elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Category:

Из ненаписанного 1б

Были времена, когда я писал много, быстро и легко. Черновик, что показываю теперь, лежит неизменно с лета 11 года, и, к сожалению, едва ли теперь получит продолжение (тут и принцип „если можешь не писать — не пиши“, и, как верно заметила anariel_rowen (пруфлинк затерялся), из историй можно вырасти раньше, чем они будут написаны), хотя именно из-за этой задумки появились мои переводы Легендариума.
Я не буду оправдываться за огрехи тем, что был юн и глуп. Просто я был тогда смелее и увереннее. Поскольку опыт подсказывает, что комментариев, как обычно, не будет, прошу хотя бы отметиться прочитавших больше половины.

Книга I.

Глава I. Странные времена.

На надвратных укреплениях города Дола Король Бранд ожидал прибытия для совета Властелина Эльфов Чернолеса Трандуила и Короля Горы Даина. Бранд угрюм был, почти как дед его Бард, и столь же высок, темноволос и крепок. Ему было сорок лет — расцвет силы рук и неукротимого духа Народа Севера.
За восемьдесят почти лет, прошедших с разрушения старого Эсгарота и восстановления династии Королей, страна потомков славного Гириона разрослась широко по окрестным Горы и Озера равнинам в расцвете своих военных сил и торгового могущества. Вверх по быстрой реке прибывали на Долгое Озеро тяжёлые плоты, и Эсгарот под рукою разумных Старшин и мудрых Королей обрёл славу самого изобильного города восточнее Туманных Гор, сколько их ни было в древности. Дол при помощи Гномов Даина стал самым удобно устроенным, крепко сло-женным и богато украшенным золотом и ценными породами камня городом, что неспособен был соперничать с твердынями Пришельцев только лишь величиною, ибо долина Бегущей узка, и в ней негде развернуться. Баин отец Бранда подумывал даже отстроить новую столицу на берегах Озера, но Гномы ему отсоветовали, сказав, что это слишком долго, затратно и не по силам малолюдной ещё в то время стране.
Ждал король Бранд. Давно уже был в смутных думах относительно этой осени, до которой отмерили ему срок нежданные и ненужные гости с Юга. Со Дня середины Лета раздумывал Король, как поступить, и с Равноденствия посылал воронов в Гору и Лес.
Солнце склонялась за хребет, ограждающий долину Дола с западной стороны, как-то необычно и оранжево светя меж зазубренных камней по вершине гряды. Бранд взглянул вверх и увидел, что и вершина самого массива огромной Одинокой Горы перерезана тенями необычайно чётко надвое. Пламенел странным оттенком нынешнего заката левый склон, и в густом фиолетовом оканчивал день правый — восточный.
Слабее становился свет над городом и Горою, и вместе с тем всё мрачнее и суровее смотрел Бранд со стены. Вечер погас. В городе пробили знаменитые его колокола, означив закрытие ворот, но Бранд не позволил запереть их. Створы сдвинули так, чтобы посередине остался промежуток для троих в ряд, и Бранд, спустившись с правого бастиона, стал в нём между обвязками ворот, потирая руки на быстром холодке ясной осенней ночи. Не было видно звёзд под сумрачной аркой. Поздно. День Дьюрина миновал давно, ноябрь готов раскрыться над оголёнными полями вокруг Горы и Озера, оставленными в стерне прошедшего урожая. Короли обещались прибыть на совет в этот день.
Звякнуло глухо что-то верху долины. Запоры огромных Врат Даина раскрылись, и бесшумно разошлись наружу безмерные каменные створы новой работы, что превосходила уже искусством древнюю. При свете факелов Король Горы в окружении Гномов, гвардейцев своих, стал спус-каться вниз по дороге вдоль русла Бегущей к Мосту. Бранд рассеянно наблюдал, как сползают к нему от водопада танцующие жёлтые точки, дрожа и мерцая в волнах реки.
— Хейл, Король Дола Бранд, сын Баина! — приветствовали его Гномы низкими поклонами.
— Слава Королю Бранду! — подхватили на бастионах, и по лицу Короля пробежала улыбка. Уж очень омрачился он своими печальными мыслями в этот яркий, но необычайно покойный вечер.
Гномы разошлись по сторонам полуприкрытых Ворот, и Король Горы выступил вперёд.
— Хейл, Даин, сын Наина! — приветствовал его Бранд. — Слава народу Дьюрина!
— Приветствую, — неспешно ответил седой Даин. — Прибыл я к городу твоему, как условлено было давно нами. Где же Эльфы?
— Жду я здесь от полудня, — ответил Бранд. — Они, наверное, как и всегда придут нежданно и в темноте.
Гном, звякнув кольчугой из позолоченного Сталь-серебра, стал от Короля по правую руку и молча посмотрел на юг. Дозорные Горы давно предупредили Даина, и он не удивился, увидев внизу на реке серебристые лампы, поднимающиеся от Озера.
Трандуил Король Леса прибывал по воде на лодке, поскольку легче всего было ему скатиться по Лесной реке к Озеру и оттуда под прусом, ловя южный ветер подняться против даже сильного течения Бегущей. Ниже Моста на реке была устроена гавань, и тем Эльфы причалили. Лодка Короля была обвязана рядом пустых бочек — то ли для остойчивости, то ли в скрытый знак давно миновавших событий, неизвестно. Двалин поморщился, но подумал почти с теплотой: „Да, и всё же это было незабываемо!“ — и пригладил длинную бороду.
Эльфы сошли на берег и приблизились.
— Приветствуем, короли Горы и Леса! — Трандуил говорил сам. Он прошёл по левую сторону Бранда и тоже посмотрел на юг.
— Да, оттуда все наши беды и блага почему-то, — добавил он, пока сопровождавшие его Эльфы входили в город.
Три короля развернулись, переступили порог — заделанный между мостовыми дубовый брус, обозначавший границы Города — и прошли поднимающимися улицами в Залы Барда Лучника. Ворота за ними закрылись, в скобах заскрежетали засовы, а стражи погасили факелы, чтобы наблюдать в ночи незаметно. Никто ещё не говорил открыто, но бдительность Бранд распорядился утроить на всех постах.
Залы Барда, не слишком, конечно, древние, но величественные без роскоши, как принято на Севере — длинный и довольно узкий дворец, вытянувшийся вдоль одной стороны площади с севера на юг, чуть ли не поперёк долины.
Его устройство, пожалуй, заслуживает описания, ибо доселе только себе Гномы строили подобные залы. По длинным его стенам стояли толстые восьмигранные столбы, и два ряда круглых колонн делили его на три равные части по ширине. От опоры до опоры были переброшены высокие изломанные арки, сеткой перекрещивавшиеся на потолке, поднимаясь пятами на тридцать футов, а резные замки́ вознося на пятьдесят над шахматным полом из чёрного и белого мрамора. Западные окна были закрыты зелёными стёклами, а восточные синими.
Короли прошли в прочные деревянные двери, и за ними захлопнули их. Но снаружи вдруг раздался повелительный голос:
— Дорогу мне! — и стражники зазвенели мечами.
Бранд развернулся. Трандуил и Даин в удивлении взглянули на него, и Бранд объяснил:
— Странный Человек. Называется Мазарбулом, и считает, что ему почти всё дозволено.
Он открыл двери сам и увидел, что стражники с обнажённым оружием загораживают дорогу копьями высокому и необычайно худому человеку в чёрном плаще. В его руках не было оружия, но на боку прикреплён был длинный меч, а тёмные глаза сверкали столь грозно, что стражники не решались нападать на него.
— Здравствуй, хозяин Бранд, сын Баина. Приветствую Эльфов Леса и Гор! — произнёс незваный гость, не склоняя головы и даже взгляда. — Заставите обнажить меч?
— С миром приходят к моим дверям, — сердито сказал Бранд.
— Но никто ещё не может помешать мне войти, когда я желаю, и куда! — непреклонно сказал гость.
— Оставьте оружие на пороге! — сказал Форг, начальник гвардии Бранда. — Даже Короли не могут отказаться от этого.
— Хорошо! — отрезал гость. Он отцепил ножны от пояса и передал Форгу в руки. Тот чуть не согнулся.
— Тяжёл? — заметил гость едко. — Мазарбул я, ничей не сын, — обратился он уже к Королям. — Я прибыл издалека, с юга, и жду говорить с вами всеми.
У Бранда глаза округлились от подобной дерзости, и дыхание заня-лось.
— Я... Я поражён! Мы намерены обсудить тайно наши планы, и не смей врываться в разговор властителей.
Даин остался невозмутим, поскольку был вшестеро старше, и его племя с этим незнакомцем в должное время было чуть ближе остальных. Трандуил казался удивлённым, что для Эльфов вообще большая редкость, и догадывался, кого встретил. Он заговорил:
— Такое имя мне знакомо, но нужно иметь большую силу, чтобы им назваться!
— Сомневаетесь, что у меня она есть? — ответил ему гость спокойно. — Я Мазарбул, и Лордам среди Эльфов не нужно больших доказательств, чем вид мой, что три Эпохи неизменен уже.
— Всё верно, — заметил Даин. — Не сомневаюсь я, хоть и не знаком с тобою лично. Торин Дубовый Щит не раз осведомлялся, не был ли Мазарбул в Железных Холмах, и рассказывал.
Бранд был принуждён спросить вежливее.
— Кто ты такой? В последний раз прошу, объяснись понятно нам.
— Двоим из вас всё уже понятно, — ответил гость мирно. — А как представиться Людям, чтобы они поверили, не помнящее меня Племя, я не знаю. Летописец зовут меня иначе, и я хожу издревле по Средиземью и дальше, спрашиваю, узнаю, разношу вести и, не служа никому, ни с кем и не враждую.
— Я с трудом понимаю, но вижу, что мои друзья знакомы с тобой, — ответил Бранд. — Друг Даин, друг Трандуил, можем ли мы его принять и выслушать?
— Можем, — ответил Король Леса.
— Не только выслушать, но и спросить у него совета, насколько я понял тогда Торина, — добавил Даин.
— Хорошо, входите! — сказал Бранд. — Пусть это недоразумение никого не обидит.
— Никого! — подтвердил гость.
В прохладной и высокой зале они сели у очага в дальнем конце перед помостом для трона. Их оставили вчетвером, и Король Леса заговорил:
— В Пещере ожидали не в спокойствии, разумеется, но и без страха, когда вдруг от стражи западных рубежей Леса пришли, наконец, новости и решения. Начальник её Эрефелас даже счёл необходимым привезти их мне самолично, а не посылать гонцов. Я принял его почти тайно, поскольку и из Горы прибывали вороны с самыми дурными предзнамено-ваниями.
— О да! — заметил Даин, поглаживая бороду. — О том позднее.
— Друзья! — продолжил говорить Эльф. — От Эльронда Наполовину Эльфа пришли гонцы, миновавшие Горы и страну владетелей Беорнидов. Они прибыли к нашим опушкам, но далее в спешке своей идти не пожелали, передав на словах вот что: „В Имладрисе сейчас Сила. Восстали Полурослые. Буря идёт. Рядом с Силою навстречу буре отправятся Лего-лас и Гимли, сын Глоина. Готовьтесь к решению судеб“. И всё.
— Пусть отправляются и далее Имладриса, ибо чувствую я, что почёт необычайный и славу они примут на Юге, — сказал Даин.
— Я отослал Эрефеласа лесной тропой обратно на опушку с теми же мыслями, — сказал Трандуил. — Эльфы умеют ожидать, но и никогда не медлят, ибо через неделю я уже условился с вами в общей встрече и прибыл на неё с этими словами и известиями. Что бы ни было, Великий Зелёный Лес готов и воевать, и помочь иначе Горе и Озеру.
Так и произошло, что в Доле, в залах Барда, единовременно съеха-лись и Король Эльфов, и Даин, сын Наина, Король Горы.
Тем временем, Слово взял Бранд. Гость их мочал, только огонь очага поигрывал временами у него в зрачках.
— Гости с Юга прибыли ко мне снова под покровом ночи три дня назад. Я отказал, — говорил он, как всегда, кратко.
— Мудро такое решение, но безрассудно, — сказал Даин, и его сильный голос растёкся под сводами глубокого Зала:
— Друг мой Глоин сейчас в Имладрисе, и он, несомненно, привезёт нам известия. Но гости с юга опередили его, и я поступил сообразно своей мудрости — отказал им так же, как и Бранд. Чёрный Всадник прибыл ко мне две ночи назад и вызвал к Воротам. Когда я дал ответ, он долго смеялся самым жутким голосом, что может быть на земле, и я почти пожалел. Но когда он просил меня повторить, я почему-то ответил твёрдо снова отказом. Мы не предаём того, кто освободил клад Трора и сделал нас такими богатыми и счастливыми, каковы мы сейчас.
— Кровь Дьюрина не повторит прежних ошибок, я верю, — добавил Трандуил.
— Кровь Дьюрина не совершила ещё ошибок, за которые ей было бы стыдно, — произнёс вдруг Мазарбул необычайно твёрдо и веско. — И никогда таких и не будет, — продолжил он звучно. Но голос его как-то резко сел на словах: — Я знаю, — и далее он заговорил, как обычно.
— Я знаю ваше затруднение. Тёмный Властелин ставит вам ультима-тум. Вы его отвергли, значит, придётся туго. Я не даю советов, но, кажет-ся, пора мне возвратиться к делам. Я лет пятьдесят уже бродил на Востоке, и могу, похоже, рассказать вам кое-какие важные сведения.
— Саурон, — при этом слове Трандуил поморщился, Бранд вздрогнул, а Даин усмехнулся в бороду над отвращением их к этому имени, за-ставлявшем всех, кроме Властителей Гномов, изобретать всякие прозвища.
— Саурон собрал против вас на юго-востоке около моря Рхун немалый племенной союз. Но вам, видимо, повезло, поскольку Орки Серых Гор все до единого направлены против страны Беорнидов, и вам остаются лишь Люди. Их очень много. Двадцать тысяч, — тут даже Даин омрачился. — Сколько вы готовы выставить в бой?
— Тысячу луков и две тысячи копий, — сказал Трандуил. — И в Лесу не останется ни единого Эльфа.
— Пять тысяч мечей, — сказал Бранд. — но я тогда вынужден буду поставить в строй даже стариков и подростков.
— Я тоже могу собрать пять тысяч из Горы, — добавил Даин, — и каждый из них стоит двоих, поскольку наша броня крепка. Я также могу одеть Людей Бранда и Эльфов в стальные кольчуги недоступной смертным и не только крепости. Тысячу я так экипирую, поскольку больше мы изготовить на ваш рост не успели. В Железных Холмах я оставляю гарнизон в две тысячи, поскольку там наши кузницы и укрепления на самый крайний случай, где сложен запас, который я Дикарям не отдам ни за что. Пусть переживают нашу зиму на своих бобах!
— Тринадцать тысяч в сухом остатке, — произнёс Мазарбул. — Мало. Люди сражаются гораздо лучше глупых орков Севера, и силы у Дикарей больше.
Он помолчал, и короли также молчали. Им самим потом странно казалось, как в течение нескольких фраз такого тяжкого разговора и потом за пять минут молчания, глядя в огонь вместе со странным гостем, они успокоились! Несмотря на весь яд характера и черноту внешности, Мазарбул расположил их к себе, сумел этим молчаливым отсутствующим взглядом уверить в силах и прогнать мутные мысли этого сурового года. Не давая никому даже тени надежды и резко исчислив недостатком все силы, он смолк, но мысли у королей потекли совсем в другом направлении. К огромным запасам, созданным не зря за два предыдущих года в крепостях, к большому числу возмужавших к этой осени воинов среди Людей и Гномов. Бранд вспомнил, что его Люди умножились так, что в Доле и Эсгароте едва хватало места, а Даин решил, что недаром его металлурги и кузнецы старались двадцать лет поспеть за растущей армией.
Летописец отвёл глаза от очага и обвёл взглядом Королей, причём зрачки его полыхали совершенно отдельно от языков, плясавших в поленьях. Они взглянули в глаза нежданному гостю и поразились их черноте, но глубине и спокойствию. Этот с виду человек... но не человек, принял какое-то решение. И вдруг Короли поняли, что уже сделали его с молчаливого этого согласия своим вождём.
— Я присоединяюсь к вам! — заговорил он неспешно. — У меня есть возможности лишь несколько раз так поступить, но я вижу, что иначе Север останется в безлюдных руинах. Мы победим, сколько бы это ни было тяжко и печально. Судьбы решаются, как верно говорит Эльронд, на Юге, но и Север должен остаться и внести свой удар в общее дело. Обсудим же план войны!
Tags: the carpet of mind, голландская рулетка, если хочется писать...
Subscribe

  • Текущее - игры словами

    Итак, что же хочет нам сказать композитор Корнелюк? Существует класс стандартизированных величин, образованных естественным образом от параметров…

  • Текущее - JRRT

    Перечитывал LOTR и то и дело ловил себя на мысли — а как я перевёл эту реплику? А вот в эту ловушку я попал? А тут хотя бы тень аллитерации…

  • (no subject)

    Люди, отрицающие результаты эксперимента Зимбардо и ему подобных, как правило, либо верят в некое представление о человеческой природе, согласно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment