elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:

Незавершённые Сказания Средиземья и Нуменора. (Т. Э IV а)

IV Охота на Кольцо

(i) О Черных Всадниках, как рассказывал Фродо Гандальф

Голлума в Мордоре поймали в 3017 году и отправили в Барад-дур, где расспросили с пристрастием. Узнав от него всё, Саурон отпустил Голлума. Он не доверял ему, потому что видел в нём нечто непокорное, уголок души, который Тени и Страху неподвластен, частицу разума, которую можно было отнять у него лишь вместе с жизнью. Саурон видел хорошо глубины его ненависти к „ворам“, полагая справедливо, что Голлум отправится на поиски своих обидчиков и приведёт Врага к Кольцу.
Скоро Голлума поймал Арагорн, и хотя шпионы Саурона следили за ним, выручить Голлума они не могли, и Арагорн препроводил его в Северный Чернолес. Тем временем Саурон впервые задумался над словом Полурослые. Если и слышал он его однажды, то уж точно не знал, где находится их страна. От Голлума даже под пытками трудно было добиться толку отчасти потому, что он сам знал мало, отчасти потому, что он всегда лгал. Покорить разум его не удалось бы до самой его смерти, что Саурону самому трудно было понять и осознать. Голлум возненавидел Саурона несмотря на внушаемый Чёрным Властелином ужас и осмелился обманывать его, говоря, что страна Полурослых близко к его родине, Полям Ирисов.
Узнав о пленении Голлума, Саурон обеспокоился. Все остальные его рабы и шпионы ничего не могли выяснить не только из-за боровшихся с ними Дунедайн, но и из-за Сарумана, который приказывал своим слугам тихо и незаметно убирать с дороги посланников Мордора. Тёмный Властелин о том догадывался, но для покорения Изенгарда у него были ещё коротки руки. Он скрыл свои мысли и стал терпеливо готовить большую войну, надеясь столкнуть всех своих противников в Море одним походом. Поисками же должны были заняться самые сильные и верные его слуги, Призраки, рабы Девяти Колец, которые были у Саурона в руках.
Тогда уже немногие в Средиземье могли бы противостоять хотя бы одному Призраку, а всем им вместе с Королём Моргула — никто. К сожалению для Саурона, для задуманной им цели у них был один неустранимый недостаток. Даже незримые, они несли вокруг себя ужас, так что вскоре Мудрые должны были заметить их появление и понять их цель. Посему Саурон приготовил и два одновременных манёвра. В конце июня 3018 года Орки осадили Эльфов Трандуила, а Король Моргула напал на Гондор. Опробовав силу страны Денетора, Саурон с удивлением увидел, что Правитель готов много лучше, чем ожидал Враг. Конечно, тот манёвр был действительно отвлекающим, проведённым малыми силами и небольшой кровью, и предназначен был для того, чтобы Мудрые видели в появлении Назгул лишь часть войны с Южным Королевством. Взяв восточную половину Осгилиата и разрушив Мост, Саурон остановил бои и приказал Рабам Кольца заняться поисками. Враг скорее склонен был переоценивать силу и чуткость своих противников, так что приказал Призракам действовать со всей возможной скрытностью. Около того времени Чёрный Король с шестью другими пребывал в Минас Моргуле, второй по силе, Хамул Тень Востока, был наместником Врага в Дол Гулдуре с ещё одним[1]. Король Моргула вышел со своими спутниками и пересёк Андуин. Шли они без всего, невидимые, но ощутимые по чувству страха для живых. Было это, может быть, первого июля. Они потихоньку миновали Анориен и Болота Энтов, прошли Фолд, пугая местных жителей, и вышли на западный берег Андуина чуть севернее Сарн Гебир, куда для них тайно доставили чёрных коней и чёрные плащи. Скорее всего, это было седьмого июля. Оттуда они поехали на север долиной Великой Реки искать Шир, страну Полурослых.
Около двадцать второго июля они встретили на Поле Келебрант двоих из Дол Гулдура, от которых узнали, что Голлум сбежал и от орков, и от Эльфов, и совершенно пропал из виду[1]. Хамул также рассказал им, что никаких Полурослых в Долине Андуина нет, и поселения Стуров у Полей Ирисов опустели в незапамятные времена. Король Моргула, не зная, что предпринять теперь, решил отправиться на Север, предварительно пройдя близ Лориена, потому что подозревал, что Шир может находиться и там. Но он не мог войти в Лориен из-за охраняющей его границы силы Галадриэль и Белого Кольца. Девятеро прошли между Лориеном и горами, надолго оставив после себя след смутного страха, но ничего полезного не обнаружили.
На исходе лета они возвращались. Гнев и страх тем временем владели Сауроном. В сентябре Чёрные Всадники вернулись в Фолд, где их встретил гонец из Барад-дура и передал от Хозяина такие слова, что Король Моргула сам испугался. В Чёрной Башне узнали уже о пророчестве, посетившем сыновей Правителя Гондора, о том, что Боромир отправился на Север и о том, что успел сделать Саруман, в том числе о пленении Гандальфа. Саурон заключил, что ни Мудрые, ни Саруман не владеют пока Кольцом, но Белый Колдун, вполне вероятно, знает, где оно. Назгул предписано было позабыть скрытность в угоду скорости.
Призраки отправились спешно в Изенгард, проскочив Рохан. Люди разбегались, видя их, потому что страх внушал им мысль о войне, грядущей вслед за чёрными всадниками. Они подъехали к Ортанку всего лишь через два дня после побега Гандальфа. Саруман понял уже, что оказался между двух огней и открыл своё двойное предательство обеим преданным сторонам. Теперь Саруман должен стал найти Кольцо сам, чтобы избегнуть поражения и плена в Барад-дуре. Он боялся, потому что пали надежды обмануть Саурона и втереться к нему в доверие, но со страхом боролись железная воля, большой ум и хитрость. Предусмотрительно он уже подготовил Изенгард к обороне на непредвиденный случай. Даже Король-Колдун не мог бы приблизиться к Ортанку без большой армии. Ответом Назгул был лишь Голос Сарумана, звучавший так, будто волшебник уже вышел из своих ворот.
— Здесь нет страны, которую вы ищете. Да, я знаю, что нужно вам, хотя вы и не говорили. И вы также знаете, что у меня той вещи нет. Иначе вы кланялись бы мне сейчас и называли повелителем. Если бы я знал, где она, то давно покинул бы этот дом. Где эта вещь, точно знает лишь Митрандир, покинувший меня два дня назад. Ищите его поблизости.
Властен был этот голос даже над Королём Назгул, так что он не стал спрашивать, правда то, или ложь, или только часть правды. Он развернулся и уехал в Рохан за Гандальфом. Вечером следующего дня Чёрные Всадники натолкнулись на Гриму Гнилословца, который спешил рассказать Саруману о том, что Гандальф был в Эдорасе и предупреждал Теодена. Может быть, Грима и умер бы в тот момент со страху. Но того не случилось. Предатель для всех и вся, он рассказал бы, что знает, и под меньшей угрозой.
— О да, Повелитель, я могу рассказать! Я подслушал в Изенгарде, что они говорили. Гандальф пришёл из страны Полурослых и возвращается туда. Ему был нужен конь.
— Пощадите! Я быстрее рассказать не умею! Надо вам на запад через Роханский Проход, потом на север и снова на запад до большой реки, которую называют Серой. Там у Тарбада старая переправа, а после неё дорога, приводящая прямо к границам страны Полурослых. Её называют словом Шир.
— Да, Саруман знает! Он торгует с той страной. Ох, пощадите! Я не расскажу ни единой живой душе!
Король Моргула пощадил его не из жалости. Он видел, как силён страх в Гнилословце, и счёл (как оказалось, верно), что он никому не расскажет. Вдобавок он видел глубины злобной его души и чувствовал, что Грима ещё навредит Саруману, как сможет. Призраки повернули на запад, не заботясь уже об Изенгарде. Месть отступала перед более важным делом.
Девятеро разделились на четыре двойки, а предводитель их отправился с самой первой парой. Они миновали Проход Рохана, осмотрели пустоши Энедвайт, нашли Тарбад и переправились в Минхириат. Хотя они по-прежнему ехали, разделившись, дикие звери и одинокие люди боялись их и разбегались в стороны. Тем не менее, кое-кого они встретили на дороге и успели догнать. К радости Чёрного Короля среди них оказались двое шпионов Сарумана, один из которых бывал в Южной Четверти весьма часто. При нём обнаружили подробные карты, составленные Саруманом. Назгул отправили его в Бри, предупредив, что теперь он в услужении Мордора, и если вернётся в Изенгард, может не рассчитывать на простую смерть.
Двадцать второго сентября они, собравшись вместе, подъехали к Сарн Форд на южной границе Шира. Переправа была под охраной Стражников, но Дунедайн не могли бы противостоять Девятерым даже вместе с Арагорном, а тот ушёл тогда на северную дорогу близ Бри. Дунедайн бежали на север, надеясь известить, по крайней мере, Арагорна. Гандальф в это время на Быстрокрыле верхом ехал через Рохан.

(ii) Другие версии

Я вывел предыдущий рассказ в основу потому, что он наиболее завершённый и цельный, но тех событий касаются и другие рукописи, которые дополняют и распространяют эту историю. Трудно разобраться в их взаимоотношениях, потому что все варианты относятся к одному приблизительно времени. Для помещённого выше варианта, обозначаемого мною А, существуют две рукописи. Второй вариант (Б) схож с А, но третий (В) полностью собран как часть книги, как отступление в форме рассказа-вставки. Его я считаю потому самым поздним. И, наконец, Г содержит более подробные сведения об участии Голлума в этих событиях. Там сказано, например, особо, что Голлум поведал Саурону о своём Кольце, и место находки дало врагу повод заключить, что оно Единое, сказал, что кольцо у него украл в Туманных Горах какой-то Баггинс, который своей родиной называл Шир. И Враг был немного даже испуган и смущён тем обстоятельством, что этот Баггинс выходил очень схожим с самим Голлумом.
Голлум не мог знать слова хоббит, потому что оно хотя и Вестронское, но малоизвестное, особенно для создания, века прожившего в одиночестве в подземелье. Также он не мог использовать имя Полурослый, потому что сам был Полурослым, но хоббиты так себя не называют и слова этого не любят. Чёрные Всадники располагали для своих поисков лишь двумя главными точками: именами „Шир“ и „Баггинс“.
Из всех версий следует, что Голлум не знал, где Шир, и нельзя было от него добиться этого никакой пыткой. Саурон сам рассудил, что Баггинс пришёл из земель, близких к Туманным Горам, может быть, из тех же краёв, где когда-то рождён сам Голлум, из Долины Андуина.
Это было вполне разумное, но ошибочное предположение. Иначе, конечно, Чёрные Всадники нашли бы Шир гораздо скорее.
Вариант Б подробнее рассказывает о том, как Арагорн вёл Голлума к Трандуилу, и раскрывает также сомнения Саурона по поводу отправки Призраков на поиски Кольца:

[Уйдя из Мордора], Голлум пропал из-под надзора шпионов Саурона в Болотах Смерти, куда за ним никто не решился следовать. Больше никто не мог доставить Врагу значимые сведения (влияние его в Эриадоре было невелико, а многих разведчиков путал и перехватывал Саруман). Посему Враг решил использовать Рабов Кольца, хотя и неохотно. Он намеревался выпустить их тогда, когда точно будет знать, где находится Кольцо, и не раньше. Безусловно, были они самыми могучими его слугами, к тому же подчинение Девяти Кольцам на руке Властелина лишало их свободной воли и способности поступить против воли Хозяина. Любой из них, даже Король-Колдун, взяв Кольцо, обязательно принёс бы его Саурону, не подумав даже присвоить. Но и недостатки есть у них, серьёзные и значимые в мирное время, а к войне Саурон ещё не готов был. Все, кроме Короля-Колдуна, страдали от солнечного света, мысли у них путались, и все, кроме Короля, опять же, боялись воды, не переправлялись через реки, если нельзя было не замочить ног.[2] К тому же главной их способностью является страх, тем сильнее, когда они вместе или невидимы, поэтому их выход в Средиземье трудно было бы скрыть. Не забывая также о трудностях переправы через Великую Реку. Саурон потому колебался, не желая показывать Рабов Кольца своим противникам прежде времени. К тому же Враг предполагал, что кроме Голлума и „вора Баггинса“ никто ещё не знает о Кольце, потому что Голлум, к примеру, узнал не только о дружбе Баггинса с Гандальфом, но и вообще о существовании Гандальфа, только после того, как кудесник его расспрашивал[2].
Когда Саурон узнал о том, что Голлум попал в плен, положение изменилось совершенно. Как и когда то произошло, Враг если и узнал, то нескоро. Арагорн взял Голлума в плен вскоре после заката первого февраля. Чтобы избегнуть следопытов Врага, Арагорн повёл его сначала через северную часть Эмин Мюиля, а потом переправился через Андуин выше Сарн Гебир. В тех местах к берегу прибивало плавник, и Арагорн, привязав Голлума к бревну, переплыл реку, толкая его перед собой. Самыми западными тропами он пересёк предгорья над Фангорном, переправился через Лимлайт, Нимродель и Сереброрудную близ границ Лориена[3], избегая Сумеречной Долины, прошёл через Поля Радости и у Каррока с помощью людей Беорна переправился обратно на восточный берег и вошёл в лес. Путешествие в девятьсот миль заняло у него пятьдесят дней пешего хода, и, порядком утомившись, Арагорн достиг Пещеры Трандуила двадцать первого марта.[3]
Вести о Голлуме впервые после его пленения узнали, вероятно, в то время, когда Арагорн вёл его через Лес. Хотя северной границей владений Дол Гулдура была Старая Лесная Дорога, шпионы оттуда проникали всюду. Не сразу, конечно, дошли сведения до того из Назгул, кто тогда владел башней Чернокнижника, не сразу и он передал их в Барад-дур. Лишь к исходу апреля Саурон узнал, что Голлума видели с каким-то Человеком. Но Враг не знал ещё, что этот Человек — Арагорн, да и не знал, кто такой Арагорн. Но надзор за страной Трандуила усилили, так что через месяц примерно Саурону донесли весть о том, что Мудрые заинтересовались Голлумом, и к Трандуилу пришёл Гандальф.
Саурон, по-видимому, встрепенулся от такой поворота событий и решил отправить Рабов Кольца, потому что скорость стала теперь важнее скрытности действий. Он думал ошеломить своих врагов и спутать их намерения, для чего одновременно напал на Гондор и Лесных Эльфов[4]. Он преследовал две цели — либо уничтожить, либо вызволить Голлума, и отвоевать для Назгул мост через Андуин у Осгилиата, заодно проверив боеготовность и силу Гондора.
Голлум сбежал от всех. Атака же на Осгилиат удалась. Орков было гораздо меньше, чем подумали в Гондоре. При первом приступе, когда Король-Колдун на мгновение показал свою полную силу[5], началась паника, и Назгул перешли по мосту на западный берег и ушли на север. Не умаляя доблести воинов Гондора, которую даже Враг счёл выше его расчётов, следует, конечно, отметить, что отогнать Орков и разрушить Мост Боромир и Фарамир могли лишь потому, что цель нападения уже была достигнута, и враги отступили.
Отец нигде не объяснял характерной для Призраков боязни воды. В этом отрывке сказано, что атака Осгилиата была организована только из-за этой их особенности. То же проявлено в Шире. Например, Хамул, преследуя хоббитов до Переправы Баклбери, останавливается, потому что „эльфийская“ река преграждает ему путь. Тем не менее, неясно тогда, как они пересекали множество других рек по дороге в Шир, Серую например, потому что у Тарбада оставалась лишь опасная переправа вброд среди камней. Отец прямо указал, что это условие было трудно соблюсти. Тщетные рыскания Чёрных Всадников в Долине Андуина по версиям А и Б совпадают, существенное различие лишь в том, что по Б поселения Стуров ещё существовали, и остаток жителей Назгул частью убили, частью разогнали[6]. Во всех текстах точные даты разнятся как между собой, так и с Хроникой, на что указывать особо я здесь не буду.
Текст В содержит рассказ о том, как пребывал Голлум от бегства из Чернолеса до встречи с Братством в Мориа, но эта часть написана ещё весьма отрывочно, что потребовало от меня некоторых правок.

Преследуемый и Орками, и Эльфами, Голлум пересёк Андуин, вероятно, вплавь, и так оторвался от преследования Саурона. Но не от Эльфов. Он боялся приближаться к Лориену (потом лишь близость Кольца придала ему смелости), и укрылся в Мориа[7]. Вероятно, он вошёл в Восточные Врата осенью того года, и после того чёткий его след потерян.
Тем не менее, Голлум приспособлен выживать в подобных условиях, хотя и образ существования его жалок и омерзителен. В Мориа его могли поймать за воровством пищи и сообщить Саурону[4]. Наверное, Мориа он хотел использовать лишь как тайный путь на запад в Шир, но скоро потерялся в лабиринте. Найти Западные Врата ему удалось, по-видимому, незадолго до того, как Отряд вошёл в них. Для Голлума они, во-первых, не отличались от скал по виду, во-вторых, даже незапертые, каменные створы усталый и давно голодный Голлум счёл бы не по своим силам, хотя бы они и открывались изнутри легко.[5] На своё счастье, Голлум находился недалеко от Ворот и заметил Отряд.
Грима Гнилословец, играющий важную роль в А и Б, из В исчезает. Черные Всадники спускаются на юг через Лимлайт и прибывают (по А и Б) в Ортанк дня через два после бегства Гандальфа, Саруман встречает их и говорит, что Гандальф уже ушёл, а о Шире он сам ничего не ведает[8]. После чего его предаёт Грима, который по пути в Изенгард с вестью о том, что Гандальф ищет коня, встречает Назгул. В же говорит, что Чёрные Всадники прибыли в Ортанк, когда Гандальф был ещё заключён на башне.
Саруман тогда понял сполна, что значит служить Мордору, и, испуганный, решил вдруг переметнуться к Гандальфу и просить у него совета и помощи. Мешкая у ворот, он ответил Чёрному Королю, что Серый Кудесник у него, и он сейчас попробует узнать, что он знает, а если не получится, передаст его с рук на руки Назгул. После чего Саруман поднялся на вершину Ортанка и увидел лишь тень Орла на фоне заходящей луны. Птица летела на Эдорас.
Положение Белого Колдуна стало ещё хуже. По крайней мере, бегство Гандальфа давало ему тот шанс, что Саурон не успеет обнаружить и взять Кольцо в силу странной силы и невероятной удачи, которую Саруман давно уже замечал за Гандальфом. Гнев овладел им при виде бегства своего соперника из неприступного Изенгарда. Саруман вернулся к Назгул и рассказал им то, что якобы узнал только что он Гандальфа, убедив его присоединиться к себе. На самом деле Саруман замыслил обмануть Саурона, потому что не знал, как много Врагу уже известно из его мыслей и намерений[9].
— Я сам расскажу всё Властелину Барад-дура, и только с ним буду обсуждать подробно это наиважнейшее дело. Вам в виду вашей задачи следует знать, где Шир. Как говорит Митрандир, эта страна находится отсюда к северо-западу на расстоянии шести сотен миль, почти у границ Эльфийского Побережья, — Саруман с удовольствием видел, что даже Короля-Колдуна эти сведения не обрадовали. — Вам следует пересечь Изен на Переправе, обогнуть Горы и выйти к Тарбаду на Серой Реке. Поторопитесь. Я передам вашему Хозяину, что вы хорошо исполняете его поручения.
Чёрный Король был уверен в том, что Саруман по-прежнему надёжный и доверенный союзник Саурона, и эти слова лишь подкрепили его уверенность. Всадники поспешили к Переправам Изена, а по их следам Саруман отправил орков и волков. Они едва ли имели бы успех в охоте за Гандальфом, но, по крайней мере, повредили бы Рохану и устрашили Теодена, подкрепив делом щедро расточаемые Гримой слова. Гнилословец был в Изенгарде буквально за несколько часов до того, тогда должен был находиться ещё на пути в Медусельд, и для него Саруман отправил сообщение.
Избавившись от Призраков, Саруман возвратился в Ортанк обдумывать свой план, и мысли его беспокоил страх. Решил он, по-видимому, тянуть время, как всегда, и надеялся первым взять Кольцо. Для Всадников знание дороги в Шир Саруман счёл скорее крюком, чем помощью. Он знал сон Боромира и считал, что Кольцо уже покинуло Шир и приближается быстро к Ривенделлю. Поэтому Саруман выслал спешно всех своих шпионов, пеших и крылатых.
То есть здесь отсутствует предательство Гримы и встреча его с Чёрными Всадниками. Но тогда не остаётся времени ни Гандальфу предупредить Теодена, ни Гриме сообщать об этом предупреждении[10]. В этом варианте Назгул узнают о том, что Саруман лгал им, лишь после того, как хватают его посыльного с картой Шира, и этот момент раскрыт:
Чёрные Всадники почти миновали Энедвайт и приближались к Тарбаду, когда настигли ещё одну свою удачную встречу. Их счастье, соответственно, обернулось гибелью Сарумана[11] в глазах Тёмного Властелина и смертельной опасностью для Фродо. Саруман уже давно, хотя и тайно, проник в Шир, потому что Гандальф интересовался этой страной. Вдобавок, он тайно пристрастился к листьям, тоже вслед за Гандальфом, хотя открыто порицал его за привычку курить. Потом Саруману приятно стало приобретать влияние в „Гандальфовой“ вотчине. Деньги, которые он платил за листья щедро, склоняли на его сторону и развращали Брейсгирдлов и Саквилль-Баггинсов[12]. А в конце концов Саруман подумал, что Шир и Кольцо Гандальф, несомненно, связывает между собой. Зачем же иначе столь крепкая оборона, которую Гандальф вокруг него поставил? Саруман основательно изучил области, поселения, дороги и главные семейства, используя Саквилль-Баггинсов и Брейсгирдлов. Но связными его были Люди из Дунланда. Стражники не препятствовали им, потому что Гандальф не мог предупредить Дунедайн о том, что Саруман оказался предателем, и они считали Белого колдуна союзником Мудрых.
Незадолго до того из Шира вернулся один из доверенных слуг Сарумана, дунландец, изгнанный из родных краёв, о ком говорили, что в его жилах кровь Орков. В стране хоббитов он покупал листья и выполнял ещё кое-какие поручения. Саруман уже давно собирал в Изенгарде запас продовольствия на случай войны. Теперь этот человек снова ехал в Шир, для того чтобы организовать перевозку закупленных товаров.[6] Вдобавок, приказано ему было проникнуть вглубь, если получится, не вызывая подозрений, и выяснить, не было ли недавно случаев внезапного отъезда какого-нибудь известного и солидного хоббита. Саруман снабдил его картами и необходимыми сведениями.
Этого дунландца Чёрные Всадники перехватили близ Тарбада. Насмерть перепуганного, его доставили к Королю-Колдуну, который расспросил его. Человек предал Сарумана и рассказал всё. Чёрный Король узнал теперь, что Саруман давно уже осведомлён подробно о Шире. Будучи по-настоящему верным соратником Барад-дура, он должен был бы, безусловно, рассказывать об этом Саурону. Также глава Назгул узнал кое-что о единственном Хоббите, который его интересовал — о Баггинсе. Поэтому он решил немедля навестить Хоббитон. Он уже узнал немного эти края в далёкой своей молодости, когда воевал с Дунедайн, и лучше всего известны были ему Тирн Гортад в Кардолане, теперь Курганы. Он сам когда-то наложил на них злые чары[13]. Зная, что Хозяин ждёт какого-то важного события, вроде переезда кого-то из Шира в Ривенделль, Король-Колдун решил, что весьма важным хотя бы для наблюдения за дорогой пунктом является известный ему Бри[14]. На дунландца того он наложил Страх и отправил в Бри следить. Это был тот самый косоглазый чужеземец, которого хоббиты встретили в Трактире[15].
Вариант Б говорит, что глава Назгул не знал, где конкретно искать Кольцо в Шире, и эта страна была слишком велика по сравнению с посёлком Стуров, чтобы вдевятером сразу её разорить. Ему не следовало использовать страх. Он отправил нескольких Всадников в Шир с указанием рассеяться по разным направлениям, и Хамул должен был искать Хоббитон, где, по записям Сарумана, жил Баггинс. Сам же Чёрный Король устроил ставку свою на Зелёной Дороге, где она минует лощину между Курганами и Южными Холмами, в месте, называемом Андрат[16]. Нескольких Всадников он отправил следить за восточными границами Шира, а сам поднялся в Курганы и потревожил там призраков, и другие враждебные Эльфам и Людям силы поднял, как в Курганах, так и в Старом Лесу.


[1] В страхе перед Назгул он укрылся в Мориа [прим. JRRT]

[2] На Переправе Бруинен лишь двое Призраков и Король-Колдун, видя Кольцо прямо перед собою, отважились войти в воду. Остальных загнали в реку Арагорн и Глорфиндель. [прим. JRRT]

[3] Гандальф прибыл двумя днями позднее, отбыл 29 марта рано утром. После Каррока он ехал верхом. В Ривенделле взял свежего коня и поспешил в Хоббитон, достигнув его 12 апреля, проделав за две недели восемьсот миль. [прим. JRRT]

[4] Орков в Мориа было не так уж много, но довольно для того, чтобы никого туда не впускать. Отряд Балина был слишком дурно подготовлен и экипирован, и, вдобавок, малочислен. [прим. JRRT]

[5] Гномы знают, что для этого достаточно усилий двух Гномов, и лишь самые сильные из них могли бы открыть Врата в одиночку. На них всегда были стражники на всякий случай, но и сами створы строили с намерением пресечь попытку одного Гнома. [прим. JRRT]

[6] Обычно, для большей секретности, закупки Сарумана доставляли через Дунланд, а не напрямик от Тарбада в Изенгард. [прим. JRRT]


[1] По Хронике в 2951 Саурон отправил вернуть Дол Гулдур трёх, а не двух Назгул. То есть либо один из них возвратился в Минас Моргул, что я считаю маловероятным, либо, что больше похоже на истину, сюда не внесена необходимая поправка. В ещё одной версии этого текста, впоследствии отвергнутой, в Дол Гулдур отправлен лишь один Призрак, тоже второй после Короля, но пока ещё безымянный, известный под прозвищем Чёрный Остерлинг, а девятый остаётся при Сауроне адъютантом. Из записей о Чёрных Всадниках в Шире ясно, что Хамул говорил с Гаффером Гамджи, нагнал хоббитов по дороге в Сток и чуть не захватил на Переправе Баклбери. Криком с обрыва над Вудхоллом Хамул вызвал второго, с которым наведался к фермеру Магготу, и был тот как раз парой ему в Дол Гулдуре. Хамул по чутью на Кольцо был вторым после Чёрного Короля, но его силу очень сильно уменьшал солнечный свет.

[2] Гандальф говорил с Голлумом уже в стране Трандуила.

[3] Гандальф говорит на совете, что когда он покинул Минас Тирит, его: „настигли вести из Лориена о том, что Арагорн поймал существо, зовущееся Голлумом“.

[4] И здесь, и в Хронике нападение на Осгилиат датировано одинаково — 20 июня.

[5] Ср. со словами Боромира на Совете о битве при Осгилиате: " она имеет вид чёрных всадников, мрачных теней в лунном свете„.

[6] В письме от 1959 года отец говорит: „С 2463 года [когда Деагол, по Хронике, обнаружил Единое Кольцо] до начала поисков Гандальфа, что произошло лет через пятьсот, они [Стуры] либо вымирали (кроме Смеагола), либо уходили, боясь тени Дол Гулдура“.

[7] См. здесь же примечание о том, что Голлум ушёл в Мориа, спасаясь от Чёрных Всадников. Следует предполагать, что Король Моргула заехал на север выше Ирисов для того, чтобы искать Голлума.

[8] По А Саруман прямо отрицает свою осведомлённость о местонахождении Кольца, по Б он отрицает свою осведомлённость о цели поисков Чёрных Всадников. Вероятно, это одно и то же, но разными словами.

[9] Ранее в этом варианте написано, что Саурон незадолго до этого начал подчинять себе Сарумана через Палантир, и мог читать некоторые его мысли против его воли. Таким образом Саурон понял, что Белый Волшебник догадывается, где Кольцо, а в Ортанке находится в плену Гандальф, который это точно знает.

[10] О 18 сентября 3018 года Хроника говорит, что рано ночью этого дня Гандальф сбежал из Ортанка, а Чёрные Всадники перешли Изен. Эта запись кратка вплоть до того, что не указывает посещения Назгул Ортанка, но основана, несомненно, на версии В.

[11] Каков итог разоблачения Врагом двойного предателя Сарумана, ниоткуда не известно.

[12] Ото Саквилль-Баггинс женат на Лобелии Брейсгирдл. Сын их Лото во время Войны Кольца овладел властью в Шире, став так называемым Шефом. Фермер Коттон говорит Фродо, что Лото обогатился на посадках табака в Южной Четверти.

[13] Ср. с Послесловием А (I, iii, Северное королевство): „Дунедайн Кардолана погибли все [из-за Чумы], и зло, пришедшее из Ангмара, овладело Курганами“.

[14] Чёрный Король так много знал об этих местах, что странна его неосведомлённость о Хоббитах, которые, судя по Хронике, поселились в Бри в четырнадцатом веке Третьей Эпохи, когда он уже владел Ангмаром.

[15] Фродо, видя того косоглазого южанина в доме Билла Ферни, отмечает, что он похож на гоблина.

[16] То же говорит Гандальф на Совете.

Tags: Незавершённые Сказания
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments