July 3rd, 2014

Менделеев

О власти

В нормальном „неискаженном“ мире атрибуты власти ничего не стоят в отрыве от владельца, и любой сильный мужчина заведет себе новые. Но в Искаженном мире они господствуют над своим владельцем, иногда замещая его (как государственная атрибутика), продолжая представлять персону „носителя“ даже после его смерти. Так что некоторые радикалы, приходя к власти, специально уничтожают атрибуты прежних владельцев — это как смена календаря на новый революционный, смена государственной символики и смена точки отсчета времени: теперь от Меня считаем, и нынче все По-Моему.
отсюда
Лучше моё отношение ко власти выразить трудно. Что-то очень подростковое сквозит из всех этих Сломанных Мечей, Железных Тронов и прочих... вещей, на самом деле лишь принадлежащих властному, а не дающих власть.

Менделеев

О газетах

Безусловно, я многое знал и о многом догадывался с чужих слов, но не менее страшно и странно, и причудливо убеждаться по первоисточникам в том, что сталинская Россия жила в причудливое, странное и страшное безвременье. Я никак не доберусь до Оруэлла, но несколько ключевых моментов его книги мне знакомы, в частности, возможность в одну ночь переписать историю. По сравнению с журналистами сталинской прессы Оруэлл — слабак. Тем не требуется перепечатывать газеты, они пишут статьи, заметки и передовицы (сплошь анонимные) так, будто вчерашнего номера нет, будто их читатель не просто искушён в двоемыслии, а непроходимо туп и обладает памятью в 256 байт. Конечно, я полез в тяжкое для тогдашней пропаганды время. 1939 год, в начале его мы отчаянно ругаем „фашистскую диктатуру Франко“, де-факто убившую испанскую республику, „фашистскую Италию“, угрожающую „мирным народам Африки“, и даже рисуем карикатуры на глав государств „Оси“ (Берлин-Рим-Токио). Но тут сентябрь. Стой, ать-два! Налево круу-гом! И с места карьером в начале месяца — Пакт Молотова-Риббентропа, стабильность в Восточной Европе (заметим в скобках и подчеркнём ключевое слово „стабильность“, запишем его шариковой ручкой другого цвета, а лучше кровью). 17 сентября — оказать помощь братским народам Западной Украины и западной Белоруссии. Сопливые истории о том, как ученики сельской школы наводят в ней порядок после „панов-офицеров“ и начинают учебный год с торжественной, не побоюсь этого слова, молитвы перед новой иконой кремлёвского горца. Карта очередного раздела польского государства.
А дальше зима, доблестная красная армия борется с белофиннами и убийцей Маннергеймом... статьи и заметки осторожны как руки щипача — нельзя дать ни победной реляции, ни правды о замерзающих без валенок бойцах и ждущих офицеров финских снайперах в белых халатах.
40 год, Маннергейма поливают ядом всё обильнее, в заметки о речах Гитлера тихо прокрадывается даже „окончательное решение еврейской проблемы“. Выступление Черчилля о том, что нейтральным странам не удастся остаться в стороне от англо-франко-германской войны обращено в признак паники в британском правительстве. Злорадно пишут о том, что Британия, „развязавшая новую империалистическую войну“, страшится воевать своими руками и ищет фронтов нейтральных стран. А уменя гуляют эмоции: „Ребята, какую змею вы согрели, как вы не понимаете, что она ужалит вас через полтора года!“
Потом же холодный рассудок окорачивает разгулявшиеся мысли. Им до фонаря. Они беспринципны и анонимны, кто б ни поп, тот и батька. Ещё увидишь очередной поворот на сто восемьдесят в конце июня 41-го, поворот, совершённый точно так же — будто нет ни памяти, ни библиотек. А они есть, и есть архивные крысы вроде меня, который, отправившись за банальными заметками о деятельности саратовского трампарка, не может удержаться и смотрит, читает, анализирует, раскладывает по корзинам сорта дерьма, отпечатанного на ротаторе, тогда лучшем инструменте для промывки мозгов.

Я понимаю теперь, отчего не торопятся оцифровывать и выкладывать фонды. Библиотеки, музеи, архивы — склады информации, пищи для ума, что страшнее динамита. Пока они зажаты, забиты в бедности и проблемах выживания, у этого динамита нет детонатора. Но я надеюсь, что когда-нибудь он взорвётся.
Менделеев

Таблички

ЦентрИТ с помпой открыт, но не запущен. Ещё кое-что даже не доехало, так что я по-прежнему осваиваю неспеша оборудование, занимаясь всякой мелочёвкой.
Есть у нас оборудование отнюдь не современное, но весьма и весьма полезное — касса для крепежа, из каталожного ящика переделанная.
Collapse )