elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Из ненаписанного - 2 IV

С этой главы всё и началось. Уши „Таинственного острова“ не просто торчат из неё, а прямо-таки развеваются по ветру.

Глава IV К новой жизни
1.
Mориа были очищены от орков в большей своей части, но за годы, вернее, за более чем четыре тысячелетия запустения дворец утратил прежний лоск, порядком обветшал, а кое-где и просто развалился. Гимли и его сородичи, когда утихла скорбь по павшим друзьям, обошли Старый Город из конца в конец, от первого до сорок девятого зала, осмотрели все оставленные временем и орками язвы, обсудили планы ремонта.
— Мы — гномы, а значит, не воины, а строители. Дворец наш, построенный с величайшим искусством, почти целиком сохранился, ни один из опорных эле-ментов его каркаса не пострадал, — говорил Глоин. — Пока здесь нельзя даже жить, но предлагаю, прежде всего, собрать весь металл, который сможем найти, срубить в ближних лесах мощные старые дубы и восстановить створы Восточных врат, оковать их железом, и, заперев чарами, под этой защитой на-чать ремонт.
— Почему бы нам не сделать каменные Врата? — спросил Бомбур.
— Створы были деревянные, а я хотел бы, чтоб вход в Хазад-дум стал таким же, каким был до изгнания гномов, к тому же делать каменные ворота очень тяжело и потребуются усилия всех гномов Горы, — ответил Глоин.
— Замечу, что соседство с этой армией едва ли приятно и полезно, — эльф указал на уничтоженные войска Чернокнижника.
— Тогда разделимся, — подвел черту Бифур.
Тотчас же Оин, Дори и Бофур под началом Леголаса — жителя лесов и главного знатока пород, спелости и пригодности дерева — отправились на поиски подходящего строительного материала, а остальные гномы в мгновение ока отрубили вместе с петлями оставшуюся от ворот обугленную дубовую обвязку. Обгорелые створы рухнули и, подпрыгнув, скользнули в пропасть, и с жалобным треском и скрипом развалились, подняв столб пыли. Вековая верная служба их закончилась, гномы отпустили их, наградив покоем за верность.
Гимли, никому ничего не объясняя, ушёл в один из боковых ходов, вероятно, намереваясь найти тайники, без которых любое жилище гнома немыслимо. Вернулся он часа через три, сгибаясь под тяжестью всевозможных инструментов, начиная с плотницких и кузнечных, а заканчивая ювелирными и портновскими.
— Насилу я их нашёл! Здесь, к счастью, сухо, и ничто не пострадало от времени, иначе пришлось бы работать перочинными ножами или нести инструменты из Лориена. Кстати, как там у нас с провиантом?
— Пока прекрасно. В подземелье мы почти ничего не ели, а, проходя по укромным лазейкам и рискуя каждое мгновение наткнуться на орков, аппетита не нагуливали, — ответил квартирмейстер Бифур.
Под началом Летописеца карлики принялись вытаскивать трупы орков и троллей вместе с их доспехами и оружием. „Мы не хотим извлекать пользу из всякой вещи, когда-либо принадлежавшей нашим врагам“ — выразил общее мнение Бомбур. Летописец хватал орков по четыре, а троллей по два, но даже с таким неутомимым и сильным помощником, принимая во внимание число врагов, дело у гномов продвигалось медленно. Эта нелёгкая и далеко не при-ятная работа заняла два дня. Обезображенные злобой, застывшей на их мордах даже после смерти, тела свалили в естественную яму в стороне от Дворца среди труднодоступных скал и засыпали землёй и камнями.
Тем временем Оин, Дори, Бофур и Леголас спустились в покрывавшие склоны гор леса. Стоял июль, самый жаркий месяц в году, но хребет Эрегион протянулся с юга на север, потому восточные склоны его прогревались лишь утром, а в рощах в самый полдень была приятная прохлада. Здесь росли практически все породы деревьев: там, где почва была не слишком крута и более плодородна, возвышались могучие дубы, буки, грабы, вязы; у подножия каменистых осыпей виднелись старые сосны высотой до двух сотен футов; сырые долинки, где протекали ручьи, а зимой накапливался снег, целиком за-полняли непроходимые чащи осины, ольхи, а порой встречались даже ивы. Повсюду лежали поверженные ветром могучие стволы, то вырванные с корнем, то обломанные у самого комля. „Зима, очевидно, была бурная, непогода, как впрочем, часто бывает в окрестностях Кархадраса, сметала самые мощные деревья, а молодые просто гнулись, и ветер не причинял им никакого вреда“, — заметил Леголас. Гномы взялись за топоры, в момент нарубили смолистых сосновых факелов и отправили Дори с тремя их охапками, одной на спине и парой в руках, во дворец. Тем временем Леголас вспомнил о великолепной дубовой роще, выросшей на дороге в Мориа. Он предложил выбрать самые подходящие деревья, а остальные оставить на дрова, всё равно роща мешает дозору, проезду и обороне. Земля здесь была не столь каменистая, и дубы стояли как на подбор — огромные, в несколько эльфовых обхватов толщиной двухвековые стволы, в большинстве своём прямые, что у этой породы встречается весьма редко. Тем временем их догнал вернувшийся Дори и принёс ещё инструменты: тесаки и точильный камень. Решено было срубить и очистить брёвна от сучьев прямо на месте, здесь же ободрать кору, а высушить их уже в прохладном главном туннеле дворца, где они не растрескаются. Валили все деревья, подходившие по толщине: изогнутые эльф надеялся использовать для закругления арки портала врат. За три дня срубили добрую сотню стволов, на следующее утро обрубали ветки, отделяли слишком тонкие макушки, стесывали кору, а на шестой день уже начали переноску брёвен к входу. Работа была тяжёлая: древесина дуба плотная, а сырые тридцати трёхфутовые стволы несли шестеро сразу (почти все свободные от дозора), приходилось подниматься в гору, поэтому доставка леса к Вратам заняла почти целую неделю. Прово-зившись суток двое, Леголас, советуясь с гномами, сделал хитрую систему блоков, потому что иначе поставить бревна вертикально не получилось бы ни-как.
Пока Дори, Оин, Бофур и эльф заготавливали дерево, Летописец, рискуя упасть с высоты в добрых семь с лишним сажен и свернуть себе шею, обмерил портал, добираясь чуть ли не до замкового камня арки, и прямо на облицо-ванной кое-где обвалившимся мрамором стене угольком набросал обе створки. Предполагалось сначала собрать мощный каркас, затем заполнить его цельными, лишь слегка отёсанными брёвнами, оковать, обить для красоты досками, а уже потом поднять и повесить на петли. Гномы под руководством Гимли тем временем отыскали весь доступный металл, опустошив найденные тайники, собрали уцелевшее оружие и доспехи Балина и его товарищей, пы-тавшихся до них завоевать Мориа, они тоже пошли в дело. Двери между залами давно распались, от них остались лишь скелеты из железных полос, которые гномы тоже сняли и разобрали.
— Когда мы сможем запереть Врата, соберём сюда многих Карликов и до-будем достаточно металла и для внутренних дверей, — говорил Гимли.
Первый Зал тщательно осмотрели, но никаких серьёзных повреждений не обнаружили. Колонны ничуть не пострадали от ярости битв и времён, высе-ченные в цельном камне арки и контрфорсы не имели ни единой трещинки, и можно было, живя под монолитными сводами Зала, спокойно заниматься укреплениями ворот.

2.
Pазные события тем временем происходили на севере. Те два месяца, которые отряд уже провёл среди Туманных Гор и в их недрах, немало изменили. Чернокнижник направил армию орков во владения Беорна, но собравшиеся там люди были не робкого десятка, и завоевателям пришлось туго. Люди разбили их в двух битвах ещё на южных подступах к своим землям. В Изенгарде, полностью усмирённом и разрушенном практически до основания — уцелела одна лишь заколдованная башня Ортанк — поселился, наконец, эльф Глорфиндель из Ривенделля. Одинокая Гора залечивала раны. Лориен вступил в полосу расцвета, обещавшего быть долгим: ссоры и взаимная неприязнь между Гондором и Роханом, доставлявшие столько неприятностей эльфам, которых обвиняли обе стороны во всех своих неудачах, прекратились, сменившись прочной дружбой и военным союзом. Шир и область Бри, никогда не знавшие тяжёлых времён под охраной Бродяг севера, вспомнили о своих вассальных обязанностях Гондору и Рохану соответственно и снабжали суверенов продовольствием: Итилиен, главная житница обеих стран, порядком обезлюдел после набега вероломно нарушивших договор пиратов. Эльфы Чернолеса наводили порядок вдоль Лесной реки — гигантские пауки совсем осмелели и порой протягивали прочные липкие сети прямо поперёк русла. Эльфы зато нашли остроумный способ применения паутины: её сушили на солнце и получались прочные, тонкие и мягкие и незаметные верёвки, в силки из которых, расставленные на деревьях, ловили самих пауков.
В Мориа дела шли запланированным порядком: гномы занимались каменщицким и горным делом, к середине августа брёвна высохли, и Летописец с Леголасом взялись за сборку створок. Леголас предлагал соединять брёвна гвоздями, но Дори, сочетавший талант плотника и кузнеца, отговорил его:
— Гвозди сообразной брёвнам величины тяжело делать, тяжело и заколачи-вать, к тому же такой крепёж не выдержит собственного веса ворот, и они обвиснут. Если же оковать створы, то через несколько лет деревянная часть отсыреет и сгниёт вокруг гвоздей. После первого удара тараном железо сомнётся и сломается — ведь прочность здесь обеспечивает только дуб.
Эльф согласился. Наиболее ровные и толстые стволы пошли на обвязку, их обтесали на квадрат, острогали и скрепили на шипах и на клею. Каркас за-полнили притёсанными с боков брёвнами, плотно состыковали и закрепили тоже шипами. Работа была тяжёлая, сухой дуб обрабатывался ещё труднее, чем сырой. Незанятые гномы тем временем разобрали металл, срастили полосы кузнечной сваркой, и, взявшись за кувалды, оковали ворота толстым железом так, что его в створках по весу оказалось едва ли не больше, чем дерева. Навивали толстые канаты, изготавливали из твёрдого бука блоки, выковывали прочные крюки, гладкие оси для подъёмного механизма, петли — по четыре на каждую сторону, пару огромных стволов обработали до прямоугольного сечения, и набили обручи, чтобы использовать их как запор. К створам для этого приделали мощные скобы, весившие каждая больше любого гнома. Опорные гнёзда в скале сделали заново, верхнее полукружие арки заделали кривыми для монолитности брёвнами в два слоя, один вертикально, а второй наискось, с небольшими бойницами для артиллерии, дозора и вентиляции. Внутри в камне установили ещё одно бревно, которое намеревались использовать как дополнительную балку при подъеме ворот, а потом опереть на неё дозорную площадку. К балке прикрепили крючья, зацепили блоки, протянули верёвки, на порог положили буковую доску для зазора между половинками ворот и землёй. Наконец, установили леса, с которых гномы прикрепят петли на место. Закрепили вороты с рычагами и стопорами.
— Ну что, всё готово? Начинаем! — крикнул Леголас, назначенный, со всеобщего согласия, главным инженером. Все встали к лебёдкам, взялись за рычаги.
— Тяни! Вира помалу! Плавно, а то верёвки не выдержат! — распоряжался инженер. — Раз! Два! Раз! Два!
Верёвки обтянулись, густо смазанные салом блоки отчаянно завизжали, и огромная половинка ворот медленно отделилась от земли. Полфута, фут, два, три, четыре, шесть... вдруг раздался предательский треск, многотонная створка с грохотом рухнула, сотрясая утёс до самых его корней. Дворец Хазад-дум отозвался величественным гулом. Сверху посыпались камешки, осыпь в ближней долине сдвинулась шагов на двадцать. Строительные леса упали, сами же мастера, которых швырнуло на землю силой удара и потоком воздуха, поднимались, отплёвываясь от пыли.
— Верёвка? — спросил Леголас.
— Верёвки прочнее, чем я думал! Балку нагрузили в одном месте, она и сломалась пополам, — ответил Летописец.
— Срубим пару сосен покрепче, распределим крюки по длине и поставим прямо сырые — они лучше выдержат вес.
— Наоборот, возьмём опять дуб — он пружинит и предохраняет верёвки при рывке.
— А целы ли сами ворота? — заметил Гимли, которого слегка задело лесами по шлему.
Половинку тщательно осмотрели.
— Это лучший экзамен, какой мы могли ей устроить, подвела неверная оценка веса — створка оказалась гораздо массивнее, чем мы думали, — сказал, наконец, Леголас.
Снова разыскали прямой длинный дуб, набили три широких кольца с крюками, чтобы балка не перегружалась и опять не треснула в одном месте, поставили, зацепили, сменили лопнувший блок, подозрительную в одном месте верёвку — в общем, на ремонт ушло ещё три дня. В начале сентября подняли и прикрепили левую створу, отдохнули день и установили правую. Леголас с Летописецом стелили помост для часовых над воротами, а гномы вырезали фигурные наличники и причудливые барельефы древних королей, воинов, странных животных, которые помимо внешней красоты давали важное преимущество: ими целиком закрыли железную оковку ворот и половинки вы-глядели полностью деревянными, никакой шпион не заподозрил бы о метал-лических скрепах. Посередине правой половины поместили знаки гномов — молот, бьющий по наковальне, а на левой створке — Серебряное древо под семью звёздами — символ Эльфов.

3.
Tем временем провизия подходила к концу, и решено было отправить четверых гномов и Леголаса к эльфам в Лориен. В середине сентября погода ещё благоприятствовала путешествиям, потому Гимли, Оин, Глоин, Бифур и Бофур с эльфом во главе шли лесами, обильно росшими по краям старой дороги из Мориа на восток, дошли до ответвления к южным странам и свернули на эту дорогу.
До возникновения горного дворца средняя часть Эрегиона была практически не освоена. Гномы пришли к тому месту, где сейчас стоят Восточные Врата, вытесняемые из Эред Митрин орками и троллями. Все подземелья горы Гундабад были выкопаны гномами, а не орками. Ещё не легло в землю первое семечко деревьев Лориена, когда они появились в Туманных горах. В ту пору в северной их части существовали отдельные королевства героев и просто поселения великанов, постоянно воевавшие между собой. Когда Мориа (эльфы буквально перевели с древнего языка тарков название Хазад-дум — Новый Замок) расширился до пределов нынешних десяти залов, все эти государства объединились под единой рукой великого Героя севера Рогдана. Последующие три короля — Фарнак, Фрар и Митридат укрепляли связи с гномами, ставшими тогда весомой силой, потому что никто кроме них не выковывал столь прочное и удобное вооружение, а так же всегда высоко ценившийся митриль. Они делали сплав митриля с железом, такой же прочный, но легче стали и дешевле лунного серебра, секрет выработки которого ныне, к сожалению, утрачен. Впоследствии великаны исчезли из этой части гор, а государство Героев и людей просуществовало около десяти тысяч лет, распространив своё влияние даже на равнинные территории до самых Комариных болот, хотя и несколько раз страна распадалась на части. Главной объединяющей силой здесь были не военная сила, а язык и торговля, потому мудрым правителям удавалось быстро собрать отколовшиеся уделы воедино. Тем временем на юге у Белых гор в устье Андуина высадились Пришельцы из-за Моря и эльфы. Страна Пришельцев росла на глазах, буквально за столетие были построены Три Столицы — Ортанк, нынешний Дол Гулдур и Минас Тирит, а государство Героев тогда раздирала анархия, главы крупнейших родов на совете решили перейти под управление Вестернессе. Пришельцы выстроили сторожевой пост на Ветровой Вершине, процветали в течение доброй тысячи лет, но в час Нуменор их держава пала. Последним продолжателем династии Рогдана — он, кстати, породнился с эльфенитами — остался Эльронд, поэтому Дол Гулдуром сейчас достоин править Эльрохир, а последним сохранившимся форпостом страны Вестернессе — Ривенделлем — Элладан. После Нуменора замок Хазад-дум существовал долго, но Огнемрак изгнал тарков, и оставшиеся в живых во главе с Дьюрином ушли в Эред Люин, переселились и в Одинокую гору, Железные холмы: на севере драконы просто не давали гномам передохнуть, поэтому они бежали. Великие Медведи пришли вскоре с востока в горы, а люди исчезли, перейдя в пределы нынешних Рохана и Гондора. Герои ушли в великую Северную пустыню воевать с драконами, не вернувшись никогда. Куда они исчезли — неизвестно. Говорят, они создали Северо-восточное Ко-ролевство, но потом, скорее всего, пали в борьбе с драконами и прочими тваря-ми, которых там немало. Из Серых гор нагрянули орки, тролли, выгнали и медведей, и северные отроги Эрегиона, бывшие колыбелью государств Запада, погрузились глубоко во тьму забвения.
Историю этих мест на одном из привалов рассказал гномам Леголас, ко-торый в свою очередь узнал её от Летописеца.
— Кстати, от себя могу добавить, что я вместе с королём эльфов Чернолеса принадлежу к дальним, но прямым потомкам одной из дочерей Митридата, — закончил Леголас.
— Мы обыщем весь дворец, вскроем все тайники и попытаемся узнать секрет того сплава из книг, — сказал Глоин, бывший настоящим металлургом, трудолюбивым и упорным.

4.
B Мориа Летописец организовал охоту на горных баранов и туров. Добыв пару дюжин этих животных, ободрали шкуры, из которых решили изготовить кузнечные мехи, мясо, не особенно вкусное, но вполне годное на черный день, засолили впрок, из костей выварили клей, а жилы обработали особым спосо-бом, чтобы впоследствии сделать из них самострелы и луки. Тут фантазия Дори, превосходного лучника, разыгралась, и он изготовил из дуба и упругой стали колоссальных размеров лук, собрал прочную сосновую станину, небольшой вороток для натягивания и получился превосходный и мощный станковый арбалет. Натягивая его вполсилы, без металлической части, коротким копьём-дротиком попадали в любое на выбор дерево, росшее на противоположном склоне лощинки, в которой укрывались ворота, а, используя самострел на полную мощь, с четырёх сотен шагов насквозь пробивали толстые брёвна. Ещё два таких же колоссальных арбалета, только без железных пружин, установили в амбразурах ворот.
Дори простукивал стены рукоятью топора, выискивая тайники. В одном месте камень отозвался пустотой, гном попробовал несколько заклинаний, но они не подействовали.
— Летописец, — позвал он проходившего мимо Летописеца. — Как открыть эту дверцу.
— Я могу разве что, разнести стену в щебёнку. А открыть тайник гномов можно лишь словом, которому он когда-то подчинялся.
— Ломай! — сказал Дори. — Заклинания нам теперь не узнать.
Летописец со всей силы ударил в стену своим жезлом, но камень только загу-дел, после второго раза вся стена покрылась сеткой трещин, а третий удар пробил в гранитной заслонке тайника отверстие. Большой „стенной шкаф“, как удачно окрестил эту кладовую Дори, был заполнен оружием и доспехами, среди которых нашлись полные латы, весьма необычные для карликов. По росту они могли быть впору Леголасу или Летописцу, но не гномам.

5.
Tем временем небольшой отряд без особых приключений миновал Серебряную реку и пришёл в Лориен.
Друзья без колебаний вступили под сень златолиственных чащ. Пройдя шагов сто вглубь леса, они вдруг все вместе рухнули в прикрытую зелёными ветками яму, а когда поднялись, то увидели направленные в упор жала стрел.
— Тропы в этих лесах ровны и гладки, — едко заметил Оин, вспомнив рассказы Гимли о первом его путешествии в Лориен.
— Да и гостеприимство оставляет желать лучшего, — добавил Гимли. — Хо-рошо, что вам не пришла фантазия воткнуть здесь острые колья! Добрый народ! Мы пришли с миром, уберите оружие.
Эльфы удивились.
— Немало лет прошло с тех пор, как гномы были здесь с миром, — ответил старший. — Но кое-кого я узнаю. Да и то не гнома, а эльфа.
— Да, я Леголас, и я проходил здесь несколько лет назад вместе с Арагорном и Кольценосцем. Но мы пришли теперь с хорошими вестями.
— Я полагаю, вы из Мориа? — спросил не кто иной, как Хальдир, командир стражников этой части леса. — От нашего внимания не ускользает ничто в окрестных горах.
— Верно! Дворец Хазад-дум снова принадлежит нам, а правит им мой сын Гимли, — сказал Глоин. Гномы уступили ему право говорить как самому старшему.
— И это имя мне знакомо.
— Мы пришли за помощью, — продолжал Леголас, — очевидно, нам придётся зимовать во дворце, пищи никогда не бывает много, поэтому просим обменять на золото и самоцветы столько провизии, сколько мы сможем унести.
— Брат Румиль правит Зелёным городом, я отведу вас к нему, — ответил Хальдир. — Таковы мои обязанности, — добавил он, предупреждая попытку гномов воспротивиться.
Как и в любое время года, Лориен был прекрасен. Гномы шли, ведомые стражниками, в полном молчании. Гимли был здесь во второй раз, но немалую часть пути прошёл тогда с завязанными глазами. Остальные восхищались, по давней традиции карликов, тихо. Величие горных дворцов они сравнивали с златолиственными лесными чащами, где в серебряной и хрустальной почве переплетались корни исполинов, насчитывавших сотни веков существования.
— Я видел мёртвым такое дерево единственный раз: жезл Гандальфа сделан из сломанной ветви, — сказал Хальдир.
— Да, он, по-видимому, нашёл ещё более древний лес таких деревьев и подо-брал там сук. У вас, кстати, я видел два старых дерева, которые вскоре по-гибнут.
— А где сейчас посох? — спросил эльф.
— У Летописца, — сказал Гимли.
Хальдир ничего не ответил. Эльфы Лориена предпочитали, почему-то, не упоминать этого имени.
Отряд вошёл в Зелёный город, и был принят Румилем, правителем Лориена, с радостью. Заранее предупреждённый, он вышел к гномам и, после обычных приветствий сказал:
— Мы рады освобождению дворца Мориа, тысячелетиями бывшего источ-ником бедствий в южной части Эрегиона. Огромные богатства, накопленные Оружейниками и их соседями за века существования Горной крепости, были разграблены. У серебра и золота нет имени и разыскать их теперь невозможно. Но эльфы всегда любили Лунозвёзд, и в сокровищнице Лориена нашёлся вот этот предмет, — тут он протянул Гимли высокий, почти в пинту ёмкостью, митрилевый кубок и прочёл вырезанную на ободке надпись: „Королю Митридату от Тарков дворца Хазад-дум“.
— Спасибо вам за сохранённую историю, — сказал Глоин.
— Спасибо вам за сохранённую память о моём предке, — добавил Леголас.
Домой возвращались с тяжелой поклажей.
— Своя ноша плеч не оттянет! — ободрил остальных Оин.
На время первой ночёвки, всего планировали две таких, они устроились в долинке, в небольшом углублении, образованном наваленными друг на друга каменными плитами. Дозорных поставили не на дороге, а на гребне самого склона, где и нашли эту пещерку. Ближе к утру Глоин заметил вдали, на северных отрогах, идущих по узенькой тропинке в колонну по два, орков. Хвост отряда, где, скорее всего, находился обоз, терялся вдали.
Tags: если хочется писать...
Subscribe

  • Пятиминутка псевдокраеведения

    Предлагаю вниманию немецкую аэрофотосъёмку 30 сентября 1942 года. Она многое показывает, в том числе то, что и Карл Цайсс не зря хлебал своё пиво и…

  • Неугадайка

    Я не буду выдавать это за знатоцкий конкурс, ибо все мои подобного рода затеи нацелены исключительно на поиски возделавших близкое с моим культурное…

  • Внимание, ответ

    на предыдущий вопрос, на котрый, разумеется, версий не поступило. Ответ: арийская апелляция

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments