elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Category:
  • Mood:
  • Music:

Хоббит, или Туда и Обратно (VI)

Глава VI. Со сковороды на вертел

Бильбо сбежал. Но куда он сбежал, не сразу стало ясно. Без плаща, капюшона, пуговиц, в драной одежде и без вещей, он был к тому же совсем один. Он ходил по долине, пока солнце не стало клониться к закату. За Горы. Бильбо заметил их длинные тени. Потом поднял голову и увидел, что впереди него лишь долгие спуски, а в тумане у горизонта появилась равнина.
— Ух ты! — Бильбо даже вслух воскликнул. — Похоже, что я перебрался через Туманные Горы и перехожу границу Диких Стран. Где же Гандальф и Гномы? Пусть они не остаются только в плену у гоблинов!
Он продолжал идти вперёд и выбрался из долинки, перевалив за её край. Ему не давала покоя мысль о том, что с волшебным кольцом он теперь должен вернуться в Горы и спасти друзей. Когда Бильбо, несмотря на жалость к себе, уверился, что в этом будет его долг, он услышал голоса.
Не похожи на гоблинов. Хоббит прокрался вперёд осторожно. Он был в это время на каменистой тропке между утёсом и густо заросшими деревьями и кустами лощинками. В одной из них, по-слышимому, говорили. Бильбо продолжал идти, пока не заметил между двух камней красный колпак Балина, который, как обычно, был в дозоре.
Бильбо подпрыгнул бы и закричал от радости, но сдержался, поскольку на нём было кольцо, и Балин в упор его не замечал. „Надо их разыграть“, — и хоббит влез в кусты.
За ними во впадине Гандальф спорил с Гномами по поводу продолжения пути. Они горячо обсуждали то, что случилось с ними в подземельях и препирались, стоит ли возвращаться. Гномы немало возражали, когда Гандальф говорил о том, чтобы выяснить, жив ли Бильбо, и предпринять попытку его спасти.
— Он мой друг всё-таки, и я за него ответствен. И почему только вы его потеряли?!
У гномов вопросов накипело гораздо больше: почему Бильбо вообще был взят в путь, почему он не мог на этом пути держаться с ними, и зачем, во имя Дьюрина! кудесник не нашёл кого-то с бо́льшим опытом и хладнокровием.
— От него до сих пор было больше неприятностей, чем пользы. И желаю ему пропасть, чтобы нам не пришлось возвращаться в эти жуткие путаные тоннели.
— Я не беру с собой бесполезных людей, — резко ответил Гандальф. — Или вы поможете его искать, или я здесь и сейчас с вами прощаюсь, отправляюсь на его поиски сам. А вы выпутывайтесь, как знаете. Если встретимся снова, вы будете мне, в конце концов, благодарны. И ты, Дори, зачем ты его бросил?
— Вы его сами уроните, когда гоблин схватит за пятки и сшибёт с ног! — ответил гном.
— А почему тогда не подобрал?
— Скажете тоже! Гоблины мало того, что бьют, так ещё и кусают, темно, хоть глаз выколи, беспрерывно обо всех падаешь и получаешь тумаки. Вы сами мне чуть не снесли голову мечом, и Торин своим размахивал во все стороны. А после вашей ослепляющей вспышки гоблины разбежались, и вы проревели: „Все за мной!“ Значит, все и должны были, а считаться не осталось времени. Только когда мы выскочили из дверей и спустились сюда в сутолоке и сумятице выяснилось, что грабителя, провались он пропадом! нет.
— Ваш грабитель здесь, — проворчал Бильбо, выступая вперёд и стаскивая кольцо.
Никто не мог удержаться от восклицания, даже Гандальф. Кудесник вызвал Балина и высказал всё, что достоин слышать дозорный, у которого люди под самым носом проходят. Среди Гномов таким образом значение Бильбо выросло, поскольку до тех пор они сомневались, соответствует ли Бильбо данным Гандальфом рекомендациям. Балин вообще отказывался что-либо понимать.
Бильбо таким приёмом был очень доволен, а правды никому не рассказал. На все изумлённые восклицания он ответил коротко:
— Я, знаете ли, прокрался очень тихо и аккуратно.
— У меня доселе даже мышь не проскакивала так тихо и аккуратно, — сказал Балин. — снимаю перед вами шляпу!
Не красные слова, конечно. Гномы не говорят зря, и Балин обнажил голову с поклоном:
— Балин, к вашим услугам!
— Преданный вам мистер Баггинс, — ответствовал Бильбо.
Потом его расспросили о произошедшем, и Бильбо не без удовольствия рассказал им всё по порядку, исключая только Кольцо, решив: „Рано ещё, не сейчас“. Они особенно заинтересовались загадками и ужасающим до дрожи талантливым описанием Голлума.
— Я не мог вспомнить больше загадок и спросил: „что у меня в кармане?“ Он не отгадал с трёх раз, и я попросил его исполнить обещание. А Голлум решил меня убить. Убегая, я упал, и он в темноте меня не заметил и прошёл мимо. Я следовал за ним. Потом он стал говорить сам с собой и уверился, что я знаю выход. Голлум пошёл к нему, чтобы меня перехватить, и сел у арки. Я не мог миновать его, и пришлось прыгнуть, чтобы рвануть к Чёрному Ходу.
— А там, что, не было стражи?
— Предостаточно! Я ускользнул, обманув их в сутолоке, и едва протиснулся в чуть открытую дверь, потеряв пуговицы, — Бильбо печально посмотрел на драную одежду. — Но всё-таки я просочился!
Когда Бильбо так весело и беспечно рассказывал о Голлуме, прыжке вслепую и жмурках с гоблинами, Гномы стали его даже уважать.
— Ну вот! — усмехнулся Гандальф. — Я же говорил, что мистер Баггинс гораздо богаче способностями, чем кажется на первый взгляд.
И посмотрел на Бильбо хитро-хитро, словно разгадал большую часть того, о чём Бильбо умалчивал.
Потом хоббит стал спрашивать сам. Гандальф уже успел объяснить всё Гномам, но, несомненно, он никогда не отказывался от лишних похвал, и охотно рассказал снова, что они с Эльрондом давно были обеспокоены умножившимися в горах орками. Только доселе известные их ворота были на другом, более низком и доступном перевале, где они часто ловили путников. Те, соответственно, переходили всё чаще перевалом, который избрал для Гномов Эльронд, и гоблины открыли двери и там, недавно и в глубокой тайне, поскольку в Ривенделле ещё ничего не слышали.
— Попробую найти сговорчивого Великана, чтобы завалить этот вход, — добавил Гандальф. — Иначе движение через Горы скоро совсем прекратится.
Как только Бильбо закричал, кудесник всё понял и сделал вспышку, чтобы убить бросившихся на него гоблинов. А затем, пока дверь не успели закрыть, он проскользнул в неё и гнался за конвойными. У входа в большую пещеру он остановился и применил искусно все свои способности.
— Тончайшее дело! Ни на шаг нельзя было ошибиться.
Даже Бильбо (конечно, по фейерверкам Старого Тука) знал, что Гандальф специально обучался владеть огнём и светом. Остальное известно. Гандальф, как и все, кто достаточно исходил Туманные Горы, знал о Чёрном Ходе, или Нижних Воротах, как их называют. И, несомненно, только волшебник мог достаточно сохранить чувство направления, чтобы найти их.
— Орки сделали дверь несколько веков назад. Чтобы убегать от опасности, если надо, и чтобы грабить Долину за Горами, куда они ходят по ночам и приносят очень много вреда. Тем не менее, никто ещё не пробовал закрыть её из-за сильной охраны, которая находится там постоянно. А теперь стражу удвоят, — рассмеялся Гандальф.
Остальные рассмеялись от радости вслед за ним. Они немало потерпели, но вместе с тем убили Главного Гоблина и ещё немало их, по сравнению с собственным отрядом и оружием. Кудесник же первый одёрнул спутников.
— Отдых миновал, пора. Ночью за нами выйдет не меньше сотни, а тени уже долгие. Наши следы сохранятся несколько часов, и до тех пор мы должны уйти очень далеко. Будет луна, и, если посчастливится, она нам поможет. Гоблины её не боятся так, как солнца, но нам станет светлее.
— Ах, — добавил он хоббиту, — ты же потерял счёт времени. Уже четверг, а нас захватили в ночь на вторник. Мы сделали несколько миль через самое сердце Гор — неплохо сократили путь, кстати, — но уклонились чересчур на север от своего плана и перевала. Земли впереди не лучшие, и мы слишком высоко. Поспешим!
— Я невообразимо голоден, — простонал Бильбо. Как-то дотоле не замечалось, что он ничего не ел с позапозавчерашнего вечера. Для хоббита это действительно невообразимо. Желудок у него болтался слишком ощутимо пусто, а ноги сильно ослабли, поскольку возбуждение погони прошло.
— Аналогично, — коротко отозвался Гандальф. — Можешь, конечно, спросить у Гоблинов пони с багажом...
— Благодарю!
— Тогда подтянем пояса. Предпочитаю оставаться без ужина, чем становиться ужином.
Бильбо смотрел по дороге, не будет ли чего съедобного, но ягоды только цвели, а терновника уже не было. Он набрал пучок щавеля и нашёл хороший родник, и только, не считая трёх ягодок земляники, что выглядит со стороны желудка издевательством.
Грубо сделанная тропа исчезла, сменившись кустарниками, камнями и кусочками изрытых кроликами луговин. Тимьян, шалфей, майоран и жёлтые скальные розы прекратились, и путники оказались на разрушенном недавним, видимо, обвалом склоне. И на этом скате скоро из-под их ног посыпались камни, зашевелились вслед за ними обломки крупнее, а потом и довольно большие валуны с грохотом покатились вниз, подняв там тучу пыли. Весь склон зашевелился снова, и Гномы, хоббит и кудесник сбились в кучу, стараясь удержаться на ногах, и поехали вниз вместе. Внизу их спасли деревья — лес рослых строевых сосен. Одни забрались на нижние ветви, а кто не смог — Бильбо, например, — укрылись за стволами. Обвал прекратился, а самые крупные камни докатились до бурелома внизу и с треском в нём застряли.
— Хм! — заметил Гандальф беспечно. — Сэкономили силы на спуске. А если гоблины сохранят наш след, они не сойдут здесь незаметно.
— Да, они не станут утруждаться, и скатят новый обвал, чтобы нас засыпать, — буркнул Бомбур. Гномы были далеки от радости, поскольку камни ободрали им ноги, как, впрочем, и хоббиту.
— Ерунда! — ответил Гандальф. — Мы свернём. Темнеет! Следите за временем и торопитесь.
Солнце уже зашло за Горы, и тени их растеклись перед путниками, хотя вдали за острыми холмами предгорий на равнинах свет ещё царил. Шли на юг пологим склоном, заросшим соснами, порой продираясь через обширные заросли кустов, что были выше головы Бильбо, порой быстро шагая по сухим иголкам. Сумрак и тишина углублялись вместе, и даже ветра тем вечером не было, чтобы пошевелить и зашуршать сосновыми лапами.
— Сколько ещё? — поинтересовался Бильбо. Стало так темно, что он едва видел бороду Торина рядом с собой, а тихо было настолько, что сопение Гномов казалось чуткому хоббиту грохотом. — Я совсем сбил пальцы, стёр ноги и ужасно проголодался.
— Ещё немного! — ответил Гандальф.
„Немного“ оказалось не так уж мало. Вдруг деревья окончились, а на открытом месте заблестела луна. Ничего особенного, но никому этот клочок луговины не понравился.
Не зря. Раздался долгий вой, донесшийся снизу, жуткий и пробирающий дрожью ответ пришёл справа, притом довольно громко и близко. Слева тоже ответили, но слабее. Волки воют при луне, собираясь вместе.
Поблизости от хоббитов волков не бывает, но Бильбо неплохо знал этот звук из сказок, а один из его двоюродных братьев со стороны Туков путешествовал немало и порой забавлялся над Бильбо, пугая его неожиданным подражанием вою волков. В лесу при луне этот вой звучал гораздо более внушительно. От волков, особенно от тех, что живут в орочьих Горах по границам Диких Земель, не спасают даже волшебные кольца, поскольку нюх у них тоньше, чем у гоблинов, и зрение для охоты им не обязательно.
— Что делать?! — воскликнул хоббит. — От гоблинов на волков!
Это выражение стало поговоркой, сильно искажённой до наших времён к виду: „из огня да в полымя“.
— На деревья! — ответил ему Гандальф.
Они тут же разбежались по опушке, ища деревья, у которых ветви росли достаточно низко, а стволы не были слишком толсты. Взобрались они настолько, насколько прочны ещё были ветви.
С достаточного расстояния можно было, несомненно, посмеяться над бородатыми Гномами, словно над вернувшимися в детство стариками. Фили и Кили оседлали огромную лиственницу. Дори, Нори, Ори, Оин и Глоин выбрали рослую сосну, у которой ветви росли аккуратными ярусами, и потому устроились удобнее. Бифур, Бофур, Бомбур и Торин нашли себе похожую сосну, а Балин и Двалин взобрались на молодую ель с редкой кровлей, стараясь поглубже влезть в верхние ветви. Гандальф нашёл дерево по росту — толстую сосну на самой опушке, на которую Гномы не смогли бы влезть, и запрятался в иголках. Только луна в зрачках его отражается и блестит.
Бильбо ни одно дерево не сгодилось, и он прыгал от одного к другому, словно кролик, позабывший свою нору от страха перед собакой.
— Дори, ты снова потерял грабителя, — заметил Нори.
— Не весь век же мне его таскать? Сначала вниз, потом вверх. Я носильщик, что ли?
— Иначе его съедят, — крикнул Торин со своего дерева. Действительно, вой раздавался всё ближе и ближе. — Дори, помоги Баггинсу!
Дори слез на самую низкую ветку, свесился с неё, насколько было безопасно, и протянул руку. Бильбо достать её не мог, и Дори спустился совсем и подставил Бильбо плечи.
В этот момент добрая сотня горящих глаз окаймила поляну, и волки ворвались на неё с жутким воем. Дори, тем не менее, Бильбо не бросил, а подождал, пока хоббит влезет, и потом уже сам едва успел вернуться. Волк схватил его за край плаща и мог бы стащить наземь. Ткань треснула, и Гном оказался наверху. Через минуту сразу несколько зверей прыгали вокруг дерева с безумными глазами, развесив языки. Но даже Варги, волки Диких Гор, лазать не умеют.
К счастью, было тепло и тихо. На деревьях вообще сидеть долго не пожелаешь, а на холодном ветру дразнить волков вовсе было бы неприятно.
Оказалось так, что эта поляна была назначена волками местом сбора, и они прибывали со всех сторон. У дерева Бильбо был оставлен дозор, а, обнюхав следы, Варги разыскали и остальные деревья, оставив охрану и под ними. Остальные — несколько сотен их было — собрались на поляне кругами, а посередине оказался очень большой серый Варг, командовавший им на жутком языке. Бильбо предположил, что говорят о самых чёрных злодействах, а понимавший волков Гандальф знал об этом точно. Когда Варги отвечали вожаку, у хоббита кровь стыла, и он едва не падал с ветки.
Гандальф узнал вот что: Варги сговорились снова с гоблинами. Орки обычно не выходят из Гор надолго. Только если ищут новые места, чтобы поселиться, или выступают на войну, чего, к счастью, не бывало дотоле довольно долго. Но грабительские походы вниз они совершают время от времени, чтобы пополнить запасы и угнать новых рабов, чему нередко помогают Варги, получая за то часть добычи. Гоблины тогда едут на Варгах верхом. Именно на эту ночь был назначен новый поход, к сбору на который орки, очевидно, запоздали из-за гибели своего главаря и всего переполоха, который устроили в подземельях Гандальф и Гномы.
Несмотря на все опасности, в границы Диких стран с юга прибывали Люди, храбрые и вооружённые. Они селились в бревенчатых домах в удобных речных долинках среди лесов. Их пришло немало, и Варги сами не решались нападать на них открыто при свете дня, но с гоблинами поход ночью на ближайшие деревни был бы успешен. Там не осталось бы ни единого человека: те, кого гоблины отобьют у волков, станут пленными в подземельях.
Слушать было страшно. Не только за храбрых Людей, но и за себя, поскольку Варги очень разъярились, найдя Гномов и кудесника на своей поляне, и приняли их за шпионов. В таком случае их могла ждать кровавая битва, а не насыщение мясом едва очнувшихся ото сна людей. Варги решили не отпускать никого и ждать Гоблинов, которые умеют лазать по деревьям и валить их.
Гандальф, послушав, испугался, несмотря на то, что был волшебником. Его сила, сидя на дереве, была невелика против сотен волков. Сбежать невозможно. Но он был изобретателен довольно, чтобы не ждать в покорности, и набирал со своей сосны крупные шишки. Потом запалил одну ярким синим огнём и бросил в волка. Едва она попала ему на спину, как спутанная шерсть вспыхнула, и волк, подпрыгивая и завывая, заметался по сторонам. Шишки синие, красные и зелёные посыпались градом, и стали разрываться потоком искр, падая наземь. Самую большую Гандальф нацелил вожаку по носу, и тот, совсем ошалев от ожога, подпрыгнул футов на десять и стал бегать кругами, трепля попадающихся по пути сородичей. Гномы и Бильбо тем временем громко подбадривали Гандальфа.
Огня Варги не любят. Кудесник же применил против них свой особый огонь, поджигавший волчьи шкуры с первой искры, и ужас Варгов наполнил вскоре весь лес. Они катались по земле, чтобы сбить пламя, а те, у кого не хватало ума, бегали по поляне и поджигали собратьев, пока те их не выгнали. Волки умчались вниз на поиски воды.
— Почему не спит лес? — заметил негромко Повелитель Орлов, глядя вниз с высокой скалы. — Волки голосят. Гоблины снова бесчинствуют!
И он поднялся в воздух вместе с двумя другими орлами, ждавшими его на соседних скалах. Маленькой точкой была поляна с волками, но Повелитель Орлов Туманных Гор мог и смотреть на солнце, не мигая, и видеть ночью кролика в миле от себя. В кроны деревьев его взор не проник, но сумятицу на поляне со сполохами цветных огней он рассмотрел отлично. А из каменных ворот длинными шеренгами, блестя копьями при луне, выходили гоблины.
Орлы — птицы не мирные и порой даже недобрые и жестокие, но Племя Туманных Гор очень родовитое и древнее — короли среди птиц. Они гоблинов ненавидят, и не боятся их, хотя и встречают редко. Они не охотятся за гоблинами ради пищи, но заметив, загоняют всегда обратно в пещеры. Гоблины со своей стороны боятся орлов, но разорить их гнёзда на очень высоких пиках не могут.
Повелитель Орлов сильно заинтересовался переполохом в лесу и собрал других, чтобы долгими парящими кругами спуститься гоблинам и Варгам на головы.
Тем временем Варги разбежались частью по очень сухому в то лето лесу и зажгли с семи концов кусты, валежник и иголки. Вокруг поляны поднимался пожар, но стражи своих постов не покидали, только снова стали в гневе прыгать на стволы. Глаза у них светились красным горячее огня.
В этот момент с гиканьем выскочили на поляну Гоблины, решившие, что с Людьми уже идёт бой. А когда разобрались, то чуть со смеху не попадали, и стали колотить копьями о щиты. Они быстро нашли интересное для себя продолжение забавы:
Одни согнали всех волков в кучу и немного успокоили, потом навалили под деревьями Гномов хворост. Остальные разбежались по лесу и быстро-быстро затоптали весь пожар, сохранив лишь самые близкие к поляне огни, которые стали раздувать и заключать деревья в сжимающиеся кольца дыма и огня. Бильбо рассмотрел сквозь дым, что гоблины, оттесняя Варгов от пугающего огня, водят хоровод, словно в День Середины Лета и распевают:
(пятнадцать птичек)
Потом прекратили и заорали, дико хохоча:
— Птички, летите! Пока не поджарились на гнёздах! Или пойте тогда! Почему не поёте?
— Прочь, мальчишки! — крикнул Гандальф. — Нельзя разорять гнёзда! А баловники с огнём будут наказаны!
Он, несомненно, хотел только позлить гоблинов и выказаться бесстрашным. Занятие бесполезное, конечно. Орков он ничем не вывел из весёлого настроения. Они продолжили пение:
(об огне)
После последнего Я-хой! огонь подступил к стволу дерева Гандальфа, облизал кору, и затрещали нижние ветви. Кудесник поднялся на самую вершину сосны и зажёг свой жезл ярко-белым светом перед последним своим прыжком на копья гоблинов, чтобы унести с собой множество их, разорвавшись, словно большой снаряд.
Но прыгнуть Гандальфу не пришлось. Повелитель Орлов подхватил его когтями и унёс. Гоблины взвыли от гнева, Варги оскалились, а Орёл, которому Гандальф быстро объяснил переменившиеся планы, громко воззвал сородичам, и они сошли на Гоблинов, словно буря, не боясь копий, валя врагов с ног ветром могучих крыльев и раздирая когтями. Гномов, взобравшихся на верхние ветви горящих тоже деревьев, забрали другие.
И Бильбо снова едва не забыли! Дори унесли последним, и хоббит едва успел схватить его за ноги, чтобы убраться скорее из коптящей сутолоки.
Гоблинов под ними разгоняли вместе с Варгами по всему лесу, а орлы кружили у них над головами. Деревья вспыхнули искрами до самых вершин, и Бильбо подумал, что снова еле-еле успел.
Быстрыми кругами Орлы взмывали в небо, а пожар остался лишь малой точкой в темноте ночи, перехваченной кое-где лунным светом, блестящим на ленте потока или полированной временем скале.
Бильбо бормотал почти беспрерывно: „Руки, ох, мои руки!“, цепляясь изо всех сил за лодыжки Дори, а Гном вторил ему: „Ах, ноги мои!“ Бильбо совсем не любил высоты. Он едва не упал раз, взглянув вниз с совсем небольшого обрыва, а лестницами и деревьями предпочитал не пользоваться, поскольку дома ему от волков спасаться не пришлось. Так что, когда хоббит смотрел вниз на необозримую ширь земли на пугающем расстоянии от своих пяток, у него голова шла кругом.
Бледные при луне горные вершины приближались, и становилось довольно холодно. Бильбо закрыл глаза и подумал, сколько ещё продержится. Потом представил, что будет, если продержится он слишком мало, и ухватился вдвойне, почувствовав вдруг тошноту. А когда руки у него всё-таки отказались повиноваться, упал он точь-в-точь вовремя, когда орёл снизился над площадкой у своего гнезда. Бильбо отпустил Дори и шлёпнулся плашмя на скальный пол узкой круглой вершины. Он помолчал и подумал, как бы не свалиться в пропасти по сторонам, а от трёхдневных впечатлений при такой же длины голодовке забылся до такой степени, что заметил вслух:
— Чувствую себя куском свинины, который вилкой сняли со сковороды и оставили на полке.
— Ни в коей мере, — ответил ему Дори. — Бекон знает, куда попадёт обязательно, а нам это возвращение, надеюсь, не грозит. Орлы — не вилки!
— Ох, конечно, извините... — пробормотал Бильбо, садясь и опасливо взглянув на орла. Не счёл бы он эту глупость грубостью. Хоббиту не стоит быть невежливым в гнезде орла на горной вершине.
У орла, разумеется, хватило такта промолчать. Он потёр клюв об острый край скалы и стал оправлять перья. Вскоре появился другой.
— Повелитель приказал доставить пленников на Большой Уступ.
Хозяин гнезда сразу же взял Дори и унёс его, оставив Бильбо думать, что подразумевалось под „пленниками“. Не пришла бы очередь хоббита заменить орлам кроликов. Вскоре орёл вернулся, и Бильбо отправился в новый полёт, на сей раз подхваченный когтями за куртку. Летели недолго. Бильбо снова опустили плашмя на площадку. Спуститься на неё или уйти можно было либо на крыльях, либо прыжком с обрыва — верхнего или нижнего, соответственно. Гномы сидели у стены, опершись на неё спиной, а Гандальф беседовал с Орлом.
Бильбо прислушался и понял, что стать ужином ему не грозит. Гандальф и Повелитель Орлов казалось, были давними друзьями. Если уточнить, то часто переваливавший через Горы Гандальф оказал Орлу некогда помощь, излечив от тяжёлой раны стрелой. Определение „пленники“ следовало понимать как „пленники Гоблинов“, а не Орлов. Потом Бильбо понял, что уйти из Гор им удастся на сей раз очень быстро и необычайно легко, поскольку Гандальф как раз просил Повелителя отнести его и Гномов на равнину. И Орёл отказался доставить их к Людям.
— Они будут снова стрелять из своих длинных тисовых луков. И будут правы, поскольку временами мы уносим их овец. Мы рады помешать Гоблинам, рады воздать тебе должное, но не можем идти к опасности жизни ради чужеземных Гномов с Юга.
— Что ж, помогите настолько, насколько можете, — ответил Гандальф. — Мы вам обязаны сильно. А сейчас гибнем от голода.
— Я уже умер, — сказал Бильбо так слабо, что его не услышали.
— Поправимо, — ответил Повелитель Орлов.
Чуть позднее на площадке был разведён костёр, а гномы вокруг него разносили приятный аромат. Орлы принесли дрова, кроликов, зайца и овцу. Бильбо был слишком слаб, чтобы помогать, и пользы от него всё же не нашли бы, поскольку мясо он всегда получал от мясника совершенно разделанным. Гандальф, замотавшись в плащ, тоже лежал пластом. Он правда, принял участие, разведя огонь, потому что Оин и Глоин потеряли трут, а спичками, как известно, Гномы не пользуются даже сейчас.
Горы миновали, а Бильбо вскоре был достаточно сыт для крепкого сна и отдыха. Он предпочёл бы, правда, бутерброды с маслом жареному мясу, но выбирать не приходилось. А спалось на скале ему лучше, чем на перине дома. Всю ночь он во сне бродил по своей норе и искал в каждой комнате что-то, о чём даже не мог вспомнить.

Tags: Хоббит
Subscribe

  • Хоббит, или Туда и Обратно (XIX)

    Глава XIX. Последний переход Первого мая они подошли к краю долины и заглянули вновь в Ривенделль, Последнее Убежище для идущих на восток, и Первое…

  • Хоббит, или Туда и Обратно (XVIII)

    Глава XVIII. Возвращение Бильбо очнулся. Совершенно один он лежал на плоском камне на Вороньем Холме под светом безоблачного, но смертельно…

  • Хоббит, или Туда и Обратно (XVII)

    Глава XVII. Тучи разогнаны Утром осаждавшие проснулись рано под рёв труб. Всадник поднялся к воротам и остановился поодаль, приветствовав стража и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments