elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:

Незавершённые Сказания Средиземья и Нуменора. (Т. Э, I и II, i)

Послесловие. Линейные меры Нуменоридов

Одно из примечаний к „Разгрому на Полях Ирисов“ продолжается следующим образом:
Меры длины переведены, насколько возможно, в современные. Лига использована мною как эквивалент самой длинной меры. По счёту Нуменоридов (десятичному, помимо всего прочего) пять тысяч рангар (полных шагов) составляли один лар, равный примерно трём современным милям. Лар изначально означает привал, потому что, миновав именно такое расстояние, делали обычно короткую передышку. Ранга был чуть длиннее ярда, составляя тридцать восемь дюймов, потому что они в среднем были выше нас ростом. Пять тысяч рангар, таким образом, составляют 5280 ярдов, тогда как в современной лиге 5277 ярдов, так что различие будет в пределах двух футов четырёх дюймов. Точнее определить нельзя, потому что нельзя теперь сравнить нынешние расстояния между разными пунктами с теми, что приведены в древних легендах. Следует помнить и о высоком в сравнении с нами росте Нуменоридов, (потому что их меры также изначально основаны на длине шага и ступни, ширине пальца и ладони) и о различии в мерах обиходных и точных. Например, два рангар, то есть шесть футов четыре дюйма называли „ростом“, но во-первых, известно то с поздних времён, когда рост Нуменоридов уменьшился, а во-вторых, обозначала эта величина не средний рост людей, а удобную для обмера высоты величину, выраженную в привычных рангар. (К тому же ранга определяют нередко как длину шага от пят до кончиков пальцев взрослого мужчины, идущего быстро, но не торопясь, а „полный шаг“ тогда составит полтора ранга.) Знатные Люди далёкого прошлого значительно превосходили этот „рост“. Об Элендиле, например, записано, что он был выше роста на полранга (хотя, не зря ведь называли его Элендилом Рослым, потому что он превосходил всех, кто уцелел при Акаллабет). Элдар тоже были немалого роста. Галадриэль, о которой сказано, что была среди Эльфов выше всех женщин, также была ростом около тех же шести футов четырёх дюймов на современные меры.
Рохиррим в среднем ниже Дунедайн, потому что среди их предков были Племена невысокие, но более плотного и мощного телосложения. Теоден был, однако, высок, и об Эомере известно, что ростом он был наравне с Арагорном, но к потомкам Тенгеля через жену его Морвен из знатного гондорского рода пришла кровь Нуменоридов.
Есть и примечание к этому тексту, касающееся Морвен жены Тенгеля, которое может добавить кое-что к Послесловию А (II):
Называли её Морвен из Лоссарнаха, потому что жила она там, но предки её были из других краёв. Её отец, предпочитавший цветущие долины, перебрался туда из Белфаласа, будучи потомком правителей той земли и родичем Князя Имрахиля. Таким образом, родство своё с Эомером, хоть и дальнее, проницательный Имрахиль заметил. Между ними завязалась дружба. Эомер женился на дочери Имрахиля [по имени Лотириэль]. Сын их Эльфвин Прекрасный был очень похож на Князя.
Отмечено в самой поздней версии истории Келеборна, что он, становясь „Линда из Валинора“ (то есть из Телери, самоназывавшихся Линдар), сочтён среди них исключительно высоким, за что и назван „Рослый и Серебряный“, хотя Телери в среднем меньше Нольдор. Также известно, отчего Хоббитов Нуменориды называли Полурослыми:
Сведения, приведённые в Прологе к „Властелину Колец“ относятся ко временам позднейшим. На момент описываемых событий Хоббиты в основном числе своём были ростом от трёх до четырёх футов, нечасто ниже трёх, и совсем изредка выше четырёх. Самих себя они Полурослыми никогда не называли, это было имя для них среди Нуменоридов, и было вполне точно ко времени своего появления. Впервые применили его к Гарфутам, ставшим известными Королям Арнора в восьмом веке[1], а потом уже к Фэллохайдам и Стурам. Северное и Южное Королевства общались между собой интенсивно, и такие значительные события, как переселения целых народов в пределах друг друга, разумеется, не ускользали от внимания собратьев. Первым Полурослым, появившимся в Гондоре, стал на исходе Эпохи Перегрин Тук, но за тысячи лет до того Гондор знал о существовании хоббитов в Арт-Эдайне и называл их Перианнат — Синдаринским аналогом Вестронского Полурослый. Поэтому на Совете Боромир сразу распознал Фродо как Полурослого, хотя дотоле, может быть, считал это Племя вымышленным персонажем сказок. Впрочем, почтительное отношение к Пиппину среди горожан Минас Тирита это не подтверждает.
Ещё сказано о том, как уменьшились и Хоббиты, и Нуменориды:
Вырождение Дунедайн не было естественным или связанным с растворением их крови среди Людей Средиземья, потому что исконные жители Больших Земель параллельно не изменялись. Случилось то оттого, что Дунедайн потеряли свою землю, из всех стран Людей к Бессмертному Берегу ближайшую. Хоббиты уменьшились гораздо позже, когда переменился самый их образ жизни. Большой Народ занимал постепенно плодородные земли, потому что росло число Людей неуклонно, и Хоббиты уходили в леса, становясь скрытным и боязливым, бездомным и бедным Племенем, занятым лишь пропитанием и лишённым былого Знания и искусств.


[1] Третьей Эпохи, надо полагать (прим. перев.)

II Кирион и Эорл. Дружба Рохана и Гондора

(i) Северяне и Колесничие

Хроника Кириона и Эорла[i] начинается со встречи Кириона Правящего Оруженосца Гондора и Эорла Вождя Эотеод после битвы на Поле Келебрант, когда уже разгромлены были вторгнувшиеся в Гондор враги. Легенды и песни сохранились, однако, как среди Рохиррим, так и в Гондоре, о большом переходе Эотеод с Севера, и из них позднее были составлены летописи событий[1] [ii]. Изложим здесь сжато:
Самоназвание и народ Эотеод стали известны в Гондоре при Короле Калимехтаре (ум. 1936 Т. Э), когда Племя то было немногочисленно. Жили Эотеод в Долине Андуина от Каррока до Полей Ирисов по западному берегу охотнее, чем по восточному. Эотеод были остатком могучего племенного союза Северян и Коневодов, кочевавших между Чернолесом и Бегущей. На равнинных кочевьях они пасли коней, а жилища их были у опушки Леса, большею частью в Восточной Вырубке, которую они сами и произвели[iii].
Северяне были задержавшимся по пути народом того Племени, что в Первую Эпоху отправилось на Запад Средиземья, и, достигнув Белерианда, заключило союз с Элдар против Моргота[iv]. Так что были они в отдалённом родстве с Дунедайн, из-за чего Гондор заключил с ними дружеский союз. Северяне явились для Гондора линией обороны северных и восточных границ, что осознали Короли лишь тогда, когда эта линия ослабла и подалась. Началось в Рованьоне всё с Великой Чумы зимою 1635 года, перекинувшейся в Гондор вскоре. В плотно населённых городах Южного Королевства она произвела большие опустошения, но всё же несравнимые с уроном Северян. Их болезнь застигла зимой и поселилась в низких бревенчатых домиках надолго. К тому же в Рованьоне, в отличие от Гондора, не знали искусства врачевать болезни, пришедшего из Нуменора. Говорят, что после Чумы в Рованьоне осталась едва половина Людей и лошадей.
Медленно восстанавливался тот урон, хотя испытания Людей настигли нескоро. Несомненно, что болезнь посетила и врагов северных, так что Гондор долгое время после того занят был на Юге неприятелем, приходящим с Моря. Когда же начались набеги Колесничих, Северяне сдерживали их почти столетие. Нармакил Второй, собрав свою армию и присоединив к ней остаток Северян, намерился положить конец пограничной войне, но был разбит и сам погиб в бою, после чего армия через Дагорлад ушла в Итилиен, и Гондор от всех земель восточнее Андуина, исключая Итилиен, отказался[2]. [v]
Северяне частью через Келдуин (Бегущую) ушли в Дол к родичам своим, частью в Гондоре оказались, а остальных собрал под свою руку Мархвини сын Мархари (погибшего в арьергарде при отступлении)[vi]. Уйдя на север между Андуином и Чернолесом, они собрали в Долине и тех, кто отступал сквозь него, и так появился народ Эотеод[3] [vii], хотя слово это Гондор узнал нескоро. Северяне были изгнаны из своих исконных земель, которые заняли теперь Колесничие[viii].
Калимехтар сын Нармакила Второго, разобравшись с прочими пограничными войнами[4] [ix], решил отмстить за поражение На Равнинах. Мархвини предупредил его о том, что Колесничие намерены разорить Каленардон, переправившись через Мелководья[x], но Северяне, попавшие в рабство к Колесничим, готовы на восстание, если начнётся война. Калимехтар спешно вывел армию из Итилиена, стараясь шуметь притом, так что Колесничие скоро двинулись ему навстречу. Тогда Король стал отступать и на Дагорлад дал генеральное сражение. Неизвестно, чем завершилось бы оно, если бы не всадники Гондора, посланные через брошенные врагами Мелководья на соединение с эоредом[xi] Мархвини, вместе с Северянами не прошлись по тылам и флангам. Гондор одержал разгромную, но не полную победу, потому что Калимехтар сам счёл мудрым не преследовать рассеянных и бегущих Колесничих. Треть их полегла при бегстве, не достигнув и пределов Чернолеса, а оставшимся Эотеод кричали глумливо: „Бегите не на Север, а обратно на восток, Племя Саурона! Дома, что завоевали вы, развоёваны!“ Поднимался дым над опушкой, потому что бунт, подготовленный Мархвини, удался. Пришедшие из Чернолеса Люди подняли восстание среди рабов, которые сожгли дома, посёлки и крепости для колесниц, но сами погибли. Вооружены они были прескверно, а среди Колесничих в обычае было даже девушек учить искусству боя, так что старики, женщины и подростки яростно защищались. Посему Мархвини принужден был возвратиться к Андуину. Северяне так и не вернули свои исконные земли. Калимехтар вернулся в Гондор, и Южное Королевство годы с 1899 до 1944 провело мирно, пока не началась новая большая война, в которой оборвалась династия Королей.
Колесничие не были изгнаны из Рованьона. Тем не менее, не бесплодно заключили союз Мархвини и Калимехтар и не бесполезно начали войну, ибо в другом случае натиск Колесничих был бы столь скор и силён, что Гондор мог и не устоять. Самые важные последствия их союза ни Мархвини, ни Калимехтар, ни даже Мудрые не могли предвидеть. Два Великих Похода предприняли Рохиррим на выручку Гондора. Сначала Эорл прибыл на Поле Келебрант, а потом, чтобы не стало возвращение Короля кратким и бесцельным, прибыл Теоден на Пеленнор[xii].
Тем временем Колесничие зализывали раны и готовили мщение. Вне влияния Гондора, восточнее Рун, откуда вести к Королям не приходили, умножились родственные им народы. Воинственны они были, жадны и враждебны Гондору, стоявшему на пути их завоеваний, но нескоро решились на действия, потому что не знали ничего о землях западнее Андуина, и думали Гондор больше и сильнее, чем он на самом деле был. Вдобавок, позади Мордора Колесничие шли и на юг в Кханд и враждовали с тамошними жителями. Тем не менее, через некоторое время враги Гондора объединились и подготовили нападение клещами с юга и севера сразу.
В Гондоре о том ничего не знали, и все эти выводы сделаны были историками с высоты происшедших событий из предположения о том, что мир между врагами Дунедайн был достигнут при активной помощи Саурона, а самостоятельно действовать, вроде бы, дикие племена и не могли. Форфвини сын Мархвини предупреждал Короля Ондохера (наследовавшего Калимехтару в 1936) о том, что Колесничие Рованьона оправляются от нанесённого им урона и избавляются от страха, и предполагал он, что получают враги подкрепления с востока, ибо натиск на его земли шёл не только с юга, но и прямо с востока через Пояс Леса[xiii]. Гондор, однако, мог себе теперь позволить лишь сбор и подготовку самой большой армии, какую могли выставить Дунедайн. Посему нападение не застало Королевство врасплох, хотя силы его для отражения оказались недостаточны.
Ондохер чувствовал, что с юга будет удар, и потому разделил войска на Северную (большую) и Южную (меньшую) Армии, с юга ожидая натиска слабее[xiv]. Командовал южной армией Эарнил из Рода Королей, потомок Телумехтара, отца Нармакила Второго. Ставка его была в Пеларгире. Северную Армию вёл сам Король, что было в обычае Гондора. Короли водили в бой армии сами, если был у них бесспорный и законный наследник, находившийся в это время в безопасном месте. Ондохер и сам был из воинственных Королей, и сыновей к тому времени вырастил взрослых, старшего Артамира и тремя годами младшего Фарамира. В Пеларгир весть о начале войны дошла девятого Кермие 1944 года. Эарнил к тому времени вывел войска по своему плану — половину армии переправил через Андуин в Южный Итилиен, остановив в сорока милях выше Переправы Порос, а сам брод оставил намеренно без защиты. Ондохер намеревался свои войска привычным путём через Итилиен вывести на Дагорлад, потому что на равнине той издревле враги Нуменоридов встречали свою судьбу. (В те годы укрепления севернее Сарн Гебир, построенные Нармакилом Первым, оставались обороноспособны, и гарнизоны их, усиленные из Каленардона, должны были предотвратить переправу врагов через Мелководья.) Однако Ондохер узнал о вторжении лишь двенадцатого Кермие, когда его армия запоздала, и авангард не поравнялся даже с Вратами Мордора. Главные силы — Король, Гвардия и полки Левого и Правого Крыл, находились ещё в Итилиене. На Дагорлад они ожидали встретить натиск привычный с севера или северо-востока, как было при битве На Равнине и победе Калимехтара.
Но не таков был план Колесничих. Силы свои они собрали на южных берегах озера-моря Рун, присоединив к армии Востока племя Рованьона и новых союзников из Кханда. Когда Король с гвардией достиг Врат Мордора (Мораннона) облако пыли с восточной стороны открыло ему наступление врагов[xv]. Пыль поднимали не только высокие колёса боевых повозок, но и копыта конницы. Ондохер начал разворачиваться, чтобы встретить атаку, упираясь правым флангом в Мораннон, и отправил весть Минохтару, командовавшему Правым Крылом, чтобы он поспешил и закрыл левый фланг. Колесничие с союзниками врубились в расстроенные войска Гондора, и о том, что произошло после, мало кто в Гондор весть доставил.
Ондохер не рассчитывал воевать с колесницами и тучей всадников. С Гвардией он расположился кое-как на пригорке и развернул штандарт[xvi]. Вровень с тем пригорком лежали трупы. Знамя Короля было захвачено, гвардия перебита, сам Ондохер убит и сын его Артамир погиб рядом. Тела их не найдены. Тем временем Колесничие миновали пригорок и потеснили войска остальные навстречу подкреплениям, рассеяли и вогнали их в Болота Смерти.
Тем временем командование принял Минохтар, вождь в войнах опытный, храбрый, но мудрый. Он видел, что Колесничие растратили пыл первой крови, хотя атака авангарда прошла с меньшими потерями и большим успехом, чем они рассчитывали. Враги собирались вместе в ожидании главных сил, а Минохтар, подняв своё знамя, стянул под него остаток Головы Полка и Правое Крыло, призвав вождя Левого Крыла Адрахиля из Дол Амрота[xvii]. Он поставил войска в оборонительную линию между Кайр Андросом (гарнизон на острове тогда был) и Эфель Дуатом в самом узком из-за излучины Андуина месте, чтобы прикрыть дорогу на Минас Тирит. Чтобы выиграть время, Минохтар в арьергарде развернувшейся армии решил принять первый удар Колесничих. Адрахилю он велел срочно выслать сообщение для Эарнила, извещая его о разгроме у Мораннона и намерениях Северной Армии.
В два пополудни атаковали главные силы Колесничих, когда Минохтар отступить успел к Северной Дороге Итилиена, остановившись полумилей ниже поворота её на Мораннон. Успешное первое сражение стало для Колесничих началом конца. Не обратив внимания на число противников и строгое построение, они не поняли, что лихой первой атакой до подхода всех своих сил пошли слишком рано и разгромили лишь авангард, хотя и взяли знамя Короля, но вся армия Гондора к тому времени не успела ещё выйти из Итилиена. Таким образом Колесничие открыли свою излюбленную тактику удалых рейдов в открытом поле, и Минохтар не собирался уже предоставлять им этого преимущества. Может быть, враги сочли, что победа уже достигнута, а основным их силам остаётся лишь оккупация Гондора, и ошиблись.
Колесничие пошли разрозненным строем с песнями, пока не обнаружили, что путь на Гондор уходит в узкую долину, заросшую лесом, ограждённую Эфель Дуатом с востока, и пройти там можно лишь колонной по одной дороге. И Дорога эта укрывалась в ущелье...
Здесь текст совершенно неожиданно оборван. Продолжение слишком отрывочно и неразборчиво. Можно понять, однако, что Эотеод были с Ондохером. Что Фарамир оставался в Минас Тирите регентом, потому что нельзя было обоим сыновьям идти воевать. Но Фарамир не последовал велению отца и закона, ушёл под чужим именем и погиб. Эпизод гибели его неразборчив. Следует, видимо, читать, что Фарамир присоединился к Эотеод и попал в мешок, отступая к Болотам Смерти. Вождь Эотеод (из имени его можно прочесть лишь первый слог Марх-) выручил тот отряд, и Фарамир умер у него на руках. Лишь осматривая его тело, узнали, кто он был на самом деле. Эотеод отступили навстречу Минохтару, кого застали во главе Итилиенской Дороги в ту минуту, когда стало известно о гибели Короля, и полководец распоряжался отправить в Минас Тирит к Наследнику весть о вступлении его в наследство. Тогда вождь Эотеод рассказал, что принц, видимо, отправился в бой инкогнито и погиб.
Заключительный абзац выправленного текста даёт понять, что Колесничим предложено было испытание стойкости и твердости намерений, которое они прошли. Арьергард Минохтара не мог сдерживать их долго:
„Колесничие неиссякаемым потоком вошли в Итилиен, и тринадцатого Кермие Минохтар был разбит, и войска свои увёл на юг к Адрахилю“. Вождь тогда устроил своим воинам передышку и празднование. Ничего более извлечь их этих текстов не удаётся. Послесловие А к „Властелину Колец“ рассказывает, как пришёл с юга Эарнил и разгромил Колесничих:
В 1944 году Ондохер с обоими сыновьями, Артамиром и Фарамиром, погиб в бою, произошедшем севернее Мораннона. Враги вторглись в Итилиен. Эарнил, Глава Южной Армии, дал бой перешедшим реку Порос Харадрим в Южном Итилиене, разгромил врагов и поспешил, собирая по пути остатки Северной Армии. На стоянке Колесничие в это время пировали, решив, что им осталось лишь войти в разгромленный Гондор и взять добычу. Эарнил разогнал бивак, сжёг повозки и вогнал Людей в Болота Смерти.
Хроника называет битву, выигранную Эарнилом, Победой При Биваке. Поле гибели Ондохера и обоих его сыновей Арведуи Последний Король Севера требовал Корону Гондора, но ему отказали. На следующий после войны год Эарнил короновался. Сын его Эарнур принял вызов к единоборству от Короля Назгул и пропал в Минас Моргуле, оборвав династию окончательно.


[1] В частности, Книга Королей [прим. JRRT]

[2] Спасением армия Гондора немало обязана коннице Северян под командой Мархари наследника Видугавиа, т. н. „Короля Рованьона“, защищавшего отступление. Колесничим же был нанесён такой урон, что они без подкреплений с Востока не в состоянии стали продолжать завоевания, и удовлетворились на время Рованьоном. [прим. JRRT]

[3] так передано самоназвание в поздних записях [прим. JRRT]

[4] Дед его Телумехтар взял Умбар и разрушил могущество Пиратов, а Харад занят был междоусобными войнами. [прим. JRRT]


[i] Нет рукописей с таким заголовком, но, несомненно, часть (iii) „Кирион и Эорл“ представляет собою часть этой Хроники.

[ii] На Книгу Королей ссылалось Послесловие А к „Властелину Колец“, называя её вместе с Книгой Правителей и Акаллабет среди тех записей, что Элессар открыл Фродо и Перегрину, но в исправленном издании упоминание отсутствует.

[iii] Нигде более не упоминаемая Восточная Вырубка Чернолеса, однако, хорошо видна на карте.

[iv] Северяне были ближе всего к Третьему Племени Эдайн, Племени Хадора, самому многочисленному. [прим. JRRT]

[v] Послесловие А (I, iv) к „Властелину Колец“ рассказывает о Видугавиа, самом властном среди Князей Северян, называвшемся Королём Рованьона. Ромендакил II (ум. 1366) благоволил ему за помощь в войне с Остерлингами. Женитьба Валакара сына Ромендакила на Видумави дочери Видугавиа привела к Усобице, уничтожавшей Гондор в пятнадцатом веке.

[vi] Интересно знать, я полагаю, и в отцовых записях то прямо не видно, что имена ранних Князей Северян и Эотеод готского происхождения, в отличие от англо-саксонских имён Леод, Эорл или слова Рохиррим. Видугавиа представляет собой латинизированное Видугайя („лесной житель“), известное готское имя, а Видумави („дева лесная“) не претерпело никаких изменений. Мархвини и Мархари от готского марх- „конь“, (в англо-саксонском будет меарх-, множ. меарас, которым во „Властелине Колец“ называют породу коней, которых растят Рохиррим); вини- „друг“ восходит к староанглийскому (тжд. англо-саксонскому) вине, что смотрит из имён нескольких Королей Марки. Послесловие Е (II) к „Властелину Колец“ говорит, что язык Рохана подобен древнему английскому, и посему имена их ранних правителей даны в самых ранних из известных германских языков.

[vii] Староанглийское „народ коневодов“, см. прим. 195.

[viii] Не противоречит вышеизложенное Послесловию А (I, iv и II), хотя предстаёт здесь гораздо короче. Ни слова нет о большой войне в тринадцатом веке во времена Миналькара, назвавшегося оттого Ромендакилом Вторым, принятии Северян в армию Гондора, женитьбе Валакара на дочери Князя Северян и произошедшей оттого Усобице. Но и дополнения в сравнении с Послесловием есть: Чума как причина упадка Северян, уточнено место гибели Нармакила II в 1856 (ранее было известно лишь, что бой произошёл где-то за Андуином) и название той битвы, также пояснена роль в ней Мархари, отделение Эотеод и переселение их в Долину Андуина от Каррока до Ирисов.

[ix] Телумехтар Умбардакил взял Умбар в 1810.

[x] Излучины Андуина, описанные здесь в Послесловии В к „Истории Келеборна и Галадриэль“.

[xi] См. прим. 195.

[xii] Здесь гораздо подробнее в сравнении с Послесловием А (I, iv): „Калимехтар поднял Рованьон восстанием и отомстил за отца победой над Колесничими на Дагорлад в 1899 году, на некоторое время отвратив опасность“.

[xiii] Поясом, видимо, называли перехват, образовавшийся из-за Восточной Вырубки.

[xiv] Вполне разумно. Наступление из Ближнего Харада без участия ослабленного тогда Умбара не пересекло бы Андуина, а по пути на север оказалось бы в узком горле между Рекой и Горами. [прим. JRRT]

[xv] Прикреплённая к тексту заметка говорит о том, что: „в то время Мораннон ещё находился во власти Гондора и Сторожевые Башни (Зубы Мордора) сохраняли ещё свой гарнизон. Итилиенскую Дорогу содержали в исправности, а у Мораннона от неё отходила ещё одна на Дагорлад, в то время как продолжение вело на восток вдоль Эред Литуи [на карте к “Властелину Колец” не отмечены]. Восточная Дорога обрывалась против Барад-дура, потому что дальше её так и не построили, а потом и вовсе забросили. Тем не менее, те пятьдесят миль сильно помогли Колесничим“.

[xvi] Историки предполагают, что на этом же холме Элессар поставил войско своё к битве, в которой завершилась Третья Эпоха, но первый холм был естественного происхождения, в отличие от вторых двух. [прим. JRRT] „Властелин Колец“ гласит: „Арагорн разместил войско в боевом порядке на двух насыпях мусора и шлака, созданных годами труда орков“. (Книга Пятая Глава X).

[xvii] См. ниже в прим. об Адрахиле Князе.

Tags: Незавершённые Сказания
Subscribe

  • Властелин Колец (6, 1 б)

    — Порядок теперь, — заметил Снага. — Но всё-таки я поднимусь и посмотрю, как у тебя дела. Снова скрипнули петли, Сэм, выглянув…

  • Властелин Колец (3, 6 а)

    Глава VI. Король Золотого Зала Гандальф ехал в течение сумерек и ранней ночью. Когда он решил сделать привал для нескольких часов сна, даже Арагорн…

  • Властелин Колец (3, 5 б)

    Путник был слишком проворен. Он вскочил на вершину большого камня, словно вырастая. Отбросил обноски, и оказался в сияющем белом. Он поднял жезл,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments