elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Из ненаписанного - 2 V

Глава V Тяжёлые времена
1.
Cевернее Мориа, за хребтом Эред Митрин, орки в Великой Северной пустыне уже трепетали перед лицом нового властителя. Драконы были давно истреблены, тёмный властелин Саурон владел этими местами только номи-нально, не вмешиваясь в дела орков и троллей Серых гор. Раньше они жили под управлением самых сильных и свирепых вождей племён. Но теперь с востока пришла сила, которой даже эти злобные и привычные к войнам существа противостоять не могли; силой той был василиск, страшное чудовище с туловищем льва, петушиной головой и хвостом змеи. Появился он в Северной пустыне около пяти лет назад, а до Эред Митрин дошёл в ту весну, когда отряд уходил в Мориа.
Эльфы Чернолеса первыми из Свободных Племён узнали о новой угрозе, и во все концы полетели вестники: в Гору, Дол и Эсгарот, в Лориен, Рохан, Гондор, Изенгард, Ривенделль, Дол Гулдур. Только об освобождении дворца Хазад-дум они не знали.

2.
Tем временем гномы смотрели на колонну орков. Казавшееся им до этого лёгким, возвращение на древнюю родину предстало в истинном свете. Окольными тропами пробрались они в Мориа и рассказали всё остальным.
— Откуда же они? Хорошая была мысль послать вас за провизией, теперь мы, по крайней мере, предупреждены, — сказал Летописец. — Немало произош-ло событий в мире, пока мы здесь восстанавливали дворец. Предлагаю послать в разведку к Западным вратам кого-нибудь — я помню, щупальца, помешавшие Отряду Кольценосца, сломали их механизм, но, может быть, удастся его почи-нить.
— А зачем их восстанавливать? — удивился Глоин. — Кажется, мы достаточно обезопасили себя от нападения с запада, не достроив Последний мост. Перебраться через пропасть оркам без помощи троллей будет почти невозможно, а провести армию узкими обходными тоннелями незаметно и быстро... — тут гном с сомнением покачал головой.
— Нельзя забывать и о возможной провокации с запада, а удар с востока главных сил тогда окажется для нас гибельным, — добавил Гимли.
Ворота заперли, но разведку к Западным Вратам решили не посылать, что-бы не дробить и без того скромный отряд. Орки расположились лагерем по-ниже, дозор появился у врат на следующий день, они издали осмотрели вход, но гномы благоразумно убрали из бойниц самострелы и укрепления выглядели совершенно пустыми. Разведчики, посовещавшись несколько времени, ушли.
На следующий день орки вернулись и громко протрубили в рог. „Есть ли кто на воротах?“ — спросили они на Общем языке. Леголас, не снимавший найденных в „стенном шкафу“ доспехов, отвечал им:
— Именем Гимли, сына Глоина, правителя Хазад-дум, приказываю вам поки-нуть пределы Эрегиона и не появляться здесь до конца времён!
— Именем Чернокнижника, повелителя Мориа и Чернолеса, объявляю Врата осаждёнными! — ответил орк и пустил стрелу в створку. Она вонзилась между знаками Молота и Наковальни.
В „стенном шкафу“ гномы нашли ещё и потайную нишу с поистине бесценными книгами по металлургии, кузнечному и оружейному делу, фортификации и строительству. Они были не рукописные, а печатные. Книги эти очень сильно помогли Леголасу и Двалину, обладавшим самым острым зре-нием, осмотреть лагерь орков. Для этого они пользовались круглой стеклянной колбой с водой, которая давала четкое изображение на белой холстине. Способ, конечно, был древний и давно забытый, довольно неудобный — картинка получалась перевёрнутой, но дозорные не жаловались. Исследовав лощину, в которой расположились враги, до последнего камешка, установили, что осадных машин у них нет, продовольствия немного, в общем, отпор от Беорна получили они сильный и урон потерпели серьёзный. Орки, очевидно, сами отлично это понимали, и не готовились к штурму. Сами укрепления гномов противятся всякой попытке атаки. Врата построены в скале, которую выделили из сотен подобных уголков Туманных гор, а тщательность выбора доказана тысячелетиями. В течение существования Мориа осады порой длились годами, и никогда и никому не удавалось взять Врата ни силой, ни измором.
— Надеюсь, пока настоящие хозяева отсутствовали, орки не провертели в обход врат дырок, как черви в скорлупе старого ореха, — заметил Бифур.
— Здесь очень прочный камень, а они слишком ленивы, да и инструменты у них обычно не из железа, а как будто из масла, — отозвался Оин.
Орки тем временем выслали группу лучников с тугими арбалетами и стрелами с паклей. Они зажгли их от факелов и стали пускать по три с руки, стремясь зажечь ворота, но дуб, пропитанный каким-то составом, который гномы готовили под строжайшим секретом, не горел вовсе и даже не обугливался. Вскоре это занятие им надоело, и они отступили, ругаясь на Общем языке.
— Странно, эти твари редко пользуются нашим языком, — заметил Леголас.
— Я даже не знал в языке Запада таких слов, — сказал Гимли.
— Ты просто никогда не разговаривал с ними иначе, чем с помощью топора, — добавил Летописец. — Мне приходилось ходить и к ним. Приятного, конечно, мало, однако порой даже интересно.
— Как говорится, что народ, то норов, — насмешливо сказал Глоин, — и я не сомневаюсь, что приятного в их берлогах мало. Мы, спутники Торина, ощутили орочье гостеприимство на своей шкуре, и в полной мере познали бы их нравы, не будь с нами Гандальфа.
— Карлики! — послышался голос снаружи грубый голос, и продолжил, сдабривая свою речь проклятиями и угрозами, — нас много, а вы — лишь жалкая кучка ... гномов. Предлагаю вам мир, если вы уйдёте отсюда сами, и никогда не вернётесь. Иначе ... камни не устоят и разлетятся пылью в вашем логове... Завтра я приду за ответом в этот же час.
— С чего бы они так осмелели? — удивился Гимли.
— Наверное, думают, что их остальные войска ударят нам в тыл из дворца.
— Не думаю, они отлично понимают, что Чернокнижник не допустил бы по-стройки укреплений на Вратах, — сказал Двалин.
— А я не согласен с вами обоими. Не зря говорил он о камнях. Корень именно в этом. Никакой таран не уничтожит гранитного кряжа, отёсанного руками древних строителей до гладкости стекла, без выступов и впадин, лишённого малейших трещин. Но, — тут Летописец умолк и задумался. — Эх, память! Она у меня содержит столько, что найти нужное порой очень трудно. Ну, ничего, сейчас вспомню.
— Давно-давно, когда ещё не было Хазад-дум, и гномы жили в самой Великой Северной пустыне, некоторые из драконов не умели летать, зато раскалывали в щебень самые крепкие камни...
— Вспомнил! Гимли, ты неоценим! Давно-давно, когда мир был молод и гномы ещё не отделились от лесных эльфов, далеко на востоке, где даже солнце больше и ярче обычного, появились василиски. Все думают, что эта порода давно вывелась, но, по правде говоря, так далеко свободные племена не жили никогда, и даже я ни разу не ходил туда с тех пор. Ещё во времена Изильдура о них рассказывали сказки, но сейчас они совсем забыты. Василиск же может са-мую крепкую скалу одним взглядом обратить в песок. Вероятно, они всё-таки сохранились, и один решил поискать счастья здесь, на Западе.
— Надеюсь, выжил только один, — сказал Гимли.

3.
Oсень потихоньку переходила в позднюю. Холодало, но в Мориа, согреваемые теплом недр горы, не проникали ещё предвестники зимы — иней и изморозь. Гномы несли дозор на Вратах, орки даже не поднимались к ним из своего лагеря. Они думали, что пути к Западным Вратам Мориа перерезаны, и знали, что выйти из Восточных ворот незамеченными и миновать место, где стояла орочья армия, невозможно; они выжидали.
Исполненные воинственного духа гномы даже порывались на вылазку в октябре, но Летописец уговорил их повременить до весны. Гимли считал наиболее вероятным приход Василиска, но Глоин и Бифур весьма в этом сомневались. Летописец не принимал никакого участия в спорах; лишь однажды гномы вызвали его на разговор.
— С чего всё же орки стали так дерзки?! — в который уже раз посетовал Глоин.
— Я думаю, они надеются на Василиска, — сказал, как обычно, Гимли.
— Вряд ли Василиски вообще существуют в наши времена, — подначил Би-фур.
Летописец несколько раздражённо бросил в ответ:
— Я знаю, что они были, и нет никаких доказательств, что все василиски погибли.
— Ну что ж, может быть и так, но не уж то один из них смог договориться с орками? — сказал Глоин. — Ведь драконы никогда не имели с орками общих дел, а василиски — родня драконов.
— Не родня. В этом-то всё дело, — отозвался Леголас из своего угла. — Мы ничего не знаем об их нравах и обычаях, об их врагах и недругах.
— Их враги — все живые, — сказал Летописец. — Василиск мог договориться с орками, но уговор этот — ненадолго. Он уничтожит их также легко, как и ос-тальных, кого обманет на своём веку — а век их долог. Я стараюсь подыскать волшебство нам в помощь, но хватило бы мне силы обезвредить его взор. И даже тогда нам будет туго, ибо уничтожить его в бою предстоит вам, грубой силой оружия, ибо если я обезврежу его взор, то потом недель меч в руки взять не смогу. Тяжёлая нам предстоит весна..
На сём вторая часть прерывается.
Tags: если хочется писать...
Subscribe

  • Текущее - стары мебли

    Травматическим озарением я понял, почему три дверки от советского шкафа весят больше, чем современный шкаф целиком! Разумеется, вся советская…

  • (no subject)

    Формально я прочитывал своего малоформатного, но полуторатысячестраничного Лавкрафта полностью, но тут урывками перечитываю — в транспорте да в…

  • Текущее - ex libris

    О вреде широкого кругозора. Шью каптал к с/х справочнику, автоматически читаю колонтитул: „людоедство“. Да, людоедство — бывало на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments