elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Незавершённые Сказания Средиземья и Нуменора. (Т. Э IV б)

(iii) О Гандальфе, Сарумане и связи их с Широм

Немалое количество черновиков содержат отрывочные записи об интересах Сарумана в Шире. Следующий текст — одна из множества версий, может быть, не самая завершённая, но компактная.
Саруман давно завидовал Гандальфу, и зависть эта принесла в должное время плод ненависти, тем сильней, чем дольше Саруман её скрывал, тем яростной, что всё яснее понимал он, что Серому Страннику дана сила и власть среди живущих в Средиземье больше, хотя Гандальф всячески это скрывал, отказываясь от почёта и влияния. Саруман не покорялся ему, и не мог его склонить к подчинению, и боялся всегда, не зная, как глубоко видит Гандальф его сердце. Молчание Серого Кудесника страшило Сарумана всегда сильнее, нежели его слова. Проявлялось это в том, что Саруман всегда выказывал Гандальфу гораздо меньше уважения, чем другим Мудрым, всегда искал способ противоречить ему и не принимать к действию его советы. Но каждое слово Гандальфа Саруман обдумывал многажды, и за каждым его путешествием следил.
Если бы не внимание к Хоббитам со стороны Гандальфа, высокомерный Саруман сам не заинтересовался бы Широм и не поверил бы, что этой маленькой стране суждено сыграть столь важную роль. Не сразу решил Саруман, что Гандальфом движет не простое любопытство, а желание связать с хоббитами самые важные замыслы Совета, касающиеся Колец Власти. И был, в общем-то, прав, потому что вначале Гандальф привязался к Малому Народу просто ради хоббитов самих. Двигало им не побуждение рассудочной мысли, а веление сердца. Много лет Гандальф посещал регулярно Шир, и заговаривал о нём со всеми, кто готов был его слушать. Саруман улыбался, будто над бабушкиными сказками, но слушал!
Потом Саруман счёл необходимым посетить Шир, но сделал это под чужим именем. Он подробно исследовал страну, народ и обычаи, и счёл, что узнал всё. Сам он с тех пор не считал полезным навещать Шир, но держал вокруг него доверенных разведчиков. Жажда власти уже разъела его разум, и Саруман считал, что все члены Белого Совета, как и он, таят свой камень за пазухой, и каждый пестует своё тайное намерение завладеть господством в Средиземье. И Саруман верил, что Гандальф изначально знал и всегда молчал о Кольце Голлума, обнаруженном Полурослым. Белый Колдун считал Кольца Власти своей вотчиной, и такое недоверие к нему со стороны Гандальфа лишь умножило его гнев и ненависть.
Конечно, поначалу Саруман не замышлял зла. Им руководили скорее зависть и подозрительность, но Саруман понимал также и то, что из любого маловажного на первый взгляд события могут выйти серьёзные последствия. Саруман презрительно отнёсся к пристрастию Гандальфа к „трубочной траве“ (Кудесник считал, что Малый Народ следует уважать хотя бы за это изобретение), но постепенно сам опробовал и оценил „листья“, и Шир стал для него источником ценного зелья. Он боялся лишь, что его действия будут раскрыты, и станут поводом для насмешек за то, что он открыто отказывал Гандальфу в авторитете, но тайно повторял за ним. Поэтому он покрывал тайной все свои интересы в Шире даже в те благополучные времена, когда страна Хоббитов лежала открытой без охраны. Полурослые всё же рассмотрели Сарумана, проходившего по Ширу в сумерках, хотя и приняли за Гандальфа.
Саруман перестал посещать Шир, узнав об этом, побоявшись, как бы слух не дошёл до Гандальфа самого. Как он и опасался, Гандальф узнал о посетившем Шир высоком старике в сером плаще, и догадался обо всём, но счёл эту саруманову тайну самой безвредной из всех, и не стал разглашать, потому что никогда не хотел никого стыдить. Конечно, то, что Саруман прекратил навещать Шир, Гандальфа обрадовало, несмотря на то, что не мог он ещё предвидеть, чем обернётся эта осведомлённость, и как близко из-за Сарумана Чёрная Рука подберётся к своей цели.
Вот как в другом варианте описано порицание Саруманом Гандальфа:
Боясь Гандальфа, Саруман стал избегать встреч с ним, и виделись волшебники лишь на Белых Советах. На одном из собраний, произошедшем в 2851 году, было вынесено и суждение о „листе Полурослых“ как о простом развлечении. Тот Совет собирался в Ривенделле. Гандальф сидел чуть поодаль и курил, пуская густой дым, (чего раньше себе не позволял в подобной ситуации) а Саруман в это время возражал против его предложения и настаивал на сохранении в покое Дол Гулдура. Молчание Кудесника вкупе с клубами дыма вокруг него раздражало Сарумана, и он сказал, когда Совет завершён был, и все расходились:
— Митрандир, я не понимаю, зачем ты балуешься своими способностями в обращении с огнём и дымом, когда мы обсуждаем судьбоносное решение?
— Когда сам попробуешь, поймёшь, — ответил, улыбаясь, Гандальф. — Этот дым, может быть, и есть та Тень, что проникла в наши головы, и покидает их таким образом. По крайней мере, благодаря ему я спокойно могу тебя выслушать. Это не моя выдумка. Искусство курить создано Малым Народом, живущим теперь далеко на западе. Вряд ли он известен тебе или вошёл в твои судьбоносные планы.
Саруман холодно ответил на вежливо скрытую, но искусную и злую насмешку:
— Как привык ты шутить, Митрандир, так и смеёшься всегда. Я давно вижу страсть твою к малостям — травкам, зверькам, слабым и ничтожным народам. Своё время, конечно, расходуешь ты, как захочешь. В тёмные эти времена я не вижу необходимости слушать и рассказывать сказки или заниматься незначительным племенем простых землепашцев.
Уже не улыбаясь, Гандальф выпустил огромное кольцо дыма в сопровождении множества маленьких, и, делая вид, что хочет схватить их рукой, развеял в воздухе. Поднявшись, он ушёл, так и не удостоив Сарумана и словом.
Эти события описаны в полудюжине рукописей, и в одной из них отмечено, что Саруман долго раздумывал, что значит эта выходка с кольцами дыма, и не таится ли за ней с виду абсурдный намёк на то, что Полурослые связаны с Кольцами Власти. Белый Волшебник не верил что его сильный и мудрый союзник может так привязаться к Малому Племени из обыкновенного чувства дружбы.
В другом отрывке прямо указаны намерения Гандальфа:

Удивителен способ, которым Гандальф в минуту гнева выказал своё подозрение в том, что Белый Колдун изучает Кольца Власти, желая владеть ими, и предупредил Сарумана об опасности подобных намерений. Он нисколько не имел в виду при том, что Кольца окажутся связаны с Полурослыми[1]. Более того, если бы он это предполагал, то и не решился бы на столь явный намёк. Когда же связь Хоббитов с Кольцом Власти обнаружилась, Саруман сделал вывод из этой в том числе выходки, что Гандальф изначально знал или предчувствовал события, но скрывался от Совета и от него, исходя из личных намерений властвовать.
Хроника упоминает Совет 2851 года, когда Гандальф предлагал очистить Дол Гулдур, а Саруман отговаривал. Примечание говорит о том, что позднее ясно стало, что Саруман желает заполучить Кольцо, и ждёт того случая, что оно само покажется, когда оставленный в покое Саурон начнёт звать его. Приведённый отрывок говорит, что Гандальф подозревал Сарумана со времени этого Совета. Но отец указывал на то, что, исходя из рассказа Гандальфа о встрече его с Радагастом, Серый Кудесник уверился в предательстве Сарумана лишь после того, как переговорил с ним и попал в плен в Ортанке.


[1] Следует понимать, что Гандальф ещё не предполагал, что Полурослые будут связаны в будущем с Кольцом. Совет 2851 года прошёл за девяносто лет до того, как Бильбо нашёл Кольцо Власти.

Tags: Незавершённые Сказания
Subscribe

  • Картинка к утреннему посту

  • Подготовка под покраску

    Отмывши стены, можно вновь намесить ведёрочко волмаслоя и заняться латанием дыр. Всё, кстати, пригождается, в канал от трубы водопроводной забил…

  • Вода и железные трубы

    Залатав потолок, можно было заняться другими занимательными вещами. Вот эта в своеобразном месте труба — артефакт погибшей цивилизации,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments