elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Category:

Под рабочим названием Репаратор

Как и обещал в прошлом посте, я посмотрел на этот отрывок, лежащий без движения уже больше двух лет, и нашёл его на удивление приличным.

Небольшим усилием воли я зарастил трещину в оконном стекле. Чуткий к малейшему признаку репарации старший коллега немедленно обратил на это внимание и мягко заметил:
— Этот дом оседает, стекло треснет снова.
— Пусть. Я практикуюсь.
— Ну, — протянул старик, — не приучайся заниматься зряшной работой по своему почину. И без того придётся выполнять её немало по заданиям. Понимаешь ли, основная беда нашей работы в том, что она не противоречит законам физики. Помнишь второе начало?
— Помню. Энтропия не убывает.
— Эта формулировка слишком короткая, из неё трудно уяснить тот важный момент, что, следуя нашему помору, если где энтропия и убыла, то в другом месте прибыла. Какой бы ты сделал вывод?
— Если я восстанавливаю порядок, где-то ещё он нарушается. Если я восстанавливаю порядок без толку и ненадолго, я зря увеличиваю энтропию в другом месте.
— Да, друг мой. Процессы неравновесны, и мы не занимаемся тем, что проворачиваем фарш назад, это невозможно. Поэтому у каждого репаратора есть своё кладбище порядка, и каждый репаратор, берясь за большое дело, оценивает ёмкость своего кладбища и ищет новое на всякий случай.
— А если ёмкости не хватит в процессе?
— Беда, если ёмкости не хватит. Придётся брать на себя.
— Что от этого происходит?
— Болезни, безумие, ранняя смерть. Или запрет на работу.
— Но ведь репаратор живёт своей работой. Я едва научился сращивать однородное и закрывать трещины, но уже замечаю, как трудно отключаться, как тяжело не обращать внимание на поле хаоса и как легко входит в привычку его поправка.
— При всём к тебе уважении, ты не умеешь ещё практически ничего. Ты пока что лишь заменяешь тюбик клея. Это ничтожные изменения, приняв которые на себя, ты повреждаешься чуть сильнее, чем космическими лучами и радиоактивными излучениями земли. И я обращаю на эти мелочи внимание лишь в воспитательных целях, чтобы с первых шагов ты стал работать осознанно, с полной теоретической базой. Я чувствую, что по твоим способностям огромные задачи, но надо учиться. В том числе работать безопасно.
— Не хвалите, а то я нос задеру.
— Насмешник ты...
Утро было очень раннее и прохладное. Подметальные машины по этой улице пройти ещё не успели, и у поребрика старик подобрал большой болт.
— Практикуйся, — он протянул его ученику.
— От трамвайного колеса, — ответит тот с первого взгляда.
— Порасспроси его.
Младший репаратор повертел болт в руках.
— Настраиваюсь... Качественная сталь. Выточен в ремонтных мастерских. Головка чуть толще, чем надо, резьба чуть неполная. Ходил два ремонта, потом от перетянутой гайки лопнул и вывалился.
— Неплохо. Что у нас под ногами?
Они остановились.
— Три слоя асфальта, крупный щебень, справа трёхфазный кабель, слева водопроводная труба.
— Слона-то и не приметил. Труба подтекает через тонкий свищ, почти волосной. Нашёл теперь?
— Да. Это место плохо отожжено, а из-за осадки почвы возникло напряжение.
— Тогда постарайся удержать внимание и на трубе, и на мне.
Старик на несколько секунд замер.
— Что я сделал?
— Срастил трещину, перебрал микрокристаллическую структуру и деформировал трубу, чтобы убрать напряжение.
— Верно. Надеюсь, ты заметил также, каким образом я этого достиг.
— Механизм и техника несложные.
— Да, тот случай, когда за один удар молотком берут тысячу. Десять за удар и девятьсот девяносто за то, что мастер знал, куда и зачем ударить. Меня учили, что большого мастера узнают по мелочам. Рядовой склейщик заделывает трещину, не остановившись ни на шаг, но он, как правило, не заботится ни причиной её, ни способом предотвратить рецидив. Я так не работаю и тебе не советую.
Молодой человек замер и повёл рукой параллельно стене.
— В кабеле почти готов перелом.
— Да, и трещина, и перегрев, — сосредоточившись, подтвердил старик. — Давай заявку оставим, сращивать нет толку, потому что его растянуло.
— Я хочу попробовать.
— Тогда ослабь натяг, раскатай жилы, слегка уменьшив их сечение. Используй тактисимуляцию. Хорошо представь себе устройство кабеля.
Младший репаратор стал как будто раскатывать в руках кусок пластилина. Когда он открыл глаза, старик поспешил потухнуть и принять обычный вид, не такой радостно-удивлённый.
— Великолепно, друг мой, отлично!
Они шли дальше, разбирая устройство встречавшихся по дороге вещей. Для репараторской работы это одна из важнейших практик. Имея способности, нетрудно научиться сращивать трещины, снимать натяги, подклеивать, латать покрытия, создавать и убирать наклёп, словом, работать с веществами на уровне микрокристаллической их структуры, поскольку структура эта проста и укладывается в несколько десятков хорошо известных моделей. Но это лишь первый этап.
— Бесконечное разнообразие вещей на таком простом основании — вот главный источник... — увлечённо говорил старший.
— Источник чего?
— Всего. Радостей, трудностей, стыда после глупых ошибок, головной боли в ночи бессонных штудий за чертежами перед блистательной победой. Всей нашей работы. Что делает умный репаратор? Конечно, находит свою нишу — ограниченный круг типичных повторяющихся неисправностей, который кормит его всю жизнь. В конце концов он забывает суть процесса и работает, как животное — рефлексами. Это я, старый дурак, всегда добивался изменений в конструкции. Всегда брался за новое дело, всю жизнь учился... — старик не напрашивался на комплименты, напротив, лучась довольством и насмешливо щурясь, проповедовал. — Поэтому я необычный репаратор, я починил куда меньше младших коллег по количеству, зато перекрыл всех по стоимости и создал кое-что в нашей профессии.
— Методики поиска напряжений в конструкциях, например?
— И поиска в готовых конструкциях, и моделирования по чертежам. Сейчас моделировать можно и на ЭВМ, — старик предпочитал величать компы полным титулом, — при помощи математики, но спецы, наследники моих методов, работают быстрее и с более сложными вещами, и могут дать хороший совет, как улучшить конструкцию, сразу, а не после нескольких недель обсчёта вариантов. Но эти методики — блажь, плод праздных часов, в них нет ничего сложного. Главное — я серьёзно улучшил обучение вас, молодых. Собрал в кучу и разложил по полочкам принципы работы, сделал программы, и обучил вас действовать головой наравне с интуицией, данной вам вместе со способностями к репарации.
Старик вёл у меня последнюю — преддипломную — практику и в конце её сказал, что рад будет стать моим наставником. Преподаватели отзывались о нём с огромным уважением. Не облечённый регалиями и званиями, не имевший сейчас даже 3 разряда, он, как говорили, на деле превосходил репараторов высшего класса с допуском к консервации. Кое-кто говорил, что он и в практической реанимации продвинулся дальше всех, но поверить в это было всё-таки трудно, сложность живой материи кажется такой далёкой от нашего нынешнего уровня, что у целых групп исследователей трещали высокомудрые лбы. Охотнее верилось (и потом я сам убедился в этом), что он, уже не заботясь о формальностях подтверждения квалификации, выполнял запрещённую для него работу под чужими именами. Оплату получал, конечно, сам.

Tags: reparare, если хочется писать...
Subscribe

  • (no subject)

    Посты про ремонт у меня тут сильно отстают, а на деле я уже помалу расставляю и раскладываю, из-за чего освобождается вторая комнатка. Компутерный…

  • Текущее - IT

    Вот думаю — если я поставлю на last.fm лайк How much is the fish — он же не поймёт, даже с учётом предыдущего наслушанного Was wollen wir…

  • (no subject)

    К предыдущему. Казалось бы, что вот же, елеронд, ты об этом так давно мечтал, и какого чего же ты с такой мотивацией три месяца провозился с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments