elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:

Об искусстве, опыте и вкусе

Я сейчас попытаюсь сделать, кажется, довольно безнадёжное дело — рассказать словами то, что познать, наверное, можно только собственным опытом, но, может быть, эти слова откроют или сократят путь такового познания, ибо любой письменный текст, пожалуй, есть способ пройти путь чужого опыта без излишних плутаний, сопутствовавших первоначальному этого опыта накоплению.
Есть в нашем городе Императорский Николаевский Университет, а в Университете физический факультет и здание со словами „Физическiй Институтъ“ на фасаде, построенном году примерно в 1914. В этом же здании есть аудитория имени Вавилова (в ней Вавилов свой закон гомологических рядов докладывал научной общественности), но имени Вавилова она не так уж давно, а по-простому зовётся БФА — Большая Физическая. В Большой Физической Аудитории же, продолжим мы рассказ от общего обзора, создающего антураж и атмосферу, к частному предмету рассказа, чтобы потом вернуться на более высокий уровень обобщения, с тех самых императорских николаевских времён стоит в парадном углу огромный шкаф с электричеством, с мраморным фасадом, и на этом мраморе большие и древние круглые щитовые приборы, латунные клеммы с фарфоровыми предохранителями и малые рубильники. А посреди фасада торчит рукоятка Самого Главного Рубильника, которым сейчас (если с 2009 года этот шкаф не выбросили на помойку, конечно, как теперь любят) включается верхний свет в аудитории, которая на самом деле весьма велика и киловатт требует много.
На рубильнике этом написано „Ein“ и „Aus“, отчего я и думаю, что стоит он там с тех же пор, как и сам шкаф. И мне несколько раз доводилось тёмными зимними утрами этим рубильником пользоваться, и вот это самое использование древнего немецкого рубильника и есть для меня, с моей нежной любовью к хорошей технике, опыт бесценный и душу переворачивающий.
Почему? Да потому, что вещь познаётся руками. Глаз, нос, ухо — жалкие пособники тактильного чувства, чувства мышечного напряжения, чувства равновесия, всего комплекса телесных ощущений, возникающих от соприкосновения с по-настоящему хорошей вещью, и единожды испытавший это, сохранит его в памяти навсегда, встреча с прекрасным, как водится, перевернёт его мир и оставит огромную язву, раздражающуюся всякий раз, когда он будет соприкасаться с вещами плохими и никчёмными. Талант или долгое упражнение способны развить вкус к сочетанию красок в живописи и пропорциональным соотношениям в архитектуре, к гармонии и строю музыки, и вернуть прежнее отсутствие вкуса уже не получится, так же и здесь.
Само прикосновение к ручке этого рубильника готовит к встрече с прекрасным, потому что форма её удобна, а материал и текстура поверхности функциональны и приятны на ощупь, и между этими качествами нет ни малейшего противоречия. Затем нужно вывести рукоятку из устойчивого положения, и необходимое для этого усилие не только удобно и приятно, но и предсказуемо. Сама форма и размеры рукояти подсказывают руке необходимое усилие, потому что давление на ручку было рассчитано и подобрано. Плавно, мягко, „маслянисто“, как наводка на резкость хорошего старого объектива, рубильник выходит из фиксаторов и начинает движение через область неустойчивых состояний, причём опять-таки по соприкосновению с рукой, по направлению силы реакции ощущается, когда рубильник ещё не дошёл до точки невозврата, и, будучи отпущенным, вернётся в прежнее состояние, а когда максимум на кривой потенциальной энергии пройден и система сама неудержимо катится в яму второго устойчивого состояния. В этот момент рукоятку можно и бросить, но зачем лишать себя удовольствия ощутить, как рубильник войдёт в это состояние, что он скажет руке оператора, с каким тихим, отзывающимся по всему шкафу звоном ножи войдут в зажимы и остановятся без звука и чувства удара металла о металл, солидно, мягко, как должны закрываться двери „Роллс-Ройсов“ британской королевы.
И вот, если человек готов к соприкосновению с прекрасным, особенно если он во всякую минуту готов его заметить и прочувствовать, он поймёт, что есть одна хорошая вещь, а поняв одну хорошую вещь, он узнает и все остальные, и если будет доверять своим рукам, обмануть его уже не получится. Этот человек пропал, погиб, потому что плохих вещей несоизмеримо больше, чем хороших, но прежде гибели своей он познал весьма большое, прекрасное и ценное чувство — чувство веры в людей, некоторые из которых всё-таки могут делать хорошие вещи.

Tags: credo, азъ есмь, мысль не расплескать бы, объект любования, ретроградствую
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments