elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Незавершённые Сказания Средиземья и Нуменора. (Т. Э II ii)

(ii) Поход Эорла

Пока Эотеод жили в исконных своих странах[i], Гондор сдружился ними, поскольку Северяне были для Дунедайн давно позабытыми, но достаточно близкими родичами. Во времена Королей они стали союзниками Гондора, и кровь Дунедайн соединилась с их кровью. Очень важным событием стал переход Эотеод на Север во времена Эарнила II, предпоследнего Короля[ii]. Эотеод переселились в верховья Андуина севернее Чернолеса от Туманных Гор на западе до Лесной Реки на востоке. На юг земли их простирались до слияния двух рек, среди Эотеод называемых Серый Ручей (Грейлин) и Долгий Ручей. Серый Ручей течёт с Серых Гор Эред Митрин, а Долгий Ручей — с Туманных Гор, и назвали его так потому, что с места слияния его с Серым начинается собственно Андуин, для Эотеод — Долгий Поток[iii].
Гонцами сообщались былые союзники, но по полёту пчелы от слияния Ручьёв (где была у Эотеод единственная крепость, похожая на город) четыреста пятьдесят миль до Лимлайта. По земле же для конного или пешего путь с Севера в Минас Тирит составит миль восемьсот. Хроника Кириона и Эорла не касается событий, предшествующих битве на Поле Келебрант, но из других источников можно вынести следующее.
Открытые равнины южнее Чернолеса от Бурых Пустошей до Моря Рун нисколько не защищали Гондор от нападений с Востока, и кто угодно мог добраться оттуда свободно до самого Андуина. В годы Напряжённой Тишины[iv], однако, крепости по Андуину, особенно по западному берегу Мелководья, по небрежению остались без гарнизона[v]. После тех довольно мирных лет Гондор попал под удар и Орков из Мордора (давно заброшенного в невнимании) и Пиратов Умбара, так что на крепости Андуина севернее Эмин Мюиля просто не хватало воинов.
Кирион стал Правящим Оруженосцем в 2489 году. Он не упускал из виду угрозу северным своим рубежам, и немало времени занимали у него размышления о том, как бы укрепить это направление в условиях слабнущей военной мощи страны. В старые крепости он ввёл небольшие гарнизоны, чтобы, по крайней мере, не оставлять границу без присмотра, а разведчиков отправил далеко в Бурые Пустоши и равнины между Чернолесом и Дагорлад. Не зря поступил Правитель, потому что узнал так своевременно о том, что новое наступление готовят племена, живущие восточнее Рун. Вверх по Бегущей и вглубь Леса они оттесняли остаток стойких и преданных родной земле и Гондору Северян[vi]. Правитель не мог не только помочь им, но даже разведку высылать снова, ибо многие лазутчики не вернулись.
Зимой 2509 года Кирион узнал, что новое вторжение готовят враги его государства, собираясь по южной опушке Чернолеса. Кавалерии те Люди не имели, используя лошадей лишь для перевозки грузов в больших повозках, похожих на повозки Колесничих, которые пятью веками раньше оборвали династию Королей. Всю отсталость в вооружении они уравнивали огромным своим числом.
Последнюю надежду свою увидел Кирион в Эотеод и решил послать вестников к ним. Им, правда, пришлось бы пройти Каленардон и Мелководья и земли, находящиеся под присмотром Бальхот[1] [vii]. До Мелководья миль четыреста пятьдесят, а оттуда до Эотеод ещё полтысячи, да под присмотром Дол Гулдура, так что Кирион не питал иллюзий. Он решил вызвать для этого задания добровольцев, из которых подобрал шестерых и попарно отправил с разницей в один день пути. Сообщения свои они знали наизусть и в качестве знака везли для Вождя Эотеод небольшие камни с гербовой печатью Правителя[viii]. Кирион знал, что Вождём был теперь Эорл сын Леода, незадолго до того принявший власть, будучи шестнадцати лет от роду. Теперь было ему двадцать пять, но все вести говорили Кириону, что Эорл в меру храбр и не по годам мудр. Правитель понимал, конечно, что может уповать лишь на тень былой дружбы, а против его замысла говорят сотни миль и жизней, которых следует подвергнуть опасности. Может быть, сведение о том, что Бальхот уничтожили остаток Северян Рованьона, могло ещё перевесить чашу[ix]. Кирион собрал все свои силы и, оставив сына Халласа в Минас Тирите, вывел армию в Каленардон.
Первые двое вестников выехали десятого Сулиме, и цели достиг один из той пары, а другие четверо и вовсе пропали. Борондир его имя, и род восходит к одному из Вождей Северян, с тысячелетие назад переселившемуся в Гондор[x]. Спутник Борондира был убит стрелой, когда они попали в засаду близ Дол Гулдура, а сам он спасся лишь благодаря искусству езды верхом и быстроте коня. Его гнали до самых Полей Ирисов, потом не раз беспокоили Люди Леса, так что Борондир далеко не прямой дорогой ехал пятнадцать дней, причём последние два без провианта. Когда Борондир наконец достиг ставки Эорла, он едва мог говорить.
Двадцать пятого Сулиме то было. Эорл, подумав немного и посоветовавшись только с собою, ответил:
— Куда ещё бежать нам от Тьмы, если не выдержит Мундбург? Я прибуду.
И скрепил своё слово рукопожатием.
Эорл собрал Совет Старших и начал приуготовления. Немало времени потребовалось, чтобы оповестить и собрать все силы, а потом расчесть их и оставить некоторую часть для обороны страны. Эотеод тогда жили в покое и не знали страха войны, хотя инако могло получиться, узнай они о том, что вождь собрался воевать на далёком Юге. Эорл понимал, что помощь может оказать лишь всеми своими войсками, или отказаться и нарушить слово.
Несколько сот всего оставили в помощь старикам и подросткам, и шестого Вирессе молча и сколь возможно тихо огромный эохер выступил в поход, презрев страх, хотя никто не знал, какова будет дорога, но многие предполагали, каков станет конец. Эорл вывел из своей страны семь тысяч тяжёлой конницы и несколько сотен лучников. Борондир указывал ему дорогу в меру способностей, потому что проехал в тех краях. Никто не побеспокоил армию на марше, ибо все, хоть добрые, хоть злые, бежали прочь с пути невероятной колонны, одни в страхе, другие в восхищении взирая на мощь Севера. Даже минуя Южный Чернолес ниже Восточной Вырубки, населённой теперь Бальхот, Эотеод не встретили ни заслона, ни разведки противника. Частью причиной того явились события, произошедшие после отъезда Борондира, а часть заслуг принадлежала и иным силам. Близ Дол Гулдура, не заходя в его тень, Эорл повернул на запад и держался Андуина. Всадники смотрели на противоположный берег равно со страхом и желанием увидеть страну Двиморден, которая, согласно их легендам, по весне сияет чистым золотом. Но Эорл поторопил их:
— Вперёд! Мы миновали столько сот миль чтобы вступить в бой, а не любоваться речными туманами!
Тем временем туман потеснил Тень из Дол Гулдура и накрыл армию, но под его сенью разлит был чистый рассеянный свет без теней, а извне никто не мог их увидеть.
— Госпожа Золотого Леса на нашей стороне, — заметил Борондир.
— Я верю больше Феларофу[xi], — ответил Эорл. — Он рвётся с повода, но не беспокоится и не чует зла. Кони и люди посвежели, будто после отдыха, а скорость и тайна необходимы нам на этом марше как никогда.
Фелароф вдруг ринулся вперёд, и кони последовали за ним. Будто одним шагом миновали они восточную петлю Андуина[2] [xii] и увидели утром пятнадцатого Вирессе Мелководья, достигнув их с невероятной быстротой[xiii].
Здесь завершается этот текст отметкой о том, что следует описать битву на Поле Келебрант. Послесловие А (II) к „Властелину Колец“ даёт обзор той войны:
Дикие Люди с востока прошли Рованьон и вторглись в Гондор по Бурым Равнинам, переправившись и через Андуин. Случайно или по замыслу горные орки (их было очень много, поскольку Большая Война их с Гномами была ещё впереди) спустились в Каленардон. Кирион, Правитель Гондора, искал союза и помощи...
„Он [Эорл] прибыл точно к Битве на Поле Келебрант, как называются земли от Серебряной до Лимлайта. Северная Армия Гондора была отрезана, поражена в Фолде, загнана вверх по Лимлайту и атакована Орками. Ждали совершенного разгрома, когда войско Севера разорило внезапно тылы врагов, разбило и рассеяло их, вытеснив за Лимлайт. Эорл преследовал их, а впереди него нёсся такой страх, что даже в Фолде все разбежались, а Эотеод охотились за врагами по всему Каленардону.
Похожий и более краткий рассказ находится и в Послесловии А (I, iv). Как именно проходил бой, ниоткуда неясно. Следует полагать, что Всадники переправились у Мелководий, пересекли Лимлайт и прошлись по тылам врагов на Поле Келебрант, и „вытеснив за Лимлайт“ следует понимать так, что Бальхот были изгнаны обратно на юг в Фолд.


[1] Перемесь корней. Вестронский -бальк- „ужасный“ и Синдаринский -хот- „стадо, толпа“, всегда употребляемое по отношению к оркам. [прим. JRRT]

[2] меж впадения Лимлайта и Мелководьями [прим. JRRT]


[i] В Долине Андуина от Каррока до Полей Ирисов.

[ii] Причины переселения Эотеод на Север в Послесловии А (II) к „Властелину Колец“: „Эотеод предпочитали жить в открытых равнинах и пасти коней, но в долине Реки не было им простора из-за соседства многих других народов, а тень Дол Гулдура возрастала поблизости. Поэтому после победы над Колдуном [1975 Т. Э] Эотеод двинулись на север и рассеяли остатки армии Ангмара восточнее Гор. При Леоде, отце Эорла, Эотеод стали настолько многочисленны, что и в этом немалом доме им стало тесно“. Вождём их на этом пути назван Фрумгар, Хроника даёт точной датой 1977 год.

[iii] Эти две реки на карте к „Властелину Колец“ не названы. У Грейлина показаны два притока.

[iv] Напряжённая Тишина — годы с 2063 по 2460, когда Саурон в Дол Гулдуре отсутствовал.

[v] См. выше о крепостях и Мелководье.

[vi] Можно, однако, подумать по предыдущему тексту, что Северян восточнее Чернолеса не осталось со времён победы Калимехтара над Колесничими в 1899.

[vii] См. корень -хот- в Послесловии к „Сильмариллиону“.

[viii] Буквы R • ND • R в окружении трёх звезд, что означает „арандур“ — оруженосец Короля. [прим. JRRT]

[ix] Не говорил он, конечно, что уже давно задумывается над неуёмной энергией Эотеод и известиями о том, что Север тесен им стал и беден. [прим. JRRT]

[x] Имя его сохранила Песнь Рохон Метэстел (О Гонце Последних Надежд), где назван он Борондир Удальраф (Борондир Бесстремянный). В эохере он ехал об руку с Эорлом, нашёл для него переправу через Лимлайт, но погиб на Поле Келебрант подле Кириона, о чём сильно горевали и Дунедайн, и Эотеод. Похоронен в Минас Тирите с почётом. [прим. JRRT]

[xi] Конь Эорла. Из Послесловия A (II) известно, что Фелароф сбросил пытавшегося укротить его Леода, и Леод убился, после чего Эорл потребовал взамен от коня вечной службы ему. Фелароф покорился, хотя не позволял ездить на себе никому, кроме Эорла, и до времён Быстрокрыла потомки Феларофа, составлявшие породу Мерас, носили только потомков Эорла. Эти кони понимают человеческую речь и живут также долго, как люди. Хотя в образцах англо-саксонской поэзии слово Фелароф не встречается, его считают для этого языка поэтическим обозначением невероятной силы и доблести.

[xii] Примечание оказывается в полном противоречии с Послесловием В к „Истории Келеборна и Галадриэль“, где названы Северное и Южное Мелководья, и в Северное впадает Лимлайт.

[xiii] За девять дней они миновали пятьсот миль по карте и миль шестьсот на самом деле. Естественных препятствий на восточной стороне Долины Андуина нет, но земли к тому времени запустели, тропы и дороги потерялись, мало где можно было ехать с полной скоростью коней. К тому же они берегли силы, ожидая битвы уже при Мелководьях. [прим. JRRT]

Tags: Незавершённые Сказания
Subscribe

  • Текущее - азъ есмь

    Если так фундаментально посмотреть, я отчего-то всячески лезу к людям, которым я на деле нахер не сдался, а вот людей, которым я нужен, которые,…

  • (no subject)

    Что-то то ли рубашки садятся, то ли я решил расти лет через пять после того, как обычно закрываются ростовые зоны...

  • (no subject)

    Посты про ремонт у меня тут сильно отстают, а на деле я уже помалу расставляю и раскладываю, из-за чего освобождается вторая комнатка. Компутерный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments