elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

  • Mood:
  • Music:

Продолжим через тернии.

Как и обещал, продолжаю публиковать свой перевод Сильмариллиона. Предыдущий пост заключал в себе "Акаллабет" раздел 2-й, здесь публикую начало. И жду отзывов, любых, даже откровенно ругательских.

 

Акаллабет.
Падение  Нуменора.

Э

лдар  рассказывают, что  Люди  появились  в  мир  во  времена  Тени  Моргота, и  быстро  попали  под  власть  Врага. Моргот  разослал  среди  Людей  своих  подручных, а  новое  Племя  сполна  услышало  его  лживые  слова  и, боясь  Тьмы, всё  же  ей  покорилось. Но  были  и  другие, кто  чувствовал, что  есть  зло, а  что  добро, и  они  пошли  на  запад, услышав, что  там  есть  Свет, который  для  Тьмы  неуязвим. С  горячей  ненавистью  преследовал  Моргот  те  племена, пересекавшие  Средиземье  суровыми  и  трудными  путями, но, несмотря  ни  на  что, Люди  те  пришли  к  Морю, и  в  Белерианд  вступили  во  время  Войны  за  Камни. Синдар  назвали  тех  Людей  Эдайн, союзниками  всех  Элдар, которые  стяжали  славу  доблестью  в  той  войне.

Со  стороны  отца  своего  Человеком  был  славный  Эарендил, и  в "Сказании  об  Эарендиле" поют, как  во  дни  почти  полной  победы  и  триумфа  Моргота  он  построил  корабль  Вингилот, Людьми  называемый  Ротинзилом, и  отправился  в  неизвестные  дотоле  моря  на  поиски  дороги  в  Валинор. Эарендил  желал  предстать  пред  Силами  и, говоря  от  имени  Двух  Племён, пробовать  найти  у  Валар  жалость  и  помощь  в  отчаянном  положении  Свободных  Народов. Тяжким  путешествием  сквозь  опасности  обернулся  тот  поход, но  Эарендила  называют  Благословенным  за  то, что  он  достиг  своей  цели. Из  Валинора  прибыла  Армия  Запада, но  самому  Эарендилу  в  Страны  Смертных, на  родину  свою, не  разрешили  возвратиться.

В  Великой  Битве, когда  была  разгромлена  армия  Моргота  и  снесён  Тангородрим, из  всех  Племён  Людей  на  стороне  Валар  воевали  только  Эдайн, когда  остальные  были  в  рядах  Моргота. И  после  Победы  Запада  те  злые  Люди, кто  остался  в  живых, бежали  обратно  на  Восток, где  их  сородичи  по-прежнему  бродили  в  невозделанных  землях, безначальные  и  дикие, отказавшиеся  и  от  Валар, и  от  Врага. Остатки  племён  Моргота  оказались  среди  тех  Людей, и  стали  среди  них  королями, сумев  внушить  мирным  охотникам  страх. Валар  тогда  решили  позабыть  совершенно  тех, кто  к  ним  не  примкнул, а  тем  более  взял  в  правители  слуг  Моргота. В  тьме  жили  те  племена, изнуряемые  злыми  питомцами  Врага: демонами, драконами, испорченными  зверями, Орками – жутким  изуродованным  Племенем  Потомков  Ильюватара. И  жизнь  тех  Людей  была  тяжёлой, испуганной  и  печальной.

Манвё  изгнал  Моргота  за  Стены  Мира  во  Внешнюю  Пустоту, откуда  он  не  может  возвратиться  живущим, сильным  и  видимым. Короли  Запада  по-прежнему  на  тронах, но  зёрна, посеянные  Врагом, растут  до  сих  пор  и  приносят  плод  богатый, если  находится  желающий  их  вскормить. Воля  Моргота  сохранилась  в  чёрных  душах  его  слуг  и  рабов, ведя  их  к  противодействию  любым  делам  Валар  и  уничтожению  всех  Племён, которые  Валар  признают  Королями, что  Валар  известно  более  чем  хорошо. Тогда, выгнав  Моргота, они  обсудили  устройство  будущих  Эпох. Элдар  всех  до  единого  они  призвали  на  Запад, и  те, кто  согласился, отправились  на  остров  Тол  Эрессёа, где  построили  порт  Аваллонё, из  всех  городов  к  Валинору  самый  ближний. Башня  Аваллонё – первое, что  видит  мореплаватель, приблизившийся  к  Бессмертным  Странам. А  Отцам  Людей – всем  трём  их  Племенам – была  дана  щедрая  награда. Эонвё  появился  среди  них, чтобы  научить  их  Мудрости, силе  и  жизненному  духу  крепче, чем  дан  всем  другим  Смертным. И  для  Эдайн  приготовили  страну, чтобы  была  уже  не  в  Средиземье, но  ещё  и  не  в  Валиноре, отделённую  отвсюду  Морем. Из  глубины  Океана  поднял  её  Оссё, укрепил  Аулё, а  Яванна  засадила  и  заселила, а  родники  и  цветы  там  подняли  Эльфы  с  Тол  Эрессёа. Назвали  Валар  тот  остров  Андор – Подаренный. Ярко  необыкновенно  засияла  на  Западе  Звезда  Эарендила, когда  всё  стало  готово, и  Мореплаватель  вёл  свой  народ  через  Море  и  ночью, и  в  свете  дня  серебряным  огнём  ярче  Солнца.

Подняв  паруса, Эдайн  следовали  за  Звездой  по  попутным  ветрам, посланным  Манвё, по  мирному  Морю, укрощённому  для  них  Уинен. На  ярком  свету  волны  блистали  пред  глазами  Людей, словно  жидкий  бриллиант, и  снежно-белая  пена  летела  из-под  форштевней  их  кораблей. Безлунными  ночами  в  небе  был  виден  только  Ротинзил, ибо  старые  звёзды  не  могли  тягаться  с  сиянием  Эарендила. Миновав  сотни  лиг  обширного  Моря, Эдайн  увидели  золотым  утром  готовый  для  них  Андор. Страна  была  для  них  богата  плодами  и  красотой. Назвали  её  Эленна – Звездою  Найденная, и, что  более  известно, Анадунё – Вестернессе, а  на  Древнем  Языке – Нуменор.

Так  и  начались  дни  Племени, называемого  на  Синдарине  Дунедайн, или  на  Древнем  Наречии  Нуменоридами, или  просто – Королями  Среди  Людей. Тем  не  менее, уплыв  из  Средиземья, Люди  не  ускользнули  от  Судьбы  Человеческой, которую  постановил  им  Ильюватар, остались  по-прежнему  смертными, хотя  жизни  их  были  длинны  и  проходили  без  болезней  первое  время. Кроме  долгих  своих  лет  Нуменориды  получили  и  сходство  с  Перворождёнными: были  высоки, выше  любого  другого  Племени  Людей, и  звёздный  свет  сиял  в  их  глазах. И  в  другом  походили  они  на  Эльфов – дети  с  каждым  поколением  рождались  красивее  родителей, но  было  их  немного, и  население  Вестернессе  росло  неспешно.

Столица  и  гавань  Нуменора  была  расположена  на  западном  берегу, точно  посередине, и  называли  её  Андуниё, поскольку  стены  её  смотрели  в  лицо  заходящей  Солнцу. В  глубине  страны  была  также  крутая  и  высокая  гора  Менельтарма – Столб  Небес, на  котором  устроили  открытую  площадку, посвящённую  Ильюватару, а  больше  святилищ  в  той  стране  не  было. У  подножия  горы  построили  кладбище  Королей, а  к  склонам  её  прилепился  Арменелос, красивейший  из  всех  городов  Смертных  за  всю  их  историю. Находилась  там  крепость  и  башня  Эльроса  сына  Эарендила, которому  Валар  назначили  быть  Первым  королём  Дунедайн.

Следует  сказать, что  братья  Эльронд  и  Эльрос  были  одновременно  потомками  и  всех  Трёх  племён  Эдайн, и  Элдар  разных  родов – от  Идриль  и  Тингола, и  даже  Майар  через  прабабку  их  Лютиен. Валар  не  дозволено  отстранять  от  Людей  смерть – Дар  Ильюватара – но  в  отношении  Наполовину  Эльфов  Манвё  может  решать, и  Король  Арда  счёл, что  сами  они  должны  определить, в  каком  Племени  Потомков  зачтётся  им  всё. Эльронд  остался  с  Перворождёнными, и  вечная  жизнь  их  стала  его  уделом, и  уделом  всех  детей  его. Эльрос, перейдя  к  Людям, получил  от  Валар  хотя  и  конечный, но  огромный  срок  жизни – пятьсот  лет, из  которых  правил  он  Нуменоридами  четыреста  десять. И  все  потомки  Эльроса – Короли  Нуменора – жили  долго  даже  по  меркам  Дунедайн.

Шли  века. Средиземье  ползло  неспешно  и  необоримо  назад, к  забвению  мудрости  и  света, а  Вестернессе  под  покровительством  Валар  и  с  дружбою  Элдар  процветало, и  Нуменориды  росли  над  собой  с  каждым  днём. Используя  своё  наречие, знатные  их  люди, особенно  королевского  рода, изучали  Синдарин, чтобы  говорить  с  Элдар  с  Тол  Эрессёа  и  с  побережий  Средиземья. А  летописцы  их  и  просто  охочие  до  Знания  Люди  осваивали  также  Древний  Язык, которым  пользуются  и  в  Валиноре. Таким  образом, изобретя  сначала  свои  буквы, потом  свитки, а  потом  и  прошитые  книги, Нуменориды  перевели  и  записали  Историю  и  прекрасные  древние  песни. Работа  эта, проделанная  в  дни  процветания  Нуменора, ныне  потеряна  до  последнего  листка. Также  наряду  с  обыкновенными  именами  Короли  Нуменора  пользовались  эльфийскими, и  называли  города, места, реки  и  горы  в  Вестернессе  и  Средиземье  двояко.

В  искусстве  ремесленного  труда  Дунедайн  были  сильны, и  выковать  оружие  и  повоевать  всех  злых  Людей  для  них  ничего  бы  не  стоило. Тем  не  менее, были  Нуменориды  удивительно  миролюбивы. Развивали  они  особенно  страстно  искусство  навигации  и  кораблестроения, пока  не  стали  мореплавателями, которым  равных  среди  Смертных  не  было  и  не  будет, поскольку  мир  с  тех  пор  давно  побледнел. В  морских  путешествиях  находили  Дунедайн  удовольствие  и  развлечение  во  время  своей  юности, охочей  до приключений.

Валар  ограничили  их  только  в  одном – не  заплывать  на  запад  дальше, чем  в  виду  своих  берегов, и  очень  долго  это  правило  оставалось  неколебимо, хотя  и  непонятно. Манвё  решил  этой  границей  оградить  Людей  от  искушения  поиска  Благословенного  Королевства, чтобы  они  не  пожелали  недостижимого – жить  без  конца  в  стране  Элдар  и  Валар, где  всё  бессмертно  и  неизменно.

Да, Валинор  тогда  был  ещё  в  осязаемом  мире, который  мы  называем  реальным, и  Ильюватар  велел  Валар  жить  там, чтобы  Земля  знала, каков  мог  бы  стать  Арда  без  Тени, наброшенной  на  него  Морготом. Это  как  раз  было  Дунедайн  известно, и  в  ясную  погоду  на  рассвете  можно  было  с  высоты  Менельтарма  или  с  мачты  корабля, заплывшего  до  Западной  Границы, различить  вдали  белый  сияющий  город-порт, увенчанный  башней. Удавалось  то  лишь  самым  зорким, хотя  Нуменориды  видели  вдаль  много  лучше  остальных. Мудрые  среди  них, конечно, понимали, что  видеть  можно  лишь  Аваллонё, но  никак  не  Валинор.

Из  Аваллонё  и  прибыли  впервые  к  Нуменоридам  Перворождённые – словно  белая  стая  птиц  пришла  с  западным  ветром  на  берега, когда  паруса  над  безвёсельными  их  лодками  засияли  над  песком  в  прибое. Немало  получили  Люди  даров  от  Эльфов – певчих  птиц, ароматных  цветов  и  удивительных  по  скрытой  силе  растений. И  дороже  всего  было  семечко  Келеборна, Белого  Древа  Эрессёа, которое, в  свою  очередь, пришло  семечком  Галатилиона  Тирионского, меньшей  копии  Тельпериона, подаренной  Эльфам  Яванной. Нимлот  росло  во  дворе  Короля, цвело  по  вечерам, и  ночь  была  благословенна  его  ароматом.

Из-за  Границы  Валар  Нуменориды  в  странствиях  своих  держали  путь  на  восток, исследуя  Море  от  тьмы  севера  сквозь  Раскалённый  Юг  к  тьме  нижней. Заплывали  они  во  внутренние  моря, исследуя  берега  Средиземья, и  даже  Двери  Утра  видели  на  Востоке  перед  своим  бушпритом. Временами  они  высаживались  на  берег, а  Короли  Нуменора, сочувствуя  бедам  Людей  в  Тёмные  Века, специально  плавали  в  Средиземье  к  тем  слабым  и  устрашённым  народам. Нуменориды  очень  много  им  привезли: злаки, виноград, другие  растения, и  научили  их  пахать, сеять, растить  и  жать  хлеб, тесать  дерево  и  камень, и  жизнь  свою, в  конце  концов, устраивать  и  приводить  в  порядок, насколько  возможно  было  то  для  столь  коротких  и  бестолковых  народов, как  считали  сами  Дунедайн. Постепенно  в  Средиземье, где  они  высаживались, забыли  страх  пред  темнотой, вывели  тварей  Моргота, вырубили  дикий  лес. А  память  о  рослых  Королях  Моря  сохранилась, называли  их  богами, и  ожидали  всегда  их  возвращения, поскольку  плавали  Нуменориды  на  восток, а  оставались  сердцем  на  западе, и  в  Средиземье  поначалу  долго  не  жили  и  городов  не  строили.

То  желание  с  годами  не  ослабевало, и  Нуменориды  хотели  быть  и  в  бессмертном  городе, так  редко  и  далеко  видимом, и  желание  бесконечной  жизни, свободы  от  смерти  и  от  завершения  своих  лучших  дней  появилось  у  них  и  крепло. Чем  выше  они  поднимались  в  мощи  и  безмятежности, тем  сильнее  было  это  беспокойство. Валар  дали  Эдайн  долгую  жизнь, но  утомление  от  неё, приходящее  в  старости, не  могли  отнять, как  не  могли  лишить  их  смерти, приходящей  в  конце  того  утомления  даже  к  королям  из  рода  Эарендила. По  счёту  Элдар  даже  полутысячелетний  век  Эльроса  был  краток. Так  и  затуманились  сердца  Эдайн. Может  быть, и  волею  Моргота, не  покинувшей  Арда, то  случилось; и  сначала  в  мыслях, а  потом  и  на  словах  Нуменориды  стали  восставать  против  Судьбы  Человеческой, а  больше  против  Границы  Запада.

– Почему  же  Вожди  Запада  могут  быть  там  в  бесконечном  мире  своей  жизни, а  мы  должны  умирать, уходя  в  безвестность, бросая  дома  свои  и  творения  нашего  ума  и  рук? И  Элдар  не  умирают, даже  те, кто  восстал  в  своё  время  против  Сил. Мы  же  избороздили  все  Моря, и  не  встретили  ещё  вод  довольно  диких  или  достаточно  обширных, чтобы  сдержать  нас. Почему  не  плыть  в  Аваллонё, встретиться  с  нашими  друзьями?

А  другие, ещё  смелее, говорили  даже  так:

– А  почему  бы  не  отправиться  прямо  в  Аман  и  не  попробовать  хотя  бы  день  жить  в  благоденствии  наравне  с  Силами. Разве  не  мы – самое  могущественное  Племя  в  Арда?

Tags: Толкин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments