elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:
  • Music:

Через тернии к славе.

Кто меня знает достаточно хорошо, тот осведомлён об особом моём отношении к J. R. R. Не толкиенист я, отмечу лишь особо, а считаю просто Толкиена одним из сильнейших писателей ушедшего века. И считаю в равной мере, что он переведён на русский язык непотребно.: Советский перевод (М. Молодая Гвардия 1991, Джон Р. Р. Толкиен "Властители колец" Фантастические романы) обрезан до неузнаваемости, из него выкинуты главы о Старом Лесе  и Курганах, чудом сохранились там огрызки эпизодов, связывающих Властелин Колец с Сильмариллионом. Что на кратчайшее предложение "Boromir smiled" накрутили разные переводчики, можно найти на баш точка орг. Продаваемое немалым тиражом в печатном виде меня просто корёжит своим лубочным сказочным языком. Что уместно у Лескова, Щедрина или в "Кыси", здесь, imho, совершенно отвратительно. Ну нельзя Фродо называть Сумкинсом. Давайте уж вообще возьмём фильм в переводе Гоблина и застенографируем.
Посему я сделал переводы "Хоббит, или Туда и Обратно", "Властелин Колец" и "Сильмариллион", за исключением стихов, которые мне не даются никак, и вопрошаю: вам интересно? А чтобы не быть голословным представляю кусочек этой работы, и по отзывам продолжу потихоньку публиковать.
Вот из "Сильмариллиона", из части Акаллабет, которая мне самому очень нравится:

***
В  малой  скорлупке  отплыл  Амандил  с  тремя  лишь  самыми  верными  спутниками, сначала  на  восток, а  потом  на  запад  повернув. Все  четверо  домой  не  возвратились, и  ни  словом, ни  знаком  себя  не  показали. Об  их  судьбе  нет  ни  песен, ни  обоснованных  догадок  кроме  одной – что  второе  посольство  Людей  к  Валар  едва  ли  было  успешно, а  искупление  даже  Верных  Нуменоридов  не  стало  столь  лёгким.

Элендил  выполнил  отцов  план. Его  корабли  на  восточном  берегу  были  готовы, нагруженные  запасами, родовыми  ценностями  Верных, и  поднялись  на  борт  их  жёны  и  дети. Немало  там  было  вещей  чудных  и  прекрасных, могучих  и  бесподобных, созданных  Нуменоридами  в  годы  мудрости  и  мира. Золотые  кубки  и  драгоценные  камни, записи  Знания  и  Семь  Камней, дар  Элдар. На  корабле  Изильдура  под  строгой  охраной  находилось  и  юное  Древо – росток  плода  Нимлот. В  дурные  те  дни  Элендил  ни  во  что  не  вмешивался, готовый  к  побегу, и  ждал  и  ждал  знака, который  не  появлялся. Тогда  он  отправился  тайно  на  западный  берег, и  смотрел  оттуда  в  Море, скучая  по  отцу, но  различал  лишь  флот  Ар-Фаразона, готовящийся  к  отплытию.

Дотоле  времена  года  на  острове  Нуменоридов  были  мягки, а  погода  покорна  надобностям  Людей – дождь  шёл, когда  нужно, и  не  более, чем  следует, солнце  давало  жар  или  тепло, ветер  с  Моря  был  приятен. Западные  ветры  были  наполнены  ароматом  слабым  и  неуловимым, но  сладчайшим, трогающим  до  глубин  души  благоуханием  цветов  на  Бессмертных  Берегах, которым  среди  Людей  и  названия  нет. Теперь  же  и  это  свойство  Звёздной  Страны  пропало. Небо  потемнело, грозы, ливни  и  жестокие  бури  проносились  над  землёй  и  Морем, а  корабли  иной  раз  не  возвращались  в  гавань  из  похода, чего  не  случалось  с  начала  Эпохи. А  с  самого  Запада  вечерами  поднималось  огромное  тёмное  облако  в  виде  орла, распростершего  крылья  от  Севера  до  Юга. Поднималась  та  туча  неспешно, чёрная  на  фоне  заката, и  заслоняла  солнце, так  что  ночь  опускалась  на  Нуменор. Часто  орёл  этот  разражался  молниями, и  гром  небывалой  мощи  разносился  над  волнами. Тогда  Люди  пугались, падали  ниц  и  кричали:

– Орлы  Королей  Запада! Орлы  Манвё  пришли  на  Нуменор!

Одни  тогда  раскаялись  в  душе, а  другие, наоборот, укрепились  в  решении. Железные  кулаки  сжимались, и  грозя  неизмеримому  небу, люди  восклицали:

– Уже  готовятся  против  нас  Повелители  Запада! Их  удар – первый, а  наш – последний  и  окончательный!

Слова  эти  произнёс  впервые  Король, а  придумал  Саурон.

Молнии  грозили  Нуменору  с  небес, били  в  холмы  и  долины, убивали  людей  одного  за  другим. Одна  из  самых  мощных  ударила  в  купол  Храма, отчего  он  треснул  пополам, а  серебро  сгорело, но  стены  его  были  неколебимы. Саурон  потом  поднимался  в  грозу  на  крышу, принимал  огонь  небесный  руками  и  оставался  невредим, отчего  его  признали  богом. Повиновение  Саурону  стало  с  тех  пор  беспрекословным. И  после  этого  случая  последнее  предупреждение  Нуменоридов  не  обеспокоило, хотя  было  оно  самым  серьёзным  и  необоримым: заворчала  вдруг  земля  под  их  ногами, содрогнулась, Море  вскипело  у  берега, а  с  вершины  Менельтарма  показался  дым. Ар-Фаразон  лишь  ускорил  вооружение.

Потемнело  Море  у  западных  берегов  Нуменора  под  сенью  парусов  корабельных, похожих  издали  на  облако  белого  тумана, гуще  леса  поднялись  мачты, архипелагом  в  тысячу  островов  стояли  на  якорях  самые  большие  корабли, окружённые  десятком  малых  каждый, увенчанные  золотыми  и  угольно-чёрными  знамёнами. Единого  слова  ждали  они  от  Фаразона. Саурон  не  выходил  из  глубин  Храма, где  сжигал  человеческие  жертвы.

В  последний  вечер  от  Манвё  появились  Орлы  стройными  рядами, словно  к  бою  готовые, и  конец  колонны  исчезал  из  виду. Запад  позади  них  пылал  алым  огнём, и  широкие  их  крылья  были  красны, как  кровью  облитые, и  Нуменор  горел, а  лица  все  были  будто  гневные, хотя  иные  при  обычном  свете  оказались  бы  бледны  от  волнения.

Скрепя  сердце, Ар-Фаразон  взошёл  на  борт  своего  флагмана  Алькарондаса – Крепости  Моря, корабля  огромного, с  бесчисленными  вёслами, с  широкими  парусами, с  черным  золочёным  корпусом. Фаразон  надел  парадную  броню, корону[1], велел  поднять  королевский  штандарт  и  протрубить  сигнал  выбрать  якоря, и  трубные  ответы  с  бесчисленных  кораблей  Нуменора  в  ту  минуту  не  смог  заглушить  даже  гром  гнева  Валар.

Несмотря  на  угрозы  Запада, Нуменориды  все  отплыли  туда, хотя  не  было  им  попутного  ветра – за  вёслами  кораблей  сидели  сильные  рабы. Солнце  закатилась, и  тишина  безмерная  настала  над  Морем  и  землёю, молчанье  ожидания  царило, когда  флот  скрылся  с  глаз  наблюдателей  на  берегу. Огни  в  кормовых  каютах  ушли  вдаль, растворившись  в  ночи, и  утром  и  следа  их  не  было. Ветер  восточный  поднялся  вдруг  и  унёс  корабли  за  Границу  Валар  в  моря, неизведанные  Смертными, на  великую  войну  с  Бессмертными  за  вечную  жизнь  в  Кругах  Мира.

[1] В  Послесловии  А(III) к  Властелину  Колец  автор  не  отрицает  существования  Короны  Нуменора, но  и  не  указывает  на  неё. Знаком  высшей  власти  в  Вестернессе  был  Скипетр. (прим. перев.)

 

Tags: Толкин
Subscribe

  • Текущее - люди странные

    В ФБ вот зашёл разговор, и ответ на процитированные ниже тезисы я хочу вынести сюда на вечное хранение. Классическое воспитание было направлено на…

  • Текущее, а точнее, не текшее

    Не обнаружив в кране воды, сделал неочевидное: поставил на ночь обогреватель и дверь совсем закрыл. Жопыт и интуиция, интуиция и жопыт: котельная…

  • Текущее - IT

    Вот думаю — если я поставлю на last.fm лайк How much is the fish — он же не поймёт, даже с учётом предыдущего наслушанного Was wollen wir…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 56 comments

  • Текущее - люди странные

    В ФБ вот зашёл разговор, и ответ на процитированные ниже тезисы я хочу вынести сюда на вечное хранение. Классическое воспитание было направлено на…

  • Текущее, а точнее, не текшее

    Не обнаружив в кране воды, сделал неочевидное: поставил на ночь обогреватель и дверь совсем закрыл. Жопыт и интуиция, интуиция и жопыт: котельная…

  • Текущее - IT

    Вот думаю — если я поставлю на last.fm лайк How much is the fish — он же не поймёт, даже с учётом предыдущего наслушанного Was wollen wir…