elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Category:

Из ненаписанного - 2 II

Вторая глава по написанию старше первой.
Глава II Подземелья
1.
Mориа на языке эльфов, Хазад-дум на древнем наречии гномов, огромный горный дворец раскрыл перед ними свои восточные врата — обугленные огнём и изрубленные мечами дубовые створы. Отряд твёрдым шагом вошёл под закопчённые своды. Внутри всё также было покрыто сажей, от золотых украшений не осталось даже резных деревянных основ. Гномы были мрачны и сосредоточенны — совсем не так хотели они вступить на родину своих предков. Едва пройдя двести шагов от входа, Летописец свернул влево в небольшой узкий туннель. Позади запыхтели, протискиваясь, карлики.Больше всех негодовал ничуть не похудевший Бомбур.
— Неужели нет дороги поудобнее?
— Есть. Гимли тебе, наверное, рассказывал о ней — туда, в трещину, куда рухнул Последний мост.
— Нечего сказать, удобно, — пробормотал гном.
Ход, тесный и с неровными стенами, больше похожий на щель, образовавшуюся после какого-то землетрясения, круто шёл вниз и вниз, постепенно расширяясь, и привёл, наконец, к большой зале, шагов в шестьсот в периметре и вышиной в два эльфовых роста, со слабосветящимися стенами и потолком. Посередине тихо струилась речка с чистой и прозрачной водой.
— Это продолжение Мерцающих пещер Рохана, я чувствую. Никогда я не ощущал себя в горах, как в лесу, — произнёс Леголас.
— Добрый знак, я доверяю твоим чувствам, здесь устроим большой привал часов на восемь, — заключил Летописец. — Советую всем, кроме сторожей, конечно, хорошо выспаться. Я абсолютно не представляю, что ждёт нас впереди и будет ли у нас ещё такое хорошее место для отдыха.
Летописец о чём-то размышлял, Леголасу выпала первая вахта, а Гимли просто беседовал с ним. Летописец подошёл к гному и спросил:
— Гимли, как ты думаешь, где мы сейчас находимся?
— Не под Мориа, это уж точно. Мы ушли дальше к югу, и, я думаю, нам нужно будет плыть по речке, а потом при первом удобном случае свернуть на-лево.
— Удобного случая нам не представится. Но я надеюсь встретить кого-нибудь уже на реке и с этим кем-нибудь подружиться. Наша цель — пещера строго под пиком Кархадраса. Кроме тебя, кто-то из гномов знает язык энтов?
— Бофур, может быть.
— Хорошо, на том и решим, — туманно закончил Летописец.
Утром, наскоро позавтракав крамом, (если кто не знает, что такое крам, могу сказать, что его делали в Озёрном городе для дальних путешествий, он хранился сколь угодно долго и был питательным, хотя и не особенно вкусным) они собрали лодки и поплыли по реке.
Перед отплытием Летописец собрал Отряд и сказал так:
— Советую вам говорить тихо, кричать в самом крайнем случае. Мы вступаем в странные места, там даже время то бежит быстрее, а то останавливается совсем. Ничего не бойтесь и ничему не удивляйтесь. Не пейте из реки, к тому же вам, скорее всего, есть и пить не захочется. Не окунайте в воду руки и бороды, случайно, или специально, всё равно. Если бы Даин согласился, вы бы отвоёвывали Мориа войсками всех карликов Горы, это вам вполне под силу, а я лишь с Леголасом и Гимли спускался сюда. Отсюда ещё можно вернуться, это моя дорога, а помогать мне, или нет, подскажут ваши сердца.

2.
Они тихо плыли по реке, грести Гимли из осторожности запретил, ходы мягко мерцали собственным блеском, река вскоре расширилась и обмелела, а прямо на фарватере порой встречались причудливые каменные колонны из сросшихся сталактитов и сталагмитов. Течение само огибало их, и лодки бесшумно скользили мимо мелей и скал. Руль давно уже бросили, есть никому не хотелось, говорили они шепотом и мало.
— Это река времени, такие реки текут на Блаженных островах за Морем, так говорят в нашем народе, — произнёс Леголас, — Здесь время течёт так же медленно, как эта вода, здесь нет и не может быть зла.
— Всего лишь легенды. Из страны эльфов никто ещё не возвращался, а Пришельцы хорошо хранили секреты. Да и упоминать о Блаженных островах здесь я бы вам не советовал. Сами горы этих мест не любят эльфов и всё, что с ними связано. А эта река — река времени нашего мира, и зла на ней нет только потому, что никто ещё не принёс его с собой, если, конечно, дух Денетора, наполненного ядом и злобой последнего правителя Гондора, не попал сюда.
— Теперь я понимаю. В погоне за митрилем гномы забрались гораздо мельче, разбудив Огнемрака. А в этих подземельях мы найдём силы для борьбы за Мориа, — ответил Гимли.
— Вы правы. Река Времени никакого зла не пропускает, и лишь только к жителям этого мира благосклонна (Леголас при этих словах невольно вздрогнул), — произнес тихим шёпотом кто-то на языке энтов. — А откуда об этих туннелях вы знаете и о реке Времени? И кто вы сами есть? (Язык энтов до-вольно непривычен и кажется корявым для тех, кто знаком лишь с Общим языком стран Запада, зато он точен и однозначен.)
— Один из нас — Леголас — Эльф Чернолеса, Десятеро — Гномы рода Дьюрина — Гимли, Двалин, Оин, Глоин, Дори, Нори, Ори, Бифур, Бофур и Бомбур, — отвечал Летописец.
— Я знаю эльфов, но о гномах в первый раз слышу, — заметил голос.
— Раньше нас называли тарками, но это было очень давно, наверху это имя почти забыто, — сказал Глоин. — Позвольте же узнать, как вас зовут?
— Меня зовут Изильдур, король Гондора. Вижу, вижу по лицам вашим, наверху ещё имя помнят это!
— Помнят! В Минас Тирите правит прямой ваш потомок, Сломанный Меч возрождён, а Тёмный владыка пал, когда было уничтожено Кольцо Власти.
— Зря я тогда, кстати, — перебил он сам себя, — а сколько там, наверху, прошло с моей смерти лет?
— Больше трёх тысяч, да и событий произошло немало, — отозвался Гимли.
— Вы должны были стать Десятым рабом кольца, но оно, чуть не уплыв за Море вместе с вами, рассердилось, потерялось, потом выбрало себе в хозяева хоббита с Андуина. История эта очень длинная и сложная, а вкратце, потом этот хоббит отнял кольцо, не у Саурона, разумеется, но так же как вы, вместе с пальцем, и, не удержав равновесие, рухнул в Пещеру Огня Саммат Наур, — добавил Летописец.
— Зря я тогда кольцо не уничтожил, ведь Эльронд меня к Огненной Пропасти самой провёл.
— Вы не могли уничтожить его, потому, что слишком много знали о силе Кольца. Нет, не протестуйте! Я знал о нём меньше, и тоже не смог бы. Гандальф Белый не решился взять его на хранение, а Эльронд называл Гандальфа братом, он был величайшим волшебником, жившим после той Битвы, когда погибли семеро магов Ордена! Эльфы не взяли кольцо, а кто кроме них лучше мог бороться со злом?
— Ну что ж это дело есть прошлое. Так кто же сами вы? Спутников представили своих вы, а себя нет.
— Я потомок довремённого мрака, Летописец Мира! — глухо ответил Лето-писец. Голос ужаснулся:
— Пришло ваше время? — вскрикнул он.
— Нет, конец света никогда не наступит, этими глупыми сказками эльфы пугали людей, колебавшихся в своём решении, в эпоху Последнего Союза. Три раза могу я изменить ход истории, это — первый раз.
— Понимаю теперь, что нужно вам. Тарки хотят Хазад-дум вернуть с по-мощью вещи той?
— Нет. Она нужно мне для совсем другого дела, хотя я, конечно, помогу гно-мам.
— Дальше по реке плывите, она по пути вам. Здесь можно всех встретить тех, кто Андуину или огню был отдан: древних королей, эльфов Лориена, и Денетора и Боромира, они утверждают, что погиб мир верхний, и мне радостно об их слышать ошибке. Прощайте!
— Прощай, великий Человек! — ответили Гномы.
— Прощай! — прошептал Летописец.
И вновь плыли они в молчании и одиночестве, обдумывая сказанное и услы-шанное, а Река несла их неумолимо, бесшумно и медленно.

3.
B мягких отсветах туннелей они видели боковые отверстия, иногда залитые водой, но чаще — выше уровня реки. Гимли порывался идти посуху, но Ле-тописец постоянно напоминал ему, что их путь совпадает с Рекой. В конце кон-цов, ему это сильно надоело, и на очередное предложение гнома он ответил ему шепотом, но довольно сердито: „Если тебе очень хочется, иди сам. Правда, я сильно сомневаюсь, что ты знаешь здесь хотя бы один туннель и вообще пред-ставляешь, где мы находимся!“. Возразить Гимли было нечего и он, наконец, унялся.
Вдруг Река стала меняться. Она углубилась и сузилась, но течение ничуть не ускорилось.
— Ха-ха-ха,— послышался резкий издевательский смех. — Писатель тоже здесь! Как там Бродяга с Севера? Ну, Саурон, разумеется, процветает, Минас Тирит сожжён, судя по пришедшей с тобой орде оборванцев, кстати, где вы достали лодки? А Серый безумец прячется в Имладрисе, проклиная тот день, когда захотел в союзе с тьмой стать Властелином, — и Денетор с Боромиром вновь расхохотались. Когда они умолкли, Бомбур встал в лодке, чуть не пере-вернув её.
— Я слышал, люди Гондора учтивы и мудры, — начал он.
— Довольно слов с этим порождением Ехидны! — голос Летописеца звучал бешенством. — Я не понимаю, как Река допустила вас сюда?!
Жезл его сверкнул, словно молния, раздался удар грома и Денетор оказался прикован к стене железными кандалами.
— Теперь смотри в глаза и слушай меня! Люди Гондора никогда не были лю-безны со мной, равно как и с Гандальфом Белым. Но мои спутники достойны быть встреченными учтиво, мало того, ты им руки целовать должен, ибо немало сокровищ Мориа и абсолютно весь митриль ушли в руки людей, а не орков, Правители всегда закрывали глаза на то, что везде называлось грабежом и мародёрством — это раз. Что касается Арагорна, ты не выполнил своей клятвы — сохранить страну до прихода Короля. Арагорн оказался способен носить Венец, в отличие от тебя, и более, он во всём стал равен эльфам — это два.
Река неожиданно унесла их за поворот, прежде чем Боромир нашел хоть одно слово в ответ. Гномы позади тихо, но гневно перешёптывались по поводу митриля. Митриль они любили больше жизни, в древние времена гномы жили в Мориа очень замкнуто, и торговали лишь оружием с людьми и эльфами, обменивая его на продукты. Продажа митриля каралась смертью не того, кто продал, а того, кто купил. Однажды из-за шлема и пояса гномы уничтожили самое могущественное горное королевство, рассеяв его жителей по всему Эриадору, а потом не раз воевали с Харадом и Умбарскими пиратами, укравшими рог и кубок из лунного серебра. Вот теперь Дори и Нори обсуждали планы наказания Гондора, но Гимли одёрнул их: „Арагорн справедлив и честен, он вернёт нам всё, что будет найдено. До Последнего союза было время Эльфов, потом Людей, а сейчас наступило наше время. Кому как не нам, жителям гор, хотя бы выгнать из них орков, а не предпринимать карательных походов против страны, удержать которую не можем и не имеем права! Зачем ссориться с людьми?“ „Верно, верно“, — согласились слишком ре-тивые гномы.
Тоннель расширялся, но река, наоборот, становилась уже и глубже, появи-лись берега, причём довольно крутые. Гномы неожиданно замерли, Гимли только успел шепнуть Леголасу: „Молчи и не двигайся — это духи гор“. Они вплыли в большую пещеру.
— Великая гора Кархадрас! — воскликнул Летописец. — Я пришёл за тем, что хранишь ты, и что принадлежит мне по праву достойного!
Из середины зала поднялась каменная колонна, а на ней меч в алмазных ножнах. Летописец поднял руку, и ножны очутились у него на боку, а меч в руке.
— Пламя зовётся он! — прогремел Кархадрас.
Раздался лязг и у каждого гнома оказался топор сложной ковки и тройной закалки, а у Леголаса лук, стрелы и длинный кинжал.
— Даже горы устали от бесчинств орков и троллей, — продолжил Дух Горы. — Отправляйтесь в Хазад-дум и очистите дворец от зла, таящегося там уже слишком долго.
Лодки выплыли из пещеры и остановились: река ушла между камней прямо в землю.
Знали ли гномы о духах гор? Торин и его дед Трор не раз рассказывали о них и несколько раз слышали их голоса, а в найденной Гандальфом летописи ушедшего в Мориа Балина упоминалось повеление Кархадраса: „Уходите, ваше время не пришло!“, которого гномы, увы! не послушались. И теперь, если сам Дух Горы повелел им, они воодушевились и воспрянули духом, в основном, воинственным. Они разобрали лодки, и отряд продолжал идти пеш-ком довольно быстро. Ход был один, извилистый и неправильной формы, не населённый никем. Через восемь переходов в потолке показалась большая дыра. Летописец решил не искушать более судьбу и приказал подниматься.

4.
Bерёвку зацепили за кусок скалы. Эльф взобрался моментально, а тяжёлые и неповоротливые гномы, засунув бороды за пояса, долго крутились, тихо проклиная лазание вообще и верёвки в частности. Выбравшись наверх, они прошли полмили по новому тоннелю и наткнулись на такое же отверстие, а дальше начался очень низкий уклон с некоторым подобием ступенек. Снова сопение, пыхтение, сыплющиеся камешки, стук сапог, звяканье шлемов о неровный потолок, наскоки в темноте друг на друга — всё, что Бильбо так удачно назвал „карликовским тарарамом“. Через четыре часа изнурительного даже для неутомимого Леголаса карабканья уклон хода стал меньше, и гномы потребовали привал. Расположились прямо на ступеньках, пожевали крам, расстелили плащи и, как могли, поспали. Отдохнуть всем, разумеется, не удалось — какой уж отдых согнутым дугой высоким Летописецу и Леголасу, потому они и взяли на себя обязанности часовых. Идти стало, вдобавок, ещё труднее. Впереди, сложившись почти втрое, шёл Летописец, за ним Гимли, Леголас, а замыкал колонну, как обычно, Дори.
— Интересно, — прерывисто, по слогам отдувался сзади Летописеца гном, — а кто сделал эти ступени.
— Гномы! Да, гномы Мориа. Это заброшенная митрилевая шахта, из тех, что погубили дворец, — в таком же рваном ритме отвечал тот. Летописец зажёг жезл ярче и указал гному на стенки штольни.
— Митрилевая руда, — восхитился Гимли.
Через некоторое время повеяло довольно свежим ветерком.
— Наконец-то! Выход. Я уже решил, что придётся ещё сутки провести на корточках, — обрадовался Летописец.
Летописец вышел и выпрямился, похрустев костями. Леголас как выбрался — голова около колен, так и рухнул. Разгибать его пришлось гномам.
— Жалеешь о нашем росте? — усмехнулся Гимли.
Гномы шумно радовались, отряхиваясь от пыли. Внезапно все они примолкли — раздался отдалённый грохот барабанов.
— Нельзя упускать орков из вида. Никогда! — мрачно сказал Леголас. Ненависть, ледяная и жгучая, вечная ненависть эльфов к оркам сверкнула в его глазах. Топор Гимли слабо светился.
— Не близко, но и не далеко, — сказал он.
Tags: the carpet of mind, если хочется писать...
Subscribe

  • Текущее - азъ есмь

    Если так фундаментально посмотреть, я отчего-то всячески лезу к людям, которым я на деле нахер не сдался, а вот людей, которым я нужен, которые,…

  • (no subject)

    Что-то то ли рубашки садятся, то ли я решил расти лет через пять после того, как обычно закрываются ростовые зоны...

  • (no subject)

    Посты про ремонт у меня тут сильно отстают, а на деле я уже помалу расставляю и раскладываю, из-за чего освобождается вторая комнатка. Компутерный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments