elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

  • Mood:

Хоббит, или Туда и Обратно (XV)

Глава XV. Тучи сходятся

Пора возвратиться на Гору к Бильбо и Гномам. Ночь, проведённую в сторожке, они честно отдежурили по очереди, но опасности не было. Только вороны из окрестностей Горы беспокойно летали вокруг, а немалые стаи других птиц прибывали с юга.
— Странно, — сказал Торин. — Время осенних перелётов давно миновало, а эти птицы, кстати, и не покидают родных мест. Я вижу всё больше скворцов, зябликов, а вдали падальщиков, словно собирается большая война.
— Ух ты! — воскликнул Бильбо, указывая в небо. — Старый Дрозд! Уцелел. В отличие от улиток, я полагаю.
Действительно, это был старый чёрный Дрозд, который быстро разыскал Гномов, сел рядом на камне, похлопал крыльями и пропел что-то. Потом повертел головой, словно внимательно слушая, просвистел снова и опять прислушался.
— Рукой поручусь, что он хочет что-то нам рассказать! — сказал Балин. — Но я его не понимаю. Он говорит слишком быстро и неразборчиво. А тебе, Бильбо, что-либо понятно?
— Почти ничего, — „почти“ Бильбо добавил из ложной скромности. Он совсем ничего не понимал. — Кажется, он взволнован.
— Лучше бы это был во́рон! — сказал Балин.
— А я думал вы их ненавидите! — сказал Бильбо. — Вы так осторожничали под их взглядом в первый раз.
— Тогда нам встретились обыкновенные воро́ны! — отозвался Балин. — Злобные, грубые и подозрительные твари. Ты сам слышал, как они нас обзывали. А есть совсем другая порода, от которой лучшими были во́роны Трора. Они жили у нас под боком, не боясь, и за блестящие вещицы приносили нам ценнейшие новости.
Они живут долго и много помнят. Они могут даже передавать знания своему потомству. Я ещё мальчишкой познакомился со многими из них. Эта скала названа Вороньим холмом, поскольку здесь жила самая мудрая семья под главенством старого Карка. Их гнездо было над сторожкой. Только я не думаю, что сейчас этот род остался в виду Горы...
Дрозд свистнул громко и быстро улетел.
— Мы его речь не постигаем, но он нас понимает превосходно, — сказал Балин. — Подождём.
Ждать пришлось недолго. Вскоре показался Дрозд в сопровождении очень крупного, но и очень старого, слабого, слепнущего и полысевшего на макушке ворона. Он сел перед ними наземь, сложил крылья и торжественно поклонился Торину.
— О Торин сын Траина и Балин сын Фундина! — говорил он на Общем Языке, и Бильбо его понимал. — Я Роак, сын Карка. Умер давно отец мой Карк, которого знали вы. Сам я из яйца вышел сто лет назад, и пятьдесят, и ещё три. Но помню всё, что отец передал. Глава Воронов Горы я теперь. Нас очень мало, но помним мы настоящих Королей, и племя моё на крыле поднято, на юг, за вестями радостными вам и серьёзными: Птицы в Дол и на Гору возвращаются с востока, запада и юга, ибо мёртв Смауг!
— Мёртв! Умер?! — закричали Гномы, бросаясь обниматься. — Мы зря боялись! Золото наше!
— Да, погиб Смауг, — продолжил Карк, — когда взошла луна на третью ночь от сегодняшней назад, в битве с Эсгаротом, что видел своими глазами счастливый Дрозд. Да не поредеют его перья!
После этих слов Торину нескоро удалось унять обрадованных Гномов и утихомирить их крики радости. Когда Королю Горы это удалось, ворон продолжил рассказывать о произошедшей битве. Потом добавил:
— Радоваться время вам, Торин Дубовый Щит и спутники твои! Безопасны ваши подземелья, а клад Королей ваш стал. Пока ваш. Не только птицы собрались к переселенью. Слишком далеко разошлась слава богатства Трора, не потускнев и не избившись от пересказов, вести о гибели стража его быстро слишком распространились среди тех, кто желает взять долю. Эльфов армия на марше, и стервятники над ними в ожиданьи поживы. Вокруг Озера сердиты Люди, поскольку на вас возложили беды свои. Смауг разрушил город их, сжёг домы и запасы. И ищут они возмещения от Трора, независимо от того, мертвы вы или живы.
Вам довольно мудрости, я думаю, завершить свой путь. Но смею сказать, что тринадцать из Племени Дьюрина — много меньше того народа, что собирал и владел раньше здесь. Разбросало вас слишком далеко отсюда. Я советую вам верить не Старшине Города, но победителю Дракона Барду из народа Дола, из рода Гириона. Он суров, но честен. Будет мир между Эльфами, Людьми и Гномами здесь. Но слишком дорого стоить он вам будет. Я договорил.
Торин был сильно рассержен.
— Благодарю тебя, Роак сын Карка! Никогда мы ваше племя не оставим. Но ни вор, ни солдат не унесёт ни унции из дворца Трора, пока мы в силе. Прошу вас, сообщайте нам о всяком, кто приблизится. И если есть среди вас молодые и быстрые, пусть отправятся они ко всем островкам моего племени, сколько их есть поблизости. И особенно спешите в Железные Холмы к моему племяннику Даину. Его народ многочислен, вооружён и близок. Пусть спешат!
— Не буду судить я, хорош план или несбыточен, — ответил ворон. — Организую, что могу, — и медленно улетел.
— А мы в Гору! — скомандовал Торин. — Мало времени, чтобы его терять.
— И мало еды, чтобы терять время! — отозвался Бильбо, который теперь озаботился этим вопросом сильнее всего. Он думал (зря, разумеется), что с гибелью Дракона его приключение завершено и отдал бы даже три четверти своей доли, чтобы без задержки выбраться из Диких Стран.
— В Гору!! — снова не обратили на него внимания Гномы, спеша собрать мешки.
Как вам уже известно, у Торина оказалось свободных несколько дней. Гномы обошли весь Дворец и обнаружили, что все входы в него, кроме Чёрного Хода и Главных Ворот, Смауг уничтожил давно и совершенно, так что снаружи и догадаться нельзя было, где они раньше открывались. Гномы тогда стали исправлять до более или менее проезжего состояния дорогу от Ворот и укреплять сам вход. Землекопный и каменотёсный инструмент был в изобилии, а в навыке и желании трудиться ни у кого, кроме Бильбо, недостатка не было.
Тем временем вороны приносили им новости. Они узнали, что Король Эльфов повернул к Озеру, и продлил им передышку. Что было ещё приятнее, три пони оказались живы. Их разыскали на Бегущей неподалёку от главного склада вороны и затем провели туда Фили и Кили, чтобы Гномы затем вывезли весь склад подчистую в Гору.
Они отсутствовали четыре дня. За это время стало известно, что Люди и Эльфы соединёнными силами поднимаются спешно к Горе. Гномы успокоились. У них оказалось провианта на несколько недель. Крама, конечно, который успел надоесть всем, но был гораздо лучше, чем ничего. И ворота уже перекрыты толстой стеной из прямоугольных камней, в которой не было входа, а только бойницы для лучников, низенькая арка для воды и дымоход. Вместо дверей пользовались верёвками и лестницами. Русло реки перед воротами изменили настолько масштабно, что перед новой стеной разлилось обширное озеро — от скал до водопада, которым Бегущая стекала к Долу. Подобраться к Воротам можно было теперь только по правой, если смотреть из Горы, стороне. Пони они провели до ступенек при разрушенном мостике, а потом, расседлав, отправили вниз по реке, напутствовав добрыми словами найти своих хозяев.
И ночью, в тишине и мраке зажглись в Доле огни, словно от тысячи костров.
— Они пришли! — воскликнул Балин. — Их лагерь огромен! Они вошли в долину в сумерках сразу по обоим берегам.
Гномы в ту ночь спали мало. В слабом свете раннего утра к воротам приблизился отряд. Из бойниц они смотрели, как послы поднимаются от Дола к голове долины — вооружённые Люди Озера и лучники Леса. Наконец, они поднялись к плоской полке и в удивлении воззрились на разлившееся озеро и заложенные Ворота. Пока они изумлённо переговаривались, указывая на вход, Торин высунулся из бойницы и настолько внушительно, насколько мог, их приветствовал.
— Кто вы, приходящие, будто с войною, к воротам Торина сына Траина сына Трора, Короля Горы? Что вам здесь?
Пришлецы промолчали. Одни вернулись вспять сразу, другие постояли, осматривая новые укрепления Горы.
За день лагерь Озера и Леса переместился вверх и стал между отрогами Горы. Впервые за столетия скалы долины отозвались эхом на песни и громкие человеческие голоса. Когда Эльфы коснулись своих арф, музыка полилась сладостная, воздух, казалось, потеплел, и в нём показался запах весеннего леса.
Бильбо тогда пожелал от всей души покинуть тёмную и закопчённую крепость, чтобы спуститься и пообедать у яркого костра. Младшие Гномы оказались в схожих мыслях, желая, чтобы исход сложился иначе, а Эльфов можно было приветствовать, как друзей. Торин только хмурился и бормотал что-то сердитое в ответ.
Тогда Гномы принесли из сокровищницы свои инструменты и решили смягчить его своей музыкой, совершенно иной, чем у Эльфов, больше похожей на ту, что спели они весной в норе Бильбо.
(песня о возвращении)
Торин после этого явно повеселел, заулыбался и стал рассчитывать расстояние от Железных Холмов, которое предстоит миновать Даину, и время, которое ему потребуется, если Гномы выйдут сразу же после того, как получать известия из Одинокой Горы. А Бильбо, в свою очередь, помрачнел. Ему песня показалась чересчур воинственной.
На следующий день копьеносцы со знаменем Короля Леса и синим штандартом Озёрного Города пересекли реку, поднялись по долине и стали против укреплений Торина. Гном окликнул их со стены теми же словами снова:
— Кто вы, приходящие, будто с войною, к воротам Торина сына Траина сына Трора, Короля Горы?
Черноволосый и мрачный с виду Человек выступил вперёд:
— Хейл, Торин! Зачем городишь бастионы, словно вор в своей берлоге? Не враги мы. Удивительно видеть вас всё ещё живыми! Мы не ждали застать здесь кого-либо. Но если вы здесь, нужно говорить и обсуждать.
— Что говорить желаешь? Назовись прежде!
— Бард я, убийца Дракона и добытчик сокровища. Вас это разве не коснулось? Что важнее, я потомок Гириона Короля Дола, и его золото тоже, украденное Смаугом, лежит в подземельях. Об этом и говорить! Затем, Дракон в последнем бою разрушил Эсгарот, а я служу пока Старшине Города. И прошу и говорю за него: подумайте крепко о горестях нашего народа. Мы помогли вам, но, хотя и ненамеренно, вы оплатили помощь покуда только новой бедой.
Это было высказано не без высокомерия, но справедливо. Бильбо подумал, что Торин согласится со справедливостью слов. Разумеется, хоббит мало надеялся, что вспомнят, кто открыл у Смауга слабое место, и не прогадал. Но он забыл о силе богатств любого Дракона, и о сродстве Гномов к изделиям своих рук. Торин очень много времени провёл в сокровищнице, совершенно поглощенный ею, ища постоянно Сердце Горы, но и не забывая о других шедеврах мастерства и плодах неподъёмного труда своего племени.
— Главным и последним ты высказал неподобающее совершенно требование, — ответил Торин. — Никто не имеет прав на клад Трора. Тихо! Смауг лишил крова и жизни не только вас, но мой народ, чьих костей здесь до сих пор много больше, чем всех ваших жертв. И Смауг не владел ни единой унцией честно, посему нельзя требовать этих денег как его наследства или компенсации его злых дел. Помощь и поддержку Народа Озера мы оплатим десятикратно, но! — в должное время. Ничего вы не получите под угрозой силы. Пока вы с оружием и в боевом порядке сидите перед нашими воротами, вы есть воры и грабители.
И помимо сказанного, любопытства ради спрашиваю, сколько вы выплатили бы моему народу, найдя клад Трора бесхозным?
— Хороший вопрос, — ответил Бард. — Но вы живы. Мы тем более не грабители. Бедный может просить и бескорыстной помощи у богатого. Ты не ответил на мои вопросы.
— Я не говорю мирно с вооружёнными! Что же до Короля Леса, у меня нет ни единого доброго слова ему и его племени, которому не место здесь. Уходи, пока не заговорили стрелы! Если желаете говорить со мною, пусть Эльфы уходят в свой Лес, а Люди придут к моему порогу безоружными.
— Король Эльфов — друг мне, и он помог Людям Озера бескорыстно, только во имя дружбы. Перечти свои слова, Торин! Пусть мудрость посетит тебя впервые раньше, чем мы придём во второй раз! — и послы ушли обратно.
Через несколько часов к воротам подошли знаменосцы с герольдами и трубачами, которые прогрохотали в рога и провозгласили:
— Именем Эсгарота и Леса говорим мы Торину Дубовый Щит сыну Траина, назвавшемуся Королём Горы! И будет это последнее наше требование под страхом объявления врагом! Не менее двенадцатой части мы требуем передать Барду, победителю Дракона и наследнику Гириона, откуда Бард сам выделит помощь Эсгароту. Если Торин желает быть в дружбе, мире и чести среди своих соседей, каковы были его предки, он и сам отдаст Озеру столько же!
Торин поднял лук и, растянув его до предела, пустил стрелу в глашатая, она свистнула и вонзилась в его щит, трепеща.
— Такой ответ означает, что я объявляю Гору осаждённой! Вы не выйдете оттуда, пока не попросите мира сами, но мы не направим на вас оружия. Оставайтесь с золотом! Ешьте его, если можете! — и они поспешно ретировались, оставив Гномов наедине с их словами.
Торин выглядел настолько внушительно, что при попытке возразить у Гномов язык слипался с нёбом. И, по правде сказать, пытались только Бомбур, да младшие Фили и Кили, которые ко многому в жизни относились чуть иначе, нежели их старшие спутники.
Бильбо имел право не стесняться в выражениях, и пользовался им. Горы он вкусил предостаточно и желал завершить договор скорее, а не сидеть в блокированной крепости.
— Здесь всё насквозь провоняло драконом! А вместе с крамом это тошнотворно!

Tags: Хоббит
Subscribe

  • Пара столов, часть 1 - подстолья

    Люблю столы, потому что это рабочие поверхности, и люблю, соответственно, столы большие. И люблю столы прочные, потому что вся ламповая техника,…

  • Ящик модульный с крышкой

    Уже больше десяти лет назад я выработал себе стандартный модульный ящик 1×1×1 размерами 150×200×400, исходя из которого делал…

  • Заточное всякое

    Есть у меня (очень хотелось бы написать „у нас“, но дед умер) старая-старая и довольно задрипанная тумбочка, которая испокон веков…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments