и удача спасла его ещё раз. На бегу он сунул руку в карман, а Кольцо тихонько вскользнуло ему на палец. И поэтому Голлум миновал хоббита, не заметив его, и пошёл стеречь дорогу наружу, по которой, как он думал, мог убежать вор. Бильбо осторожно последовал за Голлумом. Тот шлёпал, ругаясь и разговаривая сам с собой о своей „прелести“; из этого разговора Бильбо понял, что он нашёл чудесное Кольцо, дающее ему надежду избегнуть и орков, и Голлума.
Через некоторое время они остановились перед невидимым ходом, который вёл к Нижним Воротам на восточном склоне гор. Голлум присел в нише, прислушиваясь и принюхиваясь; Бильбо был вооружён и мог убить Голлума. Но жалость удержала его, хотя у него было Кольцо, в способностях которого заключалась его единственная надежда. Бильбо не стал использовать Кольцо для убийства несчастного существа. Собрав всю свою храбрость, Бильбо перепрыгнул через него и убежал вниз по туннелю, а вслед Голлум в отчаянии с ненавистью кричал ему: „Вор! Вор, Баггинс! Ненавидим его вечно!“
Любопытно узнать, что своим компаньонам Бильбо рассказал историю несколько по-иному. Якобы Голлум пообещал ему подарок, если хоббит выиграет; когда же он отправился на островок за подарком, он обнаружил, что волшебное Кольцо, подаренное ему очень давно на день рождения, пропало. Бильбо догадался, что это именно то Кольцо, которое он нашёл, а так как он выиграл, вещь стала его по праву. Будучи в трудном положении, Бильбо ничего не сказал и вынудил Голлума показать дорогу наружу вдобавок. Такое объяснение Бильбо записал в своих мемуарах и не вычеркнул даже после Совета у Эльронда, и в нескольких списках Алой Книги появился такой вариант. Но в остальных копиях есть, как альтернативная версия, верное изложение событий, не вызывающее сомнений благодаря записям Фродо и Сэмвиза, знавших правду, но не решившихся вымарать даже слово из строк, написанных старым Хоббитом.
Гандальф, правда, не поверил Бильбо с самого начала и очень интересовался всем, что касалось Кольца. Наконец он узнал, что по-настоящему произошло, после долгих расспросов, на некоторое время охладивших его дружбу с хоббитом, но Кудесник считал правду очень важной. Хотя и не говоря о том Бильбо, Гандальф также считал важным и тревожащим обстоятельством то, что хоббит не сказал правды сразу, потому что невозможно найти такого хоббита: это противоречит их привычкам. „Подарок“ не был собственно идеей Бильбо. Он предположил это, как позднее признался, из разговоров Голлума, который действительно несколько раз называл Кольцо „подарком на день рождения“. Гандальф считал и это странным и подозрительным, но не узнал правды ещё много лет, что будет видно в этой книге.
О последующих приключениях Бильбо стоит упомянуть здесь кратко. С помощью Кольца он миновал орков, стороживших ворота, и присоединился к своим друзьям. Он много раз использовал Кольцо чтобы помочь друзьям, но держал в тайне от них сколь возможно долго. После возвращения домой Бильбо не заговаривал о Кольце ни с кем, кроме Гандальфа и Фродо, и, как он думал, никто во всём Шире кроме них двоих не знал о Кольце. Книгу о Путешествии Бильбо показывал лишь Фродо.
Свой меч, Жало, Бильбо повесил над камином, чудесную кольчугу — подарок Гномов — передал в Музей Мэтм в Майкл Дельвинге. В шкафу в своём доме в Тупике он хранил старый плащ и капюшон, в котором совершил путешествие, а Кольцо, предусмотрительно прикреплённое цепочкой, не покидало его кармана.
Бильбо вернулся домой 22 июня 1342 года, когда ему шёл пятьдесят второй год. И ничего примечательного не случалось в Шире, пока мистер Баггинс не начал готовиться к празднованию сто одиннадцатого дня рождения (1401 год). С этого момента наша история и начнётся.

Касаясь Ширских Хроник

В конце Третьей Эпохи включение хоббитов в Объединённое Королевство пробудило в них широкий интерес к собственной Истории; многие их изустные предания тогда и записаны. Главные семьи стали тесно связаны с событиями общекоролевского масштаба, и многие их члены изучали Древнюю Историю и легенды Людей. К концу первого столетия Четвёртой Эпохи в Шире существовали уже библиотеки, содержавшие много исторического характера книг и записей.

Значительнейшие из этих собраний, возможно, находились в Подбашнях, Больших Туннелях и в Брэнди Холле. Данное изложение событий, коими завершена Третья Эпоха, взято в основном из Алой Книги Вестмарки. Этот важнейший источник по истории Войны за Кольцо был так назван потому, что долго хранился в Подбашнях, где жили Фейрберны, шерифы Вестмарки. В действительности это личный дневник Бильбо, взятый им с собой в Ривенделль. Фродо вернул его в Шир вместе со многими ныне исчезнувшими страницами записей и в течение 1420−1421 годов дополнил дневник своим изложением Войны. К этому были присоединены и хранились, может быть, в одном красном футляре, три больших тома чистовиков, обёрнутые красной кожей, которые Бильбо дал ему на прощание. К этим четырём томам в Вестмарке добавили пятый, содержащий комментарии, генеалогические древа и различные материалы, касающиеся хоббитов — членов Братства.

Оригинал Алой Книги не сохранился, но было снято множество копий, особенно с первого тома, для потомков детей Сэмвиза. История наиболее важной копии весьма интересна. Она хранилась в Больших Туннелях, но написана была в Гондоре, возможно, по просьбе правнука Перегрина, и окончена в 1592 году по Ширскому счёту (172 год Четвёртой Эпохи). Её южный список завершён следующей записью: „Финдегил, Королевский Писец, закончил сию книгу в IV 172“. Южный список — абсолютно точная копия Тайнской Книги Минас Тирита, в свою очередь точной копии, сделанной по распоряжению Короля Элессара, с Алой Книги Перианнат, принесённой Тайном Перегрином, когда он возвращался в Гондор в IV 64[1].

Тайнская Книга, таким образом, была копией первого порядка с Алой Книги и содержала многое из того, что позднее было утеряно или выпущено. В Минас Тирите в книге были исправлены ошибки, особенно в именах, словах и цитатах с эльфийского языка, добавили сокращённый вариант Истории об Арагорне и Арвен в той части, которая не касается Войны. Полная История была написана Барахиром, внуком Фарамира-наместника вскоре после смерти Короля. Но список Финдегила особенно ценен тем, что только в нём содержатся целиком „Переводы с эльфийского“, написанные Бильбо. Эти три тома могут считаться образцом хоббитской учёности. Писал их Бильбо с 1403 по 1418 годы, используя все доступные в Ривенделле источники, как рассказы живых очевидцев, так и записи. Но поскольку они целиком связаны с Древними Временами, здесь эти книги не появятся.

С тех пор, как Мериадок и Перегрин стали главами своих семей, в то же время поддерживая связи с Роханом и Гондором, библиотеки в Баклбери и Такборо содержали многое из не вошедшего в Алую Книгу. В Брэнди Холле хранились работы, касавшиеся истории Эриадора и Рохана. Некоторые были составлены или начаты самим Мериадоком, хотя в Шире он в основном известен своей „Травяной наукой в Шире“ и „Отсчётом лет“, в котором он соотнёс летописи Шира и Бри с анналами Ривенделля, Гондора и Рохана. Он также написал небольшой трактат „О Древних Словах и именах в Шире“, особенно интересный раскрытием родственной связи между языком Рохиррим и такими „Ширскими словечками“, как мэтм, и древними корнями названий.

В Больших Туннелях книги меньше касались народа Шира, но были более важны для знания общей Истории. Ни одной из них Перегрин не писал сам, но он и его преемники собрали манускрипты, написанные в Гондоре: в основном копии и сборники историй или легенд об Элендиле и его наследниках. В Шире только в Больших Туннелях можно было найти обширные материалы об истории Нуменора и возвышении Саурона. Возможно, там была собрана Хроника (с помощью книг Мериадока). Хотя приведённые в ней даты во многом предположительны, особенно для Второй Эпохи, они всё же заслуживают внимания. Возможно, Мериадок получил помощь и сведения из Ривенделля, который он посетил не однажды. Эльронд уплыл, но его сыновья оставались там вместе с некоторыми Высшими Эльфами ещё долго. Говорят, что Келеборн жил некоторое время в Ривенделле после ухода Галадриэль, но нет записей о том дне, когда он отплыл из Серых Гаваней, и с ним ушли последние из видевших Древние Времена Средиземья.


[1] читается: 64 год IV Эпохи.

Tags: tlotr
Subscribe

  • Текущее - азъ есмь

    Если так фундаментально посмотреть, я отчего-то всячески лезу к людям, которым я на деле нахер не сдался, а вот людей, которым я нужен, которые,…

  • (no subject)

    Что-то то ли рубашки садятся, то ли я решил расти лет через пять после того, как обычно закрываются ростовые зоны...

  • (no subject)

    Посты про ремонт у меня тут сильно отстают, а на деле я уже помалу расставляю и раскладываю, из-за чего освобождается вторая комнатка. Компутерный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments