elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Учебное

Фейсбучный комментарий вдохновил меня написать пару слов о многочисленных учебниках, по которым мне приходилось учиться и которые потом уже читал в порядке самообразования. Тема, конечно, гигантская, в каких-то областях я полный профан, в каких-то знаю побольше, преподавательская карьера моя была слишком коротка, чтобы понять, по каким учебникам кого лучше учить, так что выскажусь исключительно о себе и как память возьмёт, не претендуя ни на полноту, ни на срыв покровов и раскрытие истин. Впрочем, как обычно.
Языки
Немецкий — Бим, „Шаги“ — ничего ни плохого, ни хорошего припомнить не могу.
Английский — о, тема богатая. Ведь я побывал и просто в хорошей школе с хорошим преподаванием английского с первого класса, и в „гуманитарном“ двуязычном с тремя маленькими группами и 9+3 часами, и в физико-математическом лицее.
В начальной школе и до 6 класса включительно, (ещё в былом втором интернате МаргаритоБорисовниных времён, если кому это что-то скажет) это были довольно стандартные, и, насколько я сейчас понимаю судя по пластинкам устных упражнений, советские ещё (и для советских лет неплохие) Верещагина, Притыкина, Афанасьева в различных между собой сочетаниях. Вроде бы сейчас их не хвалят, но учились же, и небезуспешно. Правда, во-первых, это было давно, а во-вторых, я тогда был слишком мал и о таких вещах как методика преподавания чего бы то ни было не задумывался.
7-й класс как-то выпал у меня из головы, это было дурное время перемен, когда Сазонова из 2-го интерната ушла, поставили какую-то типичную директрису-разрушительницу на её место, а педколлектив прежний полуразбежался.
В 4-й гимназии в том самом гуманитарном классе два года я учился по Богородицкой-Хрусталёвой, учебнику редкому и по тем временам для нас безумно дорогому, но и очень и очень хорошему. На 9 часов в неделю, его, правда, не хватало, и пользовались всякими разработками самих преподавателей наших.
В лицее же был Кузовлев... И это было очень и очень скучно и плохо.
Об учебниках английского языка с химическим уклоном 1980-х годов издания, выданных нам на полтора года в университетской библиотеке, и уцелевших с тех пор, вероятно, только от злостного неупотребления, надо бы разразиться гневной тирадой. Конечно, они не учили языку, уровень их был примерно уровнем моей начальной школы, но тратить порох на яростное поношение их как-то и незачем даже.
Русский — имя им легион, но будь они все позабыты. Кроме, может быть, сборника упражнений Ахременковой (естественно промеж нас называемый „охрененковой“) — безумно дорогой рабочей тетрадки, и беленького Чешко с упражнениями. Но я и те в гробу видал — грамотен я не из-за того, что вызубрил исключения и научился применять правила, а в силу цепкой словесной памяти, в силу того, что прочёл немало грамотно написанных текстов и таким образом запомнил чёртову уйму слов и типов словесных конструкций, а зачатки теоретических сведений о синтаксисе не позволяют мне завязнуть ни в толстовской абзацной фразе, ни в выяснении, кто на ком стоял у Толкина, кой по-британски лаконичен и ёмок в выражениях, но тоже не любит часто расставлять точки. Посему в хрестоматийном „На колоссальной дощатой террасе вблизи можжевельника, жена небезызвестного местного подьячего веснушчатая Аграфена Саввична исподтишка потчевала коллежского асессора Аполлона Филипповича моллюсками и винегретом под аккомпанемент аккордеона и виолончели.“ делал ошибку только в слове асессор — ну что ж поделаешь, редко встречалось оно мне дотоле. Кстати, в этом отрывке, кажется, лишняя запятая, она тут скорее интонационная, чем грамматически необходимая, но могу ошибаться — всё-таки при такой форме изучения языка орфография всегда будет лучше пунктуации. Выползаю из дебрей самовосхваления (предупреждал!).
Химия
Вроде бы это моя специальность, но я очень рано понял, что учебники стары, теория суха, а древо жизни зеленеет на лекциях как для общих курсов, так и для специальных, а для научной работы надо копаться не в златотиснёном Бельштейне, Chemische Zentralblatt или Chemical Abstracts, и не чохом богатырским отрясать пыль с РЖХимия, а искать в зарубежных журналах источники по конкретно моей теме. Так что учебников по химии я прочёл мало, а сплошь от корки до корки (сверх школьных общего и специализированного Габриэлянов и Цветкова по органической) так и вовсе всего два ВУЗовских учебника, оба по общей и неорганической химии. Сперва был, так сказать, учебник-„сын“ — двухтомник Некрасова, а потом и без кавычек великий учебник-отец — двухтомник Менделеева, причём Менделеева я прочёл уже после того, как завязал с химией.
Некрасов по отношению к „Общей химии“ получается вторичным, копирует его содержание и структуру — основной текст корпусом и дополнения петитом — исправляет общетеоретические рассуждения на более современный (хотя теперь уже тоже устаревший, конечно) лад. А вот менделеевский труд — это памятник, плечо одного из тех гигантов, на котором ещё будет стоять и глядеть вдаль наш химико-биологический Ньютон. „Основы химии“ — одновременно и учебник с глубокой для своего времени разработкой общетеоретических вопросов, и гигантский склад фактического материала — свойств, состава и реакций разнообразных веществ, притом не наваленных беспорядочною грудой, а разложенных в Периодической системе. В то же время это местами даже пособие для устройства химических производств. Чрезвычайно примитивных, вредных, опасных на современный взгляд, но, тем не менее, жизненных и действующих.
Физика
И вот тут у меня целая полка книжек и тачка мыслей, а время к ночи...
Перышкин — древний как мир, раскритикованный в пух и прах (в нём и вправду есть самые настоящие погрешности против природы) а всё-таки очень компактный и методически очень выверенный курс для общей школы. У меня он есть аж 50-х годов издания, почитать такие старые я как-то ещё не собрался, но не думаю, как сейчас принято среди некоторых сект поклонников „математики до колмогоровской реформы“ и прочих ретроградов, что он чем-то кардинально лучше современных изданий. Ну разве что иллюстрациями — в былые годы, судя по результату, их делали художники под чутким руководством кудесников демонстрационного эксперимента, а сейчас иллюстраторы в погоне за „жызненностью“ забыли о том, что физика — это метод разумного упрощения природы и моделирования, соль её в умении отделять главные аспекты явления от второстепенных, и любая демонстрация, как натурный эксперимент, так и рисунок в книге, должна работать на это. Иногда приходится даже немного „насиловать природу“, чтобы избавиться от мешающих факторов и показать наиболее ясно и выпукло основное явление, и так же рисунок должен не распылять внимание на горсть цветных пятен, жертвовать второстепенные детали на алтарь главного. Но я отвлёкся.
Мякишев — и хорош, и плох. Плох высшей математикой. Она в нём (по крайней мере у нас в лицее) совершенно не согласована с курсом математики, по-хорошему, нужно, как делал Фейнман, всю потребную математику начитывать самому. Но времени-то нет! Физкультура, ОБЖ, закон божий — где уж тут физике уютиться, режут её и режут, а она, бессловесная, терпит. Где надо 12 часов, будь добр умяться в шесть. Поэтому, всё-таки, если речь не идёт о совсем уж страшных спецшколах, где всё подчинено главному предмету, преподавание физики в школе должно вестить силами элементарной математики. Геометрический и физический смысл производной и интеграла можно ввести конкретно и утилитарно, не говоря „для любого произвольного икс-нулевого для любого произвольного сколь угодно малого дельта...“ ну и дальше сами подставьте всю мёртвую нудятину из курса высшей математики, этим пусть гадят в головы в ВУЗе. А вот хорош Мякишев тем, чем он похож на Ландсберга.
Ландсберг — вот он, на мой взгляд, альфа и омега, непревзойдённая вершина. Если есть только Ландсберг — есть всё, больше ничего не надо. Элементарный, конечно, не ВУЗовский кирпич по оптике, которым можно вышибать мозги как ударом, так и чтением. Он ясный. В нём очень много толковых слов и красивых картинок, и чрезвычайно мало формул, и нигде математика не застит физики. Из-за того, что у него нет ни наследников, ни иных владельцев авторских прав, делать его основным программным учебником и переиздавать, конечно, не будут, экономического стимула нет, но именно Ландсберга переиздал Сорос.
Джанколи — думаю, это довольно редкий переводной учебник. Он уже уровнем выше, где не обойтись без высшей математики, но книга при этом остаётся фундаментальной, не тонет в деталях.
Вард — этого американского учебника у меня есть только вторая часть, без механики, и из него я очень хорошо уяснил теорию цвета. Хорошо изложена оптика.
Орир — уникальная книга, в неё в одном томе поместилось элементарной физики больше, чем в пяти томах Мякишева. Правда, учебник этот соответственно лаконичен, даже скуп, и потому требователен к читателю.
Поль — вот тут я склоняюсь, и пальцы мои бессильны выбить на клавиатуре подобающий моему почтению и восторгу дифирамб. Не секрет, что в физике я больше всего люблю эксперимент, а в преподавании физики, соответственно, демонстрации и практикум. Так вот Поль — гений демонстрации. Весь его общий курс, охватывающий все разделы физики, построен вокруг демонстрационного эксперимента, притом количественного. Он начинает с главного — с мер и единиц — других таких курсов физики я не видел. Каждый раздел начинается с демонстрации измерительных приборов, причём используется самая подходящая для данного случая система. Килограмм-масса или килограмм-сила? Гауссова или международная практическая? Да как удобнее мерить. И только потом, когда основные законы раскрыты в количественном эксперименте и начинается очень краткое, но ёмкое теоретизирование, будут введены и другие единицы. Поль сам старается рассказать нужную ему математику. Я не знаю, где бы лучше были объяснены 4 закона Максвелла для электромагнитного поля, физические основы действия гироскопа и многое и многое другое.
Но, повторюсь, всё это сделано с экспериментом, для всего есть описания демонстрационных установок, их рисунки, схемы, силуэты для наиболее наглядной теневой проекции (Поль особенно любит этот скупой приём методически верного упрощения, о котором я говорил в абзаце о рисунках), методические рекомендации по подготовке и проведению опыта.
Поль научил меня не бояться, тому, что показать можно всё. Говоришь о пламени свечи — зажги свечу, затемни комнату, спроецируй пламя обычной линзой на белую доску, на нём покажи три главных конуса, обрисуй их маркером, зажги свет и рассказывай дальше. Нужно показать аналогию простого колебания и равномерного вращения — есть установка для теневой проекции, маятник на диске, только длину подобрать. И далее и далее и далее. Поль описывает даже лекционные демонстрации свойств кристаллов с большим избытком примеси на примере хлорида калия с примесью калия. Не говоря уже о такой для него тривии, как демонстрация броуновского движения в натуральном препарате на стену при помощи проекции через микроскоп. Эта книга вдохновляет на подвиг, по крайней мере, меня.
Позднее время уже...
За бортом этого поста осталсястарый-старый Варбург, остался Фейнман — лежит, ждёт, не прочитал я его пока. Там же берклеевский курс, тоже, говорят, могучий ВУЗовский учебник, едва ли прочту. Там же уйма школьных учебников, как старых, так и новых. Да много чего ещё за бортом, конечно, маленький я ещё.
Может быть, напишу ещё отдельно по электронике свой эдакий шорт-лист — тоже уже есть кой-какой опыт, как-никак.

Tags: all-in-all i'm just another brick in the, азъ есмь, если хочется писать..., наука о природе, отзыв
Subscribe

  • Текущее - азъ есмь

    Если так фундаментально посмотреть, я отчего-то всячески лезу к людям, которым я на деле нахер не сдался, а вот людей, которым я нужен, которые,…

  • (no subject)

    Что-то то ли рубашки садятся, то ли я решил расти лет через пять после того, как обычно закрываются ростовые зоны...

  • (no subject)

    Посты про ремонт у меня тут сильно отстают, а на деле я уже помалу расставляю и раскладываю, из-за чего освобождается вторая комнатка. Компутерный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments