elrond1_2eleven (elrond1_2eleven) wrote,
elrond1_2eleven
elrond1_2eleven

Categories:

Незавершённые Сказания Средиземья и Нуменора. (В.Э, IV в)

Послесловия

Послесловие А. О Сильван и их языке

Как повествует „Сильмариллион“, в Отряде Телери оказались Нандор, отказавшиеся от пути на Запад и не перешедшие Туманные Горы. Жили они некоторое время в долине Андуина, и некоторые спустились к устью Великой Реки, а некоторые всё же вошли потом в Эриадор, и от тех произошли Зелёные Эльфы Оссирианда.
В позднем рассуждении по поводу имён Галадриэль и Келеборна, и названий Лориена прямо сказано, что Сильван (Лесные Эльфы Чернолеса и Лориена) суть Телери, оставшиеся в Долине Андуина:

Сильван (Таварвайт) по происхождению своему Телери, посему состоят в некотором родстве, пусть и неблизком, с Синдар, хотя и разделены с ними даже сильнее, чем Телери Валинорские. Туманные Горы остановили их Великое Путешествие на Запад и задержали в Долине Андуина; Белерианда и Моря они не видели. Ближайшая родня их — Нандор (Зелёные Эльфы) Оссирианда, которые всё-таки Синие Горы перевалили и в окраины Белерианда вошли.
Сильван скрылись в больших лесах восточнее Гор, и разрозненные их компании едва отличались от Авари. Но на самом деле ничто не отменяет их принадлежности к Третьему отряду Элдар, так что Нольдор и особенно Синдар, на Запад не ушедших [т. е в начале Второй Эпохи], а переваливших Горы на Восток, приветствовали и принимали хорошо. Под их властью Сильван объединились в государства и получили Знание. К примеру, Трандуил отец Леголаса из Отряда Девяти был из Синдар, и Синдарин использовали в его семье, хотя и не во всём государстве.
В Лориене исконное население сочеталось со значительной долей Синдар и даже Нольдор, пришедших из Эрегиона, и Синдарин там стал общепризнанным языком, но, как замечает Фродо в Главе VI Книги Второй, диалект их отличается от классического Синдарина, кой использовали в Белерианде, но в чём состояло то отличие, неясно. Вполне может быть, что всё различие состояло в акценте, в произношении гласных и интонационных нюансах, способных сбить с толку неискушённого Фродо, но не тех, для кого классический Синдарин был родным языком. Конечно, появились в Лориене и диалектные слова, и заимствования из языка Нандор. Лориен весьма долго находился в изоляции.
Некоторые имена, например Амрот и Нимродель, не могут быть объяснены исходя из корней Синдарина, хотя и подчиняются его грамматике. Также не принадлежит Синдарину слово Карас, очень древнее обозначение окружённой рвами крепости. Лориен, вероятно, является переиначенным древним названием, до наших дней не уцелевшим [хотя в предыдущих частях упомянуто происхождение его от Лоринанд].
К этой заметке можно присовокупить Послесловие Е в исправленном издании.
Ещё одна лингвистическая работа из поздних черновиков, датируемая около приведённой выше:

Хотя диалекты Сильван кажутся различными между собой и Синдарином достаточно, чтобы давно разделённые народы, встретившись, с трудом понимали друг друга, нет ни малейших сомнений в родстве их на более раннем уровне — уровне языков Элдар. Хотя такие сравнения и сопоставления делали многие Знающие, особенно Нольдор, о языке Сильван самом по себе известно мало. Их языки были бесписьменные, и грамотные Сильван писали на Синдарине, как умели. К концу Третьей Эпохи их речь исчезла и в двух более или менее значимых государствах: Лориене и Королевстве Трандуила в Северном Чернолесе. Остались от Сильван лишь несколько имён и исконных слов.

Послесловие Б. Синдаринские правители среди Сильван

Послесловие Б к „Властелину Колец“, предваряя Хронику, говорит о том, что до постройки Барад-дура многие Синдар ушли на Восток и основали в лесах королевства среди Сильван, из коих лучше всего известно государство Трандуила в Северной части Великого Зелёного Леса.
Остальное можно найти в поздних отцовых записях.

Трандуилово королевство простёрлось в леса вокруг Одинокой Горы до берегов Долгого Озера гораздо раньше, чем пришли Гномы и позже Дракон. Его народ пришёл с Юга, и родство с Эльфами Лориена было сильно заметно. Во Вторую Эпоху государь их Орофер [отец Трандуила] перешёл на север выше Полей Радости, желая не зависеть от Гномов Мориа, поскольку Хазад-дум уже стал самым большим и сильным государством Гномов. И влияния Келеборна и Галадриэль среди своего народа Орофер не желал. Однако до Войны Последнего Союза два прежде соседских государства продолжали общение, поскольку между Великим Лесом и Горами было спокойно и безопасно для путешествий.
Как бы ни желали Сильван удалиться от дел Синдар, Нольдор, а уж тем более Людей, Гномов и Орков, Орофер понимал, что мир будет короток, пока не побеждён Саурон. Многочисленный теперь свой народ он повёл в бой и присоединился к Союзу, как присоединился с меньшими силами Малгалад из Лориена. Сильван храбры и сильны, но в сравнении с Элдар Запада дурно экипированы и почти никак не вооружены. Вдобавок они проявляли самостоятельность и всячески отказывались от верховного командования Гил-галада, так что потери среди них были невероятно велики даже по меркам той жестокой войны. Малгалад с половиной войска своего погиб на Дагорлад потому, что отрезали его от основных сил и вогнали в Болота. Орофер убит при первом штурме Мордора потому, что пошёл в атаку со своими воинами, не дожидаясь сигнала от Гил-галада. Трандуил выжил, но после смерти Саурона (кажущейся) увёл домой едва треть войска.
Малгалад из Лориена появляется лишь здесь. С другой стороны, выше дважды упомянут Амдир отец Амрота, погибший на Дагорлад, которого очень хотелось бы совместить с Малгаладом, но правильно ли так будет, и какое имя счесть позднейшим, я не знаю. Дальше:
Мир последовал длительный, и в те годы вновь умножилось число Сильван. Беспокойство их охватило, потому что Эльфы чувствовали перемену, которую принесла в мир Третья Эпоха. Люди росли теперь в могуществе и власти. Влияние Гондора простиралось на север далеко от границ государства Нуменоридов до опушек великого Зелёного Леса и Лориена. Люди Свободного Севера (называемые так среди Сильван потому, что не были они Дунедайн, но и с Сауроном не дружили) переходили южнее, в основном на восточную опушку Леса, но иные и в Долину Андуина спустились. Ещё хуже вести были с Востока, где Дикие Люди освободились от власти Саурона, но не от привитых Врагом жестокости и злобы. С яростью воевали они между собой, и побеждённые переходили на Запад в желании захватить новые земли и беспощадно разграбить и вычистить их. Сам Трандуил чувствовал в душе своей страх иного рода. Мордор он видел, и Тень застилала его взор, когда Эльф смотрел на юг. Он знал хорошо, что Чёрная Страна, освобождённая и пустая, находится под надзором Гондора, но предчувствовал, что Мордор не побеждён и однажды восстанет.
В другом современном приведённому выше отрывке сказано, что близ тысячного года Третьей Эпохи Тень появилась над Великим Зелёным Лесом, и Сильван Трандуила:
...отступали пред нею на север дальше и дальше, пока Трандуил не построил себе в северной оконечности Леса крепость. Орофер отец его был из Синдар, так что Трандуил знал, как поступил в своё время Тингол, и следовал его примеру, пусть и сильно уступали его залы Менегроту как по величине, так и по великолепию убранства, для чего не было у Сильван ни навыка, ни богатства, ни помощи Гномов. Синдар, с которыми пришёл Орофер, скоро растворились среди Лесного Племени и даже имена переменили. Происходили они все из Дориата, отчего не только не хотели покидать Средиземье ради Запада, но и смешиваться не желали с другими Синдар, принявшими власть нелюбимых дориатцами Нольдор. Они хотели, как говорили сами, вернуться к лесной мирной и беспечной жизни, как жили Эльфы до явления среди них Валар.
Я полагаю, что нигде не раскрыто, как согласуется это усвоение Серыми Эльфами языка и обычаев Сильван с приведённым выше фактом исчезновения в конце Третьей Эпохи языка Сильван в королевстве Трандуила.
Также посмотреть можно примечание 14 к „Разгрому на Полях Радости“.

Послесловие В. Границы Лориена

Послесловие А к „Властелину Колец“ говорит о том, что ко временам Короля Хьярмендакила I (1015-1149 Т. Э) Гондор достигал в границах своих Келебранта и южных пределов Чернолеса, что отец не единожды называл ошибкой, потому что читать следует „Поля Келебранта“.
Келебрант (Сереброрудная) течёт внутри Лориена, а естественной границей Гондора на севере западнее Андуина была река Лимлайт. Равнина же от Келебранта до Лимлайт была частью занята лесом Лориена, а частью лугами, и эта половина в самом Лориене потому известна под названием Парт Келебрант. Эльфы считали ту равнину своей, хотя там не жили. Потом Гондор поставил мост в верховьях Лимлайт и занял участок между низовьями его и Андуином, поскольку там проходила восточная граница страны, против врагов не укреплённая никак. Андуин в тех краях, быстро стекая от Лориена, попадал в очень плоский участок долины перед Эмин Мюилем, где начинал петлять, бросая старицы и образуя топкие мелководья. В этих местах большая армия могла бы легко переправиться через Великую Реку на плотах, и особенно удобны были две западные петли, называемые Северным и Южным Мелководьем. Название Парт Келебрант в Гондоре знали по отношению к этой своей пограничной земле. Во времена Войны Кольца, когда уже все земли севернее Белых Гор (кроме Анориена) принадлежали Рохану, Поле Келебрант или Парт Келебрант употребляли лишь в отношении битвы на этом поле, когда Эорл Молодой спас Гондор от вторжения врагов.
В другом месте отец отмечал, что если естественными границами Лориена с востока и запада были Андуин и Горы (анклав восточнее Великой Реки он не упоминает), то северный и южный его рубежи были определены весьма нечётко.
Галадрим претендовали на власть над лесами от водопадов на Келебранте (где Отряд делал привал) до мелколесья на юге, соединявшего Лориен с Фангорном. Центр его всегда был в углу между Андуином и Сереброрудной, где Карас Галадон. Явной границы между Лориеном и Фангорном никогда не существовало, но ни Эльфы, ни Энты в чужие владения не заходили. Предание гласит, что Фангорн сам встретился однажды с Королём Лориена и сказал:
— Я знаю, где моя земля, вы знаете, где ваша. Не будем докучать друг другу и спорить по этому поводу. Если вздумает Эльф какой войти в мой Лес, он будет принят гостеприимно. Если же Энт какой окажется в ваших краях, не бойтесь его.
Тем не менее, века миновали, прежде чем Эльфы или Энты пришли друг к другу в гости.

Послесловие Г. Порт Лонд Дайр

„О Галадриэль и Келеборне“ рассказывает, как в войне с Сауроном за Эриадор в конце семнадцатого столетия Второй Эпохи принял участие адмирал Кирьятур. В том числе он высадил десант в устье Гватло (Серой Реки), где была древняя, но небольшая, гавань, построенная Нуменоридами. В позднейших работах об этой пристани рассказано подробнее.
Самый полный вариант содержится в языковедческой работе о названиях рек Средиземья, уже упомянутой в связи с легендой „Об Амроте и Нимродель“. Обратимся к реке Гватло:

Гватло обычно переводят как Серая Река, но на Синдарине -гват-, строго говоря, означает „тень“, смутный свет под плотными облаками, в тумане или в глубоком ущелье, что как-то не подходит к этой реке, разделяющей (по Нуменоридским названиям) Минхириат („Междуречье“ Гватло и Барандуина) и Энедвайт („Срединных народов“), всё земли ровные и плоские, без гор. У точки слияния Гландуина и Митэйтел земля настолько плоска, что реки размазываются в болото[1]. Миль через сто вниз от Тарбада уклон восстанавливается, но Гватло никогда не становится слишком быстрой или бурной, так что суда малой осадки могут свободно подняться под парусом или на вёслах до Тарбада.
Истоки названия Гватло, видимо, следует искать в исторических событиях. Даже ко времени Войны Кольца вокруг неё земли довольно плотно заросли лесом, как в Минхириате, так и в Юго-восточной части Энедвайт. После Великой Чумы 1636 Т. Э Минхириат запустел, лишь небольшое число охотников населяло его леса. В Энедвайт оставались ещё Дунландцы в предгорьях Туманных Гор и многочисленное и совершенно нецивилизованное племя рыболовов на побережья между устьями Гватло и Ангрена (Изена).
Эпохой ранее, в годы возвращения первых Нуменоридов в Средиземье, Минхириат и Энедвайт были заняты плотными и сплошными лесами, окружавшими Болото, и переменил положение лишь Тар-Альдарион, Король-Мореплаватель, вступивший в союз с Гил-галадом. Альдарион думал поднять на невиданную высоту могущество флота своей страны, для чего нужен ему был корабельный лес, которого в ограниченном пространстве Острова Нуменор не хватало. Исследуя берега, он дивился видеть эти огромные леса, и в устье Гватло решил устроить первый в Средиземье порт только для Дунедайн (никакого Гондора, ещё, конечно, и в помине не было). Альдарион начал там работы, а преемники его продолжили. В большой войне против Саурона в 1693-1701 В. Э эта гавань сыграла большую роль, но изначально Альдарион замышлял там верфь. Местные жители, сколь бы ни были они многочисленны и вооружены, не знали единства и согласованности действий своих мелких отрядов, так что поначалу Нуменоридам удалось завоевать их уважение и боязнь. Потом же, когда вырубки масштабные начались, лесные народы стали для них врагами. С тех пор, как начались нападения, Нуменориды стали сводить леса под корень, не заботясь об их восстановлении. Вырубив деревья по берегам Гватло, и сплавив по ней брёвна в Лонд Дайр, они стали прокладывать дороги посуху. Исконные жители тогда бежали к мысу Эрин Ворн, что южнее устья Барандуина, но реку не пересекли, потому что дальше начинались земли Эльфов. Из Энедвайт люди ушли в предгорья, то есть в будущий Дунланд, но не пересекли Изена и не заселили полуострова между Изеном и Лефнуи, замыкающего Белфалас с севера [он же Рас Мортил или Андраст. Далее объяснено, что не заселили его они из-за народа Пукел].
Произведённые Нуменоридами опустошения учесть и рассчитать невозможно. Веками они черпали лес вокруг Гватло не только для Лонд Дайр, но и для своего Острова, куда отправляли бесчисленные суда с грузом дерева. Вырубки начисто продолжились из-за того, что вытесненные лесные народы примкнули к Саурону в надежде, что он поможет им победить и прогнать Пришельцев. Враг знал о значимости порта и верфи для Нуменоридов, и брал этих людей проводниками для отрядов своих войск. Его отряды не столько нападали на саму Гавань (хотя сил у Врага было довольно), сколько изматывали Нуменоридов: жгли лес и склады готовых брёвен. Так что вскоре Гватло потекла в берегах открытых, но бесплодных, хотя совершенно иначе видели её при Тар-Альдарионе. Лодки исследователей крались осторожно в благоговейном молчании под сенью огромных деревьев, простирающих над водой длинные ветви с плотными тёмными листьями, и первое имя потому дали Гватхир (или через дефис Гват-хир) „Река Теней“. Достигнув болот, они сочли их истоком реки, потому что не знали и не видели ни Митэйтел, ни притока её Бруинен (Шумящего), ни Гландуина, а большие осушительные работы для постройки Тарбада начались лишь во времена Двух Королевств. Синдаринское слово „ло“ обозначало у Нуменоридов болото, произошедшее от слова „лога“ [а оно, в свою очередь, от корня -лог- „влажный, сырой, хлюпающий“]. Название Гватир перешло на Гватло — „укрытая тенью река истоком из болота“.
Название „Гватло“ стало одним из немногих топонимов Средиземья, известных в Нуменоре не только Мореплавателям, и даже получило аналог на Адунаике — Агартуруш.
В той же работе видим упоминание Тарбада и Лонд Дайр при Гландуине:
Гландуин — „Пограничная Река“, и название ей дано ещё во Вторую Эпоху потому, что замыкает она Эрегион с юга. За ней жили донуменоридские племена, в большинстве своём недружелюбные, предки Дунландцев. Потом вместе с Гватло (образующейся в результате слияния Гландуина с Митэйтел) Гландуин стал выполнять роль границы Северного Королевства. Земли от него до Изена (Сир Ангрена) назывались Энедвайт („Срединных Народов“), потому что не принадлежали Двум Королевствам и не населены были Нуменоридами. Большая Северо-Южная Дорога проходила через Энедвайт от Тарбада до Переправ Изена (Этрайд Энгрин). До упадка Северного Королевства и бедствий Гондора, коим основной причиной была Великая Чума 1636 Т. Э, Нуменориды сообща присматривали за этой землёй. Вместе они поставили Мост при Тарбаде, а по окрестным болотам для Дороги подняли насыпь.[2] В Тарбаде держали гарнизон из солдат, моряков и строителей до семнадцатого века Третьей Эпохи, но потом запустели те места невероятно быстро и вновь вернулись к природному состоянию — обширному болоту. Когда Боромир предпринял своё одинокое путешествие на Север в Ривенделль (для чего надобны были незаурядная храбрость и выносливость, что в книге не раскрыто) Северо-Южной Дороги не было уже, и только насыпь осталась, а от Тарбада развалины на мокрых и расползающихся курганах и быки обрушившегося моста. Переправиться там, тем не менее, при большом желании можно, потому что воды хоть и широки, но мелки и небыстры.
Название Гландуин известно было лишь в Ривенделле, и относили его к верховьям, прежде чем река терялась в болоте среди кочек, проток, озерков и топей, где жили лишь лебеди и другие водяные птицы, а местное название было на языке Дунланда. „Возвращение Короля“ Книга Шестая Глава VI упоминает Лебединую как просто реку, стекающую в Нин-ин-Эйльф "Болота Лебедей„.[3]
Отец намеревался в исправленном издании „Властелина Колец“ поименовать верховья реки Гландуин и болота Нин-ин-Эйльф, но поняли его неверно, так что на карте мисс Бейнс в нижнем течении появилась река Лебединая. А в книге так вообще названия были помещены на совсем другой реке. Тарбад назван развалинами города в „Братстве Кольца“ Книге Второй Главе III, и также Боромир говорит, что потерял лошадь при Тарбаде, переправляясь через Серую Реку. Хроника говорит, что Тарбад запустел в 2912 Т. Э после больших наводнений в Энедвайт и Минхириате.
Видно из всего перечисленного, что „небольшая гавань Нуменоридов“ из „О Галадриэль и Келеборне“ обратилась со временем в Лонд Дайр — Большой Порт. Несомненно тождество его с Виньялонде из „Легенды об Альдарионе и Эрендис“, хотя прямо это название не упомянуто. Там же сказано, однако, что труды Альдариона пошли прахом и так и не были завершены. Но это, вероятно, следует читать как „не завершены в его дни“. „Легенда...“ говорит, что Альдарион заложил фундамент для Тар-Минастира, и гораздо позже восьмого века В. Э Лонд Дайр сумели защитить от Моря и восстановить. Как и полагал Альдарион, его порт стал базой для Нуменоридов в Средиземье, а потом и для войны с Сауроном.
Утверждение в примечании о том, что гавань стали называть в коне концов Лонд Дайр Энед, относится явно к позднейшим временам, потому что Пеларгир был построен лишь в 2350 В. Э (по Хронике).

Послесловие Д. Об Именах Келеборна и Галадриэль

Сказано в обзоре, касающемся традиций Элдар Валинора называть детей, что два имени у них было (-essi), причём первое давал при рождении отец, от корня своего имени, а нередко и полностью своё давал, и лишь потом, после взросления ребёнка, прибавляли отличительный признак. Второе имя позднее называла мать, порой скоро после рождения, порой через несколько лет или даже десятилетий. Вторые имена были очень значимы, потому что прозорливые матери называли детей по способностям, склонностям или характеру, видя в общих чертах их будущее. Также Элдар получали, не обязательно от родственников, прозвания в знак особых заслуг или уникальных черт, и часто по этим прозваниям знают их легенды и История, как случилось, например, с Эренионом по прозвищу Гил-галад. Прозвание Алатариэль, которое, по поздней версии, дал ей Келеборн ещё в Амане, в Синдаринском произношении ставшее Галадриэль, она сама предпочитала „отцовому“ имени Артанис или „материнскому“ Нервен.
Лишь в поздней версии легенды, когда Келеборн становится Высшим Эльфом, его имя появляется в Телеринской форме Телепорно. На языке Квенди самый древний корень для обозначения серебра звучал -келеп-, что в Синдарин перешло как -телеп-, в Телерин — -тельпе-, а в Квенья -тьельпе- или -тельпе-. Но в Квенья под влиянием Телерина закрепилось потом и -тельпе-, потому что Телери ценили серебро выше золота и в искусстве его обработки превзошли даже Нольдор, что Нольдор признавали. Поэтому и имя Тельперион известно более, чем Тьельперион, и Алатариэль тоже Телеринское имя, а на исконном Квенья звучало бы Альтариэль.
Впервые появившись, имя Келеборн означало „Серебряное Дерево“ по отношению к Древу Тол Эрессёа (см. Сильмариллион). Родичи Келеборна-Эльфа носят имена тоже „лесные“ — отец его Галадон, брат Галатил, племянница Нимлот (также называлось Белое Древо Нуменора). Затем же, в поздних лингвистических разработках, это значение утратилось, и в имени Келеборна-Эльфа второй корень взят древним прилагательным „орна“ „высокий, поднятый“, а не поздним существительным „орне“ „дерево“. (Также следует помнить, что „орне“ относится изначально к тонким и прямым деревьям, берёзам, например, а могучие деревья с раскидистой кроной и толстыми стволами, как, к примеру, дубы, называли „галада“ — „могучая поросль“, так сказать. В Квенья это строгое деление уже начинает пропадать, а в Синдарине изглаживается совсем, и все деревья называют „галад“, а „орн“ остаётся поэтическим обозначением да элементом личных имён.) То, что Келеборн был высокого роста, упомянуто в примечаниях, касающихся линейных мер Нуменоридов.
Специально написано, к чему привела и из-за чего возникла перемесь имени Галадриэль с корнем галад — „дерево“:
Когда Келеборн и Галадриэль стали править Лориеном, Эльфы того леса, Телери по происхождению, самоназывались Галадхрим, и имя Галадриэль (учитывая, что супруга её тоже считали носителем „древесного имени“) те, кто за переделами Лориена позабыл её историю и происхождение, стали произносить и писать Галадхриэль, какой ошибки в Лориене не допускали.
Имя для Эльфов Лориена правильно следовало бы писать Галадхрим, также и в Карас Галадхоне. Звук там тот самый „щелевой с голосом“, что в английских словах вроде then, но изначально изображать его буквосочетанием дх[4] отец счёл неудобным и непривычным, введя просто д. Но позже он изменил мнение, так что в исправленном издании „Властелина Колец“ и здесь всё приведено в единообразие, но ошибка сохранилась, к примеру, в Приложении к „Сильмариллиону“ при корне -альда-.


[1] Гландуин („Пограничная Река“) течёт с Туманных Гор южнее Мориа и присоединяется к Митэйтел выше Тарбада. На карте к „Властелину Колец“ название её не отмечено, и в книге упомянуто лишь единожды в Послесловии А (I, iii). Видимо, в 1969 году отец для подготавливаемой мисс Бейнс большой украшенной сводной карты Средиземья дополнил черновики названиями Эделлонд, Андраст, Друвайт Иаур („Старые земли Пукел“), развалины Лонд Дайр, Эрин Ворн, р. Адорн, Лебединая, р. Гландуин. Последние три вошли и в карту для „Властелина Колец“, причём Адорн подписан верно, а Лебединая и Гландуин почему-то поставлены против верховьев Изена. См. и далее о названиях Лебединая и Гландуин.

[2] В ранние годы Королевств сообщение между ними (кроме перевода войск) шло исключительно морем в Старый Порт в устье Гватло и оттуда в Речной Порт Тарбад. Крепость Тарбад была поставлена на насыпях посреди осушенного болота на обоих берегах реки для охраны Моста при Тарбаде. Морская гавань, конечно, запустела давно и разрушилась, ибо построена была ещё при славном Короле-Мореходе Тар-Альдарионе. Называли её Лонд Дайр Энед — „Большая Срединная Гавань“ между Линдоном и Пеларгиром на Андуине (прим. JRRT).

[3] Синдаринское „альф“ (множ. „эйльф“), Квенийское „альква“ (см. Альквалонде). Телери заменяли -кв- на -п-. Синдарин Средиземья после -л- и -р- взрывные согласные заменяет на щелевые, так что „альква“ перешло в „альпа“ для Телери, а оттуда и в „альф“ на Синдарине.

[4] dh в оригинале. Для простоты везде, кроме этого Послесловия, я сохраняю Галадрим и прочие „древесные“ названия без сочетания дх, ибо в русской огласовке эльфийских языков это буквосочетание не передаёт оригинального звука, и приписывать ему некое условное обозначение бессмысленно. Корень галад-алата-альта в имени Галадриэль и корень галад-дерево являются у меня, таким образом, омографами — прим. перев.

Tags: Незавершённые Сказания
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments