elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Category:

Незавершённые Сказания Средиземья и Нуменора. (IV I)

Часть Четвёртая

I Друэдайн

Племя Халет всегда было от прочих Атани отлично, говорило на другом языке, и держалось особняком, даже объединяясь с другими Людьми или Элдар. Синдарин знали они постольку, поскольку необходимо было общаться с Элдар и другими Атани, но говорили на нём плохо, а те, кто не выходил за границы своих земель, не знали эльфийского языка вовсе. Неохотно они принимали и усваивали новые обычаи, и сохраняли старые свои, для Элдар и Атани странные. Лишь в делах военных они сотрудничали, и Племя Халет другие народы признавали верным и ценным союзником, пусть и отряды Халетрим были невелики, потому что всегда народ этот был малочислен, держался своих земель и обитал в лесах, защищая их искусно, и даже специально обученные орки не смели зайти за их опушки. Особой традицией Племени Халет было обучение женщин воинскому искусству. Женщины не выходили к союзным битвам, но защищали свою страну. Обычай этот, безусловно, древний[1]. Вождь их Халет сама владела оружием, и охрану её составляли только женщины[1].
Пожалуй, наиболее странной особенностью Племени Халет стало присутствие в их лесах Людей совершенно чужого Племени[2], какого ни Элдар Белерианда, ни другие Атани не видели. Несколько сотен человек жили отдельными семьями или небольшими родами, но союзно и в крепкой дружбе с остальными, жили как равные[3]. Среди Племени Халет называли тех людей словом Друг. Едва ли привлекательны они были на взгляд Эльфов и других людей: коренастые, ростом не выше четырёх футов, но весьма плотные, ноги короткие и толстые, лица широкие, глаза посажены глубоко, носы плоские, рты широкие. Ни усы, ни борода у них не растут, лишь у немногих появляется прядь на подбородке, и они горды такой особенностью. Мимика их невыразительна, за взглядом уследить невозможно, глаза так черны, что зрачки различимы лишь на очень близком расстоянии. В гневе же глаза у них краснеют. Голоса у тех людей низкие, гортанные, а смех таков, что ни один, слышащий его, ни Человек, ни Эльф, не может не рассмеяться в ответ, ибо нет и не бывает никогда в их смехе злобы или горечи[4]. В привычках этого племени смеяться в тех случаях, когда другие Люди начинают петь. Если эти люди сердиты, выдаёт то лишь краснота в глазах. Вражду их, однажды разожжённую, трудно погасить, а с Орками они воюют неустанно. В обычае у них в бой ходить молча, сражаться тихо, победу не праздновать.
Элдар причислили их к Атани, называя Друэдайн[2]. Жизнь их была коротка, число всегда невелико, потому что вечная война с орками уносила много жизней Друэдайн, и орки с радостью брали их в плен, чтобы пытать и мучить. Когда Моргот уничтожил все государства Эльфов и Людей в Белерианде, Друэдайн осталось несколько лишь семей, в основном женщин и детей, и они добрались до Устья Сириона[5]. В прежние годы они были дружественны, верны и полезны тем, среди кого жили, хотя немногие покинули леса Племени Халет[6]. Друэдайн умели ходить по следу любого живого существа и обучали других этому искусству, хоть и не слишком успешно, потому что сами помимо хорошего зрения использовали чрезвычайно острый нюх; они гордились тем, что могут с подветренной стороны учуять орка раньше, чем другие его увидят, и найти врага по двухнедельному следу, если только он не пересечёт реку. О растениях они знали не меньше Эльфов, хотя у Старшего Племени никогда ничему не учились; переезжая в новое место, быстро узнавали всю местную флору, называя дотоле неведомые себе растения, и безошибочно определяли, что пригодно в пищу, а что ядовито[7]. Друэдайн, как и все Атани, письменного языка не знали, но, в отличие от других Людей, руны Элдар не переняли. Их система знаков развилась не далее нескольких простых и понятных способов обозначить след или тропу, передать новости или предупредить об опасности. Издревле они пользовались каменными орудиями, потому что восточнее Белерианда найти металл было чрезвычайно трудно. Атани, конечно, и до знакомства с Элдар умели ковать[8], но металлические орудия были очень редки и дороги. В Белерианде же с помощью Гномов из Эред Линдон Люди обзавелись достаточным количеством стальных инструментов, не считая оружия. У Друэдайн в связи с усовершенствованием инструментов развилось необычайно искусство резьбы по дереву и камню. Ещё раньше они узнали, как добывать растительные краски и научились рисовать на плоских камнях и кусках дерева, и примитивными каменными орудиями нередко выцарапывали контур, а затем уже закрашивали его. Со стальными инструментами, прочными и острыми, Друэдайн могли теперь создавать поразительно живые фигурки и статуи людей и животных. Нередко они вырезали и выдуманных существ, и далеко не самой милой их привычкой было обыкновение расставлять по границам своей земли как бы бегущих прочь орков с мордами, страшными сами по себе, да ещё и перекошенными от ужаса. Свои изображения они ставили на поворотах и развилках дорог и троп, называя „сторожевыми камнями“. У Переправ Тейглина были самые известные эти камни, изображавшие каждый одного Друадана, больше, чем в натуральную величину, сидящего на корточках подле трупа орка. Статуи эти служили некоторой защитой, потому что орки боялись их, думали, что Огор-хай (как они называли Друэдайн) наделили их силой своей вражды и умеют с ними говорить. Орки не прикасались к таким камням, не смели их разбивать или уродовать, а будучи поодиночке или маленьким группами, встречая изваяние, поворачивали назад.
Может быть, наиболее интересным свойством этого чудно́го Племени была способность долго сидеть недвижно, скрестив ноги, положив руки на колени и устремив взгляд в землю, а то и совсем закрыв глаза, и проводить так в полном молчании по нескольку дней. И об этом в Племени Халет рассказывали так:
Один из Другов, в ваянии самый искусный, сделал статую умершего отца своего и поставил её близ своего дома у дороги. Рядом уселся он и в молчании погрузился в воспоминания. Вскоре путник появился на дороге, шедший в одну из дальних деревень, и увидел двоих Другов и пожелал им доброго утра, но не получил ответа. Подождав, он присмотрелся, и, заметив про себя: „Как же искусны они! Я не видел ещё столь живо сделанной статуи“, — продолжил путь. Через три дня он возвращался той же дорогой и присел отдохнуть, прислонившись к одному изваянию спиной. Недавно прошёл дождь, но солнце уже пекло, и он надел свой плащ на статую, чтобы просушить, а сам заснул. Разбудил же его звучный голос:
— Отдохнули ли ты? Если хочешь выспаться, прислонись к другому. Не так жарко ему будет на солнце в твоём плаще, как жарко мне.
Всегда сидят так Друэдайн, когда скорбят или печалятся, и нередко усаживаются подумать или отдохнуть. На страже они пользуются этой своей способностью, замирая где-нибудь в тёмном углу. Глаза их кажутся в это время закрытыми или бессмысленно глядящими в пустоту, но ничто не ускользает от их взора, слуха и обоняния. Это их напряженное внимание слабые духом враги ощущали, будто разлитую в воздухе угрозу, и нередко отступали, но если миновал кто-то такую стражу, Друэдайн давали знать пронзительным невыносимым для уха издалека слышным свистом. Племя Халет очень ценило Друэдайн как часовых, и если в каком-то селении они не жили, люди ставили по границами изваяния, полагая, что даже камни могут удержать иных врагов на расстоянии.
Люди Племени Халет доверяли Друэдайн, но верили также, что те владеют волшебными силами и искусствами, о чём рассказывали легенды, например, следующую:

О Верном Камне

Друг по имени Агхан известен был как искусный врачеватель. Он дружил с Барахом из Племени, жившим на отшибе, милях в двух от ближайшей деревни. Агхан жил ближе, и много времени гостил у Бараха, и дети в нём души не чаяли. Беда пришла, когда Орки вошли в лес и, разбившись на пары и тройки, стали убивать одиноких путников и нападать ночами на уединённые дома. Барах не боялся, потому что Агхан охранял его дом. Однажды утром он сказал Бараху:
— Беда в моём доме. Брата ранили, он зовёт меня, потому что знает, как искусен я в лечении ран от оружия Орков. Я вернусь к вам скоро, как получится.
Барах испугался, и жена его заплакала. Агхан сказал:
— Я принёс сторожевой камень и поставил близ твоего дома.
И он отвёл Бараха посмотреть. Довольно большой камень стоял под кустами недалеко от ворот. Агхан положил на камень руку и произнёс:
— Часть моих сил в нём теперь. Да сохранит он вас от зла!
Две ночи прошли спокойно, но на следующую Барах проснулся от резкого свиста, каким предупреждают Други. Может быть, и приснился ему тот свист, потому что никого больше он не разбудил. Он взял лук, выглянул в окошко и увидел, как орки складывают валежник, готовясь поджечь его дом. Барах испугался, что принесли они серу или другой какой состав, легко горящий и водой неугасимый. Человек натянул лук и приготовился выстрелить, но увидел, как из-за спин Орков появляется Друг, валит одного из врагов кулаком наземь и начинает затаптывать огонь, а другой орк тем временем сбежал. Когда Барах справился с засовами на двери, ни орка, ни Друга уже не было видно, а забитый смрадный огонь угас.
Барах вернулся успокоить домочадцев, разбуженных шумом борьбы и запахом гари. Утром он вышел и осмотрел всё внимательнее. Сторожевой камень исчез, но Барах никому об этом не сказал, а подумал: „Ночью придётся стеречь мне“. Днём вернулся Агхан, усталый с виду, но довольный. Он был в ботинках на толстой подошве, какие Други носят в каменистых землях или среди колючих кустов.
— Добрые вести! Брат не умрёт, я вовремя вернулся и вывел из него яд. Грабители перебиты или изгнаны, как я слышал. Как у тебя дела?
— Все здоровы, — ответил Барах. — Пойдём, я покажу тебе кое-что, и расскажу, что случилось.
Он отвёл Агхана к месту пожара и рассказал, как было.
— А Сторожевой камень пропал. Орки унесли, наверное. Как ты думаешь?
— Надо поискать, — ответил Агхан, и стал тщательно осматривать землю. В густых кустах на краю расчищенного под усадьбу места он нашёл сторожевой камень, сидящий на трупе орка. Ноги у него были закопчены и покрыты трещинами, а одна ступня и вовсе отпала.
— Что ж, он сделал, что мог, — заметил Агхан. — Лучше каменными ногами топтать огонь.
Он снял ботинки и показал перевязанные ноги, потом снял бинты и осмотрел ступни:
— Уже заживают. Две ночи я бодрствовал подле брата, на третью спал, но перед рассветом проснулся от боли и увидел, что ноги обгорели. И понял, что произошло. Если уж силу свою разделяешь с вещью, то и судьбу её раздели[3].

Ещё о Друэдайн

Отец старательно разделял Друэдайн и Хоббитов, дабы не закралось у кого неверных подозрений. Обликом они слишком различны: Друэдайн выше, плотнее и мощнее, черты лица у них люди не сочли бы красивыми; в то время как у Хоббитов волосы густые и кудрявые, у Друэдайн они редкие и прямые, и ноги у них голые. Они могут быть, как хоббиты, весёлыми, но не беззаботными, и есть такие черты характера у них, как безжалостность. К тому же, у них то ли есть некоторые магические способности, то ли их им приписывают. Друэдайн — аскеты, даже в изобильные времена они едят в меру и пьют только воду. Можно уловить сходство их скорее с Гномами: в облике, характере, искусстве обработки камня, необычных способностях. Но истинная магия Гномов несколько иного сорта, характер у них гораздо хуже, срок жизни гораздо дольше, в то время как Друэдайн недолговечны даже по меркам Людей.
Однажды лишь в отдельной заметке упомянуто отношение Друэдайн Белерианда, живших среди Племени Халет в Бретиле в Первую Эпоху, к предкам Гхана-бури-гхана, показавшего Рохиррим дорогу сквозь Долину Каменных Колёс, когда Теоден ехал на помощь Минас Тириту (Книга Пятая Глава V), и с тем Племенем, что создало древние изваяния на дороге в Дунхарроу (там же Глава III)[4]. Вот эта заметка:

Лишь обособленная ветвь Друэдайн в Первую Эпоху пришла в леса Племени Халет, но основное Племя их оставалось в Белых Горах, даже несмотря на то, что прибывавшие туда Люди, служившие Тени, их притесняли.
Также сказано, что схожесть статуй в Дунхарроу с обликом Гхана-бури-гхана, отмеченная Мериадоком Брэндибаком, не осталась незамеченной и в Гондоре, хотя на момент основания Королевства Нуменоридов Изильдуром Друэдайн сохранились лишь в Лесу Друадан и Друвайт Иаур.
Посему, можно уточнить приведённую в Сильмариллионе легенду о появлении Людей в Белерианде, добавив туда Друэдайн, которые перешли Эред Линдон и спустились в Оссирианд вместе с Халадин. Ещё одна заметка утверждает, что историки Гондора сочли Друэдайн даже первыми Людьми, которые перешли Андуин. Вышли они, по-видимому, из стран южнее Мордора, но до побережья Харадвайт не добрались, а свернули на север в Итилиен, и переправу себе нашли, вероятно, у Кайр Андроса. Поселились они в Белых Горах и в лесах у их подножия: „
Они были очень скрытным народом, подозрительным ко всем другим Людям, которые на их памяти лишь притесняли и гнали их, и на запад они шли в поисках укромного и спокойного уголка“, — но ни там, и нигде больше не сказано, как сошлась одна из ветвей их с Племенем Халет.
В помещённой выше работе о названиях рек Средиземья упомянуты походя и Друэдайн, как они были во Вторую Эпоху. Сказано там, что коренное население Энедвайт, переселяясь от Нуменоридов, поднимавшихся вверх по Гватло, не могло пересечь Изен или уйти на полуостров между ним и Лефнуи (замыкающий с севера Белфалас) потому, что там уже жили Пукел, скрытное и жестокое племя молчаливых охотников, вооружённых отравленными стрелами. Пукел, сказано там, были коренным населением полуострова, а ещё жили когда-то в Белых Горах. В Древние Времена они не покорялись Великому Тёмному (т. е. Морготу), а позднее и с Сауроном в союз не вступали, всех, кто приходил с Востока, считали своими врагами и захватчиками, потому что, как говорили, с востока пришли высокие Люди, изгнавшие их из Белых Гор. Может быть, даже в год Войны Кольца остаток того племени жил в горах Андраста, что являются западным отрогом Белых Гор. В Гондоре достоверно знали лишь о Людях, населявших леса Анориена.
Земли меж Изена и Лефнуи называли Друвайт Иаур. Одна из заметок поясняет, что слово Иаур здесь следует понимать не как „исконный“, а как „древний, давний“:

Пукел заняли Белые Горы в Первую Эпоху, и поселились на обеих сторонах. Когда во Вторую Эпоху Нуменориды начали заселять берега, Пукел остались на полуострове [Андрасте], потому что его Нуменор не занял. Ещё один остаток их племени сохранился на восточном конце хребта [в Анориене]. В конце Третьей Эпохи Пукел Анориена сочли единственными потомками былого народа, и западные их владения назвали „Пустошь, где Пукел некогда жили“, Друвайт Иаур. Так и остались те земли Пустошью, потому что ни из Рохана, ни из Гондора люди там не селились, и заходили туда редко. Жители Анфаласа считали, однако, что „Дикие Люди“ ещё остались, и живут там в глубокой тайне[5]. В Рохане почему-то „Диких Людей“ не только не отождествляли с создателями статуй Пукел в Дунхарроу, но и Людьми не всегда считали, как замечает Вождь Леса Друадан Гхан-бури-гхан [„перестаньте охотиться на Дикий Народ“]. Гхан говорил на Общем Языке, и потому называл своё племя Диким Народом, хоть и не без иронии, но самоназвание у них, конечно, было другое[6].


[1] Он не может быть отнесён ни к особенностям жизни их в Белерианде, и был скорее причиной малочисленности Племени Халет, чем её следствием. Детей у них было немного, прибыток едва восполнял потери в войнах, женщин было меньше, чем мужчин, но даже в такой ситуации многие из них так и не выходили замуж [прим. JRRT].

[2] Хотя говорили они на языке Племени Халет, из собственного наречия сохранив лишь некоторое число слов. [прим. JRRT]

[3] Похоже это сосуществование на союз Людей и Хоббитов в Бри в Третью Эпоху, хотя Хоббиты и Други ни малейшего отношения друг к другу не имеют. [прим. JRRT]

[4] Тому, кто, не зная хорошо Другов, говорил, что из них в своё время Моргот вывел породу Орков, Элдар отвечали: „Не может Моргот создать ничто живое и настоящее, и Орков он выводил из разных Племён, но Друэдайн, несомненно, никогда не знали его Тени. Послушайте их смех и поймите, что он отличен от смеха Орков, как Свет Аман от Тьмы Ангбанда“. Тем не менее, многие считают их неизбывную вражду отголоском былого родства, потому что Орки и Друэдайн взаимно считали друг друга изменниками. [прим. JRRT] (Сильмариллион говорит, что Орков Мелькор вывел из первых Эльфов, попавших к нему в плен, но это лишь одна из версий их появления, или источник лишь одной их расы. Следует отметить здесь, что „Властелин Колец“ смех Гхана-бури-Гхана описывает так: „Гхан издал долгий вибрирующий звук, весьма похожий на ехидный смех“. Также сказано, что борода у него была редкая, а в тёмных глазах нельзя было ничего различить.)

[5] В Хрониках Нуменора сказано, что этот остаток племени Другов ушёл вместе с Атани, и на острове умножился снова в благоденствии, и в войнах они более не принимали участия, боясь Моря. Что с ними произошло, никто не знает. Из тех немногих легенд, что пережили Падение, они упомянуты лишь в той истории, что известна под названием „Жена Морехода“ и повествует о первых плаваниях Нуменоридов обратно в Средиземье. В списке, хранимом в Гондоре, есть примечание о том, что в доме Альдариона Мореплавателя были Друэдайн, известные своим пророческим даром, и они, обеспокоенные его путешествиями, предупреждали, что беда будет, и просили Альдариона остаться. Но не преуспели, как и его родители и жена. После этого Друэдайн стали беспокоиться и понемногу переселяться, прося места на кораблях, отправляющихся на северо-западные берега Средиземья. Когда спрашивали их: „Куда вы уходите, и зачем?“ — Друэдайн отвечали: „Остров колеблется под нашими ногами. В земле предков спокойнее нам будет“. Год за годом они уходили, и ко временам Элендила ни одного Друадана на Острове не осталось. Последние бежали, когда прибыл Саурон. [прим. JRRT] (Нигде нет следов присутствия Друэдайн в Нуменоре, ни в записях Легенды об Альдарионе и Эрендис, ни в других, и лишь в одном месте, кроме этого примечания, упомянуто: „Среди Эдайн, которые после Войны за Камни уплыли в Нуменор, были немногие из Племени Халет и совсем малочисленные Друэдайн, которые вымерли на Острове и до Падения не дожили“.)

[6] Несколько их было в доме Хурина из Рода Хадора, потому что в юности он жил среди Племени Халет и родствен был их вождю. [прим. JRRT] (О родстве Хурина с Племенем Халет см. Сильмариллион. Отец намеревался сделать Садора Другом.)

[7] Непреложным законом у них было не использовать отравленные стрелы против Людей и живых существ, кроме Орков, которые сами мазали своё оружие ядом. [прим. JRRT] (Эльфхельм говорит Мериадоку, что Дикие Люди используют отравленные стрелы, и также думали во Вторую Эпоху переселенцы из Энедвайт. В касающемся того времени повествовании рассказано, как жили Друэдайн, и это здесь будет уместно упомянуть. Когда они жили среди Племени Халет, то „обитали в лёгких шалашах и под навесами, устроенными вокруг деревьев, потому что были неприхотливы и выносливы. Предки их, как можно судить по сказкам, пользовались пещерами в горах, но больше для складов, и спали в них лишь в самую дурную погоду, и в Белерианде были у них подобные капитальные убежища, в которые они переходили в грозу или сильный холод, но и тогда находились охотники испытать себя на прочность. В такие убежища они не впускали никого, даже друзей из Племени Халет“.)

[8] Обучившись тому, как легенды их говорят, у Гномов. [прим. JRRT]


[1] В Сильмариллионе Бёор поясняет Фелагунду, что Халадин — племя, языком от его народа отличное. Не раз упомянуто, что держались они особняком, ростом были меньше Племени Беора, " Язык их беднее, они не любят большого скопления людей, а многие предпочитают свободное и совершенное одиночество, бродя вольно в лесах и открывая новые чудеса Стран Эльфов„. Не сказано в Сильмариллионе об „амазонском“, так сказать, элементе их общества, хотя известно, что воином была Госпожа Халет, и не упомянуто также, что в Белерианде они держались собственного языка.

[2] В отдельных записях сказано, что сами они себя называли Другху (именно так, с придыхательным), что в Синдарин Белерианда перешло как Дру, а во множественном числе Друат и Друин. Когда же Эльфы узнали, что этот народ враждует с Морготом и особенно яростно с Орками, прибавили титул Адан, так что название стало Друэдайн (множ. от Друадан), обозначая и то, что они Люди, и дружбу с Элдар, и коренное отличие от Трёх Племён Эдайн. Дру с тех пор лишь составная часть, например, слов Друнос (семья Друэдайн) и Друвайт „Пустошь Друэдайн“. В Квенья Другху перешло как Ру, а для народа Руатани и Руатан. О других названиях для них, данных в позднейшие времена (Восы, Дикие Люди, Пукел) см. ниже прим.

[3] Об этой истории отец заметил: „Сказки, подобные легенде О Верном Камне, говорящие о переходе силы создателя в его творение, являются уменьшенным подобием перехода силы Саурона в Кольцо и фундамент Барад-дура“.

[4]У каждого поворота стояли массивные каменные скульптуры людей, сидящих, скрестив ноги и сложив руки на больших животах. Многие за долгие годы потеряли всякие черты лица, кроме глубоко высеченных глаз, которые печально смотрят на проходящих мимо“.

[5] Название Друвайт Иаур есть на карте Полины Бейнс, и надписана так земля севернее гор на мысу Андраст, отец же утверждал, что сам поместил название на то место, и сделал всё верно. — На полях отмечено однажды, что после Битв за Переправы Изена немало Друэдайн вышли из своих пещер и уничтожили оттеснённые к югу остатки войск Сарумана. — Отмечено также, что рыболовы и охотники побережья Энедвайт речью и обликом похожи на Друэдайн Анориена.

[6] Во „Властелине Колец“ словом Восы Эльфхельм называет Мериадоку Брэндибаку Диких Людей Леса. Восы суть осовремененное (то есть звучащее так, как если бы оно выжило сквозь века до наших дней) англосаксонское васа, известное лишь из составного слова вуду-васа „лесной дикарь“. Это слово, используемое Рохиррим, является, как у них обычно, переводом слова рог (множ. рогин). Название Пукел (также переводное, от англосаксонского пукел „гоблин, демон“) Рохиррим использовали только по отношению к статуям в Дунхарроу (В ссоре в Менегроте Сайрос называет Турина Woodwose — прим. перев.).

Tags: Незавершённые Сказания
Subscribe

  • Пятиминутка псевдокраеведения

    Предлагаю вниманию немецкую аэрофотосъёмку 30 сентября 1942 года. Она многое показывает, в том числе то, что и Карл Цайсс не зря хлебал своё пиво и…

  • Неугадайка

    Я не буду выдавать это за знатоцкий конкурс, ибо все мои подобного рода затеи нацелены исключительно на поиски возделавших близкое с моим культурное…

  • Внимание, ответ

    на предыдущий вопрос, на котрый, разумеется, версий не поступило. Ответ: арийская апелляция

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments