elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Category:

Незавершённые Сказания Средиземья и Нуменора. (Т. Э V б)

Послесловие Первое

В связанных с приведённым выше текстом рукописях подробнее раскрыта также должность Маршалов в значении своём на момент 3019 Т. Э:
Маршал Марки, или Марки Всадников — высший военный чин для приближённых к Королю. Изначально их трое, им прямо подчиняются войска Короля, то есть обученные и полностью вооружённые Всадники Марки. Первый Маршал прямо занимается обороной Эдораса и Королевских Земель, в том числе и Долины Харроу, а также командует Сбором Эдораса и тех областей Восточной и Западной Марок[1], откуда Всадникам удобнее всего съезжаться на сбор в столицу. Должности Второго и Третьего Маршалов изменяются в зависимости от конкретных нужд. К началу 3019 года наиболее важной была угроза со сторон Сарумана, посему Второй Маршал Теодред сын Теодена получил под управление Западную Марку, и ставка его была в Хельмовой Пади, а Третий Маршал Эомер племянник Короля занимался Восточной Маркой, и его ставка была в Фолде в родном доме его в Альдбурге.[2]
Во время же Теодена не было человека на должности Первого Маршала. Он взошёл на трон весьма молодым, в тридцать два года, полным сил и боевого духа. Король сам был искусным наездником и воином, и в случае войны намеревался Сбором Эдораса командовать лично. Хотя Тень над Мордором росла и плотнела в течение всей его жизни, Теодену воевать не приходилось, и Сбор устраивали лишь для учений, общих смотров и парадов. Гарнизоном Эдораса в то время командовал в полномочиях Маршала один из военачальников (с 3012 по 3019 годы Эльфхельм). Теоден старел, потом дряхлел, а верховного командования так и не было в Королевских Землях, чему главной причиною был Грима. Со временем Теоден перестал выходить из дому и все приказы Хаме Капитану Гвардии, Эльфхельму и Маршалам Марки передавал через Гнилословца. Небывалому этому порядку удивлялись и порой даже негодовали, но повиновались. Кода же война стала необходимостью, Теодред принял верховное командование по праву и обстоятельствам, без приказа. Он созвал Сбор Эдораса и немалую его часть под командой Эльфхельма вывел в подкрепление Сбору Вестфолда против грядущего нашествия. В военное время каждый Маршал мог свободно по своему усмотрению распоряжаться своей „гвардией“, то есть эоредом Всадников, всегда готовых выступить в бой. Эомер, к примеру, так и поступил[3], но Грима воспользовался тем предлогом, что Король запретил выводить из Эдораса какой-либо эоред Восточной Марки, поскольку столица защищена плохо. Эомер знал о катастрофе, случившейся на Переправах Изена, знал о том, что погиб Теодред, и всё же отправился преследовать отряд орков далеко в Фолд. Также против Эомера обернул Грима и то, что он не задержал встреченных чужеземцев и даже наоборот, дал им коней.
После гибели Теодреда власть в Западной Марке, опять по положению дел, без приказа из столицы, принял Эркенбранд хозяин Падевой Долины и ещё многих земель в Вестфолде. В юности, как и большинство наследников владетельных родов, он служил офицером в войске Короля, но к тому времени давно уже жил у себя. В Вестфолде он был, пожалуй, самым властным и богатым лордом, и пред лицом опасности считал за свой долг защитить Рохиррим Западной Марки и организовать оборону. Эркенбранд также принял команду над Сбором Вестфолда, но Эльфхельм сохранил самостоятельность и власть над своим отрядом, поскольку он был частью Сбора Столицы.
После того как Гандальф исцелил Теодена, всё переменилось. Король вновь начал править сам, восстановил Эомера и по полномочиям, пусть и неформально, назначил его Первым Маршалом, чтобы заменить Короля на случай его гибели или негодности. Тем не менее, в присутствии Короля Эомер мог лишь советовать, но не приказывать. Роль его оказалась близка к роли Арагорна: признанный первым среди равных в воинской доблести среди войск Короля.[4]
Когда в Долине Харроу был Полный Сбор, и военачальники обсуждали дорогу и порядок следования войск к бою[5], Эомер оставался в этом же положении. Ему поручили ехать подле Короля и командовать его эоредом, не считая возможности советовать. Эльфхельм стал Маршалом и принял Первый Эоред Сбора Восточной Марки. Гримбольд получил полномочия, но не звание, Третьего Маршала вкупе с командованием Сбором Западной Марки[6]. Гримбольд погиб на Пеленноре, Эльфхельм стал Лейтенантом при Короле Эомере и командовал Рохиррим в Гондоре, когда Эомер ушёл к Чёрным Вратам. Он изгонял врагов, вторгшихся в Анориен. Его же упоминают почётным гостем и свидетелем коронации Арагорна.
Записано, что после похорон Теодена, когда Эомер приводил в порядок управление, Эркенбранда он назначил Маршалом Западной Марки, а Эльфхельма Маршалом Восточной, упразднив титулы Второго и Третьего, так чтобы они не преобладали друг над другом. В военное время замещать Короля должен был специально облечённый властью военачальник, то есть либо править страной, когда Король воюет, либо командовать сражением, если Король остаётся дома. В мирное время необходимость в такой должности возникала лишь тогда, когда из-за тяжёлой болезни или старости Король не мог править сам. Регентом являлся обычно наследник, если был он не слишком юн. Воевать же наследников отпускали лишь в том случае, если был у Короля ещё один сын.

Послесловие Второе

Весьма длинная вставка в текст сделана в том месте, где обсуждают различные точки зрения командиров на методы обороны Переправы Изена, и вставка эта приведена ниже. Вначале она повторяет известное, но я не счёл необходимым сокращать.
Издавна южным и восточным рубежом Северного Королевства была Серая Река, а западная граница Южного Королевства проходила по Изену, и между ними лежали земли Энедвайт, „срединные“. Нуменориды там нечасто бывали и никогда не жили. Во времена Королей Энедвайт считали частью Гондора[7], но мало Нуменориды Юга беспокоились о нём, лишь в силу обязанностей по защите границ и содержанию Королевской Дороги из Осгилиата и Минас Тирита в Форност на Севере, пересекавшей Изен у Переправы и Энедвайт по взгорьям посредине и к северу, пока не начинала спуск к низовьям Серой Реки, где подняли для Дороги насыпь и построили у Тарбада мост. Мало была населена та область. В болотах близ устья Серой Реки жили немногочисленные „Дикие Люди“, рыболовы и охотники, обликом и речью родственные Друэдайн из лесов Анориена[8]. В предгорьях на западной стороне Туманных Гор жили те народы, которых Рохиррим зовут Дунландцами, потомки изначального населения Белых Гор, кого проклял в своё время Изильдур[9]. Мало питали они привязанности к Гондору, храбры были в меру и в большинстве своём почитали Королей, так что с западных границ Южное Королевство не беспокоили. Из-за того, что жили они на отшибе и мало общались с другими народами, Великая Чума 1636-37 Т. Э захватила их меньше прочих. Когда род Королей угас (1975-2050 Т. Э) и Гондор стал медленно умирать, Королевскую Дорогу в Энедвайт содержать перестали, Мост в Тарбаде без ухода обрушился, и переправа там стала опасна. Гондор окончательно отступил за Изен. Проход Каленардона, как тогда называли, охраняли крепости в Агларонде (ныне Хорнбург) и Ангреносте (Изенгард), а Переправы Изена, единственный теперь доступный пункт границы, охраняли от вторжения из „диких стран“.
В годы Напряжённой Тишины (2063-2460 Т. Э) Каленардон опустел. Самые сильные и воинственные уходили на восток каждый год беречь границу по Андуину, а остававшиеся всё дальше отходили от дел Минас Тирита. Крепости в западной части оставили на попечение местных родов, год от года мешавших кровь свою всё сильнее. Дунландцы переступили через Изен. Так было, когда возобновились нападения на Гондор с Востока, а потом Орки и Остерлинги завоевали Каленардон, и крепости его не могли, конечно, долго продержаться. Рохиррим прибыли к бою и поселились навсегда после победы Эорла на Поле Келебрант в 2510 году, когда многочисленный его народ верхом лавиной прошёл Каленардон и вычистил его. Правитель Кирион подарил им эти земли, с тех пор называемые Маркой Всадников и Рохандом (позднее Роханом). В годы правления Эорла восточный рубеж страны его по Эмин Мюилю и Андуину ещё оставался в опасности. При Брего и Альдоре Дунландцев выселили за Изен, а Переправы вновь укрепили, из-за чего Дунланд затаил на Рохан ненависть, копившуюся долго и нашедшую выход лишь при возвращении Короля, очень нескоро. Как только Рохиррим казались слабыми или получали удар с другой стороны, Дунланд шёл в бой.
Не бывало среди Людей союза более крепкого, чем дружба Гондора и Рохана, скреплённая клятвами Кириона и Эорла. В луговых равнинах Всадники устроились замечательно. Тем не менее, в самых корнях их таилась одна слабость, проявившаяся лишь во время Войны Кольца, когда из-за слабости этой чуть Гондор и Рохан не завершили свои дни. Немало тому было условий. Гондор извечно „глядел на восток“, откуда всегда исходили его беды, а Дунландцы казались Правителям слишком незначительною силой. Вдобавок, Правители забрали в Минас Тирит Ключ Ортанка, заперев башню и оставив лишь укрепления Кольца Ангреноста под слабой и малочисленной охраной из гондорцев и вассалов их, усиленной остатком гарнизона Агларонда. Ту крепость обновили, вызвав мастеров из Гондора, и передали Рохиррим[10]. Они же должны были охранять Переправы. Жилища Рохиррим были у подножия Белых Гор и в южных долинах, а на северные границы Вестфолда приходили они редко, лишь по необходимости, и боялись тёмного Фангорна и острых скал Изенгарда. Они не общались с Капитаном Изенгарда и его гарнизоном, считая, что эти люди занимаются каким-то тёмным колдовством, да и Правители редко высылали в крепость гонцов, а в конце концов и совсем перестали, будто повесили Ключ на гвоздь в тёмном углу и забыли о Башне.
Тем не менее, Короли Гондора понимали, что западная граница по-прежнему проходит по Изену, а Изенгард является её основным пунктом обороны. Истоки Изена находятся восточнее Кольца Ангреноста, и долго ещё он слишком юн и мал, чтобы остановить вторжение врагов, пусть даже воды его быстры и всегда холодны. Ворота Ангреноста западнее Изена, миновать эту крепость при достаточном гарнизоне можно лишь невероятно большими силами. И к Переправам Ангреност находится ближе Агларонда, и туда от Ворот проложена ровная и прямая дорога для всадников. Конечно, некоторое время крепость могла позаботиться о себе сама — слишком уж внушительно выглядит чёрная Башня Ортанк, слишком ярки сказки о мрачном Фангорне, начинающемся позади её стен. Но забросить Ангреност, как сделали Правители, нельзя, в чём скоро убедились. При Короле Деоре (2699-2718 Т. Э) Рохиррим поняли, что беречь только Переправы недостаточно. Ни Рохан, ни Гондор не интересовались давно северо-западным своим углом, и нескоро узнали, что там произошло. Род Капитана Ангреноста пресёкся, власть взяли его родичи и приближённые, давно уже перемешавшиеся с другими племенами, и Дунландцы были им ближе „диких Северян“, „узурпаторов и захватчиков“, и слишком далеко был Минас Тирит. После Альдора, который не только выгнал Дунландцев из своей страны, но и погромил в отместку Энедвайт, Рохиррим позабыли об этих своих соседях. Теперь же при общем невнимании и попустительстве Изенгарда они стали переселяться потихоньку в Вестфолд, устраиваясь в предгорьях и даже по южной опушке Фангорна. При Деоре вселенцы стали открыто враждовать с Рохиррим, разоряя их поселения в Вестфолде и угоняя табуны. В Рохане поняли скоро, что враги их не пересекали Изен ни у Переправы, ни южнее[11]. Деор отправился на север, где столкнулся с армией Дунландцев, которую разгромил, но с ужасом понял, что Изенгард теперь ему враждебен. Думая, что избавил Изенгард от осады врагов, он отправил вестников с добрыми словами, но ответили на то выстрелом, не отпирая ворот. Как узнали позднее, Дунландцев впустили в Кольцо, и немногочисленных верных потомков былых защитников крепости перебили. Деор немедленно известил Правителя Минас Тирита (в это время, в 2710 году, правил Эгальмот), но Гондор не в силах был вернуть свою крепость, и всё осталось как есть до Долгой Зимы, когда от голода Дунландцы сдали Изенгард Фреалафу, первому Королю Второй Династии. Деор не мог ни штурмовать, и осаждать Изенгард, так что почти полвека Рохиррим держали в северном Вестфолде серьёзные военные силы[12].
Нетрудно понять теперь, почему столь радостно встретили Фреалаф и Правитель Берен Сарумана, предлагавшего Изенгардом править, содержать крепость и охранять границу. Саруман поселился в Ортанке, Правитель передал ему Ключ от Башни, а Рохиррим вернулись к обороне Переправ, вновь самого уязвимого пункта их западных рубежей.
Не следует сомневаться в том, что Саруман действовал из лучших побуждений, честно, потому что к тому времени он оставался, хоть мало то было известно, главной фигурой в обороне Запада и главой Совета. Мудрость говорила ему, что Изенгард должен быть одним из ключевых пунктов этой обороны, поскольку приспособлен к тому и природой, и искусством человеческих рук. Изен, Изенгард и Хорнбург могли бы стать ещё одним рубежом обороны от Востока, неважно — от Саурона, или ещё от кого, неважно с какою целью — препятствовать окружению Гондора или завоеванию Эриадора. Завершил же Саруман плохо, стал врагом и для Рохиррим, и для Запада. Рохан видел признаки того, держал крепкий гарнизон на Переправах, но двумя битвами Саруман ясно показал, что без Изенгарда вся западная граница Марки со всеми укреплениями и людьми не стоит и прошлогоднего снега.


[1] Всё относится только к военной организации Рохиррим. Границы — Сноуборн до впадения его в Реку Энтов, и далее по ней на север. [прим. JRRT]

[2] Там Эорл жил, а после того как Брего сын Эорла переехал в Эдорас, Альдбург перешёл к третьему сыну Брего Эофору, чьим потомком был отец Эомера Эомунд. Фолд входил в Королевские Земли, но для Сбора Восточной Марки Альдбург был самым удобным местом. [прим. JRRT]

[3] Т. е. когда преследовал Орков, взявших в плен Перегрина и Мериадока, которые спустились в Рохан с Эмин Мюиля. См. слова его Арагорну: „Я собрал эоред из своих вассалов“ („Две Твердыни“ Кинга Третья Глава II.)

[4] Те, кто не знал обо всём, что произошло во дворе Медусельда, полагали, что Эомер командует войском, потому что из всех Маршалов Марки оставался лишь он один. [прим. JRRT] Это видно из слов Кеорла, который известил полк из Эдораса о том, что произошло на Переправах при Второй Битве. (Книга Третья Глава VI)

[5] Теоден собрал военный совет сразу же после обеда, но что там было, неизвестно, потому что Мериадока не пустили. [прим. JRRT] См. Книгу Пятую Главу III.

[6] Гримбольд был в войске Теодреда одним из офицеров и отличился храбростью и умом в обеих Битвах за Переправы. Эркенбранда, который был старше Гримбольда, Теоден оставил в Рохане, чтобы власть держалась на его авторитете. [прим. JRRT] Гримбольд не помянут ни разу в рядах армии Теодена до тех пор, пока она не вступила в бой за Минас Тирит. (Книга Пятая Глава V)

[7] Неустранимо противоречит высказанному за несколько слов до того утверждению, что Энедвайт никому не принадлежал, что подтверждено будет позднее.

[8] Сравни выше: " многочисленное и совершенно нецивилизованное племя рыболовов на побережьях между устьями Гватло и Ангрена (Изена)." Не упомянута там связь этого народа с Друэдайн, которых текст помещает на полуостров Андраст южнее устья Изена.

[9] Сравни „Властелин Колец“ Послесловие Е (О Людях): „Дунландцы — потомки людей, живших некогда в долинах Белых Гор. Мертвецы из Дунхарроу — их родичи. В Тёмные века они переселились в южную часть Туманных Гор, а оттуда некоторые ушли и на север в пустоши, тянувшиеся до Курганов, и от тех произошли Люди Бри. Но те переселенцы приняли подданство Северного Королевства и язык Вестрон, а исконные Дунландцы сохранили свою речь, обычаи, неприветливость к Дунедайн, и ненависть к Рохиррим приобрели“.

[10] Назвали подземелья Глэмшрафу, а крепость Сутбург, а уже после подвигов Короля Хельма Хорнбургом. [прим. JRRT] Глэмшрафу в англо-саксонском означает „лучистые пещеры“, что эквивалентно Агларонду.

[11] Часто нападали на гарнизон западного берега, но обманом, для того чтобы отвлечь внимание от северной части границы. [прим. JRRT]

[12]О Долгой Зиме и бедствиях Рохана см. „Властелин Колец“ Послесловие А (II).

</div>
Tags: Незавершённые Сказания
Subscribe

  • Властелин Колец (6, 1 б)

    — Порядок теперь, — заметил Снага. — Но всё-таки я поднимусь и посмотрю, как у тебя дела. Снова скрипнули петли, Сэм, выглянув…

  • Властелин Колец (3, 6 а)

    Глава VI. Король Золотого Зала Гандальф ехал в течение сумерек и ранней ночью. Когда он решил сделать привал для нескольких часов сна, даже Арагорн…

  • Властелин Колец (3, 5 б)

    Путник был слишком проворен. Он вскочил на вершину большого камня, словно вырастая. Отбросил обноски, и оказался в сияющем белом. Он поднял жезл,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments