elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Category:

Незавершённые Сказания Средиземья и Нуменора. (Т.Э, I)

Часть Третья. Третья Эпоха

I Разгром на Полях Ирисов

После поражения Саурона сын и наследник Элендила Изильдур возвратился в Гондор. Элендилмир[i] он провозгласил Знаком Королей Арнора, за собой оставил сюзеренитет над обоими Королевствами и над всеми Дунедайн, ибо был человек гордый, умный и деятельный. Год он оставался в Гондоре, приводя в порядок дела, проводя границы и устраивая управление[1] [ii], а основные силы Арнора ушли тем временем в Эриадор старой Дорогой Нуменоридов от Переправ Изена на Форност.
Решив, наконец, вернуться в свою страну, Изильдур направился в Имладрис, ибо не только жену и младшего сына там оставил[iii], но и у Эльронда думал спросить совета. Ехать он намеревался вверх долиной Андуина до Кирит Форн-ен-Андрат, перевала в Горах, спускающегося прямо в Имладрис[iv]. Не раз уже путешествовал он так по делам Последнего Союза, и с Эльрондом вместе ехал так к бою с армией восточного Арнора[v].
Долгое то было путешествие, но второй путь — на запад, а потом на север к перекрёстку дорог в Арноре, оказался бы ещё дольше[2] [vi]. Западный путь для конных, может быть, по времени равнялся бы восточному, но лошадей в распоряжении Изильдура не было. Может быть, был он и безопаснее[3] [vii], но теперь Саурона разбили, а люди из Долины Великой Реки были союзниками Дунедайн, так что предстоящими на пути том трудностями Изильдур считал лишь погоду и усталость, которые, однако, неизбежны для всех путников[4] [viii].
Как говорят легенды, на второй год новой Эпохи Изильдур вышел из Осгилиата в начале месяца Иваннет[5] [ix] с планом дней за сорок достигнуть Имладриса, то есть быть там в середине Нарбелета ещё до зимы. На восточных воротах города Менельдил[6] [x] с ним прощался:
— Отправляйся же дорогою короткой, Солнцем освещённой!
С Изильдуром были три его сына — Элендур, Аратан и Кирион[7] [xi]. Гвардия Арнора охраняла своего Короля — двести закалённых в боях воинов. Ничего не рассказывают о том, как миновали они Дагорлад и пустыни южнее Великого Зелёного Леса. На двадцатый день, когда они были уже в виду опушки, украшенной, как всегда в Иваннет, алым и золотым, небо скрылось за тучей, пришедшей с Моря Рун. Четыре дня шёл дождь, и в это время поднялись они до места, что расположено между Лориеном и Амон Ланк[xii]. Тогда Изильдур отвернул от быстрого Андуина и поднялся выше на восточный берег на дороги, проложенные Сильван по опушке Леса. Тридцатый день застал их на северной границе Полей Ирисов[xiii] на тропе, ведущей в королевство Трандуила[xiv]. Сухой и ясный день истекал, и солнце заходила в алые облака над далёкими горами, бросившими уже свою тень на Долину. Дунедайн пели, потому что не только дневной переход близился к завершению, но и три четверти дороги миновали они. Справа от них Лес темнел на вершине склона, а ко дну долины почва опускалась уже полого.
Когда солнце зашла, услышали они крики и боевой клич Орков, сыпавшихся из Леса, как горох[xv]. В сумерках трудно было бы оценить их число. Дунедайн были превзойдены раз в десять, по меньшей мере. Изильдур приказал построить тангаил[xvi] — стену из щитов — построение, способное загибать фланги по мере нападения и потом сомкнуться в кольцо, если будет необходимо. На равнине или будучи выше врагов по склону, он построил бы гвардейцев в дирнайт и, уповая на оружие, мастерство и силу Дунедайн, стал бы пробиваться сквозь врагов и рассеивать их, а теперь Изильдур чувствовал дурной исход боя.
— Месть Саурона не умирает с ним, — заметил он Элендуру. — Хитро и точно спланировано всё, потому что миновали мы давно Мориа и Лориен, откуда могла бы придти помощь, а до Трандуила четыре дня пути.
— А мы ещё и нагружены для похода, — добавил Элендур.
Орки приближались. Изильдур обернулся к оруженосцу своему:
— Охтар[xvii], доверяю тебе, — и вручил ему длинные ножны и обломки Нарсила. — Сохрани их любым способом, любой ценой не допусти того, чтобы враги взяли их, даже если придётся меня самого бросить на произвол судьбы. Возьми себе надёжного спутника и беги, приказываю!
Охтар, став на колени, поцеловал ему руку, потом подозвал молодого воина и с ним скрылся в темноте[xviii].
Если орки их видели, то значения тому бегству не придали. Они остановились, кое-как собрались и организовались, выпустили тучу стрел и с воплями понеслись с горы против Дунедайн (как Изильдур сам поступил бы на их месте). В первых рядах самые сильные из них намеревались пробить стену щитов, но Дунедайн превосходили их ростом и силой и длиной оружия, так что щиты устояли, а нападавшие отступили, оставив перед ними немало трупов.
Изильдур подумал, что враги отступают обратно в Лес, и оглянулся. Алый закат догорал, скоро должна была наступить ночь. Изильдур велел продолжать путь, спускаясь ниже в долину, где у Орков не было бы преимущества внезапности и высоты[xix]. Видимо, он решил, что орки после нанесённого им урона отстанут, и лишь разведчики их будут следить, где Нуменориды устроят ночлег. Так было в обычае у орков, не любивших нападать повторно на способную защититься добычу.
Король ошибся. Прочные и давние ярость и ненависть руководили врагами, потому что Орки Гор шли под началом тех, что из Барад-дура пришли к ним уже давно[xx] следить за перевалами. Хоть прошло уже почти два года, Кольцо было ещё сильно волей Саурона, и призывало его рабов. Через милю Орки напали снова, но не ударным отрядом, а всеми силами, полумесяцем, скоро заключив Дунедайн в котёл, но держась ещё дальше от прицельной стрельбы мощных усиленных железом луков Дунедайн[xxi], хотя лучников в распоряжении Изильдура было немного[xxii]. Король остановил отряд.
Орки неспешно стягивали кольцо окружения, как могли заметить самые зоркие Дунедайн. Элендур подошёл к отцу, который, казалось, глубоко задумался.
— Атаринья, ведь есть сила, которой эти злобные создания покорятся.
— Нет. Я не могу его использовать и боюсь касаться, чтобы снова не ощутить ту боль[xxiii]. И нет у меня силы покорить его своей воле, нужен кто-то гораздо сильнее меня, ибо уже я познал и оценил свою волю. Оно перейдёт к тем, кто владеет Тремя.
В это мгновение орки протрубили и набросились со всех сторон с неизбывной яростью. В темноте ночи пали надежды Дунедайн. Их поодиночке валили самые здоровые орки, набрасываясь по двое, не заботясь уже о собственной жизни, они сбивали гвардейцев с ног, а на земле уже было кому перерезать Людям горло. Орки могли платить и платили пятерыми за одного. Таким образом убили Кириона и смертельно ранили Аратана, пытавшегося его спасти. Элендур стал искать Изильдура и увидел его на восточной стороне, потому что там натиск был самым сильным, и Король организовывал оборону, потому что враги боялись того, кто носит Элендилмир. Элендур тронул его за плечо, и Изильдур резко обернулся, подумав, что орк подобрался к нему.
— Король, брат Кирион убит, брат Аратан на грани. Я советую тебе поступить так, как приказывал ты Охтару. Уходи со своей ношей и любой ценой доставь её Хранителям.
— Сын, понимаю, как должен я поступить, но боюсь. И, вдобавок, я не мог уйти, не известив тебя. Прости меня за гордыню, которой решал я ваши судьбы[xxiv].
Элендур поцеловал его и поторопил:
— Уходи же!
Изильдур поспешил на запад, на ходу доставая из-под рубашки Кольцо на золотой цепочке, надел его, вскрикнув от боли, и никто в Средиземье его с того мгновения не видел. Но погасить Элендилмир, с Запада пришедший, Кольцо не было в силах, так что зажёгся в Звезде яркий алый огонь, и Люди и Орки разбежались в страхе, а Изильдур накрылся капюшоном и пропал в темноте[xxv]. Что произошло с Дунедайн, нескоро узнали. Всех воинов перебили, и лишь один юный оруженосец уцелел, погребённый под горою тел. Там погиб и Элендур, Наследник Короля; все, кто хорошо знал его, соглашались, что был он и волей без гордыни, и мудростью своей подобен Элендилу, и стал бы одним из величайших Королей в Изгнании[xxvi].
Изильдур, страдая от боли и смятения в душе, бежал вниз в долину, словно олень, загнанный собаками. Но потом остановился и прислушался, чтобы убедиться, что за ним не было погони, ибо орки хорошо чуют и берут след по запаху даже в полной темноте. После того пошёл он вперёд осторожнее по пересечённой рытвинами и прочими препятствиями равнине дна. На исходе ночи он добрался до Андуина, очень усталый, потому что шёл всю ночь, сильно спеша, а до того совершил без поблажек и привалов обычный дневной переход[xxvii]. Тёмные и быстрые воды бежали пред ним. Изильдур, подумав, сбросил броню и оружие, кроме кинжала[xxviii], и поплыл. Среди Дунедайн его возраста мало кто потягался бы с Изильдуром в силе и выносливости, но достигнуть противоположного берега он скоро перестал и надеяться. Изильдур вынужден был повернуть почти прямо на север против течения, которое неуклонно сносило его к топким Полям Ирисов, к которым Изильдур оказался ближе, чем рассчитывал[xxix]. Когда течение ослабло, он оказался на мелководье в водорослях среди зарослей тростников. Вдруг Изильдур почувствовал, что Кольцо ушло. То ли случайно, то ли намеренно, оно соскочило с его руки и кануло, и так сокрушителен был удар, что Изильдур бросил барахтаться и потонул бы через несколько минут. Очень скоро, однако, он пришёл в себя, уперся в дно и поднялся из грязи; перейдя на островок близ восточного берега, там стал на ноги. Одинокий и малый Человек в просторах Средиземья казался Оркам гигантской тенью угрозы, увенчанной ярким оком. Они спустили тетивы и бежали, но бежали зря, ибо без доспеха получил Изильдур сразу отравленные стрелы в сердце и горло и, не вскрикнув даже, упал замертво. Тело его не нашли. Так первая жертва Кольца встретила свою смерть, и то был Изильдур, Второй и последний в Эпохе Король Дунедайн в Изгнании, властитель Арнора и Гондора.

Источники предания о смерти Изильдура

Были тем событиям очевидцы. Охтар и его спутник сберегли Нарсил. Юный оруженосец Элендура по имени Эстельмо, один из последних, был завален горой трупов, и его нашли живым под телом Наследника. Эстельмо слышал последние слова и прощание Короля. Из Леса вышли некоторые, поздно для спасения, но вовремя, чтобы предотвратить надругательство Орков над телами. Увидев врагов, они сначала отправили вестовых к Трандуилу, а потом и сами собрали кое-какие боеспособные силы и рассеяли Орков, которые в бою с Дунедайн потеряли всех самых больших и сильных своих солдат и утихомирились надолго.
Детали гибели Изильдура суть предположение, но обоснованное. Легенда эта составлена и записана при Элессаре, лишь полную Эпоху спустя. Доказательства, однако, были найдены сразу же. Во-первых, бесспорно, что у Изильдура было Кольцо. Во-вторых, кольчугу его, шлем и меч, но более ничего, нашли на восточном берегу чуть выше Полей Ирисов. В третьих, Орки оставили на западном берегу лучников, чтобы добивать тех, кто мог бы спастись и бежать через Реку. Следы лагеря этих орков близ Полей Ирисов найдены. В-четвёртых, и Изильдур, и Кольцо канули в Реку, то ли вместе, то ли по отдельности, потому что, достигнув с Кольцом берега, он бы миновал Орков и добрался бы или в Мориа, или в Лориен, несмотря на долгий довольно путь. Каждый воин, и Король в том числе, в долгий путь взял прицепляемый к поясу запечатанный непромокаемый свёрток с бутылочкой укрепляющего питья и запасом дорожных хлебцев на много дней. Не эльфийские мирувор[xxx] и лембас, конечно, то были, но всё же полезные и сытные припасы, какие делали в Нуменоре. Изильдур свой пояс не оставил.
Тысячелетия спустя, когда истаяла Третья Эпоха Мира Эльфов и приблизилась Война Кольца, на Совете Эльронда выяснили, что Кольцо нашлось выше Полей Ирисов у западного берега отдельно от тела Изильдура. Тогда же Совет узнал о тайных исследованиях Сарумана. Кольцо он найти не мог, потому что его унесли от Реки задолго до начала поисков, но мог обнаружить и ещё что-то. Короновавшись, Элессар одной из первых забот счёт осмотр Ортанка. Туда он намеревался вернуть Палантир. В Башне тогда нашли много ценных вещей, в том числе сокровища Рода Эорла, которые в годы упадка Теодена переправил Саруману Гнилословец, и другие ценности из окрестных и далёких могил, которые Саруман таскал, будто сорока. За потайной дверью (которую Элессару удалось найти лишь с помощью многоопытного Гимли) обнаружили почти пустой стальной стенной шкаф. Может быть, предназначен он был для Кольца. На верхней полке нашли небольшой футлярчик на цепи, пустой, неподписанный, но, несомненно, именно в нём держал Изильдур Кольцо, и рядом сокровище превыше всех цен — Элендилмир, рукотворный кристалл на митрилевом обруче[8] [xxxi], который передавали в роду Правителей от Сильмариен до Элендила. В Средиземье стал он родовым знаком власти в Северном Королевстве[xxxii]. Короли и Вожди Севера носили Элендилмир второй, сделанный Эльфами в Имладрисе для Валандила, но лишён он был силы и света первого и настоящего Камня, который носил на челе Изильдур сам.
Элессар взял его, и когда власть его на Севере была утверждена и подтверждена, Арвен короновала его Элендилмиром. Перехватило дыхание у присутствовавших при том. Элессар не подвергал первый камень опасностям и надевал очень редко, в обиходе пользуясь вторым и обращаясь с ним столь же почтительно: "Ибо сорок поколений носили его до меня„[xxxiii].
Люди поняли, конечно, что найти эти предметы можно было лишь вместе с телом Изильдура. Если бы он погиб на глубоком месте на течении, их унесло бы далеко и сорвало в должное время, а так выходило, что Король упал на мелководье, где, несомненно, пусть и через Эпоху, должны были остаться кости. Может быть, Саруман обнаружил и их и сжёг в камине? Кто знает. Даже если поступил он так, это был не худший его поступок.


[1] Как повествует и легенда о Кирионе и Эорле о событиях, приводящих к Клятве Эорла и союзу Гондора с Рохиррим. [прим. JRRT]

[2] Триста лиг с лишним без дорог. Тогда дороги в Средиземье были лишь в Эриадоре, построенные Нуменоридами: Северо-Южная из Гондора через Каленардон и Тарбад в Форност в Арноре; и Восток-Западная от серых Гаваней в Имладрис. Пересекались они [в Бри] западнее Амон Сул (Ветровой Вершины), и было до перекрёстка триста девяносто две лиги от Осгилиата и от перекрёстка до Имладриса сто шестнадцать, а всего пятьсот восемь [прим. JRRT]

[3] Высоко ценили Нуменориды своих коней, но в бой всадники не ходили, потому что все войны свои вели они за Морем, да к тому же их воины носили весьма тяжёлые вооружение и защиту, относясь, таким образом, к тяжёлой пехоте. В Средиземье лошадей использовали местных, и передвигались на них лишь вестовые, лёгкую конницу, вооружённую луками, выставляли союзные народы, а сами Нуменориды на конях, как и на Острове, лишь состязались. В Войне Последнего Союза лошадей убито было очень много, и в Осгилиате их оставалось незначительное количество. [прим. JRRT]

[4] Кое-какая поклажа и запас провианта необходимы им были потому, что первых населённых Людьми или Эльфами мест (королевства Трандуила) они достигли бы лишь к концу путешествия. В личной поклаже воинов на переходе был двухдневный запас пищи, а всё остальное везли небольшие, но крепкие лошади, обнаруженные в равнинах восточнее и южнее Великого Зеленого Леса. Их удалось приручить как вьючных, но всадников на своей спине они не терпели. На отряд гвардейцев лошадей было десять. [прим. JRRT]

[5] Месяц Яванние „по счёту Королей“, что сохранился в Шире почти без изменений. Иваннет = Яванние тождествен Халимату, у нас сентябрю, а Нарбелет — октябрю. Сорока дней (до пятнадцатого Нарбелета) хватило бы для перехода без происшествий. Путешествие составило бы лиг триста восемь, и рослые, сильные и выносливые воины Дунедайн в полном вооружении свободно покрывали по восемь лиг в день с краткими передышками в конце каждой лиги (лар, на Синдарине даур, и есть передышка) и с часовым привалом в середине дня. Переход получался таким образом в десять с половиной часов, из них восемь чистой ходьбы. При должном питании такой темп они выдерживали долго. На коротких бросках воины могли идти в темпе двенадцати и более лиг в день. Ко времени сражения на широте Имладриса (которой они почти достигли) световой день составлял восемь часов. Самые короткие дни были и менее. Долгие путешествия в мирное время не начинали на Севере между началом Хитуи (Хисиме = Ноябрь) и концом Нинуи (Нениме = Февраль) [прим. JRRT]

[6] Менельдил был племянником Изильдура, сыном его младшего брата Анариона, погибшего при осаде Барад-дура. Изильдур посадил его на престол Гондора. Менельдил был учтив, воспитан, но прозорлив и скрытен. Он надеялся на то, что дела Севера задержат Изильдура с сыновьями надолго, и рад был их отъезду. [прим. JRRT]

[7] Все трое участвовали в Войне Союза. Аратан и Кирион в осаде Барад-дура и вторжении в Мордор не участвовали. Изильдур отправил их в свой город Минас Итиль на тот случай, если Саурон пробьётся сквозь ряды войск Элендила и Гил-галада и попытается бежать через Кирит Дуат (потом назван Кирит Унгол). Элендур, которого Изильдур любил больше всех, сопровождал отца, и лишь в бою на Ородруине не был. Изильдур полностью ему доверял. [прим. JRRT]

[8] Этот металл был в Нуменоре. [прим. JRRT]


[i] Элендилмир упомянут в Послесловии А (I, iii) к Властелину Колец в пояснении о том, что Короли Арнора не носили корону, а Звезду Элендила. Как ясно станет из окончания этой легенды, было их две.

[ii] См. далее соотв.

[iii] Младший сын Изильдура Валандил (стал Третьим Королём Арнора). См. „О Кольцах Власти...“ в „Сильмариллионе“. Послесловие А (I, ii) к „Властелину Колец“ утверждает, что Валандил рождён в Имладрисе.

[iv] Лишь здесь встречается эльфийское название этого перевала. Именно его Гимли на Совете называет Высоким. Также на том перевале Торина Дубовый Щит и его спутников захватили Орки. Андрат, несомненно, означает „долго взбираться“.

[v] Ср. с „О Кольцах Власти...“, где подтверждено то, что Изильдур шёл в Имладрис тем же путём, которым Элендил вышел оттуда.

[vi] См. Послесловие о линейных мерах Нуменоридов.

[vii] См. „Описание Острова Нуменор“.

[viii] Провиант, не считая неприкосновенного запаса, упомянутого в „Источниках...“.

[ix] Календари Средиземья см. в Послесловии Г к „Властелину Колец“

[x] В неопубликованных записях, касающихся наследников Элендила, сказано, что Менельдил был четвёртым сыном Анариона, рождённым в 3318 В. Э, последним, кто рождён был в Нуменоре. Это примечание касается его характера.

[xi] Старший сын Изильдура, как из других источников известно, рождён в Нуменоре в 3299 В. Э (Изильдур сам в 3209 В. Э)

[xii] Амон Ланк — „Голая Гора“, высшая точка Юго-западной части Великого Зелёного Леса, на вершине её деревья не росли. Потом Дол Гулдур. [прим. JRRT]

[xiii] Поля Ирисов — Лойг Нинглорон. В Древние Времена, когда там впервые появились Сильван, в той впадине было озеро, через которое протекал Андуин, принимая здесь воды Реки Ирисов (Сир Нинглор), что стекает с Туманных Гор. На запад озеро было обширно, потому что восточный берег долины круче, и всё же восточный берег озера был где-то у подножия склона, на вершине которого начинается Лес, немного ниже тропы, которой следовал Изильдур. Постепенно уровень воды в озере понизился, оно отступило и закономерно превратилось в болото, путь сквозь которое Андуин находил путаными протоками среди островков, камышей и ирисов в рост человека. От ирисов и получили эти земли своё название. [прим. JRRT]

[xiv] Задолго до Войны Последнего Союза Орофер Король Сильван, что живут восточнее Андуина, обеспокоенный слухами о могуществе Саурона, оставил свои земли вокруг Амон Ланк, что были через Реку напротив страны их родичей — Лориена. Трижды он отступал на север, и к концу Второй Эпохи добрался до Эмин Дуир, где сам жил в западных предгорьях, а народ его кочевал на запад до Андуина, всегда севернее Дороги Гномов (Мен-и-Наугрим). Орофер присоединился к Союзу, сам погиб на Воротах Мордора. Сын его Трандуил вернулся с остатком войск Сильван в родные земли за год до Изильдура.
Эмин Дуир — „Тёмные Горы“ на северо-востоке Леса, заросшие густо тёмными елями, никакого дурного подтекста это их название не содержит. Когда к завершению Третьей Эпохи сила Саурона накрыла Эрин Гален, из-за чего пришлось изменить название его на Таур-ну-Фуин (эквивалент на Общем Языке — Чернолес). В Эмин Дуир укрывались его злобные слуги, отчего горы переименовали в Эмин-ну-Фуин. [прим. JRRT]
Об Орофере см. Послесловие Б к „Истории Келеборна и Галадриэль“, где, однако, переезд его на Север объяснён скорее желанием уйти из-под влияния Лориена и Кхазад-дума. Эльфийское название Гор Чернолеса нигде больше не встречается. Таур-ну-Фуином называли Дортонион в Белерианде после того, как он попал под влияние Великого Врага. Этот перенос названий подтверждён и тем, что отец рисовал Таур-ну-Фуин и Чернолес очень схоже. После завершения Войны Кольца Келеборн и Трандуил для Четвёртой Эпохи переименовали Чернолес в Эрин Ласгален — Лес Зелёных Листьев. (См. Послесловие Б к „Властелину Колец“).
Мен-и-Наугрим — Дорога Гномов — суть та Старая Лесная Дорога, упомянутая в „Хоббите“ в Гл. VII. В одной из ранних версий этого текста есть примечание:
„Старая Лесная Дорога вела с Перевала Имладриса и пересекала Андуин по мосту, укреплённому и расширенному для армии Последнего Союза. Ниже Андуин пересекать было бы затруднительно, потому что несколькими милями ниже Дороги Река текла под крутой уклон быстро и шумно до самых болот на Полях Ирисов, а после того болота течение снова ускорялось, но Андуин становился мощнее с каждым притоком, из коих имена сохранились для самых главных: Ирисов (Сир Нинглор), Сереброрудная (Келебрант) и Лимлайт“. „Хоббит“, впрочем, для Старой Дороги упоминает Старую Переправу, не зная ничего о бывшем или не бывшем там Мосте.

[xv] Из "О Кольцах Власти...„можно узнать, что: „Орки настигли Изильдура, поскольку большой их отряд прятался в Туманных Горах. Меж Зелёного Леса и Великой Реки, на Лойг Нинглорон — Полях Ирисов попался Изильдур. Бивак свой король, уверенный в разгроме врагов, оставил без охраны и разведки, и орки напали на него врасплох. Почти все Люди до единого были убиты, и с ними старшие сыновья Короля — Элендур, Аратан и Кирион“.

[xvi] Тангаил — „стена щитов“, Синдаринское название, потому что Синдарин был разговорным языком в стране Элендила. На Квенья называли сандастан — „ограда из щитов“, название из древних корней -танда- „щит“ и -стама- „ограда, барьер“. В Синдаринском названии второй корень иной: -кейл- „тын, частокол“. В более древней своей форме -кегле- оно происходит от корня -кег- „препятствие“ (откуда в Синдарине -каи- в напр. Моргаи). Дирнайт (на Квенья нернехта) — „люди, построенные в форме наконечника копья“ построение в открытом поле для обороны от превосходящих масс неорганизованного противника, или при атаке на оборонительный его строй. Квенийское „нехте“ и Синдаринское „найт“ суть одно и то же, обозначает любое клиновидное, конусное, пирамидальное и всякое сужающееся, потому что происходит от древнего корня -нек- „узкий“. Сравни с Найтом Лориена, стрелкой Андуина и Келебранта, действительно очень узкой и тонкой, чего на картах мелкого масштаба не видно. [прим. JRRT]

[xvii] Легенды сохранили только имя „Охтар“, но непохоже, чтобы это было личное имя того Человека. Видимо, Изильдур в трудную минуту прячет чувства за привычной церемонией и пользуется званием Охтар — „воин“, которое предназначено было для тех, кто уже прошёл обучение и показал мастерство, но не посвящён ещё был в рыцари. Тот оруженосец был Изильдуру родичем. [прим. JRRT]

[xviii] Прежний вариант легенды в связи с „Властелином Колец“ и „О Кольцах...“ содержит упоминание о двоих спутниках Охтара, но в окончательной редакции судьба третьего выжившего, оруженосца Элендура Эстельмо, сделана несколько иной.

[xix] Они уже миновали впадину Полей Радости, севернее которой почва становилась суше. Начинался подъём к Лесной Дороге и стране Трандуила, где тропа выходила на один уровень с опушкой. Изильдур это хорошо знал. [прим. JRRT]

[xx] Несомненно, что Саурон выделил Орков Красного Ока для того, чтобы они организовали нападения на армию союза, о которой он был хорошо осведомлён. Но горные Орки при виде огромных числом войск Гил-галада, минующих Перевалы Имладриса и Карадраса, испугались и не тронули основные силы. Тем не менее, они остались у реки в ожидании малых отрядов, которых они могли бы превзойти наверняка. Трандуила в его обратном пути они также не тронули. Вполне возможно, что тех орков вести о поражении Саурона не достигли, потому что Мордор был скоро обложен, и остатки армий бежали оттуда вместе с Призраками лишь на Восток, а эти незначительные силы были брошены на произвол судьбы. Вполне может быть, что порядком поредевшие ряды усталых воинов возвращавшегося в Лес Трандуила они сочли признаком победы Саурона, что придало им храбрости и распалило желание выслужиться. К их же счастью никто из тех орков не дожил до возвращения Саурона, потому что гнев Врага на глупцов, упустивших самую ценную вещь в Средиземье, не искупили бы никакие их страдания под пытками. И не остановила бы его ярость мысль о том, что Единое известно было лишь Девятерым Призракам, но не оркам. Многие полагают, что Кольцо руководило их натиском на отряд Изильдура. Всего два года миновало с их расставанья, и Кольцо, хотя остывало быстро, стремилось вернуться к хозяину своей злобной воли. Также случилось Эпоху спустя, когда Саурон открылся. Видимо, неясная самим главарям банды ярость и желание уничтожить Дунедайн и захватить их вождя происходила от Единого. Как бы то ни было, первая битва Войны Кольца была у Полей Ирисов. [прим. JRRT]

[xxi] См. „Описание Острова...“

[xxii] Не более двадцати человек, ибо не ожидали в них нужды. [прим. JRRT]

[xxiii] Ср. с цитируемой Гандальфом на Совете записью Изильдура: " Когда я впервые коснулся его, Кольцо было горячо, словно огонь. Мне обожгло руку, и едва ли та боль когда-нибудь пройдёт. Теперь же, когда я пишу, оно холодно и, кажется, уменьшилось„. („Братство Кольца“ Книга Вторая Глава II)

[xxiv] Та самая гордыня, из-за которой пренебрёг он советом Эльронда и Кирдана бросить Кольцо в Ородруин (см. Братство Кольца Книга Вторая Глава II и „О Кольцах...“)

[xxv] Следует обратить внимание на то, что свет Элендилмира противостоит здесь невидимости, набрасываемой волей Кольца.

[xxvi] Говорили потом многие из долгожителей Средиземья, как Эльронд, например, что на Элендура и мудростью и обличием похож был Элессар победитель в Войне Кольца, когда и Кольцо, и Саурон погибли. Элессар по хроникам Дунедайн был из тридцать восьмого поколения потомков Валандила младшего брата Элендура. Долго пришлось королевской крови искать отмщения. [прим. JRRT]

[xxvii] В семи лигах от места битвы. Изильдур бежал на исходе дня, а до Андуина добрался к середине ночи. [прим. JRRT]

[xxviii] Такие называют экетами — обоюдоострые колющие кинжалы с широким лезвием длиной от фута до полутора. [прим. JRRT]

[xxix] Место боя было в миле от северного рубежа Полей. Возможно, что в темноте уклон почвы сбил Изильдура с курса немного на юг. [прим. JRRT]

[xxx] Мирувор давал Эльронд Гандальфу для Отряда („Братство Кольца“ Книга Вторая Глава III).

[xxxi] См. „Династию Эльроса“, где Тар-Телеммайте Пятнадцатый Король назван так (что означает „серебро в руках“) за предпочтение серебра и митриля. Гандальф же говорит, что митриль встречается в единственном месте — в Мориа. [„был в Нуменоре“ не означает „добывался“, вероятно, митриль попал туда из Средиземья, когда Нуменориды стали искать богатства в Большом Мире — прим. перев.]

[xxxii] „Легенда об Альдарионе и Эрендис“ говорит, что „Много лет носила Эрендис алмаз [из Средиземья, подарок Альдариона] на ленте на лбу, из-за чего называли её Тар-Элестирне“, отчего и пошёл обычай Королей и Королев носить большой и яркий камень на лбу, а корон в Нуменоре не было. Невозможно отделить эту традицию от обычая Королей Арнора носить Элендилмир, но первый камень, принадлежавший когда-то Сильмариен, существовал, следовательно, до Альдариона, и отождествлять Элендилмир и Камень Альдариона нельзя.

[xxxiii] Строго говоря, тридцать девять, включая Валандила. Хроника из Послесловия Б к „Властелину Колец“ говорит, что в 16 Ч. Э (1436 по Ширскому счёту) Король Элессар, прибыв к Брендивейнскому Мосту, передал Звезду Дунедайн Мастеру Сэмвизу Гамджи. Дочь его Эланор стала одной из приближённых Королевы Арвен. Исходя из этой записи, мистер Роберт Фостер в „Путеводителе по Средиземью“ указывает на то, что Звезду носили Короли Северного Королевства до тех пор, когда в 16 Четвёртой Эпохи Элессар передал её Сэму Гамджи. Следует понимать, что Элессар вряд ли передал Главе Шира Элендилмир второй, сделанный для Валандила, как бы ни было великое его уважение к Хоббиту. Элендилмир называют по-разному: Звездой Элендила, Звездой Севера, Звездой Северного Королевства; Звезда Дунедайн фигурирует лишь в Хронике, так что я убеждён, что Мастер Сэмвиз получил не Элендилмир, а какой-то другой знак отличия.

Tags: Незавершённые Сказания
Subscribe

  • О Кольцах Власти и Третьей Эпохе. (4, 5, 6, 7)

    4. И началась в Средиземье Третья Эпоха, после Древних Времён и Чёрных Лет следующая, пора надежд и славы, когда ярки были в памяти времена Союза,…

  • О Кольцах Власти и Третьей Эпохе. (0, 1, 2, 3)

    Поскольку вчерашний день ознаменовался трёхчасовым ожиданием научруководителя, часть „О Кольцах Власти“ выправлена была по недостатку…

  • Акаллабет (2, 3, 4, 5)

    2. В малой скорлупке отплыл Амандил с тремя лишь самыми верными спутниками, сначала на восток, а потом на запад повернув. Все четверо домой не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments