elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:

Полный курсъ часоваго мастерства Ю. Гене (0)

Эта книжка — довольно редкая, но толковая. В Сети она встретилась мне в виде нераспознанного скана и без чертежей, и на рубеже 16-17 годов я её потихоньку перестучал руками в текст, в РГБ переснял альбом иллюстраций, сверстал из этого статический сайт и положил на дружественный хост. Хост с тех пор перестал быть дружественным и сайт утратился, дом-страницу на личном сервере я делаю, но, может, и не сделаю совсем либо не сделаю общедоступной, так что выложу-ка результат своего труда в свой ЖЖ. В вёрстке приблизительно 1,3 млн. знаков, так что дело это многопостное. Старая орфография, чтобы не ломать клавиатурный навык, частично получена средствами автозамены.

Эльронд.

составилъ
Юлiусъ Гене
Часовщикъ Тифлисской физической обсерваторiи и топографического отдела Кавказского военного округа

(съ АТЛАСОМЪ)

Тифлисъ
паровая скоропечатня
Я. И. Либермана, Михайловская, 64
1896
Дозволено цензурою.
Тифлисъ, 2 сентября 1895 года.

Описанiе ремесленнаго герба часовщиковъ

emblem.jpg

Ремесленный гербъ часовщиковъ трёхъ нацiональныхъ русскихъ цветовъ: белаго, синяго и краснаго, и изображаетъ собой различныя символы времени. На красномъ щите помещёнъ циферблатъ съ древне-готическими цифрами; посередине циферблата находится изображенiе солнца. И то, и другое представляетъ символъ времяизмеренiя, начиная съ самой глубокой древности. Кроме того, циферблатъ изображаетъ эмблему времяизмерительнаго искусства, и находящееся на верхней части этого-же герба зубчатое колесо — эмблему механической части часового мастерства. Надъ циферблатомъ находится панцырь, поверхъ котораго расположенъ шлемъ съ двумя крыльями, служащими символомъ быстраго полёта времени.

ПРЕДИСЛОВIЕ

Всемъ лицамъ даже мало-мальски интересующимся часовымъ мастерствомъ известно, что на русскомъ языке совсемъ нетъ сколько нибудь сноснаго руководства для изученiя означеннаго мастерства. Вследствiе этого лицо, пожелавшее заняться имъ, оказывается сразу въ самомъ безвыходномъ положенiи и должно довольствоваться лишь некоторыми практическими сведенiями, большею частью, далеко не согласными съ истиною. Во время моего съ лишкомъ тридцатилетняго занятiя часовымъ мастерствомъ мне неоднократно приходилось встречать людей весьма способныхъ и отъ души желавшихъ отдаться ремеслу, но, не имея подъ рукой надлежащаго руководства, которое научило-бы теорiи, они должны были довольствоваться практикою, и большинство изъ нихъ оставаться лишь посредственными работниками, но и лучшiе изъ нихъ должны были иногда работать на «авось» и не могли быть уверенными, что производимая ими работа достигнетъ желаемыхъ результатовъ. Вотъ съ целью избежать такого явленiя въ русской «часовой» литературе и предпринято мною изданiе настоящей книги.

Задумавъ свой трудъ, я прежде всего задался мыслью составить для своей книги отделъ возможно популярныхъ теоретическихъ сведенiй по часовому мастерству, а затемъ самымъ подробнымъ образомъ разработать производство этого мастерства на практике.

Моё руководство можно назвать «Самоучителемъ часового мастерства» въ полномъ значенiи этого слова, такъ какъ молодые мастера найдутъ въ нёмъ много самыхъ азбучныхъ указанiй, начиная съ того, какъ держать въ рукахъ напильникъ. Все подобные указанiя весьма важны, такъ какъ всемъ желающимъ заняться часовымъ мастерствомъ необходимо на первыхъ же порахъ строго придерживаться известныхъ прiёмовъ и правилъ, безъ которыхъ они никогда не будутъ въ состоянiи достигнуть надлежащихъ результатовъ. Старые же мастера, допускавшiе до сихъ поръ ошибки, могутъ, на основанiи моихъ указанiй, ихъ исправить.

Кроме подробного описанiя изготовленiя и починки часовыхъ механизмовъ, читатели найдутъ въ моей книге особый отделъ, посвящённый устройству электрическихъ часовъ. Какъ известно, въ последнее время требованiя на эти часы всё более и более увеличиваются и потому означенный отделъ въ моей книге, полагаю, можетъ принести одну лишь пользу.

Не малое затрудненiе при составленiи этой книги вызвало определенiе названiй различныхъ частей часового механизма и инструментовъ. На русскомъ языке до сихъ поръ ещё нетъ строго установленныхъ повсеместно названiй этихъ предметовъ. Въ иныхъ местностяхъ ихъ обозначаютъ французскими названiями, а въ другихъ — немецкими. Я, въ своёмъ руководстве, придерживался немецкихъ названiй, какъ наиболее распространённыхъ среди русскихъ мастеровъ, но въ конце этой книги найдутъ все необходимые поясненiя этихъ названiй, равно какъ поясненiя всехъ техническихъ выраженiй, съ которыми придётся встречаться въ моёмъ руководстве.

Въ моей книге читатели найдутъ также и сведенiя о золоченiи, серебренiи, никкелированiи, о способе оксидировки (черненiя) стальныхъ корпусовъ часовъ и т. п. Все эти сведенiя принесутъ часовымъ мастерамъ несомненную пользу. Особенно полезными могутъ служить указанiя способа черненiя стальныхъ корпусовъ, такъ какъ требованiя на эти часы всё более и более увеличиваются, а способ ихъ черненiя известенъ лишь немногимъ лицамъ. Также несомненную пользу принесутъ мастерамъ помещённыя въ конце моей книги таблицы, сберегающiе много времени при починке и репасировке часовъ. Посредствомъ этихъ таблицъ при сомнительныхъ эйнгрифахъ можно мгновенно узнать, кроется-ли причина въ несоразмерности колеса и трибки, а также найти надлежащiе размеры этихъ частей.

Въ начале книги помещёнъ краткiй историческiй очеркъ часового мастерства. Изъ этого очерка читатели могутъ видеть, сколько труда, силъ и энергiи было положено на изобретенiе часовъ и сколько знаменитыхъ «людей науки» трудилось надъ ихъ усовершенствованiемъ, удивляя весь миръ своимъ генiaльнымъ остроумiемъ и поразительнымъ терпенiемъ. Быть достойнымъ последователемъ этихъ великихъ людей есть задача каждаго, посвятившего себя нашему почтенному ремеслу. Смею думать, что моя книга въ этомъ отношенiи сослужитъ добрую службу. По крайней мере это было моё горячее желанiе, но насколько оно осуществилось, судить, конечно, не мне. Во всякомъ случае, если моё руководство хотя до некоторой степени будетъ способствовать подъёму необходимыхъ знанiй между нашими часовщиками и облегчитъ ихъ ремесло — я буду считать себя совершенно вознаграждённымъ за свой трудъ.

КРАТКIЙ ОЧЕРКЪ ИСТОРIИ ЧАСОВЪ

Уже первое начало человеческой культуры вызвало потребность определять жизнь и сообщенiе по более точнымъ промежуткамъ времени, чемъ они могли-бы быть доставляемы простыми наблюденiями надъ солнцемъ и луною. Хотя ещё и поныне солнце есть самый безошибочный факторъ для определенiя времени, но ещё долго не были известны те средства, при помощи которыхъ можно было убедиться въ совершенстве этого подразделенiя времени. Простымъ глазомъ не было возможности ближе рассмотреть это величественное солнце, царицу звёздъ. Несмотря на то, что каждому известна его мнимая благотворная близость, световому лучу его потребны 7 минутъ 48 секундъ, чтобы достигнуть нашей земной поверхности, хотя онъ и долженъ пройти въ одну секунду 42.000 географъ. миль. При такомъ громадномъ разстоянiи — какъ 20.660.000 миль, становится понятнымъ, какъ трудно производить точныя наблюденiя.

Въ последнее время только было суждено съ помощью остроумно придуманныхъ астрономическихъ и астрологическихъ инструментовъ добиться того, чтобы наблюденiя надъ солнцемъ, по отношенiю къ определенiю времени, дали более точные результаты. въ настоящее время опытный астрономъ въ состоянiи съ точностью до секунды определить, когда наша земля приняла сегодня то же самое положенiе по отношенiю къ солнцу, которое она имела вчера. Между прочимъ пусть будетъ сказано, что полярная звезда весьма пригодна для определенiя времени, и очень часто надъ нею производятъ подобныя наблюденiя.

Но такъ какъ такiя наблюденiя требуютъ много хлопотъ и затратъ, и доступны только при знанiи науки и большой опытности, и кроме того облака, покрывающiя небо, часто делаютъ эти наблюденiя невозможными, то они въ обыденной жизни неприменимы. Они могутъ лишь служить астрономамъ для ихъ исчисленiй, намъ же лишь для контроля менее надёжныхъ измерителей времени, какъ напримеръ нашихъ современныхъ часовъ, по которымъ мы имеемъ возможность во всякiй моментъ узнавать время безъ затрудненiя.

Когда изобретены часы, съ достоверностью определить нельзя. По библейскимъ сказанiямъ Моисея, халдейскiе пастухи были первыми, у которыхъ родилась идея об исчисленiи времени. Они узнавали время дня по направленiю и длине тени деревьевъ. Этотъ экспериментъ, следовательно, служилъ для нихъ непосредственнымъ указанiемъ солнечнаго времени, а Анацимандра, около 540 гъ. до ръ. хъ., насколько известно, навёлъ на устройство первыхъ солнечныхъ часовъ. Для измеренiя более продолжительныхъ промежутковъ времени нашимъ предкамъ служили — восходъ и заходъ солнца, фазы луны и времена года.

Въ солнечныхъ часахъ имелась определённая шкала, по которой можно было то время сутокъ, въ которое светило солнце, разделить на часы. Хотя вновь изобретённые часы имели большiе недостатки, такъ какъ при слабомъ свете солнца тень стрелки едва была заметна, а въ пасмурные дни и вовсе не видна, но они всё-таки имели большое преимущество предъ указывающими время деревьями, въ особенности потому, что ихъ можно было поместить везде, куда только попадали лучи солнца.

Соблазнившись удобствомъ определять и измерять часы занятiй и сообщенiя более короткими и равномерными промежутками времени, изобретательные халдейцы придумали устройство другого рода указателей времени, которые заменяли собой примитивные солнечные часы въ то время, когда солнце не светило, будучи сами по себе не менее примитивными. Итакъ появились, какъ сообщаетъ писатель Секстусъ Эмпирикусъ, сначала песочные, а потомъ и водяные часы.

Песочные часы, какъ известно, состоятъ изъ двухъ воронкообразныхъ стеклянныхъ сосудовъ, соединённыхъ трубочкой. въ верхнюю воронку насыпаютъ мелкопросеянный сухой песокъ, который черезъ узкое отверстiе воронки медленно пересыпается въ нижнюю воронку, что, смотря по количеству песка, происходитъ въ известное, определённое по солнечнымъ часамъ время. Когда песокъ весь пересыплется, перевёртываютъ аппаратъ наполненной воронкой кверху, чемъ возобновляется его действiе.

Водяные часы въ общемъ похожи на песочные, имея то преимущество, что вода течётъ более регулярно, чемъ песокъ, который иногда забивается въ узкомъ отверстiи воронки. въ водяныхъ часахъ вода черезъ трубку переливается изъ одной посудины въ другую; время переливанiя также определено по количеству воды и солнечнымъ часамъ. Плавающiй во второмъ сосуде легкiй предметъ указываетъ уровень накопляющейся воды и вместе съ темъ истекшее время, по заранее установленнымъ исчисленiямъ.

По хронике Витрувiя, Ктезибiй въ Александрiи уже въ 140 г. до р. х. снабжалъ водяные часы колёсами и часовой стрелкой, на что его навело изобретенiе Архимедомъ перваго зубчатаго колеса въ 250 г. до р. х.

По историческимъ преданiямъ Плинiя Старшаго въ 157 г. до р. х. Сципiонъ Назика изготовилъ въ Риме первые водяные часы. Гарун-аль-Рашидъ, властитель Багдадскiй, подарилъ Карлу Великому водяные часы съ астрономическимъ указателемъ. Казидоръ въ 1490 гъ. также изготовилъ водяные часы, указывавшiе движенiе планетъ.

Несмотря на то, что уже Птоломеемъ было признано большое несовершенство солнечныхъ, песочныхъ и водяныхъ часовъ, какъ указателей времени, но они всё-таки ещё долгое время после изобретенiя колёсныхъ часовъ, действующихъ при помощи гирь и пружинъ, находили себе примененiе, какъ въ домашнемъ обиходе, такъ и въ общественной жизни. Причину того, что эти часы такъ долго (до 17-го столетiя) были въ употребленiи, нужно искать въ недостатке при изготовленiи новоизобретённыхъ колёсныхъ часовъ значительныхъ теоретическихъ знанiй, которыми и впредь не располагали долгое время, вследствiе чего и эти часы после ихъ появленiя оказывались нисколько не лучше прежнихъ.

Стремленiе, вызванное необходимостью показать солнечное время точнее, удобнее и надёжнее, чемъ это достигалось тенью на циферблате солнечныхъ, пересыпкою песка въ песочныхъ и переливанiемъ воды въ водяныхъ часахъ, повело къ тому, что на опыты, производившiеся надъ колёсными часами, обращали всё большее и большее вниманiе.

Въ тяжести гирь нашёлся отличный моторъ для передачи равномернаго движенiя часамъ, такъ что оставалось только найти соответствующее механическое приспособленiе, посредствомъ котораго эту силу всегда равномерную можно было бы также равномерно передать движенiю стрелокъ. въ этотъ состояло главное значенiе всехъ последовавшихъ усилiй и изобретенiй, которыя производились для достиженiя этой цели.

Въ наше время эта задача, благодаря астрономическимъ регуляторамъ и морскимъ хронометрамъ, до самаго незначительнаго минимума, могущаго обратить на себя вниманiе только астронома, разрешена. Но всё-таки ещё не въ такой степени, чтобы двое часовъ давали продолжительное время совершено одинаковыя показанiя, даже если бы это были лучшiе часы въ мире. Часовъ, не дающихъ въ показанiяхъ разницы, не существуетъ. Нужно сознаться, что по разнымъ неустранимымъ причинамъ, едва-ли когда представится возможность придать часамъ математически точный ходъ. Изъ нижеследующаго мы увидимъ, что колёсные часы достигли высокой степени совершенства. Проследимъ же, по какимъ ступенямъ они дошли до такого совершенства.

Устройство первыхъ колёсныхъ часовъ так-же, какъ и современныхъ, состояло: 1) изъ двигающей силы — гири, 2) колёсной системы, 3) изъ замедлителя или хода и 4) приспособленiя для регулированiя. Первые часы имели шпиндельный ходъ. Вместо маятника къ вертикальному валику шпинделя въ горизонтальномъ положенiи была прикреплена перекладинка, къ концамъ которой подвешивались маленькiя гирьки. Для регулированiя часовъ эти гирьки придвигались или отодвигались отъ валика шпинделя, чемъ можно было ускорять или замедлять ходъ. Впоследствiи перекладина была заменена балансомъ, но такъ какъ спираль ещё не была изобретена, то весъ и размеръ баланса должны были быть небольшiе. Это ограниченiе размеровъ баланса имело то нежелательное последствiе, что малейшее препятствiе въ колёсахъ имело ускоряющее или замедляющее влiянiе на размахи его. Понятно, что при такомъ условiи о более или менее верномъ ходе часовъ не могло быть и речи. Устранить этотъ недостатокъ возможно было лишь только примененiемъ более обширнаго и тяжелаго баланса. Но, такъ какъ для поддержки колебанiй такого баланса двигающая сила ходового колеса оказалась недостаточною, то прибегли къ силе пружинной. Эта сила доставлялась прямолинейной тоненькой стальной пружиной, силу которой можно было урегулировать посредствомъ передвижного клобена. Одинъ конецъ этой пружинки былъ прикрепленъ къ платинке часовъ, другой помещался между двумя штифтами, вставленными въ окружность баланса. Балансъ, ударяя означенными штифтами о пружинку, получалъ въ свою очередь отъ ея толчки, вследствiе чего размахи его увеличивались и становились более равномерными. Этимъ усовершенствованiемъ былъ сделанъ порядочный шагъ вперёдъ.

Хотя результаты, достигнутые этими усовершенствованными часами, по отношенiю къ точному указанiю времени, далеко не были удовлетворительны, но всё-таки имъ немало обрадовались, потому что наконецъ можно было иметь механизмъ, который днёмъ и ночью двигался безпрерывно, не требуя постояннаго за собой ухода, какъ песочные и водяные часы.

Кто былъ изобретателемъ первыхъ колёсныхъ часовъ — неизвестно, такъ какъ достоверныхъ историческихъ сведенiй не имеется. Ни священникъ Пацификусъ въ Вероне въ девятомъ столетiи, ни Гербертъ, епископъ Магдебургскiй, впоследствiи папа Сильвестръ II (умеръ 1003 гъ.), не могутъ быть съ достоверностью названы ихъ изобретателями. Последнiй въ 996 году изготовилъ очень сложные и искусные часы, которые въ то время священством1 проклинались какъ произведенiе нечистой силы.

Некоторые писатели изобретенiе колёсныхъ часовъ приписываютъ германцамъ, другiе французамъ, третьи утверждаютъ, что это изобретенiе арабское. Но всё это не имеетъ положительнаго историческаго основанiя.

Въ одиннадцатомъ столетiи производство часовъ прiостановилось. Насколько известно, аббатъ Вильгельмъ Гиршаускiй изготовилъ въ то время одни часы, которые прiобрели большую известность. Только въ двенадцатомъ столетiи въ монастыряхъ начали изготовлять часы, къ которымъ иногда приделывали бой и будильникъ. въ 15-мъ столетiи султанъ Саладинъ подарилъ императору Фридриху II колёсные часы съ боемъ, стоившiе 5000 червонцевъ.

Данте въ своихъ сочиненiяхъ говоритъ о часахъ съ боемъ, следовательно таковые въ конце 13-го столетiя уже были известны въ Италiи.

Въ 1288 году одному англiйскому механику дана была привилегiя на изготовленiе часовъ для башни въ Вестминстере, но стали они, т. е. башенные часы, распространяться только въ 14-мъ столетiи.

Въ 1344 году Яковъ Донди въ Падуе устроилъ первые городскiе башенные часы. Сынъ его устроилъ такiе-же для города Болоньи. После этого многiе другiе города также завели башенные часы, но эти последнiе, будучи весьма дорогими, могли быть прiобретаемы городами только съ согласiя правительства.

Между прочимъ въ 1370 г. таковые прiобрёлъ и городъ Парижъ. Французскiй король Карлъ V спецiaльно для изготовленiя этихъ часовъ выписалъ известнаго немецкаго мастера Генриха фон-Викъ. Это первые часы, про которые намъ съ достоверностью известно всё до мельчайшихъ подробностей. въ 1352 году были изготовлены известные часы Страсбургскаго мюнстра, но имя мастера, изготовившего ихъ, неизвестно. Эти часы продержались не очень долго, уже въ 1547 году приступили къ изготовленiю новыхъ, которые были окончены только въ 1574 году братьями Габрехтъ изъ Шафгаузена. Третьи часы этого зданiя которые ещё ныне находятся тамъ, были начаты мастеромъ Швильгье въ 1838 году.

Въ конце 15-го столетiя ужъ многiя частныя лица начали прiобретать за большiя деньги колёсныя часы, такъ что таковые были довольно значительно распространены какъ на континенте, такъ и въ Англiи.

Часы эти нашли себе примененiе также и для астрономическихъ целей, въ особенности около 1484 года. съ самаго появленiя колёсныхъ часовъ наблюдалось стремленiе пристраивать къ нимъ разные сложные механизмы, приводившiе въ движенiе разные фигуры и стрелки, показывающiе время различныхъ, более известныхъ городовъ, а также движенiе планетъ и тъ. дъ., вследствiе чего некоторые были оживлены настолько, что походили на механическiй театръ (какъ напримеръ часы Страсбургскаго мюнстра). Отъ главной задачи — при возможно большей простоте механизма произвести точный указатель времени, отклонялись всё больше и больше. Этому обстоятельству и нужно приписать причину, что въ такое продолжительное время не было сделано никакихъ особенныхъ изобретенiй, ведущихъ къ достиженiю более правильнаго хода часовъ. Хотя изобретенiе машины для нарезки зубчатыхъ колёсъ и напиливанiя трибокъ, много способствовало правильности эйнгрифа2, по причине чего былъ улучшенъ и ходъ часовъ, но всё-таки такое положительное улучшенiе, которое могло-бы ихъ по точности указанiя времени, приблизить къ точности, определяемой астрономическимъ путёмъ, ещё долго заставляло себя ждать. въ 1657 году голландецъ Гюйгенсъ (Huygens) примененiемъ въ часахъ маятника имелъ поразительный успехъ и этимъ шагомъ намного подвинулъ часовое дело вперёдъ. Хотя маятникъ и былъ изобретёнъ Галилеемъ уже въ 1595 году, и равномерная длительность его колебанiй предполагалась имъ, но только Гюйгенсу было суждено доказать фактически это свойство маятника.

Итакъ, къ неизменяющейся силе гири, приводящей часовой механизмъ въ движенiе, присоединилось регулирующее действiе маятника. Но это громадное улучшенiе не могло-бы иметь того значенiя, если-бы ему не предшествовало другое изобретенiе. Старый шпиндельный ходъ оказался неудовлетворительнымъ, потому что онъ обусловливалъ обширную дугу колебанiя маятника, при которой применимъ только короткiй и лёгкiй, колебанiя котораго, какъ известно, не могутъ быть столь равномерны, какъ колебанiя длиннаго тяжолаго, описывающаго при этомъ малую дугу. Это обстоятельство послужило поводомъ применить къ часамъ, вместо шпинделя, изобретённый въ 1650 году англiйскимъ физикомъ Робертомъ Гукомъ (Robert Hook) ходовой крючекъ или якорь. Только благодаря комбинацiи этого изобретенiя съ изобретенiемъ маятника, последнiй могъ оказать полное своё значенiе. До этого времени шпиндельный ходъ былъ единственнымъ известнымъ.

Некоторые писатели утверждаютъ, что первый анкерный ходъ былъ изготовленъ въ 1680 году лондонскимъ часовщикомъ Клементомъ (Clement), но вероятнее, что онъ въ это время, т. е. 27 летъ после изобретенiя маятника, впервые заменилъ только шпиндельный ходъ анкернымъ, съ примененiемъ маятника. Благодаря конструкцiи анкернаго хода, Гуку была дана возможность пользоваться длиннымъ и тяжолымъ маятникомъ, по причине силы тяжести котораго удалось осуществить многолетнiя желанiя, надежды и стремленiя, касавшiеся правильности хода часовъ. Ещё большее удовлетворенiе получило это стремленiе изобретенiемъ въ конце 17-го столетiя знаменитымъ англiйскимъ часовщикомъ Г. Грагамомъ (G. Graham, родился 1675 г., умеръ 1751) анкернаго хода съ покоемъ. Примененiе этого хода, несмотря на множество другихъ изобретенiй, сделанныхъ въ этомъ направленiи, какъ простейшаго и наиболее точнаго, не только въ обыкновенныхъ часахъ, но и лучшихъ астрономическихъ регуляторахъ, удержалось по сей день.

Благодаря усовершенствованiямъ, сделаннымъ Гюйгенсомъ и Грагамомъ, часы по точности указанiя времени вполне удовлетворяли обыкновеннымъ требованiямъ. Только астрономы не могли примириться съ теми ничтожными отступленiями, которыя ещё замечались. Они желали иметь безусловно точный указатель времени. Наблюденiя за солнцемъ или полярной звездой давали имъ возможность точно определять время, въ самый моментъ наблюденiя, и то единственно въ ясную погоду, между темъ какъ часы съ совершенно точнымъ ходомъ служили-бы безпрерывнымъ указателемъ, по которому они могли-бы усмотреть длительность всякаго явленiя.

По этой причине часы съ безусловно вернымъ ходомъ были для нихъ необходимы. Положимъ напримеръ, необходимо точно вычислить, во сколько времени какая-либо звезда при известномъ суточномъ передвиженiи, совершитъ полный круговой оборотъ, — то вычисленiе можетъ иметь значительную ошибку, если часы въ теченiе 24 часовъ ошибутся на 1 секунду. Эта разница составила-бы въ 1000 летъ, каковая цифра въ астрономiи ещё не играетъ особенно важной роли, 11 часовъ 23 минуты и 20 секундъ, если годъ считать по 365 дней.

Привести въ исполненiе желанiе астрономовъ и устроить часы, не допускающiе никакого отступленiя, было главной целью, къ которой стремились лучшiя рабочiя силы на этомъ поприще. Скоро убедились въ томъ, что для достиженiя этой цели более всего подходили часы съ ходомъ Грагама, действующiе посредствомъ гири и имеющiе длинный, тяжёлый маятникъ. На усовершенствованiе часовъ такого типа было обращено особое вниманiе. Старались главнымъ образомъ въ регуляторахъ, служившихъ астрономическимъ целямъ, устранять всё, что осложняло механизмъ, как-то: бой, будильникъ, календарные указанiя и т. п., дабы излишнее тренiе не препятствовало свободному движенiю маятника.

Благодаря многимъ улучшенiямъ, часовое мастерство подвинулось настолько вперёдъ, что удалось изготовить регуляторы, указывающiе время съ точностью до несколькихъ секундъ, причёмъ стало скоро заметно, что и перемена въ температуре имеетъ большое влiянiе на ходъ часовъ, такъ какъ маятникъ отъ этихъ переменъ подлежалъ постояннымъ измененiямъ по длине. Устранить до некоторой степени это неудобство опять таки было суждено известному Грагаму.

Онъ изобрёлъ ртутный маятникъ. Несмотря на то, что таковой применяется ещё въ настоящее время, но Грагамъ ещё тогда имелъ идею составить компенсацiонный маятникъ изъ прутьевъ различнаго металла. Эта идея Грагама была осуществлена англичаниномъ Джономъ Гаррисономъ (John Harrison), который изъ цинка и стали, или стали и меди составилъ решетчатый стержень маятника. После Гаррисона ещё и многiе другiе изобретали разные системы композицiонныхъ маятниковъ. Хотя и не удалось ещё. даже и поныне, совершенно уничтожить влiянiе температуры, но всё-таки это влiянiе доведено до минимума, и имеется возможность урегулировать регуляторъ съ компенсацiоннымъ маятникомъ до малыхъ долей секунды въ неделю.

Само собою разумеется, что устройство хорошаго компенсацiоннаго маятника сопряжено съ большими трудностями, и потому цена астрономическаго регулятора колеблется ещё между 1000−1500 рублями. Какъ выше сказано, въ среднiе века уже имелись башенные часы, служившiе общественнымъ целямъ, какъ и другiе, комнатные, служившiе для частныхъ целей, только ещё не доставало такихъ, на которыхъ можно было-бы наблюдать время въ путешествiи, и которые вообще можно было бы носить постоянно при себе. Эту задачу решилъ Пётръ Геле (Peter Heele) въ Нюрнберге около 1500 года изобретенiемъ карманныхъ часовъ. Эти часы имели форму яйца, почему они и получили названiе Нюрнбергскихъ яицъ. Геле изготовилъ ихъ всего шесть штукъ, которые были проданы въ Англiю. Вскоре после его изобретенiя, по этому же образцу изготовлялись карманные часы въ Праге и называли ихъ Пражскими яйцами; они также были проданы въ Англiю, где скоро усиленно начали заниматься производствомъ такихъ часовъ.

Первые карманные часы были снабжены шпиндельнымъ ходомъ; действующая сила, которой они действовали, само собой разумеется, заключалась въ пружине, вместо спирали въ нихъ действовала щетинка. Легко себе представить. какихъ результатовъ можно было достигнуть при такомъ устройстве. Важное для регулировки этихъ часовъ изобретенiе сделалъ Гюйгенсъ въ 1675 году. Онъ изобрёлъ спираль, и этимъ совершенно устранилъ действiе щетины въ карманныхъ часахъ.

Такъ какъ въ то время башенные и комнатные часы снабжались разными посторонними механизмами, то нашли нужнымъ то-же самое делать и въ карманныхъ часахъ. въ единичныхъ случаяхъ пристраивали къ нимъ будильники, календари, маленькiе музыкальныя машинки и т. п. въ 1676 году Барлову (Barlow) въ Лондоне удалось трудное изобретенiе репетира въ карманныхъ часахъ.

Къ часамъ со шпиндельнымъ ходомъ присоединились часы съ цилиндернымъ ходомъ, опять таки изобретённымъ генiaльнымъ Грагамомъ въ 1720 году. Преимущества цилиндернаго хода не только удержали часы, снабжённые имъ, въ употребленiи до настоящаго времени, но по всему вероятiю пройдётъ ещё много времени, пока удастся часамъ другой конструкцiи вытеснить ихъ совершенно.

Конечно, карманные часы съ цилиндернымъ ходомъ далеко не могли соперничать въ точности указанiя времени съ регуляторомъ Грагама. Это обстоятельство побудило знаменитаго мастера Пьера-Ле-Руа (Pierre-Le-Roi) въ Париже заняться изобретенiемъ такого ходя для карманныхъ часовъ, который бы ихъ, по точности указанiя времени, поднял-бы на одинъ уровень съ прецизiонными регуляторами. Ему удалось къ половине 16-го3 столетiя изобрести ходъ съ значительно меньшимъ тренiемъ, чемъ цилиндерный, — это былъ ходъ дуплексъ. Хотя этимъ ходомъ не были достигнуты более благопрiятные результаты, чемъ цилиндернымъ, но при его устройстве требовалась крайняя аккуратность, а въ обращенiи съ такими часами чрезвычайная осторожность. Это послужило причиной того, что ходъ дуплексъ сравнительно очень мало привился.

Въ 1530 году Гемма Фризiусъ впервые высказалъ мысль, что посредствомъ точныхъ часовъ на корабле можно определить географическую долготу, въ которой корабль находится въ данное время, сравнивая время, показываемое часами, Съ временемъ, полученнымъ какъ результатъ наблюденiя надъ солнцемъ или звездами. Каждые четыре минуты разницы обозначаютъ разницу на одинъ градусъ. Пользуясь этой идеей Гюйгенсъ въ 1665 году изготовилъ часы, которыми онъ достигъ въ этомъ отношенiи хорошихъ результатовъ.

Въ 1714 году англiйскiй парламентъ назначилъ премiю въ 500.000 франковъ за изготовленiе хорошихъ морскихъ часовъ. Эта премiя досталась въ 1728 г. англiйскому мастеру Джону Гаррисону (John Harrison) за изобретенiе композицiоннаго баланса. Его система нашла себе подражателя только въ лице Ларкума Кендаля, который изготовилъ лишь одни часы этой системы. Системе, созданной I. Арнольдомъ, давалось предпочтенiе. Эта система была основана на открытiяхъ француза Пьер-Ле-Руа, котораго поэтому и следуетъ считать первымъ изобретателемъ свободнаго хронометрическаго хода. Французы Фердинандъ Берту (Ferd. Berthoud), а потомъ и Мотель (Motel) сделали очень удачные усовершенствованiя этого хода. въ 1790 году I. Арнольдъ сделалъ некоторыя улучшенiя въ хронометрахъ, и за это получилъ отъ англiйскаго правительства 33.000 франковъ награды. въ 1805 году Арнольдъ Младшiй также за улучшенiе хронометровъ получилъ 42.000 франковъ. въ томъ же году Эрншо (Earnshaw) превзошёлъ своихъ предшественниковъ особенно удачнымъ усовершенствованiемъ хронометра и за это отъ правительства получилъ награду въ 75.000 франковъ.

Все эти улучшенiя, къ которымъ впоследствiи ещё присоединились придуманные знаменитымъ парижскимъ мастеромъ Брегетомъ (Breguet), придали хронометру тотъ видъ и устройство, которые онъ имеетъ ещё и въ настоящее время.

Кроме названныхъ мастеровъ ещё некоторые другiе получили известность благодаря ихъ трудамъ на этомъ поприще, а именно: англичане: Муджъ, Дентъ и Пеннингтонъ; французы: Робенъ, Мак-Доналдъ и Гутаръ; датчане: Юргенсъ и Кессельсъ; немцы: Зейфертъ, Бутценцейгеръ и Тиде.

Анкерный ходъ для карманныхъ часовъ изобретёнъ англичаниномъ Томасомъ Муджемъ (Thomas Mudge) въ 1760 году и этотъ ходъ послужилъ основой всемъ изобретённымъ впоследствiи анкернымъ ходамъ.

Въ первый перiодъ возникновенiя карманныхъ часовъ, изготовленiемъ таковыхъ, кроме городовъ Нюрнбергъ и Прага, ещё были известны следующiе: Лейпцигъ, Дрезденъ, Аугсбургъ, Мюнхенъ, Шпейеръ, Вена, Парижъ, Лондонъ и Ливерпуль.

Въ Швейцарiю, которая въ последнiя столетiя особенно отличается фабрикацiею карманныхъ часовъ, первые часы такого рода были завезены въ 16 столетiи проезжимъ изъ Англiи въ Италiю торговцемъ лошадьми. Такъ какъ его часы остановились, онъ обратился къ генiaльному кузнецу Жану Ришару въ Лозанне съ просьбою разсмотреть ихъ, и этимъ далъ ему первый поводъ заняться изготовленiемъ карманныхъ часовъ. Неутомимой энергiи этого кузнеца и его сыновей Швейцарiя обязана всеми блестящими результатами, достигнутыми ею въ этой отрасли. въ особенности отличился городъ Женева, въ которомъ фабрикацiя карманныхъ часовъ началась уже въ 1578 г. въ настоящее время въ этомъ городе 7000 мастеровъ изготовляютъ ежегодно около 100.000 штукъ часовъ, по большей части въ золотыхъ корпусахъ, на сумму приблизительно въ 5.000.000 рублей.

Клитонъ Невшатель производитъ ежегодно около въ 800.000 штукъ, причёмъ работаютъ 13.700 мастеровъ. Кантонъ Бернъ изготовляетъ часовъ, при 13.000 мастерахъ, ежегодно на 12.000.000 рублей.

Во Францiи фабрикацiя карманныхъ часовъ сосредоточена главнымъ образомъ въ городахъ Монбелiaре и Безансоне. въ Монбелiaре изготовляется 1.500.000 и въ Безансоне 460.000 штукъ ежегодно.

Въ Германiи фабрикацiя карманныхъ часовъ находится ещё въ стадiи начальнаго развитiя и сосредоточена въ городе Гласгютте въ Саксонiи, где таковые изготовляются приблизительно на сумму 500.000 р. ежегодно.

Въ Англiи, Лондонъ и Ливерпуль, всё ещё занимаютъ видное место по изготовленiю высшихъ сортовъ карманныхъ часовъ, хотя и въ очень ограниченномъ количестве.

Въ Америке въ последнее время также начали заниматься фабрикацiей карманныхъ часовъ. Работаютъ 11 фабрикъ, производя 300.000 штукъ въ годъ.

Что касается фабрикацiи часовъ вообще, то можно насчитать шесть государствъ, въ которыхъ въ настоящее время развита эта последняя. Во главе безспорно стоитъ Францiя не только по количеству, но и по разнообразiю изготовляемыхъ ею часовъ. Францiя доставляетъ всевозможные сорта часовъ какъ карманныхъ, такъ и стенныхъ, столовыхъ, каретныхъ и тъ. дъ., служащихъ какъ научнымъ, такъ и общественнымъ целямъ. въ Швейцарiи изготовляются почти исключительно карманные часы. въ Германiи преимущественно стенные и столовые часы. въ Англiи морскiе хронометры и карманные часы. въ Австрiи исключительно стенные часы. въ Америке карманные и комнатные часы для употребленiя въ обыденной жизни.

Годичное производство часовъ въ этихъ 6-ти государствахъ выражается въ следующихъ цифрах:

Францiя 25.000.000 рублей
Швейцарiя 24.000.000 "
Америка 12.500.000 "
Германiя 10.000.000 "
Англiя 7.500.000 "
Австрiя 4.000.000 "
Итого 83.000.000 рублей.

1опечатка, читъ. «духовенством».

2Сцепленiе колёсъ.

3видимо, опечатка, правильно — 18-го (прим. наборщика)

Tags: ex libris, reparare, summa tecnologiae, Курсъ часоваго мастерства, часовой, чукча не писатель чукча - читатель
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments