elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Из ненаписанного - 1а III

Глава III. Эребор
1.
Tвердыня гномов на северо-востоке — Одинокая гора — высилась посреди поля, словно отколовшийся то ли от гряды Серых гор, то ли от Железных холмов, скалистый пик. На вершину, окружённую утёсами тёмного гранита, отполированного временем до зеркального блеска, ещё никто не взбирался, но, по оценке гномов, она поднималась выше горы Гундабад, почти сравнявшись с Туманными горами. Конечно, с Кархадрасом тягаться было сложно, но Имлин — один из пиков боковой цепи Туманных гор, возвышавшийся над соседями, как великан над хоббитами, едва ли оказался бы больше.
Город Дол стоял на берегу Быстрой реки, прорывшей себе ложбинку в глинистой породе, которой было окружено у основания каменистое ядро Горы. С этим городом связана интересная история, которую Гимли расска-зал Леголасу на одном из привалов: в летописях гномов есть запись: „Поставили люди крепость в речной долине, и стала она от того называться Дол“. А люди считают, что от названия города пошло слово „долина“. Спор этот продолжается четыреста лет, и до сих пор ни гномы, ни люди не убедили друг друга.

2.
Cвоим гостеприимством гномы славились на весь север, и на этот раз они превзошли самих себя. Устраивать пышную встречу у ворот Горы они не стали, желая не привлекать внимания орков, но внутри сияние золота и дра-гоценных камней на одежде карликов слепило непривычного Леголаса. В зале Трора стояли столы, ломившиеся от яств, и все пировали там до самого утра. Даин не выпустил никого из залы, и, утомлённые празднованием, гномы растянулись прямо на полу. Ни Леголас, ни Летописец не спали в эту ночь; эльфам вино не скоро ударяет в голову, а Летописец только делал вид, что опустошает кубок за кубком. В старой сторожке на западном склоне они обсуждали план обороны Эребора.
— Предоставим гномам право веселиться, у них это во все времена получается хорошо.
— Поле, ограждённое с юга и севера отрогами горы, мне представляется удобным для сражения, — сказал Леголас, указывая на обширную ровную площадку прямо под ними. — Но нас слишком мало. Здесь была битва Пяти армий, а без помощи Орлов её не удалось бы выиграть. Если орки обойдут нас по отрогам, как в тот раз, устоять будет невозможно.
— Тем не менее, другого такого поля нет. Мы встанем на северном отроге. Даин приказал брать там камень, и гномы вытесали вокруг ровные отвесные и скользкие мраморные стены, так что орки не сумеют ни спуститься нам на головы, обойдя гору, ни незаметно расстреливать нас из луков, поскольку там негде укрыться, — ответил Летописец.
— Но мы будем отрезаны от Ворот.
— Запереться в Горе — смерти подобно. Гранитные скалы Гундабад или Мориа вполне надёжны, но породы, слагающие Одинокую гору, мягкие, и орки скоро выроют себе вход. Без нас же горная крепость сама о себе позаботится. Я думаю, мы выстоим.
Неделя прошла в ожидании. Даин принял план Летописца, гномы с нетерпением смотрели на запад, откуда должны были появиться войска эльфов Чернолеса. Наконец колонна под зелёно-серым знаменем леса подня-лась берегом Быстрой реки к Долу. Эльфы разместились в городе, а их ко-мандиры во главе с королём пришли в Гору на военный совет. Планы решили не менять, но устроить на гряде укрепления для лучников и арбалетчиков. Сделано это было не для обороны, а для того чтобы занять чем-нибудь войска. Стоять лицом к лицу с врагом — одно, а сидеть в лагере — совсем другое. Ожидание прихода неприятеля, который не торопится, способно уничтожить всякий боевой дух. Ещё через неделю с северо-запада ночью показалась ровная колонна огоньков; орки оказались в виду Горы. Войска эльфов и гномов были отведены на гряду, Ворота Эребора заперты, а зажжённые в поле костры должны были указать оркам место боя.
— Много. Ещё не слишком, но много, — сказал наутро Летописец, осматривая армию врагов. — Если подойдёт вторая колонна даже вдвое меньше этой, то мы погибнем.
— Гномы ни разу не проигрывали битв оркам, нас могли завоевать только драконы, и то не у каждого это получалось, — заметил Гимли.
— Будем надеяться, что ты прав, — ответил Леголас.
Тем временем Даин и король Эльфов строили свои армии в боевой порядок. Леголас и Гимли ушли каждый к своему отряду, Летописец остался на конце гряды. Он стоял, воткнув меж камней, справа от себя, посох, и с жужжанием и звоном правил меч, как косу, также мерно, спокойно и аккуратно, словно косарь перед большим непочатым лугом. Орки окружили их с трёх сторон и выстроились неровными шеренгами. Летописец попробовал лезвие меча на ногте и, взмахнув жезлом, превратил посох в копьё. Перед ним фронт вражеской армии изгибался вокруг гряды, справа, против гномов, в первых рядах стояли тролли, слева — орки. Даин и Лесной Король подошли каждый от своего отряда и встали по обе стороны от Летописца чуть впереди него.
— Разговора и обмена обвинениями не будет, — пробормотал он, глядя как орки, повинуясь командам начальников, выставили вперёд острия пик. Даин и Король вернулись к войску.
И тут орки пошли вперёд, спокойно и мерно, слегка кривой, но мощной стеной. „У них серьёзные намерения“, — пронеслось в голове у Леголаса. За-свистели стрелы.

3.
Cтеной шли орки и тролли, и гномы с эльфами стояли, молча ожидая, не отвечая на вражеские стрелы. Когда орки приблизились на десять шагов, лучники Чернолеса спустили тетивы. Первый ряд врагов рухнул, словно его и не было. На другой стороне гряды гномы уже обрушили топоры на голо-вы троллей. На острие фронта Летописец мощно взмахивал мечом.
Напор врага гномам удалось сдержать огромной ценой. Четверть всего племени Горы полегла на правой стороне гряды, прежде чем ни одного тролля не осталось на поле битвы. Гимли получил тяжёлый удар каменным молотом, и лишь крепость кованого шлема спасла его. Когда он очнулся, обнаружив себя посреди огромной лужи чёрной крови, гномы уже перекликались, считая убитых и раненых.
На левой стороне битва была много жарче. Орки, в отличие от глупых троллей, были гораздо увёртливей и искуснее владели оружием. Эльфы стояли насмерть, их кинжалы выпустили немало крови, прежде чем удалось остановить атаку, но ещё полчаса натиск орков не ослабевал. Леголас, которому досталось место у основания гряды, взобрался немного по осыпи, укрывшись за камнем, и вкладывал в лук стрелу за стрелой. Потом ему приходилось вынимать из ножен кортик и спускаться вниз, чтобы собрать стрелы. Время от времени со стороны конца гряды слышался грохот, и вспышки белого пламени молниями освещали серые небо и равнину. „Летописец колдует, — думал Леголас. — Ну что ж, у нас есть, что добавить к заклинаниям“. Полновесные орочьи и лёгкие острые эльфийские стрелы с его лука одинаково глубоко, до самого оперения, входили в головы и глотки орков. „Победа за нами“, — думал Леголас. Ряды атакующих становились всё реже.
Летописец был неуязвим для стрел, которые, подлетая, сгорали в воздухе, не попадали в него и копья, но и ему пришлось туго. Не раз прихо-дилось ему вспышками Чистого Пламени очищать вокруг себя на несколько шагов пространства. После таких вспышек орки и тролли метали в него каменные кувалды, сбивая с ног и опрокидывая наземь в лужи чёрной крови. Каждый такой бросок лишь подогревал его, так что в конце концов Летописец совсем разъярился и положил всех охранников главного Орка, уже размахнулся мечом, чтобы разрубить его надвое, но получил мощный удар кувалдой в левый бок, от которого отлетел в сторону шагов на десять и с такой силой ударился о глыбу песчаника, что в голове у него потемнело.

4.
Hо к этому моменту битва была уже выиграна. Гномы и лесные эльфы, те, кто уцелел, соединяли фронты на острие гряды и взяли в мешок оставшиеся силы врагов. Главного Орка застрелил эльфийский арбалетчик. Минут через пятнадцать в глазах у Летописца посветлело, он поднялся, по-шатнулся, и, не удержав равновесия, рухнул обратно на левый бок. Дикая боль, и снова провал во тьму. Очнулся он только через полчаса, когда Гимли нашёл его и плеснул в лицо водой. Летописец снова поднялся и не устоял бы на ногах опять, но гном поддержал его и осторожно опер спиной на камень. Минуты две потомок Довремённого Мрака стоял неподвижно и, тяжело дыша, ждал, пока рассеется перед ним мрак обыкновенный. Привычным жестом отёр лоб и, увидев на руке чёрную кровь орков вперемешку со своей красной, вздохнул. Таким же привычным жестом попытался вытереть меч, но при попытке ухватить край плаща, дотоле не ощущавшаяся, левая рука напомнила такой болью, что в глазах потемнело снова.
— Будем ждать, — произнёс Летописец полушёпотом.
Ещё минут пять спустя подошёл Леголас. Летописец попросил Гимли вытереть клинок и убрал меч в ножны. Поднял правую руку, и в ладонь к нему взлетело копьё. Взмах, и оно превратилось в старый Гандальфов жезл. Летописец упёрся им в землю и со стоном отвалился от камня. Гимли поддержал его справа, а Леголас зашёл было с другой стороны.
— Слева меня не трогайте! — восклицание было почти беззвучно, но внушающе. Летописец продолжил. — Как минимум, рука и два ребра.
И до самых палаток не произнёс больше ни слова. Бывалые гномы вправили ему на место кости, на что у него самого не хватило бы духу: боль была совершенно дикая; но, как ни удивительно, она не помешала ему достаточно мирно проспать почти на голой земле до следующего полудня. Гимли осторожно снял с него насквозь пропитанный кровью чёрный плащ и выжал его. Потом завернул Летописца потеплее.
— Зачем это ему? — спросил он у Леголаса вполголоса, выйдя из палатки.
— Кто знает? — ответил Эльф. — Он говорил, что грядёт снова Эпоха, подобная Древним Временам. Насколько я видел, повредить ему по-настоящему почти невозможно. Он неуязвимее Гандальфа, даже когда он стал Белым.
Даин, подошедший незаметно, слышал их.
— Тоже спрошу, зачем? В наших Хрониках о нём сказано, но, похоже, со времён Дьюрина он не вставал на сторону Гномов. Его плащ чёрен, он молчит, угрюм, горд. Я предпочёл бы сам распоряжаться судьбой своего Племени.
— Он помог нам, не щадя себя, — заметил Гимли.
— Но я не пощажу себя в стремлении жить своим умом, — холодно сказал Даин. Король Горы развернулся и ушёл. Но вряд ли он сам верил сказанному.

На сём черновик 1 части заканчивается.
Tags: если хочется писать...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments