elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Category:

Неосуществимое

Пора вспоминать, что иногда я умею не только ругаться, просить, предлагать, исправлять и писать утилитарные тексты, но и пальцами складывать слова в предложения, и даже выражать ими мысли.


Я много чего хочу. Хочу жить во вполне определённом месте. Ну, или в другом. Или в третьем. Тоже вполне определённом другом и вполне определённом третьем.
(Нынешний Ривенделль в число этих трёх не входит, в 13 году я совершил очередную ошибку, решив что это будет постоянное моё пристанище. Обустраиваюсь я здесь, правда, как навсегда... Иначе просто нельзя — нельзя обустраиваться временно. Нет ничего более постоянного, чем временное, но и обратное верно. У древних это называлось „обмануть судьбу“, нынешние поминают некоего Мэрфи.)
Я хочу жить во вполне определённом доме. Не беда, что ни в одном из помянутых выше трёх мест этот дом не стоит, не беда даже и то обстоятельство, что построить его нельзя (будь у меня деньги или возможность их заработать) до тех пор, пока не обкатана технология перемещения во времени. Да, мой дом должен иметь историю и корни, толстый культурный слой для меня — крестьянского внука, безродного выскочки, не знающего даже четвёртое поколение своих предков хоть бы и по именам.
Я знаю, как выглядят мелкие волнистые стёкла в деревянных переплётах, высокие комнаты с лепными карнизами, печные вьюшки и приточные продухи, проводка на роликах и фарфоровая арматура, толстая, сколовшаяся краска на полу из узких досок. Он скрипит, но не под моими 49 килограммами, конечно.
Я знаю, как выглядит мебель из тёмного дерева, где пыльная, где стёртая, а где и расшатанная. Как слегка перекошены шкафы под тяжестью радиолюбительского железа, и прогибаются полки от наставленных книг, как забраться в потайное отделение письменного стола. Две тумбы, огромная столешница, зелёное сукно, центнер массивного дерева и тёмной бронзы.
Я слышу, как наглухо закрываются высокие и толстые деревянные двери, обшитые шерстью и кожей, массивные ставни. Двери и ставни, за которыми можно праздновать и за которыми можно убивать, ибо нет ни щели для света или звука извне или вовне.
Я чую мышей в подвале и вина в погребе, пряности, керосин и масло, дым камина и жар латуни, восковой нагар и канифоль. Я чую книги и кожу, подпольную сырость и чердачную пыль, и пыль на раскалённых лампах.
Я вижу ровный свет ламп, электрических и керосиновых, мерцающие свечи и плящущее пламя камина, тёмно-красный накал углей и оранжевый отблеск ламп электронных, и свет не зажигается и не гаснет без моего ведома.
Тихо кипят заряжаемые аккумуляторы и гудит трансформатор, или негромко трещит компрессор и шипит стеклодувная горелка, или щёлкают дрова, шуршат страницы, скрипит перо и ни один звук не раздаётся без моего разрешения, коего не требуют разве что неразумные и бессознательные: мыши под полом, ветер в трубе... А дом разумен сам, в нём бьют с хрипом часы, раздаются и загадочные шорохи и трески. Пусть их, дом разумен сам, и его разуму я доверяю, так надо.

Tags: the carpet of mind, азъ есмь, если хочется писать...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments